Мы с Митяем затаились возле большого амбара и поглядывали на дом, в котором засели бандиты. Периодически над небольшими окошками, больше напоминающими бойницы вспыхивал огонь и рассеивался бело-голубой дым и рядом с нами чпокали тяжелые свинцовые пули, попадая в деревянные постройки. Это больше напоминало тревожащий огонь, чтобы отвлечь осаждающих от подготавливаемой пакости…

По словам Наташи, с которой я оставил одного из полицейских, на них напали человек десять во главе с иностранцем. Они быстро вырезали охрану, оставленную помещиком, и принялись все перерывать в поисках ее и товарища старшего лейтенанта. Ей удалось вырваться и убежать, а Кривошеева нашли и захватили. Судя по отдельным фразам, которые запомнила девушка, нападавших интересовали она, Кривошеев и любые их вещи, что говорило о том, что нападавшие знали, кого и где искать и шли в усадьбу целенаправленно.

Оставив маленького Мишку вместе с девушкой и одним полицейским, строго настрого приказав в случае моей гибели любой ценой доставить ее к генералу Осташеву, мы втроем двинулись вперед. Но видимо не слишком тихо, поэтому не доходя до забора нарвались на поисковую группу, которая шла по следам убежавшей девушки и ее преследователей.

Они не ждали нас встретить, мы были готовы. Первым выстрелил урядник, свалив невысокого жилистого мужичка с ружьем в руках. Чуть позже хлопнул мой карабин, и еще один упал. В ответ хлопнуло два выстрела, и раздались испуганные крики. К моему удивлению злобно рыкнув, урядник выхватил из ножен шашку и бросился в атаку. Я притормозил, ожидая, что он нарвется на пулю, но тут вспомнил, что тут практически у всех однозарядные пистолеты и ружья, вышел из-за дерева и как в тире двумя выстрелами положил оставшихся наемников, которые вполне сносно отражали атаку полицейских холодным оружием. Урядник с удивлением повернулся и уставился на меня, спокойно меняющего магазин.

— Пошли дальше урядник, нас они уже слышали, значит ждет горячий прием.

Тот чуть оскалился, кивнул головой и бодро сказал.

— С вами, ваше благородие можно и в бой, как вы их лихо из вашего штуцера. Никогда такого не видел.

— Специальное оружие для особых бойцов.

Он уважительно посмотрел на меня и замолчал в ожидании приказа. Я же раскатал свой маскировочный костюм, накинул его на себя, под удивленные взгляды моих спутников и через некоторое время превратился в лешего. Времени что-то объяснять не было, поэтому просто стал раздавать команды.

— Двигаемся так, я впереди, вы на расстоянии десяти саженей. Если что, я свистну или крикну.

Да нас там ждали. Взволнованные люди бегали по двору, занимая позиции, поглядывая в нашу сторону. Осмотревшись, я был удивлен, точнее поражен. Какой это домик, тут целая крепость: частокол, ворота, дом, подворье и несколько хозяйственных построек. К нашему приходу ворота были распахнуты и во дворе запрягали повозку, видимо, чтобы вывезти раненного старлея, там же возле дома лежали несколько трупов, в том числе и женских.

Дождавшись, когда подползет урядник, я тихо проговорил.

— Урядник, тебя как зовут, а то уже сколько под пулями ходим, а не познакомились.

— Архип Матвеевич, ваше благородие.

— Вот что, Архип Матвеевич, невинных тут уже нет, только бандиты. Мне живьем нужен иностранец, кто командует этим нападением и раненный офицер. Все остальные это мусор, наемники. Обходите усадьбу с тыла и отстреливаете всех, кто попытается бежать. А я пойду по центру.

Он не стал спорить и коротко кивнул.

— Понял, ваше благородие.

Свистнув своего бойца, он быстро исчез в лесу.

Наши телодвижения все-таки заметили и со стороны дома несколько раз выстрелили на движение. Попасть не попали, но напугали. Пришлось менять позицию. Видя наше отступление, противники радостно заголосили и тупо пошли в атаку. Ну что за идиоты. Хлыст-с-с-с. Хлыст-с-с-с. Хлыст-с-с-с. Три тела покатились по земле и замерли — экспансивные пули серьезный аргумент, тем более с такого расстояния. Бам.

— Ё мое!

Рядом щелкнула пуля, и меня осыпало древесной корой. Я упал на землю и откатился назад, спрятавшись за ствол дерева. По звуку явно не местное оружие, ну точно опять трехлинейка. Блин, надо было спросить Наташу, сколько они оружия с собой притащили, надеюсь не полный армейский склад. Перекатившись и сделав несколько перебежек, я осторожно выглянул из-за дерева и стал рассматривать открывшийся двор. Вот и парочка наемников, затаившаяся в ожидании прорыва в усадьбу. Хлыст-с-с-с. Один падает и дрыгает ногами, второй испуганно закричал и побежал к дому, пытаясь скрыться за тяжелыми дубовыми дверями. Тут я решил повторить любимую снайперскую ловушку — подранить кого-то на видном месте и потом отстреливать всех, кто попытается его спасти. Хлыст-с-с-с. Он падает и начинает кричать благим матом, катаясь по земле, зажимая рану в ноге. Дверь открывается и какой-то мужичок выскакивает и хватает его за руку и начинает тянуть внутрь дома. Хлыст-с-с-с. Дверь остается открытой, а спасатель с развороченной грудью ложится рядом. В доме стоял полумрак и мне ничего не было видно, да и расстояние для коллиматорного прицела немаленькое, поэтому пока там народ думал, что делать и как со мной бороться, я быстро поменял позицию, перебежал ближе к воротам и осторожно выглянул. Бам. Пуля пробила створку, расщепив дерево прямо возле моего лица. Отшатнувшись, я явственно слышал лязг передергиваемого затвора. Ну, точно обычная трехлинейка, даже не полуавтомат.

Раненый все кричал и звал на помощь. Снова выстрел. Бам. И крик затих. Я опять на мгновение выглянул и сразу спрятался, но стрелок не это не поддался, умный гад. Да и своего пристрелил, чтоб не мешал и не пугал своим криком остальных наемников. Ладно поиграем на нервах.

— Эй в доме. Предлагаю всем сдаться, в противном случае никто отсюда живым не выйдет. Вам на размышление десять минут. Бежать не советую, дом окружен, а все ваши группы в лесу уничтожены. Потом просто подожжем дом.

Прошло пару минут, внутри слышались какие-то визгливые крики и в ответ сильный голос с явно выраженным акцентом ответил.

— Господин Кулькин и вы, и я знаете, что вы не подожжете дом. Вам нужен этот человек и живым. Поэтому давайте договариваться. Я готов с вами поделиться, даже готов дать долю. Люди, которые привезут его в королевство, озолотятся. Тем более за вами по пятам идет полиция. Они рано или поздно узнают о вашей роли в ограблениях.

О как, уже торговля началась, да и англичанин много знает. Он же меня за предателя-жандарма принял. Вот ведь гадские старые империалисты. Что ж поиграем по их правилам.

— И что? А вы думаете, вам так просто сойдет с рук убийство русских оружейников в Туле?

— Они не хотели продавать оружие, пришлось применить крайние меры.

— Ага, конечно, ведь все лучшее должно быть только в Англии, а нас вы держите за варваров.

Пауза. Видимо он сначала хотел что-то ответить, но потом смолчал и стал обдумывать ответ.

— Вы же понимаете, что корона сумеет наградить каждого, кто предоставит такое оружие. Давайте договоримся. Здесь в этой варварской стране никто не сможет производить такие ружья, это только под силу нашим оружейникам.

— А что делать с моими людьми? Они все слышали.

— Мы и им заплатим.

Ага. Много чего обещает. Точно обманет, ну что ж он многое объяснил и сам себе подписал смертный приговор. А ведь наверно для этого хрена писали тот документ на английском языке.

— Зачем вы так, мы же все равно практически договорились.

Пауза. А ведь ему не хочется признаваться, что хотел просто кинуть русских дураков.

— Нам нужно все и мы готовы за это заплатить разумную цену, а вы просили слишком много.

— Хорошо. Ваше предложение?

— Вам двадцать процентов и помогаете мне вывезти человека и образец оружия из страны.

Если сейчас соглашусь, то сразу поймет, что я его обманываю.

— Слышь англичанин, а ты не много на себя берешь? Мы нашли этих людей, мы их захватили, значит они наши. Девяносто процентов.

— Сорок…

Мы так недолго торговались, когда рядом нарисовался помощник ротмистра Митяй, вооруженный до зубов. Я повернул к нему голову и тихо спросил:

— Дворецкий запел?

Он оскалился и кивнул головой.

— Да, ваше благородие и рассказал, что бандитов больше и командует ими англичанин. Господин ротмистр приказал идти вам на помощь.

— Вовремя, а то они забаррикадировались в доме и держат заложника, вот пудрю ему мозги, чтоб вылез из дома или на крайний случай в окне появился, чтоб я этому гаду мозги вышиб.

— Может, пустим красного петуха?

— Позже. Надо спасти человека и перерыть все, вдруг чего интересного найдем…

Я задумался.

— Митяй, возьми соломы, подожги ее со стороны ветра, чтоб дым шел на дом. Пусть почихают.

— Хорошая мысль.

Пока была пауза, я перелез через забор, сделал несколько перебежек и спрятался за телегой возле тела зарезанной женщины. Отсюда неплохо просматривается бойница, откуда в меня стреляли из винтаря. Когда двор заволокло дымом и из дома послышались крики и проклятия, и тут я увидел ствол винтовки, выискивающий цель, но угол был такой, что я не видел стрелка, поэтому пришлось сменить позицию. Из дома в меня выстрелили из обычного ружья, пуля пролетела мимо и с чьмокающим звуком застряла в заборе. Успев спрятаться, я быстро выглянул и два раза выстрелил в темный прямоугольник бойницы. Бам. Опять хлопнула винтовка из будущего.

Все достали. Будем гасить. Еще раз выстрелив в проем бойницы, я сделал несколько перебежек и замер возле стены дома. Потом достал из клапана разгрузки наступательную РГД-шку, разогнул усики и спокойно, как на учениях зашвырнул ее в бойницу и закричал «Граната!». Пусть подергаются. Не подергались, не знали они, что это такое. Внутри дома грохнуло и кто-то дико закричал.

Я ввалился в дверь и быстро водя стволом карабина стал выцеливать уцелевших боевиков. За мной, топая сапогами, с шашкой и пистолетом влетел Митяй и тут же подоспел урядник, который услышав звуки боя, присоединился к потехе.

В помещении откуда по нам стреляли лежали вповалку три человека, рядом с одним из них лежал карабин Мосина. Сделав три контрольных выстрела, я закинул за спину карабин и вытащил из набедренной кобуры ПМ, осторожно двинулся вперед и наткнулся на последнего бандита, который прятался за дверью и держал наготове пистолет. Он скорее от испуга спустил курок, и тяжелая свинцовая пуля ударила мне в грудь.

Я лежал на полу и хрипел, пытаясь отдышаться после сильнейшего болевого шока. Смотря со стороны, я видел, как последнего бандюка взбешенный Митяй шашкой с тяжелым хеканьем разрубил почти до пояса. Урядник наклонился ко мне и стал прощупывать грудь и удивленно вскрикнул, наткнувшись на твердость бронежилета.

Отдышавшись через пару минут я, с помощью урядника, поднялся на ноги, скинул маскировочный костюм, который мешал двигаться, подхватил упавший на пол пистолет и пошел в дальнюю комнату, где слышались какие-то крики и по рассказу Наташи должен был лежать заложник.

Там передо мной предстала интересная картина достойная тупых американских боевиков. Окровавленный человек с всклокоченными волосами прикрывался молодым заросшим парнем, держа возле его головы обычный револьвер Наган и с сильным акцентом кричал:

— Пропустите меня, или я его убью. Где ваш начальник?

Я вышел вперед.

— Я начальник.

— А где Кулькин?

— Давно арестован, ты разговаривал со мной.

Он только сейчас обратил внимание на мой пистолет, бронежилет и камуфлированную форму. В комнате было тускло — свет пробивался сквозь пару узких окон, больше напоминающих бойницы, но и этого вполне хватало, чтобы оценить необычность моего наряда.

Заложник тоже с интересом смотрел на меня, подмечая детали моей экипировки. А вот англичанин впал в истерику.

— Кто ты такой?

— А ты догадайся. У меня более совершенное оружие, чем то, которое ты прихватил у этих людей. Подумай и поймешь, зачем я здесь.

Глаза у англичанина округлились, он понял, он догадался.

— Мне даже не обязательно спасать этих людей, главное, что б они не достались вам…

— Давайте договоримся.

— О чем? Вы украли оружие, убили русских мастеров-оружейников. Думаете, у вас есть шанс отсюда выйти живым?

А сам с интересом смотрел на наган, который англичанин держал возле головы старлея, и чуть ухмыльнулся разглядев то, что курок то не взведен. Уровень опасности для заложника был не очень высоким. Пока англичанин думал что ответить, я спокойно поднял пистолет, прицелился как на стрельбище и выстрелил ему в руку, держащую пистолет. Пуля, попав в плечо, благодаря своей сглаженной форме застряла в теле и передала всю свою кинетическую энергию телу. Англичанин отлетев с глухим стуком отлетев к стене, упал на пол и дико закричал, тут же к нему подбежали урядник с Митяем и стали пинать ногами. Я с трудом подавил желание к ним присоединиться, уж слишком хотелось вытереть свои берцы о морду этого заграничного упыря.

— Вытащите на улицу это дерьмо, и расспросите, кому и куда он сообщал о новом оружии.

Когда англичанина утащили, старлей, силы которого были на исходе, с трудом сел на кровать и вопросительно посмотрел на меня. Я сделал шаг вперед, поднял револьвер, покрутил в руках и произнес:

— Легендарный револьвер Нагана. Хм, неплохая вещица, пойдет в мою коллекцию.

И демонстративно его спрятал в карман разгрузки.

— Наташа…

— Она у нас, ее спасли.

— Кто вы, товарищ…

— Капитан. Капитан Осташев, Александр Павлович.

— А я…

— Старший лейтенант артиллерии Кривошеев Степан Ильич 1919 года рождения.

— Так вы за нами, товарищ капитан?

— Можно сказать и так. Я такой же попаданец как и вы, только из другого времени. Судя по всему, вы вроде как из 41-го, ну на крайний случай из 42-го года.

Он с надеждой и с интересом смотрел на меня.

— Сорок первый.

— Какой месяц?

— Июль.

— Повезло вам, вовремя перенеслись…

Мы немного помолчали.

— А вы из какого года?

— Две тысячи одиннадцатый.

— Ого…скажите товарищ капитан, а мы победим?

— Ага. В мае 45-го части Красной Армии возьмут Берлин, в августе 45-го разгромят Японскую Квантунскую армию. Потом Япония капитулирует.

— Вы сказали, повезло…

— Не сейчас, потом будет, время поговорим, сейчас вас надо доставить в безопасное место.

— А обратно, там наши воюют…

— Пока никак, я сам не знаю, как вернуться в свое время. У меня там остался сын…

— Хорошо. Что будем дальше делать?

— А чем мы до этого занимались? Служить Родине, вне зависимости от того в каком времени мы находимся.

— Но ведь царь, крепостное право…

— Старлей, давай об этом после поговорим, сейчас не место и не время для политических диспутов, а тем более партсобраний. Наша задача выжить, легализоваться и постараться направить наши знания о будущем на пользу России. Я там, в усадьбе, нашел кое-какие бумаги. Ты там неплохой конспект по истории накидал, особенно по будущей Крымской войне.

— Ну что мог то и вспомнил…

— А ты знаешь, что этот помещик Кириченко и его родственничек-жандарм Кулькин, все, что ты им сообщил, хотели продать англичанам? А то, что они по-тихому хотели начать производство винтовок Мосина в Туле, а англичанин просто выкрал твой карабин со всеми чертежами и мастеров-оружейников, одних из лучших в России, просто зарезали. А то, что с помощью твоей СВТ-40 уже пару недель валят простых людей во время ограблений. А сегодня пристрелили пятерых полицейских, которые попытались обезвредить преступников. Какой мундир они бы не носили, они служили, они были русскими людьми и у них были семьи.

С каждой моей фразой его голова опускалась все ниже и ниже.

— А теперь представь, что было бы, если б англичане успели вооружить свою армию нарезными винтовками Мосина на пятьдесят лет раньше и разгромили бы русскую армию в Крыму, пошли бы дальше и захватили Одессу и Кавказ, как они предполагали сначала.

— К чему вы мне это говорите, товарищ капитан?

— А то, что каждый шаг, каждое слово, каждую выданную строчку информации из будущего нужно тщательно выверять и просчитывать последствия. Вот представь, что будет если сейчас просто принести твою винтовку тому же царю, что будет дальше?

Он задумался. Я просто уже устал от этого разговора и быстро ответил сам.

— В России сейчас нет нормальной производственной базы и освоить выпуск такого оружия наладить невозможно, а учитывая, что система государственной безопасности настолько дырявая, то вскоре твоя винтовка уже будет в Англии. Дальше рассказывать?

— Нет. Товарищ капитан, а где вы служите?

— Служил, так же как и вы. Управление военной контрразведки.

Он невесело улыбнулся.

— Ну тогда это все объясняет.

— Не делай раньше времени ненужных выводов. Время покажет, кто есть кто. Тем более реально, я для вас с Наташей единственный друг, который вас сможет понять и помочь.

— Хорошо, а что у меня есть выход?

— Да нет. Для нас единственный выход — держаться вместе. Кстати, а сколько и какое оружие вы с собой притащили?

— СВТ-40 с оптическим прицелом, карабин Мосина, мой Наган и ТТ политрука.

— Патронов?

— К ТТ всего два магазина, а винтовочных, ну сотни две.

— Хорошо, пересчитаем. А то не хватало, чтоб концепция и технология унитарных патронов раньше времени утекла к противнику. Кстати, что за политрук и где он?

— С нами был, но тоже ранен и умер почти сразу, мы с Наташей сами в лесу похоронили.

— Понятно. А где ТТ, что-то я его нигде не могу найти?

— Не знаю, вроде видел его у второго англичанина.

— Какого второго англичанина?

Я быстро соображал и, построив простую логическую цепочку, выругался.

— Твою мать. Он был здесь?

— Да. Когда началась стрельба, что-то сказал этому, — старлей кивнул в сторону улицы, где слышался дикий визг допрашиваемого англичанина, — и ушел.

Я выскочил на улицу.

— Урядник!

— Я ваше благородие.

— Нашли лесника?

— Да, тут в сарае связанный лежал.

— Сюда его. И еще. Тут было два англичанина, и один ушел перед самым боем, прихватив секретное оружие. Быстро узнай, куда он делся.

— Понял.

Рядом стоял Митяй и молча слушал наш разговор. Я повернул к нему голову.

— Как там Стеблов?

— Плохо, пришел в себя ненадолго и приказал быть подле вас, помогать.

«Да уж. Ни минуты спокойно, обязательно под присмотром» — зло выругался я про себя.

Проведенное по горячим следам дознание позволило восстановить хоть какую-то картину и урядник, который прибежал на стрельбу, оставив пост, и так героически нас поддерживал, оказывается, самым наглым образом упустил второго англичанина.

Он оправдывался тем, что вместо себя оставил подчиненного, который и должен был задерживать беглых. Вскоре в раскрытых воротах в сопровождении полицейского появилась Наташа, которая с самым любопытным выражением лица рассматривала то что происходило во дворе и к моему удивлению лежащие трупы ее нисколько не пугали, видимо пришлось ей этого насмотреться. Чуть позже появился еще один полицейский, который в сопровождении маленького Мишки привел с собой наших лошадей. Я сразу отправил урядника за его подчиненным который должен был охранять дом с тыла, а сам распорядился готовить и англичанина и Кривошеева к отправке в усадьбу убитого помещика Кириченко.

Захваченный нами англичанин, которого кстати звали Роберт Колтрейн, уже потерял сознание от большой потери крови и побоев, поэтому был перевязан и уложен в телегу, которую бандиты как раз и готовили для вывоза старшего лейтенанта Кривошеева.

Тут как раз прибежал взволнованный урядник и по тому, что он был без своего подчиненного, можно было судить об очередной плохой новости.

— Ваше…

Он задыхался от быстрого бега, поэтому сразу сказать не смог пока не отдышался.

— Ваше благородие, убили Семена!

Я, глубоко вздохнул, почему-то не удивившись такому известию, и бегом бросился к воротам, услышав, как за спиной затопали Митяй и урядник. Да, англичанин тут точно побывал — труп полицейского лежал на спине возле дерева, широко раскинув руки. Погибший Семен не сплоховал, и видимо подранил врага: у него в руке был зажат разряженный пистолет, и невдалеке явно просматривалось место падения противника. Немного крови и такая знакомая гильза от пистолета ТТ. Вот и тут отметилось оружие из будущего, забирающее жизнь русских людей.

Пришлось снова дрыгаться и организовывать новую погоню. Но тут Митяй, ненадолго отвел в сторону урядника, который как мог преданно изображал готовность исправить свою ошибку и броситься в погоню, и что-то ему объяснил, при этом показав кулачище. Тот быстро-быстро закивал головой и как бы сдулся, и затравлено глянул на меня, ожидая команды. Ну тут мне было и так все понятно, поэтому я просто дал команду.

— Проводника сюда и быстро. Сам организовываешь отправку раненных и пленных в усадьбу, обеспечиваешь охрану освобожденного офицера, девушки и раненного ротмистра Стеблова. Все, что найдете в доме: ценности, необычные вещи, бумаги и записи сложить отдельно и за сохранность отвечаете лично. Необычное ружье, что захватили в доме, сюда принесешь. Все, быстро выполнять.

Все это время Митяй исподлобья посматривал на меня, но отмалчивался. Когда испуганный урядник убежал, от усталости топая сапогами, он коротко проговорил:

— Верно придумали, барин, подранок недалеко уйдет, но вот с оружием новым может много бед принести.