— Дэн, это нелепо, — настойчиво прошептала Эбби. — Почему мы собираемся идти в подвал, если там находится кто-то опасный?

Она и Джордан шли следом за Дэном по его тропе войны в старое крыло.

— Вам с Джорданом не обязательно идти. Наверно, даже будет лучше, если вы не пойдете туда. Но я должен сделать это. Я должен встретиться с ним лицом к лицу.

— Лично я не собираюсь возвращаться туда, — сказал Джордан. — И к твоему сведению, считаю, что ты дурак, если решил это сделать. Ужас! А мы не можем просто пойти с этим в полицию?

— Нет! — прорычал Дэн, напугав их всех троих. — Нет. Я не могу. Не удерживайте меня. Я не прошу вас присоединяться ко мне.

— А я не позволю тебе идти одному, — упрямо произнесла Эбби. Она смерила Джордана взглядом, но он поднял руки вверх, делая вид, что они у него связаны.

— Серьезно, ребята, я люблю вас двоих, но я просто не могу сделать это. Я хочу, чтобы вы прислушались к голосу разума и остались здесь вместе со мной.

Они подошли к двери кабинета главврача. Как Дэн и ожидал, там было не заперто. Кто бы ни послал ему записку, он уже находился внутри.

— Отлично, — сказал Дэн, открывая дверь и делая шаг в кабинет. — В любом случае это не твоя битва, Джордан, а моя.

Прежде чем войти за ним следом, Эбби бросила на Джордана злобный взгляд, потом обняла его, а потом ударила по ноге. Этот жест, казалось, отлично характеризовал их трио.

— Скоро увидимся, придурок, — шепотом бросила она через плечо.

— Да уж, вы постарайтесь, чтоб так и случилось, — отозвался Джордан.

Дэн потянул Эбби за собой, желая как можно скорее сразиться с чем бы то ни было. Так или иначе, они выяснят, кто терроризировал их, будь то призрак, или имитатор, или кто-то еще. В приемной, как обычно, было пусто, тихо и холодно.

Они прошли по уже знакомому пути в кабинет главврача. Дэн вспомнил странное электронное письмо, которое получил во время свидания с Эбби: «RE: Пациент 361 — вопрос о сеансе в четверг».

«Осталось еще два часа до конца четверга».

Дэн?

Он поднял глаза и понял, что Эбби пристально смотрит на него с тревожной улыбкой на губах. Не стоило вовлекать ее во все это. Лучше бы она сейчас была наверху в своей кровати, в тепле и безопасности, подальше от этого дурдома. Но он и представить не мог никого другого возле себя.

— Пошли, — сказал он.

Он вздрогнул, отчетливо осознавая, что кто-то идет за ними по пятам, дыша в затылок. Но всякий раз, когда он оглядывался назад, там никого не было, однако он не мог избавиться от ощущения, что за ними наблюдают и идут.

Дэн с Эбби нырнули за шкаф в дыру в стене. Там была кромешная тьма, но Дэн на цыпочках продвигался вперед, оглядываясь на Эбби, все ли у нее в порядке. В этой комнате тоже не было ничего необычного — шкафы с алфавитными указателями стояли на своих местах, а от лестничного колодца справа исходили уже знакомый холод и запах плесени.

Эбби опустила ногу на первую ступеньку; она выглядела смелее, чем чувствовал себя Дэн.

— Здесь всегда было так темно? — удивился Дэн.

— Да, — усмехнувшись, ответила Эбби, поднимая свой мобильный телефон над головой. — Тебе просто нужно направить фонарь вверх вместо того, чтобы светить под ноги.

— Это не очень помогает… — Дэн посветил фонарем вокруг в подтверждение своих слов. — Я все равно ни хрена не вижу. — Дэн спустился к ней, направляя луч фонаря в мрачный тоннель внизу. Эбби взяла его за руку, и они начали спускаться, постоянно останавливаясь и прислушиваясь. Не было слышно ни звука, только их дыхание.

«Это часть плана убийцы», — подумал он, когда они свернули за угол внизу лестницы и продолжили путь по длинному коридору вдоль пустых палат. Спуск сюда сам по себе был болезненным. Он чувствовал, что его тело хочет ускорить шаг, поспешить, адреналин обострял его восприятие, но он понимал, что в любую секунду на них могут напасть из засады. Бдительность, наверное, была их единственной линией защиты.

Оглядываясь по сторонам, они двигались спиной к спине вдоль ряда покинутых палат. Так они могли быть уверены, что за ними по пятам никто не идет и они не споткнутся о какую-нибудь каталку или мусор на своем пути.

Дэн заглядывал в каждую комнату, мимо которой они проходили, вспоминая, что там было. В конце ряда он остановился и внимательно посмотрел на пол, на котором ничего не было, хотя должно было лежать. Он смутно помнил, что здесь должен находиться какой-то предмет, кроме того, на полу в пыли виднелось пятно.

«Что это? Что пропало?»

Дэн затаил дыхание, появился обрывок воспоминания — нежная мелодия. Музыкальная шкатулка уже не лежала там, где он оставил ее. Он не видел даже осколков фарфора.

«Кто-то был здесь».

— Черт, — прошептал он.

— Что? — Эбби повернулась к нему лицом. — Что случилось?

— Кто-то был здесь, — сказал он. — Или сейчас есть.

Как только он произнес последние слова, наверху послышался громкий скрип металла. Они замерли, и Дэн долго пытался понять, то ли это лопнула труба в потолке, то ли что-то еще… Эбби ринулась назад, к выходу. Он побежал за ней, лишь секундой позже поняв, что произошло. Шкаф — кто-то пытался запереть их здесь.

Эбби быстро поднималась по ступенькам, перепрыгивая через одну или две. Но когда они оказались наверху, было уже слишком поздно. Шкаф закрыл им проход. Эбби подбежала к нему и налегла всем телом, вцепившись в него ногтями. Дэн слышал ее громкое дыхание, несмотря на оглушительный стук своего пульса.

«В ловушке». Их заманили в ловушку, закрыли в темноте последнего отсека.

Нет, они не могли оказаться в ловушке… Дэн вспомнил о Джордане, который остался наверху; сначала у него появилась надежда на спасение, но затем мелькнула страшная мысль: а вдруг именно Джордан затеял все это? Дэн едва доверял своему разуму, говорившему, что его «друзья» ничем не лучше его врагов.

— Давай же! Помоги мне! — буркнула Эбби, снова толкая шкаф плечом.

— Кто здесь? Не трусь и покажи свое лицо! — прокричал Дэн.

Он подошел к Эбби и тоже начал толкать, но шкаф не сдвинулся с места. Дэн принялся бить кулаком по металлу, крича: «Выпустите нас! Выпустите нас!», пока не охрип. Эбби всхлипнула.

Она проверила свой мобильный.

— Нет связи, — сказала она, вытирая слезы. — Кто мог это сделать, Дэн?

— Тс-с! Я что-то слышу…

Они затихли и прислушались. До них отчетливо доносилось шарканье ног за шкафом. Дэну даже показалось, что там раздавался негромкий стук женских каблуков. Но потом снова ничего.

Они слышали удаляющиеся из кабинета шаги, которые становились все тише. Эбби еще раз толкнула шкаф, чуть ли не зарывшись ногами в пол, но тот, казалось, был прибит к своему месту с другой стороны.

Дэн хотел ударить ногой по шкафу, но оступился и схватился за стену, чтоб не упасть.

— Не могу поверить в это… Зачем ему приводить нас сюда, просто чтобы запереть? Разве что у него есть дальнейшие планы, и ему нужно, чтобы мы ему не мешали…

— Кому «ему»? — спросила Эбби. — Ты действительно пугаешь меня, Дэн. Давай немного отдышимся и попытаемся толкнуть вдвоем, хорошо?

Дэн кивнул. Она была права, паникой делу не поможешь. Они выберутся отсюда и накажут Дэнниса — или того, кто копирует его, — раз и навсегда.

Затем послышался звук, похожий на легкий скрип туфель. Он доносился от лестницы за их спиной.

— Что… — Но он не успел закончить вопрос. Появилась темная фигура и ринулась к ним.

Он услышал глухой удар, и Эбби упала ему на руки. Перед тем как тоже упасть, Дэн подумал о ней, о том, какой красивой она была в этот миг, словно танцевала; ее рот приоткрылся, темная лента развязалась.

Потом он почувствовал удар в затылок.