Он пришел в себя в лучах света, бьющего из грубого белого плафона. Лампочка замигала, старая проводка была готова отключиться в любую секунду. Дэн простонал и попытался пошевельнуться.

Он не смог.

Сначала он подумал, что его сдерживает головная боль, но, когда сознание и чувства вернулись, Дэн понял, что его грудь, голова, поясница и лодыжки были туго связаны ремнями.

Он крикнул, и этот звук эхом вернулся к нему. Ремни крепко держали его, и сопротивление только усиливало боль; он просто обезумел от страха. Самое большее, что он мог сделать, — это повернуть головой на дюйм в одну и в другую сторону.

Операционная-амфитеатр. Вот где они находились. Столы, каталки… Это означало, что всего в нескольких дюймах от него лежал поднос с острыми хирургическими инструментами.

— Выпустите меня! — прокричал он. — Вы не посмеете сделать это со мной!

Дэн повернул шею. Эбби тоже лежала, привязанная ремнями к столу, а изо рта у нее торчал кляп. Рядом с ней стояла каталка. Белый свет отражался от блистающего чистотой металлического подноса, на котором сверкали сверла, скальпели, крючки — ужасные предметы, необходимые для проведения лоботомии.

Верхний свет замигал, словно произошел скачок напряжения, заставляя Дэна зажмуриться. Когда электричество снова стабилизировалось, от края амфитеатра отделилась чья-то тень. Дэн видел только расплывчатые пятна и не мог рассмотреть, кто это был. Громила с дубинкой? Тед Битл? Джордан? Дэн был так потрясен, что уже мог поверить чему угодно.

И тут все стало ясно, и эта реальность повергла его в шок.

— Феликс? — Его голос практически заглушало эхо. — Что, черт возьми, происходит? Как ты сюда попал?

— Я и не уходил, — медленно произнес Феликс.

— Развяжи нас, идиот! Помоги нам выбраться отсюда.

— О, ты никуда не уйдешь, Дэниел Кроуфорд, — посмеиваясь, сказал Феликс. Когда он подошел ближе, Дэн увидел, что на нем нет обуви, а в его глазах плещется безумие. Под белым медицинским халатом на нем не было ничего, кроме боксерских трусов.

— Как ты думаешь, какое название мне дать своему шедевру? Мне нравится «Мщение».

Его рот странно искривлялся, когда он говорил, каждое слово произносилось с излишней мимикой. И голос не был похож на голос Феликса, высокий и фальшивый, как у клоуна. Ходил он тоже странно, пошатываясь из стороны в сторону, словно к нему привязали веревки, как в кукольном театре, и манипулировали откуда-то сверху.

— Феликс, о чем ты говоришь? — спросил Дэн. Это был Феликс, тихий, скромный Феликс. Почему, черт побери, именно Феликс хотел мщения?

Но в глубине души Дэн понимал, что перед ним стоял уже не Феликс. В теле его соседа по комнате жил другой человек, жаждущий мести. Тот, кто хотел отомстить не Дэну, а Дэниелу Кроуфорду. Это был Скульптор.

Феликс подкрался к Дэну и наклонился над ним.

— Вас всех так легко лепить, глупцы из плоти-глины, — пропел он.

У него были абсолютно черные глаза. Он почти с нежностью провел большим пальцем по носу Дэна.

— С первым было слишком легко. Я обнаружил его одного на лестнице, он тогда следил за всеми вами. Но это я следил за ним, а он даже не видел, как я подошел. Того я назвал «Прелюдией». Сложнее оказалось найти другого дурачка, на которого это повесить. Вот где мне понадобилась помощь Феликса. Визит в биологическую лабораторию поздно ночью, чтобы намешать немного хлороформа, и — пуф! Мы были готовы ко всему.

Дэну показалось, что он видит, как настоящий Феликс борется внутри, пытаясь вернуть себе контроль. Его глаза вспыхивали и темнели, словно энергия его тела зажигалась и гасла. Ему нужно дать Феликсу время, чтобы тот победил.

— Значит, это ты убил Джо и подставил того мужчину в городе, — сказал Дэн. — Ты только притворился, что нашел тело Джо.

Феликс вновь прикоснулся к носу Дэна, вызвав у того приступ тошноты.

— Вторая статуя была просто ради забавы. Для смеха. Она называлась «Хаос». Жаль, что скульптура не застыла.

— Йи. — Дэн вспомнил, как подумал, что Йи замер в какой-то странной позе, его ноги стояли слишком аккуратно, это не могло быть несчастным случаем.

— Нет. — Прямо перед ним неожиданно оказалось лицо Феликса, нос к носу, слюна капнула из его слишком розового рта прямо на подбородок Дэна. Все его игривое безумие иссякло, и теперь осталась только месть. — Хаос. Хаос.

Феликс отпрянул от него в танце и сделал полный круг вокруг стола Дэна, продолжая рассказ:

— А потом, готовя свой финальный занавес, я вынужден был принять меры, чтобы тот ужасный человек не испортил все веселье. Он чуть не нашел нас, Дэниел Кроуфорд, — он знал, что случилось. Я назвал ту скульптуру «Меры предосторожности».

«Сэл Уэзерс почти нашел их. Он знал, что происходит в Бруклине».

— Но теперь те идиоты уже не стоят на моем пути, и пришла твоя очередь, твоя очередь. — Феликс весело хихикнул, затем сузил глаза. — Я ждал тебя, так долго ждал. Ты будешь моей самой прекрасной скульптурой, моим самым выдающимся произведением.

Дэн гадал, когда именно произошло перевоплощение. Может быть, оно началось в первый день? Это же Феликс нашел фотографии и натолкнул Дэна на мысль увидеть их собственными глазами. Может, Дэн совсем не знал настоящего Феликса.

Но тот факт, что он спал рядом с этим объектом столько дней, даже недель, давал ему надежду. Он чувствовал, что Феликс еще должен быть где-то там — иначе он наверняка уже давным-давно убил бы Дэна.

— А тот громила с дубинкой? Который напал на тебя? — спросил Дэн, пытаясь тянуть время, заставляя его говорить.

— Ах, он, — сказал Феликс, словно мысль о том мужчине наводила на него скуку. — Я впустил его через окно, пообещав наркотики. А поскольку я не дал их ему, он немного разозлился. — Когда Феликс произносил последние слова, его пальцы дрожали. — Конечно, моей настоящей целью был твой друг, математик. Я планировал застать его врасплох на первом этаже, а потом встретиться на чердаке со своим алиби. Я не рассчитывал на то, что тот тип придет с дубинкой или что ты проснешься, особенно после того, как я позаимствовал твой телефон. Не лучший мой час, честно говоря, но мне удалось первоклассно запудрить тебе мозги. В точности как ты привык пудрить мозги мне. — Он прошипел последние слова Дэну на ухо.

— Ты псих, — выкрикнул Дэн, натягивая ремни. По-прежнему слишком тугие.

— Я? — Феликс, казалось, был искренне поражен этой мыслью. Он поднял с подноса скальпель, засунул тупой конец себе в рот и замер. Затем он вытащил его и взмахнул им в воздухе. — Может, я и псих. Теперь это вряд ли имеет значение. Я наконец собираюсь отомстить тебе за все те неудавшиеся эксперименты. Хотя, я полагаю, один из них не провалился, правда, Кроуфорд? И вот мы снова здесь! — Феликс вновь возвышался над ним. — Ты рад? Или ты расстро-о-о-о-ился? — Острым концом скальпеля Феликс легонько обвел контур своей клоунской гримасы. Осталась красная изогнутая линия, тонкая царапина, которая виднелась и после того, как он убрал инструмент.

— Но я не Дэниел Кроуфорд! Я Дэн, твой сосед по комнате! — прокричал Дэн.

— Сосед? — Феликс задумался. — Да, ты и я, мы были в одной комнате, этой комнате. Но мы никогда не были приятелями. О, нет. — С этими словами Феликс приблизил к голове Дэна скальпель, который теперь находился в миллиметрах от его глаза.

И тут в комнате погас свет.

— Нет! — закричал Феликс. Эхо его быстрых шагов разносилось по комнате, удаляясь все дальше и дальше, пока он бежал к выключателю.

Дэн облегченно вздохнул, но вдруг чья-то рука зажала его рот, не давая произнести ни слова. Дэн попытался оттолкнуть ее, но не смог.

— Тс-с, — раздался голос у него над ухом. Лишь по одному этому звуку он сразу понял, кто пришел им на помощь.

Джордан.

Дэн перестал сопротивляться. Он почувствовал, что ремни, связывавшие его голову, упали, затем исчезли те, что были на груди, и наконец те, что на пояснице и лодыжках. Он быстро сел, массируя онемевшие ноги. Джордан предостерегающе положил руку на его плечо.

Свет снова зажегся с громким гулом проводов. Джордан прищурился, в его очках отразилась неожиданная вспышка света.

— Я знал, что вы двое не справитесь без меня, — пробормотал Джордан, подходя поближе к Дэну.

— Подлец! — пронзительно закричал Феликс, стоя у выключателя возле двери. Он, подпрыгивая, ринулся вниз по ступенькам, ведущим к операционной зоне, скача из стороны в сторону, как бешеный заяц. — Толстые, сгорбившиеся, жлобные, вылепленные, трусливые придурки! — Его слова слились воедино в безумном потоке, он направлялся к ним с широко раскрытыми глазами, высоко держа скальпель.

— Отходи! — крикнул Дэн, спрыгивая с операционного стола. Он оттолкнул Джордана и схватил каталку.

Феликс наступал на него, размахивая руками. Дэн передвигал стол на колесиках, чтобы не подпустить к ним Феликса.

Феликс рассмеялся, перебрасывая скальпель из одной руки в другую.

— Я не веселился так уже много лет.

Сказав это, он ринулся вперед, перепрыгнув через стол. Дэн пригнулся, но Феликс был сильнее и быстрее, он схватил Дэна за воротник и толкнул на пол. Дэн вцепился в запястье Феликса, чтобы тот не порезал ему лицо скальпелем. Однако Феликс был по меньшей мере на двадцать футов тяжелее его, и руки Дэна быстро устали.

Феликс побеждал. Скальпель опускался все ниже и ниже, пока Дэн не почувствовал, как острый конец коснулся его щеки.

«Нет. Ты не позволишь ему сделать это с тобой. Ты лучше, чем он».

С удивившей его самого силой Дэн в свою очередь толкнул Феликса, и тот упал, выронив скальпель.

Дэн с трудом перевернулся и вскочил на ноги. Он грозно навис над Феликсом, и тот с криком отпрянул. Дэн наклонился и схватил его за халат, у него вдруг появилось столько сил! Он поднял своего соседа и бросил на операционный стол. Дэн рычал в пылу борьбы, но в скором времени ему удалось унять Феликса, и тот беспомощно распростерся на столе.

— Свяжите его! — скомандовал Дэн. — Свяжите его! Нельзя позволить ему вырваться.

Пока Дэн прижимал Феликса к столу, Джордан схватил ремни и быстро их пристегнул. Сначала на груди, затем на ногах. Феликс снова стал сопротивляться, его голову удалось пристегнуть лишь со второй попытки — в итоге Джордан вынужден был зажать ее в своих ладонях, пока Дэн застегивал ремень. На губах Феликса блестели капли слюны и крови, а его мышцы бугрились и натягивали ремни.

Весь потный от напряженной борьбы, Дэн наклонился и поднял скальпель.

«Время экспериментов и лечения прошло. Ты должен покончить с этим, Дэн, раз и навсегда».

— Дэн, что ты собираешься делать? — нервно спросил Джордан, поглядывая на скальпель в руке Дэна. — Он уже никуда не убежит. Пошли, пусть с этим разбирается полиция.

— Нет! — взбунтовался Дэн. — Никто другой. Только я могу закончить это.

Скальпель опускался против воли Дэна.

Привязанный ремнями пациент

© DepositРhotos.com / withGod

«Нет, нет, это не то, чего я хочу, это не я…»

«Я — это ты».

Скальпель опускался все ближе и ближе к Феликсу.

«Нет».

Неожиданно на него снизошло видение, быстрое и жестокое, и перенесло его из собственного тела в чье-то иное. Это было другое время, другое десятилетие, и он снова стал Дэниелом Кроуфордом, главврачом.

Амфитеатр был заполнен зрителями. Все сидели на своих местах, вытянув шеи, чтобы понаблюдать за его техникой. Половина из них верила его заявлениям, половина — нет, но все они желали узнать о его секретной операции: на тот случай, если она окажется успешной.

И сломленный бедняга Дэннис был привязан ремнями к каталке. По крайней мере, побочный эффект предварительных операций заключался в том, что он наконец излечился от своей ярости.

Затем раздался сиплый звук двусторонней связи. Какая же она тупица — эта новая секретарша Джулия! Если это не крайняя необходимость, он ей голову снесет.

— Полиция! Сюда идет полиция!

Полиция? Идет сюда?

«Кто-то разболтал».

И теперь аудитория, обезумев, разбегалась. Его привели в ярость звуки их шагов и голосов, поднимающиеся, как волна какого-то давно исчезнувшего моря. Трусливые врачи натыкались друг на друга на бегу… Значит, полиция приближалась. Понятно.

Закричал Дэннис, отвлекая Дэниела от его мыслей. Разве он не дал ему достаточную дозу успокоительного? Какое это имело значение? Это же должно было стать его последним экспериментом.

Чертыхнувшись, Дэниел поспешил закончить — небрежней, чем ему хотелось бы, — а затем, снимая окровавленные перчатки, тоже решил спастись бегством, выскочив оттуда последним. Последним, если не считать Дэнниса. Он выключил свет.

Остальные уже давно ушли, когда он вернулся в свой кабинет. Он потерял драгоценное время, передвигая шкаф к двери, ведущей к нижним этажам, в надежде заставить всех думать, что его практика осуществлялась исключительно наверху. Он снял свои очки и повесил их на крючок, капли крови испачкали стену. Документы, фотографии — все было разбросано. Ему было почти все равно. Ведь его работа будет продолжаться. Его наследие. Его жизнь.

Дверь резко распахнулась. Вбежали полицейские. На него надели наручники и кандалы, похожие на те, что сковывали Дэнниса внизу.

«Кто-то разболтал».

«Это та девочка, — подумал он, — должно быть, это девочка».

Она была любимицей всех медсестер, потому что постоянно танцевала, улыбалась и у нее были красивые волосы. Одна из них наверняка сжалилась и позволила той сбежать, и теперь все пропало из-за нее, доносчицы со шрамом на голове. Она видела и понимала слишком много.

Но его наследие продолжало жить, и теперь главный врач Кроуфорд возвращался туда, где было его место. В амфитеатр, где все эти годы его ждал Дэннис.

Только одно казалось неправильным. Его видение было не совсем идеальным… Все закружилось.

— Дэн? Дэн? — Кто-то звал его.

Он пошатнулся и начал падать вперед, но, заметив каталку, схватился за нее, чтобы удержаться. Он увидел перед собой бледное лицо. Дэннис… Или это был… Феликс? В руке Дэна почему-то был скальпель, и он собирался разрезать…

Дэн заставил себя сосредоточиться, посмотреть снова. Он не сделает этого. Он не был главврачом и никогда им не будет.

Дэн выронил скальпель. Стук разнесся по амфитеатру.

«Я не ты. И никогда не буду тобой».

— Толстый, сгорбившийся, злобный придурок, это еще не конец, — прошептал Феликс. — Это далеко не конец.

Дэн с ужасом и отвращением оттолкнул каталку как можно дальше от себя. Она упала и перевернулась, и привязанный к ней Феликс застонал, а потом затих.

— Все из-за этого места! — прокричал Дэн. Джордан уже подошел к Эбби, пытаясь расстегнуть ремни и тряся ее, чтобы девушка пришла в себя. — Нам нужно выбираться из этой психушки. — Спотыкаясь, он направился к своим друзьям. — Нам всем нужно уходить, всем.

Он подошел к каталке, с которой в это время неуверенно спускалась Эбби. Она бросилась в объятья Дэна, он поспешно обнял ее и отстранился.

— Мы должны выбираться отсюда, это Бруклин… Я и Феликс… Вы должны помочь мне увести его подальше отсюда.

— Это будет сложно. Он в отключке. — Джордан подбежал к упавшей каталке, присел, потом поднял глаза — его очки перекосились. — Но если мы все поднимем его, думаю, связанного мы его дотащим.

Дэн кивнул, взял себя в руки и вернулся к Джордану.

— Значит, так мы и сделаем.