Полиция нашла человека, убившего Джо, на следующий день в баре в центре города — при обыске у него обнаружили кошелек Джо и удавку. Руководитель курсов собрал всех учеников в корпусе Уилферд и сообщил, что теперь они в безопасности, но, если кто-либо из них хочет уехать домой, им полностью вернут деньги. Уроки должны были возобновиться на следующий день. Если учащимся нужно было поговорить с кем-то, то их ждали психологи-консультанты.

Дэн нашел Эбби и спросил, не хочет ли она прогуляться. Во дворе возле Уилферда не было привычной толпы подростков, играющих во фрисби или боулз. Все в кампусе были в мрачном настроении. Они решили на некоторое время уйти из кампуса, поэтому двинулись по тропинке, ведущей в лес. Они прошли пару ярдов, и воздух стал более прохладным, а свет — более тусклым из-за густых деревьев, чьи ветки образовывали арочные своды у них над головами.

— Как Феликс? Держится? — спросила Эбби через некоторое время.

Дэн пожал плечами. Он действительно не знал.

— Когда я проснулся, его не было и я не видел его в столовой. Может, он пошел к одному из консультантов.

— А как ты? Нормально себя чувствуешь? — Эбби просунула свою ладонь в его руку.

— Ага, — соврал Дэн.

«Скажи ей, расскажи ей все. Перестань держать это в себе».

Но как он мог ей рассказать?

«Эй, короче, оказалось, что за всем этим ужасом стоит главврач, и, знаешь что, у нас с ним одинаковые имена. О! И мне снились сны, словно я видел все его глазами. Но ничего страшного».

По крайне мере, Дэн наконец понял, почему Сэл Уэзерс и его жена так разозлились, когда он назвал свое имя.

— Джордан не берет трубку, — произнесла Эбби, прерывая ход его мыслей. У них под ногами шуршали еловые иголки. — Я написала ему сообщение прошлой ночью, когда вернулась к себе в комнату, и еще одно сегодня утром. Думаю, он слышал о том, что убийцу нашли, но я не уверена, что Джордан выходил из своей комнаты. Я получила один ответ: «Занят уроками». Не пойму, почему он так странно себя ведет. Он теперь совсем не похож на парня, которого я встретила в автобусе.

— Может, ему нужно какое-то время побыть одному. Я имею в виду, он же видел тело.

— Возможно… но я продолжаю думать о том, что сказал Йи: мы должны присматривать за ним. Я просто беспокоюсь, понимаешь? Я переживаю, — сказала она. — Попробую позвонить ему попозже. Попытка не пытка, верно?

* * *

Дэн не видел ее всю оставшуюся часть дня. Вернувшись в комнату, он уставился в стену, его мысли лихорадочно метались. Когда в его кармане зазвонил телефон, он чуть не подпрыгнул от страха.

«Успокойся, Дэн, это всего лишь твои родители».

Он ответил на звонок, уже зная, что сейчас последует.

— Ох, Дэнни, нам только что звонил руководитель ваших курсов и сказал, что в вашем общежитии убили мальчика. Что происходит? Ты хочешь, чтобы мы… — Голос его мамы лился стремительным тревожным потоком.

Он резко перебил ее:

— Эй, эй, послушай — они поймали этого парня, ясно? — Он осознал, что почти кричит, и понизил голос. — У меня все нормально. Мы все уже в безопасности. Здесь есть психологи, к тому же уже поймали парня, который сделал это.

— Ваш руководитель сказал, что они «арестовали подозреваемого», — резко произнесла она. — Он не был уверен так, как ты.

Дэн вынужден был говорить уверенно не только ради мамы, но и ради себя самого. Было сложно игнорировать тот факт, что, когда он потерял сознание и ему привиделся Скульптор, двумя этажами выше Джо стал… ну, словно высеченной скульптурой.

— Если бы они действительно считали, что мы в опасности, они бы закрыли курсы и отправили нас домой. — Дэн говорил так уверенно, как только мог, отчаянно надеясь, что Сэнди внемлет его словам.

— Надеюсь, это правда. Я просто… Я переживаю за тебя. Ты со своими друзьями? У тебя все хорошо?

— У меня все хорошо. И у Эбби с Джорданом тоже. — «Отчасти». — Честное слово.

— Ладно. Ну что ж, если ты уверен…

— О, раз уж вы позвонили, могу я кое-что у вас спросить?

— Конечно, Дэнни. Я только включу громкую связь.

Он услышал щелчок.

— Привет, пап.

— Что ты хотел узнать, Дэнни? — спросил Пол.

«С чего начать?»

— У меня просто возник вопрос о моем… происхождении, что ли. Я имею в виду, о том, что было до вас. Когда я был младше. Я просматривал историю этого места — потому что, ну вы знаете, общежитие раньше было психбольницей, и все такое, — и оказалось, что главврача больницы звали Дэниел Кроуфорд. — «Теперь осторожно…» — Я подумал, что это, ну, интересное совпадение. Вы не знаете, может, есть какая-то связь?

— Дэн, — спокойным тоном заговорил его отец, — может, в самом деле приехать забрать тебя? Мы можем прямо сейчас сесть в самолет и прилететь за тобой. Это не проблема.

— Что? Нет! Это не то, что я…

— Я серьезно. Мне все это не нравится. Тебе стоит вернуться домой. Ты ведь не всегда справляешься с подобного рода ситуациями, — сказал Пол. Дэн давно уже не помнил его таким встревоженным.

— Дэнни, сынок, твой папа просто переживает, мы оба волнуемся, — добавила мама. — Может, нам позвонить доктору Оберст? Если ты думаешь, что это спровоцирует…

— Но я не говорил, что хочу возвращаться домой…

— Всякие там психиатрические клиники и главврачи, и… Дэнни, ты точно хорошо себя чувствуешь? Не похоже, что ты бережешь себя! — Это снова был отец, и по его голосу стало ясно, что он начал злиться.

— Тише, Пол. Дэнни, мы беспокоимся о тебе, в этом все дело. Мы просто хотим сказать, что, если ты пожелаешь уехать оттуда, мы сочтем это хорошим, разумным решением. Мы всегда знали, что для тебя это может быть слишком…

— Послушайте, не обращайте внимания. Не нужно звонить доктору Оберст. Не переживайте за меня. Мне пора идти. — Он положил трубку, несмотря на их протесты.

Пол и Сэнди всегда утверждали, что обладали лишь самой общей информацией о его биологических родителях: те получили высшее образование, были здоровы, не имели других детей. Похоже, они просто не пожелали разглашать свои данные. Однако, честно говоря, Дэн никогда не хотел знать, кем были его никчемные родители. Пол и Сэнди казались ему замечательными; они стали настоящей семьей.

Но неожиданно стало чуть ли не жизненно важно выяснить свое происхождение. Недостающая деталь этой безумной мозаики — связь между Дэном и безжалостным убийцей. Он мог бы провести лето где угодно, но выбрал именно это место и не ошибся.

Бруклин был уготован ему судьбой. Он был в его крови.