Дэн почувствовал запах мяты. В его кабинете всегда пахло мятой. Юная секретарша каждое утро оставляла на его столе жестяную коробку мятных конфет, и он съедал их за день. Ее звали Джулия. Хорошенькая и молоденькая — слишком хорошенькая и молоденькая, чтобы работать в таком месте.

На столе перед ним лежал незаконченный отчет. Эта часть работы — бумажная волокита — всегда раздражала его. Для этого существовали ассистенты, черт бы побрал их всех, но на них нельзя было ни в чем положиться. Он положил в рот мятную конфету, поправил очки и вернулся к текущим делам.

На чем он закончил? Ах да. Документы.

Письмо «Каждую жертву…»

© Faceout Studio.com

===

Каждую жертву связывали, некоторые из них сопротивлялись, признаками чего были синяки и порезы на их телах. Как сообщают, жертвы находились в танцевальных позах и выглядели очень убедительно, так же как и остальные посетители бара, которые сидели и стояли. Боже мой, чтобы добиться этого, нужно все тщательно спланировать… Трупное окоченение достигает своего пика приблизительно через двенадцать часов после смерти. Убить клиентов бара, а затем несколько часов ждать среди мертвых… Признаюсь, даже я скептически относился к тому, что лечение может помочь человеку с таким тяжелым душевным заболеванием.

К счастью, повторное лечение с использованием инсулинового шока и две недели в «темной комнате» немного улучшили темперамент пациента. Кажется, он почти поддался. Я едва не достиг чего-то поразительного с этим человеком. Будут еще сеансы, следующий в четверг, и дальнейшее наблюдение за его поведением.

Отчет закончен, он подписался своим именем.

Дэниел Кроуфорд, главврач

===

Он подумал о подписи и расписался снова. И снова. Он писал свою фамилию все быстрее и быстрее, ручка порхала по бумаге. Дэниел Кроуфорд, Дэниел Кроуфорд… Листок исчез. Теперь перед его глазами были танцующие трупы, он слышал тихое шипение пластинки на заднем плане. Это была мелодия из музыкальной шкатулки Люси. А затем он начал проваливаться в кроличью нору, упал и…

…резко проснулся. Дэн даже не заметил, как он заснул. О чем был сон? Он сосредоточился, пока тот не исчез… Дэн опять все видел глазами главврача, как своими собственными. Все было настолько реально! Он даже помнил, как писал отчет рукой главврача. Если он будет продолжать думать об этом, то сможет ощутить вкус мятных леденцов.

Дэн встал с постели, его все еще пошатывало. На телефоне, лежавшем на тумбочке, высветилась фотография Эбби. А потом сразу же появился текст сообщения: «Урок закончился. Во дворе раздают мороженое. Хочешь еще раз навестить Джордана? Давай встретимся в 05: 00».

В пять? Черт, совсем нет времени на то, чтобы принять душ. Дэн проверил свое дыхание, прикрыв рот ладонью и дунув на нее. Оно… могло быть и лучше. Он откопал в рюкзаке старую потертую пачку жвачек, но от их мятного вкуса его чуть не вывернуло.

Что еще испортит ему Дэниел Кроуфорд?

Бесплатное мороженое заставило всех покинуть общежитие, здесь не было ни учащихся, ни полиции. Дэн прошел по тихому коридору к запасной лестнице. На втором этаже он, как обычно, взялся за перила и повернул на следующий лестничный пролет. Но его испугал какой-то темный предмет; он споткнулся, едва не наступив на него. Вовремя отскочив, он повернул направо и схватился за противоположные перила.

Сначала он предположил, что это брошенный кем-то рюкзак или, может быть, ведро, оставленное одним из рабочих. Но нет, предмет был больше, и — о, боже! — это был человек. Это был сосед Джордана, Йи, одна его рука лежала на ноге, а вторая была закинута за голову. На секунду легкие Дэна отказались работать. Он не мог пошевелиться.

«О, боже, он мертв, о, боже, он мертв, он мертв…»

Дэн наклонился, дотронулся до плеча Йи и слегка потряс.

«Что там пишут в буклетах по оказанию первой помощи? Не передвигайте того, кто упал, потому что вы можете навредить ему?»

— Нет, нет, это не могло произойти. Этого не произошло, — прошептал Дэн, осторожно проведя рукой по футболке Йи. Он прижал ладонь к груди юноши и подождал. У Дэна вырвался вздох облегчения и истерический смех, когда он почувствовал удары сердца.

— Йи! Йи, ты слышишь меня?

Он снова потряс его. Ответа не последовало.

Дэн вытащил из кармана свой телефон и, яростно нажимая на кнопки, набрал 911. Или лучше позвать охрану кампуса? Они ближе, это уж точно. И куда вообще делись копы?

— Да, алло? Мне нужна помощь. Я в общежитии Бруклин в кампусе. Простите, в Камфорде, в колледже Нью-Гемпшир. Мой друг потерял сознание. Похоже, что на него напали или, может быть, он упал. Я не знаю. Он дышит, но я не могу разбудить его, хотя пульс прощупывается…

Диспетчер настоял, чтобы он оставался на линии, и, хотя прошла всего минута или две, прежде чем приехала полиция, было такое чувство, что минула целая вечность. Он продолжал держать Йи за плечо, повторяя снова и снова, что все будет хорошо, что с ним все будет в порядке. Через некоторое время Дэн осознал, что бормочет какую-то чушь, лишь бы не паниковать. Он старался не замечать того, что одна лодыжка Йи перекинута через другую ногу, словно тот просто сел на ступеньки передохнуть. Наконец приехали полицейские. Один из них помог Дэну, похлопал его по спине и велел подождать внизу.

Приехали другие полицейские, а потом и врачи «скорой помощи». Дэн отвечал на их вопросы в состоянии шока. Нет, ступеньки не были скользкими; нет, он не сдвигал Йи с места; да, он позвонил в ту же секунду, как только увидел его. Нет, он не знал никого, кто хотел бы причинить зло Йи. Дэна усадили на скамью в вестибюле, пока полиция охраняла двери. Никому с улицы не разрешалось входить в здание, и на каждом этаже полицейские просили учеников оставаться на своих местах.

В окно вестибюля Дэн видел собравшихся вокруг здания подростков, они заглядывали внутрь, пытаясь выяснить, что происходит. Он решил проверить свой телефон; там было шесть непрочитанных сообщений, все от Эбби.

«Полицейские оживились и зашли внутрь. Ты где?»

и

«Дэн, ты в норме? Что произошло? Ты видишь копов?»

В дальнейших сообщениях еще сильнее ощущалась паника, а последнее состояло из сплошных восклицательных и вопросительных знаков.

«Я в порядке, — написал он в ответ. — Нашел Йи. Он упал с лестницы. Наверное».

Дэн отвел глаза от своего телефона. Парамедики несли Йи на носилках, накрыв грудь одеялом.

— В «скорую» его, живо!

Когда парамедики вышли в дверь, двое полицейских двинулись впереди них, расталкивая любопытную толпу. С улицы доносились оглушительный гул, крики, плач, завывание сирен «скорой помощи».

Эбби мгновенно ответила на его эсэмэс.

«Ого! Бедняга Йи! Вижу, как его забирает „скорая“. Ты держишься?»

Дэн был благодарен за ее беспокойство.

«Я в норме», — коротко ответил он, хоть это была полуправда. Потому что пока его допрашивали полицейские, ходили вокруг и снова его допрашивали, Дэн мог думать лишь о том, что Йи выглядел таким неподвижным — неподвижным, как скульптура.

Из задаваемых полицейскими вопросов стало ясно, что они не связывают убийство Джо и этот несчастный случай. С одной стороны, хорошо, что Йи все еще жив, с другой — предполагаемый убийца находится в тюрьме. Но, глядя на лица учеников, стоявших на улице, Дэн понимал, что все они думают об одном и том же: Бруклин небезопасен.

— Сынок?

Дэн медленно поднял глаза с телефона на стоявшего перед ним полицейского. Он не помнил, как его звали, хоть полицейский и представлялся, когда допрашивал его. У Дэна просто не было сил запомнить его имя.

— Ты можешь идти, — сказал полицейский, кивая на дверь. — Мы хотим, чтобы все вышли из этого здания. Вас всех попросили собраться в столовой.

Эбби слонялась возле входа в общежитие, уворачиваясь от полицейских, пытавшихся прогнать ее. Заметив Дэна, она подбежала к нему.

— Эй! Ты… ты правда в порядке? — Она крепко обняла его.

— Теперь точно.

Сложно было заставить людей разойтись, такая царила суматоха.

Дэн посмотрел на огни полицейских машин и заметил, что она затронула даже преподавателей и жителей городка. Ученики перешептывались под деревьями, и Дэн узнал несколько знакомых лиц: старосты этажей и преподаватели, включая профессора Рейес, и — минуточку, что за черт? — жена Сэла Уэзерса. Ее суровое лицо стало еще сильнее напоминать лицо привидения в голубом свете фар полицейских машин. Профессор Рейес пробиралась сквозь толпу и махала рукой копу. Казалось, она кричала на него и спорила с ним. Когда Дэн попытался вновь найти жену Сэла, ее уже не было.

Они присоединились к потоку учеников, шедших в Уилферд.

— Как подумаю обо всем этом, так жутко становится, — сказала Эбби. — Думаешь, с ним все будет хорошо?

— Не знаю. Он дышал, но был без сознания. Может, он упал, я не знаю. Надеюсь, что с ним все в порядке.

Внутри бесцельно слонялись ученики. Художники, приятели Эбби, подошли к ним и засыпали Дэна вопросами. «Все правильно. Я был там. Я нашел его. Конечно, все знают». Наконец Эбби остановила их и попросила оставить его в покое.

— Спасибо, — сказал он ей, когда они отошли. — Не уверен, что могу сейчас отвечать на вопросы. Меня и так уже допрашивала полиция.

Старосты внесли тарелочки с мороженым в столовую и поставили на буфетную стойку, чтобы желающие могли их взять. Девушка в съехавшем на сторону чепчике готовила молочные коктейли.

— Они полагают, что это поможет нам забыть обо всем? — спросила Эбби, закатив глаза. Но тут она заметила Джордана, одиноко стоявшего у окна. Она сжала локоть Дэна. — Давай возьмем что-нибудь для него. Они с Йи близки. Должно быть, он страдает.

— Он был не очень-то рад меня видеть, когда я к нему заходил, — сказал Дэн. — На самом деле у меня создалось впечатление, что он по-настоящему зол на меня.

— Да, я видела твое сообщение, — быстро ответила она. — Но я все равно думаю, что нам нужно что-нибудь сказать ему.

— Ладно. Давай, только… осторожно, хорошо? Мне не очень хочется сейчас снова получить по башке.

Они постояли в очереди за коктейлем для Джордана. Дэн слышал, как ученики обсуждают свои планы отъезда из лагеря.

Его сердце сжалось. Значит ли это, что курсы закроют? Он предполагал, что их не закрыли после убийства Джо лишь потому, что так быстро задержали подозреваемого, но еще один инцидент… Ну что ж, понятно, почему люди связывают эти события.

С коктейлями в руках Эбби и Дэн подошли к Джордану. Его блокнотов и ручек нигде не было видно. Он снова держал свой кубик, вертя его в руке, словно желая отполировать углы. Он пристально смотрел в окно на двор, все еще одетый в синий халат и коричневые замшевые тапочки.

Увидев их, Джордан дерзко сказал:

— Не нужно этого. Мне не нужна ваша жалость.

— Ну что ж, тогда мы уйдем и оставим тебя одного, — ответила Эбби. Она поставила коктейль на стол возле него. — Но мы хотели, чтобы ты знал: мы здесь, если понадобимся тебе. — Она повернулась, чтобы уйти, и кивком предложила Дэну следовать за ней.

— Подождите секунду.

Джордан взял коктейль, повертел стакан в руках. Под его глазами лежали темные круги, волосы торчали в разные стороны. С улицы на него падал свет полицейских машин, подсвечивая лицо красным, затем синим цветом, потом оно стало смертельно бледным.

Некоторое время Джордан не сводил глаз со стаканчика в руке.

Затем медленно поднял голову и посмотрел на них.

— Спасибо. За коктейль и… спасибо.

— Ты как, держишься? — спросил Дэн.

Джордан вздохнул.

— Кажется, что все это не наяву. Я имею в виду, возможно, он и упал, но вы видели всех этих копов? Вряд ли он просто упал. — Он сделал большой глоток коктейля. — Кому мог помешать Йи? Он хороший парень, немного болтливый, но хороший.

Пришел руководитель курсов и сообщил всем дрожащим голосом, что общежитие полностью проверили и теперь они могут возвращаться в свои комнаты. Никто не изъявил желания покинуть столовую.

— Пошли, — сказала Эбби. Она взяла Джордана за руку. — Давай вернемся в твою комнату.

— Я могу пойти туда сам.

«Опять двадцать пять…» Дэн сдерживал себя, чтоб не сорваться.

Но Эбби произнесла как ни в чем не бывало:

— Я знаю, что ты можешь, дурачок, у тебя есть ноги. Но все равно, давай пойдем вместе. Сегодня ночью никто не должен оставаться один.

Планшет с зажимом для бумаги

© DepositРhotos.com / pio3