Если б я знал во что вляпаюсь, точно бы прикинулся дурачком и не стал бы лезть в эту историю, хотя если быть честным, то было интересно. Жизнь в имении графа Осташева, не смотря на мой ноутбук, который подзаряжал от автомобильного аккумулятора и двухсотваттного преобразователя, было как-то скушновато после динамики нашего времени. Поэтому когда мы с генералом получили недвусмысленное предложение прибыть в уездный город, я даже обрадовался такому разнообразию.

Со стороны все выглядело прилично и весьма помпезно. Городничий вышел даже на улицу встречать гостей, показывая таким образом свое расположение и уважение. А вот меня как-то все это стало напрягать. Особенно парочка новых приставов, которые терлись возле дома, изображая усиленное патрулирование. Все вроде как было в порядке и форма такая же как у тех ребят, что приезжали с городничим в имение Осташева, но вот наметанный взгляд сразу выловил кое-какие несоответствия. Те, что тогда приезжали, ну точно были простыми служаками, как говорилось — от сохи. Простые понятные, прозрачные как охлажденная бутылка водки. Но вот эти уж слишком отличались и при этом свое отличие они старались не афишировать. Их было двое — один, широкоплечий бородатый дядька, лет сорока, с военной выправкой и пудовыми кулаками, зыркал по сторонам исподлобья, четко контролируя ситуацию, ассоциировался у меня с группой силовой поддержки, основная задача которой лбом прошибать стены и крушить супостатов. Но вот второй, молодой, стройный, с фигурой легкоатлета, с ухоженными усами, и внимательным оценивающим взглядом, ну никак не смотрелся в форме уездного пристава. Как по мне, офицерские эполеты и несколько боевых орденов ему бы больше подошли. Самое интересное что он мне напоминал меня самого лет так восемь-десять назад, когда я, еще амбициозный офицер перешел в органы военной контрразведки и рыл носом землю чтоб дать соответствующие показатели.

То, что городничий нас слил с потрохами, я понял сразу. Мне было интересно, когда нас начнут брать и задавать вопросы, но это не входило в мои планы да и легенда прикрытия на случай такого провала уже была подготовлена. Поэтому, сказав графу, что оставил в карете табакерку, вернулся и уже целенаправленно поменял в ПМе, который висел у меня подмышкой в оперативной кобуре, магазин с боевыми патронами на такой же, только с травматическими: жалко будет уходить и оставлять за собой трупы.

Время шло, нас накормили, напоили, долго и старательно ездили по ушам, но арестовывать и хоть как-то ограничивать свободу никто не собирался, что меня несказанно удивляло и стало нервировать. Неизвестность она, как правило, более болезненная вещь.

Со временем разговор перешел на желание генерала Осташева объявить меня своим сыном и городничий тут же перевел все стрелки на меня, непонятно зачем уцепившись за как-то случайно оброненные слова, про то, что я некоторое время занимался поиском грабителей. В некоторой степени мою службу в военной контрразведке можно было и так назвать, поэтому, с моей точки зрения, я не соврал. А вот это несказанно его заинтересовало, и он реально меня поймал на «слабо», причем это было все так тонко и лихо обставлено, что у меня не было другого выхода как согласиться помочь городничему в «маленькой проблемке». И отказать, значило бы полностью похоронить планы по усыновлению меня генералом и в некоторой степени подставить его, испортив отношения с боевым товарищем.

Графу все это не нравилось, но выхода не было и он согласился, но попытался выиграть время, ссылаясь на то, что в сопровождении со мной надо отправить слугу, а это надо отправляться в поместье. Но и тут нас переиграли: самым невинным тоном полковник Маркелов сказал, что мой обычный слуга, Тимоха, сын управляющего, в данный момент находится с отцом в Туле, куда мне придется отправиться, чтоб решить «маленькую проблемку».

«Вот суки, как они нас обыграли, все знают. И зачем им тогда такие сложности?». Но ответа я пока не нашел и сохранив на лице самое доброжелательное выражение, как мог, понес обычную для этих мест чушь, выражающую мое желание помочь его превосходительству городничему.

Потом мне наконец-то представили этого лже-полицейского, который якобы приехал из Тулы по служебному делу, но услышав рассказ городничего про мои таланты, предложил воспользоваться в расследовании «передовым американским опытом». Полицейский урядник Стеблов всячески показывал свое уважение и старался держаться ниже травы и тише воды, но даже генерал просек ситуацию, нахмурился и раздраженно задвигал седыми густыми бровями.

У меня настроение тоже испортилось, все, находящиеся в комнате стали испытывать неловкость, поэтому городничий быстро закончил обед. Поняв, что деваться больше некуда, мне пришлось подниматься из-за стола и идти к нашей карете за вещами. Потом было быстрое прощание с генералом и долгая и неприятная дорога в Тулу на скрипящей бричке, которой управлял звероподобный спутник Стеблова. Урядник, так я его стал называть про себя, пытался разговорить меня, установить контакт и рассказать обстоятельства дела, но не на того напал — в ответ он получал односложные ответы, больше похожие на посылку долгим пешим сексуальным маршрутом. Я очень не люблю когда меня нагибают и заставляют делать что-то, что мне не очень нравится.

Так мы ехали два дня, переночевав на постоялом дворе, где я, помня про кражи, ревностно оберегал сверток со своим снаряжением. Но на следующий день все изменилось: не доезжая до Тулы верст десять, нас перехватил верховой посыльный. Он передал запечатанный конверт Стеблову, который лихорадочно сорвав печати, стал вчитываться в написанные от руки строки. Я с интересом наблюдал за ним пару минут. Он дочитал письмо, потом просидел молча некоторое время и приняв какое-то решение, немного другим тоном обратился ко мне.

— Господин Осташев, я вынужден перед вами извиниться за некоторую мистификацию. Более я вас не задерживаю, служба требует моего присутствия в другом месте.

«Н-да. Что-то тут не сходится. А ну-ка попарим им мозги».

— Господин урядник или как вас там, не знаю какой у вас чин в третьем отделении, но раз уже начали, может, давайте продолжим? Все-таки я себя тоже не на помойке нашел и обладаю некоторыми навыками и знаниями, которые могут пригодиться.

Стеблов удивленно на меня уставился, однозначно он не ожидал от меня такого захода — правильно будет работать на опережения и ломать у них тут обычные схемы поведения. Не дав ему ответить, я продолжил:

— Вероятнее всего, вы подозревали меня в каком-то преступлении, но до конца не были уверены, поэтому и разыграли такую комедию. Тут сказался авторитет моего батюшки, и вы не могли просто так меня арестовать не получив в результате скандал и неприятности. Но судя по срочности и вашему волнению, буквально только что произошло что-то такое, и при этом у меня стопроцентное алиби — ведь последние пару дней я все время был у вас на виду…

Глаза лже-урядника сузились, и теперь я полностью был уверен в правильности своих предположений. Звероватый сопровождающий потянулся к пистолету, но Стеблов кивнул ему и тот успокоился.

— Продолжайте.

— А что продолжать? Я ж не мальчик и действительно занимался тем, что искал грабителей. Поэтому вас вычислил еще там, в Ефремове, а дальше уже ждал развития ситуации. Хотите помощи? Если да, то, пожалуйста, я действительно кое-что могу…

Тот даже в ответ улыбнулся.

— Вот значит как. Хм. А вы действительно необычный человек. Всем этим бредням старого пропойцы городничего из Ефремова никто не поверил, как я вижу зря. В чем-то он действительно прав. Ну, я думаю, хуже все равно не будет…

Он рассказал интересную историю. Оказывается, в Туле были убиты несколько человек, которые в условиях строгой секретности работали над новым типом стрелкового оружия, про которое ничего практически не было известно. При этом уже несколько раз новинка применялась при ограблении богатых купцов и почтовой кареты, перевозящей денежные суммы, при этом охрана из четырех человек была без особого труда уничтожена. Бандиты за собой оставляли только трупы… Вот у следственных органов и появилась мысль, что я и есть тот грабитель, который втерся в доверие к одинокому графу, а телега полная золота — попытка легализовать награбленные ценности таким экзотическим способом.

С некоторой неохотой он согласился с моими доводами, и мы двинулись к месту преступления. Видимо ему не очень понравилась сложившаяся со мной ситуация, но он сам попросил генерала графа Осташева помочь ему в этом деле, и давать задний ход было бы прямым оскорблением. В отличие от прошлых двух дней, теперь мой уровень коммуникабельности подскочил до максимальной планки, и уже Стеблов подвергался мастерскому и многоуровневому допросу. По мере того, как я его потрошил на предмет информации о событиях последних дней, его взгляд из раздраженного и усталого, становился все более заинтересованным и азартным. Как оказалось, протоколы осмотра места происшествия, допроса подозреваемых и свидетелей, улики, вещественные доказательства были ему знакомы, но вот мои знания и логические построения его весьма заинтересовали. Тут впервые я почувствовал с его стороны действительно искреннее уважение и интерес. Тем более и дело меня заинтересовало: слишком все было запутано и странно. Свидетелей много, подозреваемые пойманы, но это были всего лишь нанятые исполнители для разовой акции, по сути дела для ликвидации мастеров-оружейников. Их было трое, и они были лучшими. Но вот что они разрабатывали, даже Стеблов не знал, остались какие-то черновые наброски, но не более того. А вот ограбления купцов, ростовщиков продолжались, дерзкие, хорошо продуманные и подготовленные, с обязательной зачисткой свидетелей. Что меня заинтересовало, так это не только мифическое оружие, но и пули, которые находили в трупах. Судя по описанию, в большинстве своем это были обычные свинцовые пули, которые тут повсеместно используют для стрельбы из дульнозарядного гладкоствольного оружия. Но помимо этого из тел убитых извлекли пять других пуль, в разной степени целости, которые и вызвали особый интерес у следственных органов. На мой взгляд, это было похоже на использование нарезного оружия — только там можно было использовать конические пули. Вид и примерный размер ротмистр Стеблов, а именно такое у него было звание, нарисовал мне на листе бумаги. Это заставило задуматься, ведь прорывом в области стрелкового оружия на данный момент есть пули Минье и их подражание, а тут… Я не стал высказывать Стеблову свои мысли, но он и так догадался, что мне что-то известно, но настаивать не стал. Умный тип. А сколько мне пришлось ему мозги поласкать, чтоб он выдал хотя бы свое звание.

В том письме, которое при мне получил Стеблов, сообщалось, что конному отряду полиции удалось поспеть на очередное ограбление, и организовать преследование, на этом их везение закончилось. Потеряв пять человек во время боя на открытой местности, они отступили и прекратили погоню.

Во второй половине дня мы приехали на место, и я смог приобщиться к расследованию.

Нападающих было не много: человек пять-шесть, лица скрыты масками, передвигаются часть верхом, часть на телеге. Когда их настигли, из леса по полицейским был открыт очень точный и безжалостный беглый огонь. Очевидцы видели только вспышки выстрелов, а вот характерного дыма, от сгорания дымного пороха никто не заметил, что удивило Стеблова, но не удивило меня. Я то, уже давно понял, что тут есть след из будущего, и в моих интересах было ускорить поиски. Узнав, где примерно была позиция неизвестного стрелка, пошел в тот лесок и начал ходит кругами, в поисках хоть каких-то зацепок. Ротмистр Стеблов уже не отходил от меня и, получив разъяснения, с интересом присоединился к моему занятию. Мне это удалось. Затоптанный полицейскими, и незамеченный людьми ротмистра, небольшой латунный цилиндрик случайно попался мне на глаза. Поддев его веточкой, я с каким-то садистским удовольствием его понюхал и, ощутив знакомый запах сгоревшего бездымного пороха, утвердился в своих подозрениях.

Повернувшись к Стеблову, который, видимо был не сильно удивлен находкой, я с некоторым сарказмом спросил:

— И вот такие вещи вы раньше не находили?

Но тот не оказался обескураженным и, чуть ли не копируя мой тон, ответил:

— А вот вы и расскажите что это такое, а то у нас всего лишь предположения.

Я стал рассматривать найденный латунный цилиндрик. Без сомнения у меня в руках находилась самая обычная гильза от самого обычного винтовочного патрона 7,62х54. Со стороны капсуля были выдавлены буквы «ЗВ» и число «40». «ЗВ» видимо код завода, а вот «40» — год изготовления патрона и судя по тому, что такие патроны начали выпускать в конце этого века, то однозначно можно было сказать, что тот образец, что сейчас доставлял мне и ротмистру корпуса жандармов головную боль, был произведен в 1940-м году.

Хм. С учетом дистанции, с которой стрелок положил пятерых полицейских, складывается весьма интересная картина. Очень непростой человек тут пострелюшки устроил.

«Блин, вот влетел. Судя по всему, тут чуть ли не из автоматической винтовки лупили. Как полицаев лихо положили. Неужели тут решил побандитствовать попаданец типа меня. Хм, потом попробуй отмойся. Значит надо его срочно искать, хотя по тому, что гильзак нулячий, уже можно делать предположения о времени из которого сюда попал гость и о его примерной психологии. Да с другой стороны кто его знает, куда повернутся мозги попаданца». Настроение сразу испортилось и это не осталось незамеченным моим спутником.

— Что-то надумали, Александр Павлович?

Трудно привыкать к видоизмененному имени-отчеству, но раз я называюсь сыном генерала Осташева, то придется менять отчество. Отец извини меня, я тебя не забуду, но так нужно для дела.

— Да есть мысли, Игорь Генрихович. Как я понял, по горячим следам ничего найти не удалось и опять преступники ушли безнаказанными…

Стеблов согласно кивнул головой.

— Это очевидно, но вот вы, что-то надумали.

И тут он, воровато оглянувшись по сторонам, уже другим тихим голосом, как бы умоляя, сказал:

— Александр Павлович, помогите. Я знаю, что вы неплохой человек и совершенно не тот, за кого себя выдаете, но сейчас на кону стоит не только моя карьера. Погибли люди и если мы в скором времени не найдем преступников, меня ждут неприятности вплоть до отставки, это в лучшем случае. Если не поможете, то кровь будет литься дальше, и так уже весь уезд напуган.

Я почему-то ему поверил. Ну, хорошо, да и мне самому интересно.

— Игорь Генрихович, давайте тогда в открытую. Вы действительно офицер корпуса жандармов присланный из Санкт-Петербурга?

— Да, меня прислали выяснить на месте ситуацию с письмом городничего Маркелова, и так получилось, что мне поручили взять на себя расследование истории с ограблениями и убийствами, с которыми не могли справиться местные господа. А тут погибли полицейские чины, и преступники буквально насмехаются над нами. Тульское отделение корпуса жандармов мною было отстранено от расследования…

— Дальше можете не продолжать. Решили проявить себя, пошли ва-банк и завязли, столкнувшись со сложностями, и сейчас хватаетесь за соломинку…

Ему очень не понравилось, что я так открыто говорю про его слабость, и чтоб не испортить отношения, я постарался исправить ситуацию.

— Не беспокойтесь, я вас не осуждаю и не насмехаюсь. Был шанс и вы им попытались воспользоваться, вот только дело не совсем вам по зубам, тут такие силы задействованы, поэтому ваши ВРЕМЕННЫЕ неудачи, — я специально выделил слово «временные», чтоб он понял, — результат не совсем правильной оценки ситуации, поэтому в моих интересах вам помочь — вы неплохой человек. Тем более мне просто интересно.

Он, удовлетворился моим ответом, и уже деловито спросил:

— Ваши соображения?

— Первое. Сколько у вас вот таких цилиндриков? — я подкинул гильзу в руке.

— Эта третья такого размера и есть одна меленькая.

— О как. И какая?

Он порылся в кармане и достал знакомую гильзу от пистолета ТТ.

— Хм. Все интереснее и интереснее. А сколько людей было убито такими необычными пулями?

— Двенадцать.

— А вы сами думали, что это может быть?

На его лице на мгновение мелькнула гримаса раздражения, но он быстро взял себя в руки.

— Александр Павлович, вы же прекрасно знаете, что это часть единого целого. В этом цилиндрике хранится порох, да и пуля, извлеченная из тела, как раз сюда неплохо подходит. Весьма интересная конструкция. Хватит говорить загадками, не томите.

— Хорошо. Это называется унитарный патрон. Калибр три линии, в привычной мне метрической системе, он называется винтовочный патрон 7,62х54. Применяется в нарезном боевом и охотничьем оружии. Это экспериментальные и абсолютно секретные образцы и в России их никак оказаться не должно было.

— Ого. Так может нам искать вашего соотечественника?

— Я русский, и этим все сказано. А вот вам нужно делать следующее: выяснить, не появлялись ли в этом уезде, либо в соседних, человек или люди, в необычной одежде. Об этом должна была бы просочиться информация. Это ключевой момент. Можно попробовать навести справки через священнослужителей. По идее наши противники не сильно религиозные и должны были бы этим привлечь внимание крайне набожного местного населения.

Стеблов стоял и молча слушал мои рекомендации.

— Вы думаете, что это они?

— Вполне реально. Один факт, что они стараются в некоторой степени скрыть использование во время грабежей нового оружия, наводит на размышления.

— С чего вы это взяли?

— А вы посчитайте количество гильз и количество убитых этим оружием и поймете: они собирают гильзы. И то, что вы нашли, видимо были потеряны из-за спешки. Все это говорит, что это не простые люди и прекрасно осознают, что могут привлечь к себе особое внимание.

— Но они и так привлекли…

— Как грабители, но не как обладатели нового и крайне эффективного секретного оружия, которое опередило время на десятки лет. Государство, которое сможет вооружить свою армию такими вот образцами при нынешнем развитии стрелкового оружия в мире, получит неоспоримое преимущество. Вы думали об этом?

Он мрачно согласился.

— Думал, поэтому и стараюсь детали расследования держать в секрете.

— Абсолютно правильно.

— Хорошо, я понял вашу мысль. Конечно, у меня есть множество возражений, но вы видимо знаете о чем говорите, хотя на этих гильзах, как вы их называете, написано «ЗВ». И это не цифра «3», а русская буква «З», которую вряд ли бы использовали при маркировке в Америке. Так что вопросы остаются…

Для уточнения, на всякий случай я ему обрисовал образ бойца и командира Красной Армии начала сороковых. Кто знает, может этот тычок пальцем в небо, хоть чем-то поможет в поисках.

Он ушел раздавать приказания, а я еще раз осмотрел место боя и убедившись, что ничего нового и интересного здесь не найду, пошел в сторону нашей повозки.

Потом была дорога в Тулу, где мы остановились в гостинице. Я разместился в отдельном номере и на время остался в полном одиночестве, хотя это было лишь чувство. В коридоре постоянно находился кто-то из подчиненных Стеблова, хотя его самого я целый день не видел. Завтрак обед и ужин, мне по желанию приносили в номер, и я был предоставлен сам себе. Так прошло еще два дня. Меня начало это сидение без дела раздражать, когда ко мне в комнату буквально ввалился ротмистр Стеблов, для приличия постучавший в дверь, но после того, как переступил порог, видимо его переполняли эмоции.

— Нашли, были необычные люди…

Опять трясучая и скрипящая колымага везет нас по просторам Тульской губернии. Стеблов все в том же мундире полицейского урядника, но взгляд его изменился, он, как гончая почувствовал след, и уже несется вперед. Я его не притормаживал, самому было интересно, кто тут у нас такой резвый с самозарядкой времен Великой Отечественной войны путает мне карты и позорит «попаданцев».

До темноты мы не успели прибыть на место, поэтому заночевали в небольшом трактире, который так удобно попался на дороге. Утром, еще до завтрака нас нагнал один из людей, прикомандированных к Стеблову, и передал письмо, которое тот с интересом прочел и передал мне для ознакомления. Тут была краткая справочка про помещика, хозяина тех мест, где вроде как видели необычных людей.

«Бам-бам-бам. Кириченко Григорий Николаевич. Истинный ариец. Характер, нордический, стойкий…» — про себя комментировал читаемую информацию, с трудом пробираясь через все эти «яти» и особенности русского письма этого времени.

«А вот это уже интересно. Офицер, участвовал в боевых действиях, вылетел за растрату и дуэль. Азартный картежник, предпочитает большие ставки в игре. Промотал большую часть наследства. Н-да, лучшей кандидатуры на роль главаря и не найдешь».

Видя мои ухмылочки, стоящий рядом Стеблов с интересом спросил:

— И как вам?

— На роль главаря или хотя бы роль прикрытия, с получением своего процента, вполне пригодная кандидатура.

— Вы так думаете?

— Азартен и жаден. Адская смесь, часто на такие поступки людей толкает.

— Его дальний родственник служит штаб-офицером в отделении корпуса жандармов в Туле.

— О как. Интересно девки пляшут, по четыре сразу в ряд. Вы понимаете, что это значит? Это прямое объяснение неудач ваших оперативных мероприятий и следственных действий. Теперь вы можете оправдаться тем, что взяли полностью на себя ответственность по расследованию, предположив, что идет прямая утечка информации из следственных органов к преступникам.

— Я с такой стороны это не рассматривал.

— Вы это письмо получили через местное отделение или из столицы?

— Не совсем. Тут у меня недалеко живет старый товарищ отца, вот ему я и отписал, в надежде получить объективную информацию…

— Давайте прогуляемся, есть соображения.

Он все понял. Проверив, чтоб нас никто не подслушивал, я быстро заговорил.

— Всех прикомандированных оставляем тут. Нет гарантии, что в самый ответственный момент не выстрелят в спину. Если в этом деле действительно замешан кто-то из ваших местных коллег, то возможно, что нас попытаются убрать. Идем только с вашими проверенными людьми. Предлог найдете сами. Только быстро, пока нам не приготовили теплую встречу.

Он не стал рефлексировать, сразу поняв, про что я говорю, не дурак. Поэтому быстро провел подготовительные мероприятия, и мы отправились вроде как на часовую поездку, а реально в сопровождении звероватого помощника Стеблова, и урядника, которого он на время экспроприировал у ефремовского городничего, рванули к помещику Кириченко.

Когда оставалось километра два до поместья предполагаемого преступника, я попросил остановиться и позвал Стеблова в сторону, посекретничать.

— Игорь Генрихович, я тут грешным делом подумал и пришел к выводу, что нам было бы неплохо разделиться.

На его лице отразилось не то что бы презрение, но вот в его глазах я сильно опустился.

— Ну, если вы боитесь…

Я скривился как от лимона.

— Вы не о том думаете. Дело в том, что если там действительно сидит преступник и господин Кириченко с ним связан, то там ждет засада. И это еще не все. Скорее всего, сюда прибудет ваш коллега с сообщниками, чтобы убедиться, что вы тут ничего не найдете. А если найдете, то вас убьют и выдадут это за очередное нападение грабителей. Хотя судя по тому, что в деле засветился Кириченко и он реально преступник, то нашу группу реально уничтожат, но перед этим попытаются уточнить, что нам известно. Вот такой вот расклад, товарищ ротмистр.

Он был настолько ошарашен моими выкладками, что никак не отреагировал на необычное обращение «товарищ». Но Стеблов был не наивный мальчик и ему пару мгновений хватило, чтобы понять куда я клоню и задать вопрос:

— И что делать?

— Едете в поместье, задаете вопросы, по возможности провоцируете их на определенные действия. Пригрозите опросить всех крепостных, обязательно кто-то проболтается. Пока преступники не проявили по отношения к вам агрессии, у вас против них ничего нет.

— Хотите использовать нас в качестве наживки?

— Ну скорее как дестабилизирующий фактор, и с учетом, что у них есть стрелок, который в состоянии с такого состояния пристрелить пять человек в течении минуты, шансов у нас маловато. Поэтому я и хочу сделать несколько по-иному.

— И как же?

— Я пойду скрытно, со стороны леса. Когда они на вас нападут, я буду рядом и точно смогу доказать, что не только у них есть хорошие стрелки.

— Хм. А я грешным делом…

— Ничего, у вас будет возможность извиниться. Хотя такие оскорбления смываются… коньяком. После боя.

— Я всегда рад Александр Павлович. Какие дальнейшие шаги?

— Я ухожу в лес, маскируюсь, ровно через час вы двигаетесь к усадьбе. Что бы не произошло, постарайтесь все время держаться вне дома, там я не смогу вас прикрыть. Сигналом опасности будет, если вы его снимете головной убор. После этого я начинаю отстреливать всех, кто мне не понравится.

— Хорошо.

Он повернулся и пошел к повозке, а я подхватил сумку со снаряжением и двинулся вглубь леса.