Все о лошадях. Полное руководство по правильному уходу, кормлению, содержанию, выездке

Скрипник Игорь

Лошади-знаменитости

 

 

В благодарность за добрую службу издавна казахи слагали о тулпарах песни, легенды и сказки. Древние греки и римляне пошли еще дальше – выдающимся непарнокопытным ставили мавзолеи, воздвигали в их честь мраморные колонны, изображения чеканили на монетах и высекали в камне. А Ричард III – тот вообще полцарства за коня обещал. Если разобраться, то обещал он гораздо больше. Цитата из трагедии Шекспира «A horse, a horse! My kingdom for a horse» буквально переводится «Коня, коня! Мое царство за коня».

Расскажем о наиболее выдающихся непарнокопытных – как мифических, так и реальных.

 

И мифы, и легенды…

Абсент, его сын и внуки. Самая знаменитая лошадь СССР. В 1960 году на Олимпийских играх в Риме он завоевал в выездке первую высшую олимпийскую награду в истории советского конного спорта. Растили Абсента на конезаводе совхоза «Луговской» (Меркенский район, Джамбулская область), там же благодарные люди установили памятник коню. Недавно исследователи пришли к выводу, что Абсент не был чистокровным ахалтекинцем, поскольку его отец – арабский жеребец Казбек (одна из любимых лошадей маршала Жукова), а мать – ахалтекинская кобыла.

Советскому спорту Абсент служил до 18 лет, затем из него едва не сварили казы по причине халатности работников конезавода. После столь сильного морального потрясения конь попал в конюшню московских армейцев. «Демобилизовавшись», Абсент вновь вернулся на родину, а затем был переправлен доживать свой век на 54-й конезавод, что на берегу Иссык-Куля. Сын Абсента – Абакан – тоже оставил свой отпечаток подковы в истории: в 1976 году стал призером чемпионата мира по выездке, в течение восьми лет входил в состав сборной страны. Внуки и правнуки Абсента являются сильнейшими в мире и завоевывают призовые места.

Липицианские кони. В Штирии (Австрия) выращивают и воспитывают ученых лошадей, танцующих вальсы в императорской резиденции в Вене. Рождаются они абсолютно черными, а через несколько лет полностью седеют. Приравнены к госслужащим и по окончании артистической карьеры получают полное государственное довольствие, возвращаясь в то же стойло родной фермы, где родились.

Пегас. Крылатый конь – сын Посейдона и Медузы Горгоны, но родился при помощи Персея, появившись из туловища убитой им Горгоны. Пегас вознесся на Олимп, чтобы доставлять Зевсу громы и молнии. Символизирует творчество, поскольку копытом своим выбил из-под земли Гиппокрену – источник муз, обладающий свойством вдохновлять поэтов.

Лошадь Пржевальского. Пржевальский шел в Тибет за истиной, а нашел лошадь. Выяснилось, что лошадь Пржевальского не является предком современной лошади, как это считалось ранее. Все дело в одном-единственном гене! Современные кони произошли не от этой неказистой степной лошадки, а от другой – тарпана.

Тарпаны были редкостью уже в прошлом веке, но еще встречались в Польше и на юге России.

Росинант. Знаменитый конь Дон Кихота, героя романа Мигеля де Сервантеса. «Росинант обыкновенно не отличался особой ретивостью, но тут, почуяв свободу, он приободрился, а так как, не в обиду ему будь сказано, курбетов он делать не умел, то ограничился тем, что стал перебирать ногами. Дон Кихот же, глядя на Росинанта, подумал, что это добрый знак – знак того, что пора вступить в жестокий бой».

Буцефал. Конь Александра Македонского. В переводе с греческого его кличка означает «бычьеголовый». В добавление к этой не очень красивой для лошади характеристике скажем, что у него было по два недоразвитых пальца на передних ногах, как у далекого предка лошадей меригуппуса. По всей вероятности, рост Буцефала был немногим больше, чем у клеппера. В старину вообще рослой лошадью считалась лошадь до 140 см в холке! Когда конь погиб, Македонский основал город и назвал его именем.

Арвайхээр. Памятник жеребцу Арвайхээру является гордостью жителей небольшого монгольского города Арвайхээра. Заметьте, кличка лошади дана не по названию города, а город получил название от клички лошади. А прославился жеребец Арвайхээр тем, что в течение 20 лет побеждал на скачках всех соперников.

Кентавры. Миф о кентаврах появился, скорее всего, вследствие весьма частых набегов скифской конницы на греческие города. Древние греки, столкнувшись с кочевниками, решили, что это особенные существа: полулюди, полулошади. Когда скиф сидел в седле, со стороны казалось, что конь и человек составляют единое целое.

Боливар. «Мне очень жаль, Билл, что твоя Гнедая сломала ногу, но Боливар не вынесет двоих!..» («Дороги, которые мы выбираем»). Неизвестно, существовал этот конь в действительности или нет, но тем не менее фраза О’Генри стала крылатой.

Эклипс. Выступал на скачках двадцать три года и ни разу не был побежден, за что получил титул «лошадь века». Сейчас на скачках в Дерби самым быстроногим скакунам присуждают премию Эклипса. Конь получил такое имя, потому что родился в день Эклипса – солнечного затмения – 1 апреля 1764 г. Экстерьер жеребца был на редкость странен: зад высок, плечи тяжелые и длинные, а когда скакал, то так тянул морду к земле, что жокеи часто с него сваливались.

После вскрытия рекордсмена выяснилось, почему он не знал поражений: у лошади века было феноменальное сердце – весом 6 кг 300 г! Впрочем, и на Эклипса есть своя Кинисем. Это – единственная лошадь, одержавшая на скачках больше побед, чем Эклипс. Первый раз выиграла в 1876 г. Затем 4 года подряд чистокровная кобыла выигрывала во всех скачках подряд.

Инцитатус (Быстроногий). Знаменит тем, что по нелепой воле римского императора Калигулы стал сенатором. Получил бы еще и высший чин – консула, если бы не убили его сумасбродного владельца.

Квадрат. У здания манежа 1 – го Московского конного завода стоит памятник Квадрату – жеребцу орловской породы рысаков. Почти 30 лет он был гордостью завода, неизменно выигрывая все традиционные призы. Однажды, когда после отчаянной борьбы с сильными соперниками наездник, чтобы не мучить Квадрата, опустил вожжи, рысак сам рванул, догнал лидера и вытянул шею так, что фотофиниш показал: нос Квадрата первым пересек линию финиша!

Анилин. А на конном заводе «Восход» в Краснодарском крае поставлен памятник скакуну чистокровной верховой породы Анилину. Он выиграл 22 скачки из 28, в которых принимал участие. Скакун славился своими звездными привычками. В годы славы у него был целый штат прислуги, время от времени он прикидывался больным и с наслаждением смотрел, как все вокруг суетятся.

 

Масти и аллюр

Чисто белых и черных лошадей не бывает. Белые (если они не альбиносы) – это светло-серые лошади. А черных называют вороными. Так уж повелось среди знатоков и любителей лошадей.

Итак, какие бывают масти?

Вороная – вся черная.

Караковая – черная с подпалинами (вокруг губ, глаз, в пахах волосы коричневые).

Рыжая – вся рыжая.

Гнедая – рыжая, но хвост и грива черные.

Каурая – светло-рыжая с желтыми подпалинами (волосами желтоватого цвета на морде и в пахах), хвост и грива беловато-рыжие.

Игреневая – редкая и красивая масть. Бывает светлоигреневая (темно-рыжая, но хвост и грива белые или дымчатые) и темно-игреневая (шоколадная, часто в яблоках, хвост и грива белые или дымчатые).

Буланая – волосы на туловище буро-желтые, иногда с красноватым оттенком; грива и хвост черные, часто темный ремень вдоль по хребту.

Соловая – желтая, тех же оттенков, что и буланая, но хвост и грива светлые.

Саврасая – сложная масть с массой оттенков. Наиболее частый ее вариант: туловище как у буланой, нижняя часть туловища, по животу, и ноги окрашены светлее, почти белые, грива и хвост черно-бурые. Вдоль по хребту темный ремень.

Серая – смесь белых волос с черными. Часто бывает серая в яблоках, реже – серая в гречке: по серому фону рассеяны мелкие, с гречневое зерно, черные или темнокоричневые пятна. Серая с красной гречкой называется форелевой. В молодости серая масть темнее, с возрастом она светлеет и может стать совсем белой.

Мышастая – цвет волос на туловище пепельный, грива, хвост и ремень вдоль по хребту черные (масть тарпана).

Мухортая – тоже мышастая, но с подпалинами (желтовато-коричневыми волосами вокруг ноздрей, в пахах и в подмышках).

Чалая – по всему телу смесь белых волос с черными, рыжими, желтыми, и получается тогда вороно-чалая, гнедо-чалая, булано-чалая и т. д.

Пегая – по фону любой какой-либо масти словно молоком растекаются большие, неправильной формы белые пятна (пежины). Масть, нелюбимая у коневодов. Арабы говорят: «Берегись пегого коня, он сродни корове». Индейцы же, напротив, всем другим мастям предпочитают пегую. Пегие лошади в их религиозных церемониях издавна участвуют. Сейчас в Аргентине, Канаде и США особый спрос на пегих лошадей.

Чубарая – по белому фону разбросаны небольшие, правильно очерченные пятна черного, рыжего и других цветов.

Бурая – «рубашка» (корпус) каштановая или цвета жженого кофе, грива и хвост темнее, с примесью черных волос.

Подласая – туловище красновато-коричневое, а на морде, в пахах и на животе шерсть белесоватая.

Аллюр. Аллюром называется ход, побежка лошади. Он не менее разнообразен, чем масти. Основных аллюров три: шаг, рысь и галоп. Не считая иноходи, когда лошадь выбрасывает вперед сначала ноги одной стороны, скажем, левой. Потом другой, правой.

На первом аллюре лошадь делает 110–130 шагов в минуту и проходит за это время 120 м. На рыси – 120180 шагов и пробегает за минуту 225 м. На галопе – 110140 прыжков в минуту, одолевая расстояние в 600–900 м, а это равняется 36–54 км в час. Но на скачках лучшие лошади бегут много резвее. Индиженес в 1960 г. на Эпсомском ипподроме в Англии прошел 1 км за 5 3,6 секунды (почти 68 км/ч). Короткий галоп называется «кентер», а самый резвый, полевой – карьером, или наметом.

 

Рекорды лошадей

На скачках лучшие лошади проходят километровую дистанцию со скоростью близкой к 70 км/ч. На бегах, рысистых испытаниях самые резвые рысаки (американской породы) пробегают английскую милю (1600 м) менее чем за две минуты.

В 1969 г. знаменитый наездник США Стенли Дансер ехал на побитие рекорда на жеребце Невель Прайде и прошел милю за 1 минуту 54 секунды, установив тем самым новый мировой рекорд (прежний – 1 минута 55,25 секунды – был показан в 1937 г. Грейхаундом). Среди рысаков-кобыл рекорд принадлежит Розалинд – 1 минута 56 секунд.

Рекордная резвость иноходцев американской стандарт-бредной породы – 1 минута 5 2 секунды (жеребец Стеди Стар в 1971 г.).

Рекорды орловских рысаков (таких, как Улов, Пилот, Пион) чуть больше двух минут на английскую милю.

Вблизи озера Ван, в пределах древнего государства Урарту, в стене церкви археологи нашли каменную стелу с надписью: «Могуществом бога Халди, Менуа, сын Итттпуини, говорит: с этого места конь по имени Арциви под Менуа прыгнул на 22 локтя». А 22 локтя, пишет В. Б. Ковалевская в книге «Конь и всадник», – это 11 м 22 см или 11 м 44 см. Долго не верили, что лошадь способна прыгнуть так далеко. Мировой рекорд, говорит В. Б. Ковалевская, по прыжкам в длину – 8,4 м. Впрочем, есть и другие данные: в 1950 г. в Ашхабаде ахалтекинский жеребец Перепел прыгнул в длину на 8 м 72 см.

«Если бы нам приходилось располагать только этими данными, можно было бы, наверно, упрекнуть царя Менуа в сильном преувеличении. Однако хорошим подтверждением возможности такого рекорда служит тот факт, что во время стипль-чеза при прыжке через канаву венгра Чандлера было зафиксировано расстояние 11 метров 28 сантиметров от начала толчка до приземления. Летом 1975 года при разыгрывании Большого приза Майзен-лайма для лучших всадников Европы был установлен новый рекорд. Победу одержал К. Бергманн из ФРГ на Свингере, прыгнувшем через жердевой заборчик и канаву на 22 метра 16 сантиметров. Именно ему был присужден Большой приз». Рекордный прыжок в высоту был установлен Ларрагибелем в 1949 г. в Чили на пятнадцатилетнем чистокровном Хуазе – 2 м 47 см.

Пробегов на дальние расстояния было много. Трудно сказать, который из них рекордный, потому что условия были разные. Например, в США в одном из розыгрышей кубка Тэвиса (стомильный пробег по пересеченной местности) победил полукровный арабский жеребец Панчо: он прошел дистанцию (160 км) за 12 часов 16 минут.

В Австралии, в окрестностях Сиднея, на сильно пересеченной местности был проведен стомильный пробег для лошадей разных пород. Победил арабский жеребец Шалави. Ехал на нем (без седла) профессор Мельбурнского университета Г. Стрешер. Он установил новый мировой рекорд: в 1968 г. прошел 160 км за 11 часов 24 минуты.

Английский ипполог (ученый, изучающий лошадей) Фразер на арабском жеребце проехал 2650 км за 18 дней.

Английский писатель Уильям Холт недавно совершил верхом на коне путешествие в 14 тысяч километров.

Конный пробег туркменских колхозников по маршруту Ашхабад – Москва (4300 км) был завершен за 84 дня. 350 км по безводной Каракумской пустыне прошли за три дня. В начале нашего века немец Эрих фон Хальцман проехал на маньчжурском пони 6 тысяч километров за 176 дней (по 35 км в день). Путь был нелегкий: пустыни Туркмении и Гоби, Алтайские горы. Температура воздуха днем поднималась до 50 °C, ночью падала до 0 °C и ниже.

За сутки верховые лошади проходят немногим больше 300 км. Интересно сравнить с человеком. В 1954 г. У. Хейвард из Южной Африки пробежал за сутки с небольшими остановками 256 км. Его рекорд близок к тому, на что способна лошадь, и более чем в шесть раз превышает классическую марафонскую дистанцию (42 км 195 м).

Самый большой груз, который одолел человек, – 606 кг. Его передвинул на шесть метров англичанин Джерри Уорд в 1972 году. Вот тут, в передвижении тяжестей, лошадь намного обогнала человека. Не килограммами, а тоннами исчисляются ее достижения. И многими тоннами. Рекорд – 22 тонны 991 килограмм. Его показал в 1957 г. советский тяжеловоз Форс. По гладкой дороге на телеге с колесами на подшипниках и с пневматическими шинами он провез без малого 23 тонны на расстояние 35 метров. Но здесь необходимо сказать, что любая самая сильная лошадь сдвинуть такую тяжесть с места не может. Когда лошадь уже тронулась, увозя в телеге основную массу груза, к нему на ходу прибавляют понемногу мешки с песком, пока лошадь не встанет.

На равнинах вьючная лошадь может нести на спине поклажу, равную половине ее веса, в горах – только 40 %. Опять-таки сравним с человеком: для него предельная нагрузка 125 % собственного веса.

Самой большой лошадью мира считается тяжеловоз породы брабансон по кличке Бруклин Сюпрем. Его рост в холке – 198 см, обхват груди – 310 см, вес – 1374 кг.

В Англии пони называют всех лошадей ростом не больше 125 см, в Германии – ниже 120 сантиметров. Шетландские пони – древнейшая порода, которую разводят на Шетландских и Оркнейских островах, их рост – 75-109 см. Но и это не самые маленькие лошади.

В Аргентине на ферме неподалеку от Буэнос-Айреса Юлио Цезаре Фалабела давно уже разводит крошечных лошадок. Весом они не больше 25 кг, а их рост в холке 40 см. Мини-пони удивительно выносливы: после многочасового бега галопом им достаточно всего нескольких минут, чтобы отдохнуть и набраться сил для новой скачки. Живут они очень долго, до 40 лет. Руководители «Дисней-лэнда» – «игрушечной» сказочной страны для детей, где все крошечное и в разных аттракционах «оживают» герои и события известных сказок, – купили у сеньора Фалабела 7 0 его лошадок-лилипутов. На них будут кататься дети. Однако право на обладание самой маленькой лошадью у сеньора Фалабела оспаривает фермер из Филадельфии: он вырастил жеребенка ростом в 35 см и весом чуть больше 6 кг и утверждает, что этот жеребенок и взрослый не будет весить больше 9 кг. И наконец, последний рекорд. Какая лошадь дольше всех прожила на свете? Старина Билли. Он умер в возрасте 62 лет (годы его жизни 1822–1884).

 

Скачки на лошадях

С тех пор как лошадь стала домашней, скачки были всегда и у всех народов, имевших лошадей. Но нигде они не занимали столь почетного места, как у древних греков и римлян.

Начало Олимпийских игр таится во тьме минувших веков. Возможно, они возникли в IX в. до н. э. Первое документальное упоминание об Олимпийских играх относится к 776 г. до н. э.

96 лет спустя, в 680 г., в программу XXV Олимпийских игр уже входили состязания колесниц. Затем в 648 г. (XXXIII Олимпийские игры), начались скачки верховых всадников. История сохранила нам имена многих победителей на Олимпиадах. Среди них царь Филипп, отец Александра Македонского, Кимон из Афин, отец Мильтиада, знаменитого полководца, победителя при Марафоне. Лошади Кимона трижды подряд приходили первыми на Олимпийских играх. Когда лошади пали, их похоронили в могиле с богатым памятником напротив фамильного склепа. Самому Кимону эти победы принесли гибель: из зависти его убили сыновья афинского тирана Пейсистрата.

На одной из Олимпиад среди судей разгорелся горячий спор: присуждать первую премию или нет. Дело в том, что одна из лошадей по кличке Аура сбросила всадника перед самым стартом, без него проскакала всю дистанцию, обогнав всех лошадей, и спокойно остановилась перед судьями на финише. Первый приз ей все-таки присудили (в наши дни лошадь бы дисквалифицировали). На могиле, где похоронили эту лошадь, поставили памятник.

Позднее скачки колесниц и всадников стали самым любимым спортом римлян. Когда приходило время Олимпийских, Пифийских, Палатинских и других игр, вся огромная Римская империя, от Британии до Египта, от Испании до Кавказских гор, приходила в великое возбуждение. Даже в сенате разговоры о государственных делах уступали место горячим спорам: кто победит – красные или зеленые, пурпурные или желтые.

Квадриги, четырехконные колесницы и одежды возниц конно-спортивных клубов красились в традиционные цвета: сначала их было четыре – белый, зеленый, красный и синий. Император Домициан (I в. н. э.) прибавил еще два – желтый и пурпурный.

Император Калигула «болел» за зеленых, и так серьезно, что даже ел и спал в конюшнях. «А вознице Евтиху, – пишет Светоний, – после какой-то пирушки дал в подарок два миллиона сестерциев».

Римский писатель Плиний Старший рассказал про римлянина Цецина из Вольтера, большого любителя конских скачек. Отправляясь на ипподром, он «имел обыкновение брать с собой ласточек, пойманных под крышами домов своих друзей». Если его лошади получали призы, Цецин красил птиц в цвет, под которым выступали его колесницы, отпускал ласточек на волю, «очень хорошо зная, что каждая вскоре вернется в свое гнездо».

От времен после падения Римской империи сохранилось мало известий о скачках. Они, очевидно, проводились, но не в таких грандиозных масштабах, как в дни процветания Греции и Рима. Известно, что в XIII в. в Англии скачки были любимым народным развлечением. В Ньюмаркете, известном центре конного спорта и разведения чистокровных лошадей, регулярные скачки проводились с 1309 г. Традиционные скачки в Аскоте ведут свое начало с 1711 г. Знаменитая скачка «Дерби» (названа так по фамилии графа Дерби, одного из лучших коннозаводчиков) впервые состоялась в 1780 г. в Эпсоме.

На этих ипподромах проверялась резвость лучших в Англии лошадей, основателей самой быстроногой в мире скаковой породы – английской чистокровной.

 

Умные лошади

Умный Ганс – любимец учителя математики Вильгельма фон Остена, у которого было хобби – коллекционировать породистых лошадей. Умный Ганс, вороной жеребец орловской рысистой породы, прославил имя своего владельца изумительными способностями. Все началось будто бы с того, что, как решил Вильгельм Остен, Ганс понимал человеческую речь. Когда хозяин читал ему грустные сказки, конь стоял понурый и опечаленный. Если сказка была с хорошим концом, то и Ганс приободрялся. Затем Остен обнаружил, что его удивительная лошадь умеет… считать. Он спрашивал ее, сколько будет, скажем, три плюс пять, и Ганс отвечал ему восемью ударами копытом по земле.

Он не только знал сложение и вычитание, но мог и умножать, делить, решать задачи с дробями.

Он научился даже читать. Остен обучил его этой науке, пользуясь азбукой Морзе. Каждой букве соответствовало определенное число ударов копытом, следовавших быстро друг за другом и через небольшие паузы. Остен показывал ему картинки с изображением лошади, дома, его яслей, и Ганс отстукивал ему в ответ то число ударов, сколько в азбуке Морзе соответствовало каждой букве в названии показанных ему предметов на картинке.

Больше того, он мог сказать (ударами копыта по земле), какой сегодня день месяца (когда показывали календарь), который час на часах, поставленных перед ним, какой ценности монета поднесена к его глазам. Великолепные и небывалые познания своей лошади Вильгельм Остен не хранил в тайне, а, напротив, афишировал. Молва об Умном Гансе привела к тому, что собралась комиссия экспертов: ветеринаров, цирковых дрессировщиков, кавалерийских офицеров, университетских профессоров и прочих знающих людей. Никакого обмана со стороны Остена они не обнаружили. Вторая комиссия пришла к выводам, более скептическим. Один из ее членов, немецкий психолог Оскар Пфунгст, написал длинный отчет, в котором доказывал, что удивительные умения Умного Ганса ничего более, как новый цирковой трюк, никакой ценности для науки не представляющий.

А тем временем некий ювелир Карл Кралл из Эльберфельдера обучил своих лошадей фокусам более сложным, чем Остен Умного Ганса. За несколько дней они усвоили весь курс арифметики, а через несколько месяцев научились извлекать квадратные и кубические корни. Позднее и корни более крупных степеней.

Лучше всех овладели этой наукой два арабских жеребца – Мухамед и Зариф. Мухамеда однажды спросили, сколько будет корень пятой степени из 147 008 443. Жеребец сначала заупрямился, но после того, как его подстегнули хлыстом, четко отбил копытом 43 удара. Безукоризненный ответ.

Решением этой неожиданной для науки проблемы – «умные лошади» – основательно занялся исследователь из института психологии Оскар Пфунгст. Он изучил уникальные способности Умного Ганса и написал книгу о своих исследованиях. Вывод был такой: Умный Ганс замечал самые неприметные сигналы своего хозяина, показывавшие, когда нужно стучать копытом. Это были очень легкие кивки головой, определенные движения рук и ног, даже затаенное на время дыхание его учителя.

Казалось бы, все просто: обычная дрессировка. Но дело осложняется здесь тем, что Ганс четко решал задачи и тогда, когда не видел хозяина (тот уходил за ширму).

Доктор Пфунгст установил, что Умный Ганс давал правильные ответы только тогда, когда спрашивающий знал их. Если верить в телепатию, то этот секрет решается простой передачей лошади мысли экспериментатора: сколько стучать. Без телепатии, как спасительной формы объяснения загадки Умного Ганса, остается лишь один вариант ее решения: настолько тонким был слух у лошади, что она слышала, как хозяин, стоящий за ширмой, в нужный момент затаивал дыхание. Иные сигналы – кашель, щелканье пальцами, шарканье ногами и прочее – хозяин подать не мог: за ним следили.

В наши дни ученые в большинстве своем сошлись в том, что фокусы с лошадьми, якобы умеющими считать и писать, представляют собой лишь цирковые трюки, в которых для науки ценно лишь установление факта, какой тончайшей наблюдательностью, исключительной памятью и невероятной способностью к дрессировке обладает лошадь.