Интуиция буквально визжала, что мы на правильном пути, и что нас ожидает бой, поэтому я решил максимально подготовиться.

Снова натягиваю выстиранный прачкой генерала Осташева камуфляж, берцы, пистолет в набедренную кобуру, бронежилет «Корсар» и поверх всего накинул самодельный маскировочный костюм. На карабин, с вставленным десятизарядным магазином, который существенно уменьшал его габариты, установил глушитель и кронштейн с оптическим прицелом. После этого накрутил несколько полос ткани зеленого, коричневого и серого цветов на открытые части карабина, так чтоб не мешать работе автоматики, и легкой рысцой двинулся в сторону усадьбы.

Стеблов издалека как заядлый вуайерист с огромным интересом поглядывал на мои манипуляции. В данной ситуации светить свой камуфляж, про который уже многие слышали, было меньшим злом, нежели участвовать в бою в неудобной, стесняющей движения одежде.

Мне понадобилось минут двадцать, чтоб выйти к усадьбе и заняться наблюдением. Ничего особенного. Большой двухэтажный дом, с явными следами запустения, широкий двор, хозяйственные постройки в стороне, конюшня. Я присмотрел неплохую позицию, с которой практически все просматривалось, нарезал веток и пучков травы, закрепил в специальных петельках на маскировочном костюме и максимально скрытно стал продвигаться ближе к усадьбе. Кинув взгляд на часы, убедился, что у меня есть еще минут десять, и удобно улегшись, начал с интересом с расстояния ста метров в бинокль рассматривать место возможного боевого столкновения.

«Опа. А ведь нас ждут» — со стороны конюшни быстрым, волевым шагом шел высокий крепыш лет сорока, в обычном для этого времени костюме состоятельного дворянина, видимо хозяин поместья. Рядом с ним в позе адъютанта, на шаг назад и справа шел такой же дядька в рассвете сил, в котором трудно было отыскать следы дворянского происхождения, но он был вооружен ружьем, висящим за плечом на ремне и двумя пистолетами, засунутыми за широкий пояс, на котором висел клинок в ножнах. Ну, прямо пират какой-то, вооруженный до зубов, а вот у хозяина даже маленького ножичка не видно, странно. Присмотревшись через оптический прицел, обнаружил еще пять вооруженных человек. Двое скрывались на балконе в доме, двое в кустах недалеко от конюшни, и один сидел вроде бы на часах, скрывшись в саду, поглядывая на дорогу. Я в который раз поздравил себя за предусмотрительность и стал ожидать появления ротмистра Стеблова.

Вот показалась знакомая повозка, за которой верхом ехал прикомандированный урядник. Как только это произошло, что все увиденные мной вооруженные ружьями бойцы, попрятались, и дом погрузился в тишину. Даже дворовые девки, которые до этого бегали по двору как курицы, где-то затаились.

Встречать Стеблова вышел какой-то дядька, они проговорили недолго, после того как гость отказался пройти в дом, тот быстренько рванул по лестнице, видимо за хозяином, который выдержав ради приличия несколько минут, величественно спустился во двор. Да, это точно не попаданец, походка, выправка потомственного дворянина выдавали в нем человека этой эпохи. Значит он мне не нужен, я охочусь на того, кто, пользуясь оружием из будущего, проливает кровь невинных. Эта тварь, все свое преимущество пустила на элементарную уголовщину, поэтому он и опасен для меня, опасен для наших с генералом планов. Этот дятел и так уже привлек ненужное внимание, поэтому нужно срочно решать эту проблему, и для этого я использую ротмистра в качестве наживки, устроив перестрелку, в которую неизвестный стрелок обязательно ввяжется, решив, что тут у него нет достойных противников, которых стоит опасаться.

За такими рассуждениями, которыми я пытался оправдаться перед своей совестью, с интересом оглядывал дом, пытаясь отыскать позицию неизвестного стрелка. К сожалению, я видел только спрятавшихся подельников помещика, а вот кого-то с винтовкой из двадцатого века я так и не рассмотрел.

А вот события во дворе начали развиваться интересно — там появились новые действующие лица. Четверо верховых, все в форме, причем один из них явно офицер, который доброжелательно поздоровался со Стебловым, и трое нижних чинов.

«Родственничек с приближенными пожаловал, а вот главного действующего лица я не вижу. Блин ну где же ты?». Но мне не везло: пока нигде стрелка не наблюдалось.

Перед домом ситуация накалялась: Стеблов начал угрожать, достал из кармана гильзу и помахал перед носом у Кириченко, который сузил глаза и коротко кивнул своему родственнику в форме корпуса жандармов. Тот коротко и неожиданно ударил ротмистра кулаком в живот. Митяй, звероподобный помощник Стеблова попытался выхватить пистолет, но его сбили с ног стоящие сзади жандармы, и начали крутить руки, несколько раз ударив палкой по голове. Прикомандированного урядника, один из жандармов просто и без изысков рубанул шашкой, тот взмахнув руками, упал с лошади и остался лежать. Через оптику мне было видно, как вокруг его головы растекается кровавое пятно и тут же впитывается в землю. Что ж, первая кровь пролита и не нами.

Кириченко со своим родственничком стали допрашивать поставленного перед ними на колени Стеблова, но тот, получив несколько зуботычен и заливаясь кровью из разбитой головы, пытался вырваться из рук держащих его дюжих мужиков, которые по команде помещика вышли из своих укрытий и присоединились к допросу. Услужливый дворецкий рылся к повозке и с радостным криком принес хозяину стопку писем, которые с собой вез ротмистр. Помещик с интересом рассматривал захваченные документы и, прочитав, отдавал бумаги своему родственнику для ознакомления.

Так прошло минут десять. Стеблов отгреб еще пару раз, но оставался все таким же задиристым и энергичным, не смотря на залитое кровью лицо. Видимо бандитам это наскучило и главарь, а это точно был он, я в этом уже не сомневался, дал команду прирезать Стеблова и его подчиненного. Что ж теперь пришло мое время.

Мне их еще нужно будет допросить, поэтому придется для начала сделать подранка. Расстояние метров сто двадцать, для моего карабина в принципе самая действенная дистанция и я осторожненько подвел прицел к ноге предателя-жандарма и плавно отжал спусковой крючок.

Хлыст-с-с-с. Я явственно видел попадание и человек, в офицерском мундире корпуса жандармов дико закричав, упал на землю.

Тут же перевел маркер прицела на мужика, занесшего над Стебловым большой мясницкий нож. Хлыст-с-с-с. Экспансивная пуля, с мягкой свинцовой начинкой попав в грудь, деформировалась и, раскрошив ребра, вышла из спины, оставив большую рваную рану. Ноги сразу подогнулись, и человек, как тряпичная кукла, упал на землю. Стоящих сзади двух жандармов забрызгало кровью. На фоне диких криков раненного офицера, они замерли, пытаясь понять, откуда идет смерть. Хлыст-с-с-с. Второй держащий ротмистра мужик упал рядом. Даже отсюда я прекрасно видел, как из развороченной груди хлещет красная артериальная кровь. Хлыст-с-с-с. Падает жандарм. Тут все задергались и закричали. Помощник хозяина наугад разрядил два своих пистолета буквально на мгновение закрыв все пространство клубами дыма. Но вот ведь человек, как угадал направление — стрелял именно в мою сторону, вот он и стал моей следующей целью. Хлыст-с-с-с.

«Твою мать!» — промахнулся, дядька лихо начал покидать сектор обстрела, петляя как заяц. Хлыст-с-с-с. Хлыст-с-с-с. Попал. Он не добежал до конюшни буквально десяти метров, это стало сигналом. Все, кто имел оружие стали стрелять в мою сторону, хотя абсолютно меня не видя.

Хлыст-с-с-с. Хлыст-с-с-с. Еще один лег.

Люди разбегались как тараканы, оставив на площадке перед домом тела убитых бандитов. Жандармский офицер орал благим матом. В это же время ротмистр весьма быстро сориентировался и энергично пополз к лежащим на земле его сабле и пистолету. Потом короткая перебежка к Митяю, которого так и оставили лежать связанным и не подающим признаки жизни.

Хлыст-с-с-с. Выглянувший из-за парапета балкона стрелок с ружьем, получил пулю в голову и исчез. Все пусто. Пока я доставал из разгрузки тридцатипатронный бакелитовый магазин, помещик успел перебежать в дом и скрыться за дверью. Со стороны дома раздалась еще несколько выстрелов, демаскируя стрелков густыми облаками дыма. Хлыст-с-с-с. Спрятавшийся в конюшне мужик с ружьем упал набок и задрыгал ногами.

В это время ротмистр вытащил из ножен саблю, прихватив пистолет, побежал к дому. Я волей ни волей сопровождал его прицелом: такой рывок и скорость, вот как люди шли в атаку. Я аж позавидовал ему. Бам. Бам. Ротмистр выронив саблю и пистолет, упал на землю.

«Твою мать! Это ж самозарядка лупит» — звук очень сильно отличался от хлопков гладкоствольных ружей заряженных дымным порохом.

Я лихорадочно стал искать стрелка. Первый этаж, открыто окно, наверно там. Вот он! В темноте проема увидел силуэт стрелка и направленную в мою сторону винтовку. Бам. Хлыст-с-с-с. Бам. Хлыст-с-с-с.

Я стрелял с упора, а он навскидку. Первая пуля взбила возле меня землю, вторая ушла в молоко. Мой второй выстрел был и не нужен, но я просто сильно испугался чпокающего хлопка возле себя, и уже панически нажал на спусковой крючок второй раз, держа в прицеле дернувшийся от попадания силуэт стрелка.

Даже отсюда я услышал дикий крик «Барина убили!». В окне мелькнул еще силуэт. Хлыст-с-с-с. Крик захлебнулся.

«Блин да сколько их!» по моим прикидкам еще человека три где-то прятались.

Тут случилось чудо. Прямо возле крыльца поднялся окровавленный человек в форме полицейского урядника. Правая рука висела вдоль тела, и только в левой он держал пистолет. Это выглядело страшно и одновременно так завораживающе. Вот это человек, выживет, ну точно корешем станет.

— А ну сдавайтесь нехристи! Иначе всех кончим, никому пощады не будет!

Даже на таком расстоянии я, услышав его крик, стал лихорадочно водить стволом, в поисках противников. Но тут случилось еще одно чудо. Из кустов, из конюшни, из дома вышли пятеро человек, двое из которых были в форме жандармов, и боязливо побросав оружие, остались стоять на месте.

— А ну быстро развязать моего человека.

Силы его были на исходе, и команда уже звучала как-то глухо. Двое тут же бросились развязывать уже очнувшегося Митяя, помощника Стеблова. Другой стал перевязывать первого подстреленного офицера-жандарма, который от потери крови уже потерял сознание. Еще минуту посматривая на окна, убедившись, что ниоткуда уже ничего не угрожает, спокойно встал и быстрым шагом двинулся к дому.

Люди с ужасом смотрели на приближающееся со стороны леса мохнатое чудовище. Откинув за спину накидку, я подошел и уже стал сам раздавать команды.

— Митяй!

Развязанный и растирающий руки жандарм зыркнул из-под кустистых бровей, кивнул, как бы принимая мое старшинство, пробасил:

— Я ваше благородие.

— В дом, пусть девки перевязывают раненных, а этих в сарай, от греха подальше — показав стволом на стоящих невдалеке сдавшихся людей. — Ротмистра я сам посмотрю.

Побили его знатно, но не смертельно, а вот винтовочная пуля пробила ему плечо, и он потерял много крови. У меня с собой была аптечка и, разрезав штык-ножом ему одежду и стал обрабатывать рану.

Через пару минут услышав рядом сопение, повернул голову и увидел стоящего Митяя, который пытливо поглядывал на мои действия.

— Ну что?

— Заперли.

— Пошли в трактир посыльного, чтоб остальные жандармы сюда прибыли. Тут сейчас придется поработать.

— Так они может того…

И оно показал в сторону лежащего невдалеке застреленного жандарма.

— Думаю, все предатели были здесь. А нам по любому подкрепление нужно, вдвоем мы тут точно не справимся.

Оставив ротмистра на Митяя, я пошел в дом, посмотреть на стрелка и на винтовку. Вот он лежит в луже крови, ну точно тот самый помещик. Первая пуля пробила ему шею, вторая снесла половину черепа. Да, этого уже не допросишь. А вот и винтовочка. Хм. СВТ-40 с оптикой, причем не новомодной, а родной, советской, раритет. А состояние — ну точно свежак. Оттерев кровь, я прочитал на казеннике год производства «1941». Блин все интереснее и интереснее.

Собрав все гильзы и пошарив в карманах убитого, нашел два целых, набитых патронами магазина. Н-да, подготовился он знатно и с таким стволом это мы еще неплохо отделались. Но вот где попаданец? Вопрос оставался без ответа.

Захватив самозарядку, я вышел на улицу и нашел дворецкого, который буквально несколько минут назад услужливо рылся в вещах Стеблова. Этот гаденышь быстро просек, что хозяина грохнули и скоро тут будет толпа жандармов, так что стал набирать себе баллы, прогибаясь и норовя лизнуть мне пятки, напоминая слюнявую махровую собачонку.

Как он вовремя появился, частенько такие люди становились агентами, из своей холуйской породы сдавая близких, прошлых хозяев, а при смене власти, как правило, неслись в первых рядах присягнуть на верность. Дрянь человек, но в данной ситуации, когда основные фигуранты либо без сознания, либо с развороченной черепушкой, он будет лучшим источником информации.

К тому времени я уже избавился от маскировочного костюма свернув его в скатку и расхаживал по дому в камуфляже, броннике и с карабином на перевес и слушал признания дворецкого.

Историю он рассказал классную, прямо заслушаешься. Быстро смекнув, что меня интересует, он сразу настроился на нужный лад и запел не хуже Шахеризады.

— Да были необычные люди. Двое. Девушка в срамной юбке, с ремнем и сумкой с большим красным крестом и с ней раненный мужчина. С ними разговаривал барин, потом они куда-то делись…

Это все что он знает. Да барин куда то ездил со своими вооруженными людьми, в последнее время часто гостил Илья Гаврилович, дальний родственник, офицер, в данный момент лежащий с простреленной ногой и без сознания.

Я его так пытал еще минут двадцать, ловля на мелочах, выясняя подробности. В итоге с его помощью нашел тайник в кабинете бывшего хозяина, где лежали еще пятьдесят винтовочных патронов и немного денег. Деньги конечно хорошо, отдам семье убитого урядника, но меня больше интересовал пистолет ТТ, или какое-то другое оружие типа ППД или ППШ, в котором использовались аналогичные боеприпасы. Не найдя ничего более интересного принялся пересматривать бумаги хозяина поместья. В это время дворовые занесли ротмистра в дом и разместили в гостевой комнате. Услужливый дворецкий послал гонца за доктором, который прибыл весьма быстро, что заставило меня сделать заметку в голове и поинтересоваться такой оперативностью — я в этом мире не первую неделю и уже начал привыкать к местной неторопливости. Видимо его сюда часто звали и за молчание неплохо платили. Но тут он начал важничать и я ради интереса высказал свои соображения относительно лечения бандитов. Этот толстый, грузный человек покрылся потом и затрясся как заяц. Пришлось на него наехать и заставить трудиться в наших интересах, заодно спросил про необычных людей. О как, да он оказывается, и их видел, точнее мужчину и лечил его. Диагноз? Огнестрел.

— И каково состояние было мужчины.

— П-п-п-потерял много крови, но организм молодой, здоровый, должен был выкарабкаться.

— Вы давно его не видели?

— Да уже недели две.

— Где вы его осматривали?

— В каком-то доме в лесу, меня туда возили в закрытой карете.

Блин, опять цепочка обрывается.

Снова начал пытать дворецкого. Что-то урод знает, но отмораживается, а точнее тянет время. Тут на улице послышался топот и на территорию усадьбы ворвался отряд жандармов и полицейских, которых мы оставили в трактире. Дом наполнился топотом и в кабинет помещика, где допрашивал дворецкого с пистолетами ворвались сразу трое человек. Узнав меня, они остановились. Я выпихнул из комнаты дворецкого и подозвал старшего из них, сорокопятилетнего урядника.

— Вы знаете меня?

Он удивился. Но все не сводил взгляда с моей формы.

— Конечно, ваше благородие. Вы же с нами ехали, а потом с господином ротмистром отправились в усадьбу…

«Хорошо, начнем надувать щеки и разовьем бурную деятельность. Странно что ТТ я не нашел».

— Значит так, представлюсь. Капитан, граф Осташев. Особый отдел Собственной Его Императорского Величества канцелярии. Поручик Кулькин, штаб-офицер Тульского отделения корпуса жандармов оказался предателем. Он с некоторыми из своих подчиненных покрывал грабителей, главарь которых являлся его родственником. Теперь понятно, почему бандитам так долго удавалось уходить от преследования. Как доказательство, украденные ценности, найденные в тайнике в доме помещика Кириченко, плюс к тому нападение на ротмистра Стеблова с целью смертоубийства для заметания следов. Нам удалось выявить троих, но сколько еще пособников бандитов осталось на свободе и особенно носит мундир полиции или корпуса жандармов, предстоит выяснять. Сейчас будем наблюдать за каждым, и делать выводы…

Дядька не был дураком, да и на улице он насмотрелся на трупы, поэтому только мельком глянув на разложенные на столе пачки с ассигнациями и золотые изделия, он кивнул, показывая готовность сотрудничать и от себя только добвавил.

— Так вот откуда у этих паршивцев денежки водились… Что делать дальше, ваше благородие?

Я параллельно рассматривал бумаги в секретере хозяина усадьбы.

— У них где-то в лесу спрятаны два человека. Дворецкий что-то знает, но помалкивает и кажется тянет время. Должен еще знать кто-то из дворни, ну там конюхи, возницы. Результаты нужны быстро. Так что не стесняйтесь, применяйте силу, но выбейте мне эту информацию. Еще спрашивайте про поездки в Тулу, про оружейников и про необычное оружие и про гостей… Опа, а что это?

Случайно открыв в секрете тайную дверцу, вытащил небольшую стопочку документов. Среди бумаг нашел небольшую книжицу, в красной обложке. К моему удивлению я держал в руках комсомольский билет на имя Кривошеева Степана Ильича 1919 года рождения.

— Твою мать!

Следующая две книжки были наставления по стрелковому делу по винтовкам Мосина и СВТ-40. А вот следующие документы меня поразили. Написанная от руки история Крымской войны, где были указаны все ключевые фигуры, даты и главное тут же лежал текст перевода этого документа на английский язык. Моих скромных знаний иностранных языков хватило в этом убедиться, и настроение у меня сразу ухудшилось. Этот гаденыш ну точно собирался толкнуть информацию из будущего англичанам.

— Что, ваше благородие.

— Дворецкого бери в оборот. Делай с ним что хочешь, но выбей из него, где находится этот дом в лесу, и главное, почему он тянет время. Запомни, если мы прошляпим и потеряем время, всем вспомнят предательство вашего штаб-офицера…

Объяснять не нужно было, урядник все и так понял и через несколько десятков секунд на улице раздался визг — суровые дядьки потрошили бедного дворецкого.

Зайдя в спальню, я снял первую попавшуюся наволочку, ссыпал в нее все что удалось найти интересного, замотал СВТ-40 в простыню и вышел во двор, где уже собралась приличная толпа крестьян из соседних деревень. Выстрелы слышали многие, и приезд большой группы полицейских не остался незамеченным. Бедное на развлекуху крестьянство и бросилось посмотреть на потеху, тем более про барина в последнее время ходили очень неприятные слухи, да и скор был он на расправу.

Дворецкого уже отливали водой из колодца после первого раунда переговоров, а я с интересом рассматривал собравшихся вокруг крепостных в домотканых рубахах, платьях и лаптях. Уже собрался подойти к месту допроса, когда взгляд остановился на мальчугане лет десяти, в необычного цвета рубахе, отличающейся от общего фона и цветом и качеством. Подойдя ближе, я удивленно рассматривал перешитую командирскую гимнастерку, которую гордо носил крестьянский отпрыск. На чуть выгоревшем воротнике даже просматривались места, откуда были спороты петлицы.

— Урядник!

— Я, ваше благородие.

Оторвавшись от поливания водой сомлевшего дворецкого, урядник подбежал ко мне.

— Вон видишь малец в необычной рубахе, осторожно, чтоб не спугнуть приведи его ко мне и, пока я буду с ним беседовать, узнай, кто у него родители и в каком дворе он живет.

— Понял.

Через две минуты я общался с мальцом. Ну если кратко, то зовут Мишкой, отец лесник, рубаху он принес и мамка ее перешила. Я его спросил про петлицы, да были, мамка срезала и отдала сестренкам играться. Надо срочно идти разговаривать с родителями, но малец, с детской непосредственностью сказал, что папка с утра ушел в лес с немцем, который ему деньгу дал.

«Блин. Еще этого не хватало».

Тут меня позвал Митяй, который выскочил на крыльцо из дверей дома.

— Ваше благородие, господин ротмистр в себя пришли, вас просят.

— Хорошо, сейчас иду.

А сам повернулся к уряднику.

— Быстро лошадей, для меня, себя и двух сопровождающих. Сейчас срочно несемся в деревню, в гости к этому мальцу.

Пока началась кутерьма, я быстро влетел в дом и буквально бегом влетел в гостевую комнату, где доктор обхаживал раненного офицера из столицы. Увидев меня, Стеблов слабо улыбнулся. Вытолкнув доктора за двери на пару минут, нам удалось поговорить без свидетелей.

— Ну что Александр Павлович, нашли вы своих знакомых?

— Знакомых нет, а вот оружие — да. Точно оттуда. Только стрелял помещик Кириченко и на его совести полицейские. Судя по всему, гостей держат в каком-то домике в лесу, но это не все.

— Что?

— Утром лесник повел к тому домику какого-то немца.

Как ротмистру не было плохо, но и до него дошло.

— Вы думаете, они хотели это оружие иностранцам продать?

— И не только оружие. Я нашел определенную секретную информацию, которую могли сообщить эти люди и ее перевод на английский язык…

— Час от часу не легче…

— В общем так, Игорь Генрихович, пока вы не в состоянии, беру руководство операции на себя. Тут уж не взыщите, времени мало нужны срочные меры иначе важная стратегическая информация уйдет к противнику.

— Действуйте, Александр Павлович, теперь и я верю вам.

Еще бы. Самозарядную винтовку я завернул в простыню, обмотал жгутом, организовав некое подобие печати, и строго настрого приказал Митяю беречь сей предмет не меньше чем жизнь раненного ротмистра Стеблова.

Затем была скачка верхом в деревню. Мальца посадил к себе в седло урядник и через десять минут мы уже спешивались возле его дома. Мамка, увидев сына и такое количество вооруженных людей, впала в прострацию и что-то лепетала. Пришлось прикрикнуть на нее, чтобы получить вразумительные ответы.

Петлицы, споротые с гимнастерки, нашли, ими игрались младшие сестренки. Я держал в руках эти кусочки материи из другого времени и поражался, какие сюрпризы иногда выкидывает жизнь. Обычные черные командирские петлицы с тремя кубарями и эмблемой артиллерии в виде перекрещенных пушечных стволов.

Что ж еще одно доказательство. Петлицы я конечно забрал, но не просто так, а одарил запуганную женщину рублем, что судя по ее глазам было очень серьезной суммой. После этого она уже вразумительно рассказала, что муж принес рубаху, сказал, что нашел в лесу, а она перешила обновку для старшенького. Потом уже пошел стандартный допрос.

— Что за людей повел в лес муж?

— Дворецкий из барской усадьбы приказал провести.

Я повернул голову к уряднику, который стоял рядом. Тот меня прекрасно понял. Теперь дворецкий отгребет еще за молчание.

— Кто и сколько их было?

— Какой-то немчин и с ним пятеро человек, все с ружьями, наверно на охоту.

— Кто еще нас сможет туда отвести? Мужу угрожает опасность.

Тут вызвался малец. Оказывается, он с отцом много мотался по лесу и прекрасно знал, где охотничий домик и куда отец повел гостей.

Мы быстро собрались и, не дожидаясь подкрепления, вчетвером рванули верхом в лес, взяв в качестве проводника сына лесника. Вскоре лес стал более густым и пришлось спешиться и оставить лошадей на попечение одного из людей урядника.

Уже подходя к домику, по словам маленького Мишки, мы услышали крики и как кто-то глубоко дыша несется по лесу в нашу сторону. Мы затаились за поваленным деревом, и стали ждать развития ситуации. Я не стал скручивать с карабина глушитель и, переставив вместо оптического прицела коллиматорный, приготовился к встрече с неожиданностями. Неожиданность предстала перед нами в виде несущейся во всю прыть, путающейся в деревенском платье, стройной светловолосой девчонки, с короткой стрижкой и искаженным страхом лицом. За ней кто-то несся и она споткнувшись упал, видимо весьма сильно ударилась, застонала и зарыдала. Тут из леса появились двое преследователей. По виду русские, хотя явно бандитского вида. Они остановились возле девушки и один из них пнув ее ногой выругался.

— Вот лахудра, чуть не сбежала. Господин Джонс с нас шкуру бы спустил.

Увидев, что она не поднимается, закричал.

— А ну встала шалава!

И еще раз пнул ногой, потом схватил ее за руку и потянул на себя. Она закричала от боли, видимо или поломала или сильно потянула ногу.

Урядник вопросительно взглянул на меня. Увидев кивок, он стал медленно вытягивать пистолет. Я одними губами прошептал.

— Только тихо, без шума, они мне живыми нужны.

Он кивнул.

— Будет сделано, ваше благородие.

Я не успел ничего сделать, как трое полицейских рванули вперед и сбили с ног бандитов ударами кулаков. Потом уже привычно их скрутили, засунули кляпы и стали связывать. Сказывалась сноровка и я не пожалел что прихватил с собой таких бойцов.

— Урядник, этих в лес, расспроси по-быстрому, кто в доме, сколько их, кто главный, как собираются уходить, где оставили лошадей, кто в окрестностях им помогает.

Подойдя к девушке, я присел на корточки и заговорил.

— Добрый день девушка.

Она подняла искаженное болью лицо, на котором были видны следы слез, и удивленно рассматривала полицейских, но еще больше удивление у нее вызвал мой наряд. Я еще раз окинул ее взглядом, особенно прическу и решился, вспомнив про «девку в срамном платье, с ремнем и сумкой с красным крестом».

— Вы ведь санинструктор?

Ее лицо изменилось. У нее в глазах засветилась надежда и сквозь выражение боли проявилась какая-то детская робкая улыбка, и она сразу похорошела.

«А ведь она симпатичная деваха» — подумал я про себя.

— Вы пришли за нами?

— Да. Кривошеев остался в доме?

Она кивнула головой. Понятно. Я помог ей нормально сесть. Наташа, так ее звали, позволила мне взять ее ногу, снять армейский сапог и смотать портянку. Увидев, что там всего лишь вывих, я стал бинтовать ей стопу бинтом, который привычно достал из разгрузки и разорвал зубами обертку. От такого привычного движения она сразу поверила, что я свой и весело защебетала. Видно девчонка соскучилась по нормальному общению, в эти времена с женщинами не сильно церемонились на бытовом уровне. Все это время я ее расспрашивал, в такой интересной форме выведывая нужную мне информацию. Невдалеке раздались тихие всхлипы и звуки ударов — урядник выполнял приказ, добывал сведения в полевых условиях. Наташа несколько раз испуганно оглянулась, но женская интуиция подсказывала, что ей ничего не угрожает и она успокоилась.