— Это я, — сказала Эбби. Она стояла возле него на коленях. — Все нормально, теперь ты в порядке, ты в порядке.

— Как долго я был в отключке? — спросил он, дотрагиваясь до больного места на голове, которым он, должно быть, ударился. Он заметил, что лежит на полу возле шкафа, вокруг валяются разбросанные бумаги.

— Я не знаю, — ответила она. — Я только что зашла сюда, а ты лежал на земле.

Увидев ее озабоченное лицо, Дэн почувствовал себя лучше. Возможно, он ощутил облегчение, видя ее беспокойство, или от того, что это была она, а не какой-то призрак из прошлого, — Дэн не знал, и ему было все равно. Он вдруг потянулся вверх, привлек ее к себе и поцеловал.

Это удивило их обоих.

— Ах! — выдохнула Эбби. У нее был вкус мятных конфет и вишневой помады. — Думаю, теперь нам нужно перестать делать вид, что мы ненавидим друг друга, правда?

— Думаю, да, — ответил Дэн.

Она улыбнулась ему.

— И… мы можем сделать вид, что я никогда не называла тебя странным?

— Подожди-ка, как ты меня называла? — спросил он.

Эбби легонько ударила его в грудь. Конечно, было здорово снова видеть ее улыбающейся и смеющейся, но Дэн действительно не помнил, когда она называла его странным. Неужели это не отложилось у него в голове или же она имела в виду, что сказала так о нем своим друзьям-художникам? Или Эшу.

Дэн встряхнул головой. Он не пойдет по этому пути. Больше он так не поступит. Он поцеловал ее, и это было так же прекрасно, как он всегда мечтал.

— Нам нужно выбираться отсюда, — произнесла Эбби. — У меня мурашки по коже от этого места.

Она помогла Дэну подняться. Голова у него болела и немного кружилась.

— Эй, — неожиданно обратился он к ней, — а что ты здесь делаешь?

Эбби слегка смутилась.

— Ну… после ужина я зашла в твою комнату, чтобы извиниться за свое поведение. Тебя там не оказалось, и я начала опасаться, что ты пошел сюда один. Думаю, я просто хотела убедиться, что с тобой все в порядке.

Дэн потянулся и взял ее ладонь, девушка сжала его руку. Они поднялись вдоль рядов трибуны. На самом верху Дэн остановился, чтобы выключить свет. Он обернулся и еще раз взглянул на теперь уже темную комнату.

В дальнем углу светились две яркие точки.

Просто игра воображения. Всего лишь след от лампочек, оставшийся на сетчатке. А вовсе не наблюдающие за ним человеческие глаза. Дэн быстро закрыл за ними дверь.

— Почему ты остановился? — спросила Эбби.

Дэн подошел к ней и покачал головой.

— Не обращай внимания. Давай выбираться отсюда. Ты голодна? У меня в комнате есть вкуснейшее черствое печенье.

— Звучит заманчиво, — сказала Эбби, склонившись к нему. — Это свидание.