Падая, я все же успела схватиться за трубу. И оцарапала руки о ржавый металл.

Я заскользила по трубе, но… слишком быстро.

Боль в руках стала невыносимой. Я отпустила трубу и упала на спину. Но не ощутила боли. Я вообще ничего не чувствовала.

Я лежала и судорожно хватала ртом воздух. Мне казалось, что я умираю.

Но потом я все же сделала глубокий вдох. И, превозмогая боль, выдохнула.

И прямо над собой увидела темный дом. А над ним — небо с высокими, чуть розовеющими облаками.

Я снова втянула в себя воздух. И еще раз. И еще. Чудесный прохладный воздух. И вновь обрела способность чувствовать. Я ощутила снег под головой. Сырую прохладную землю, на которую упала. И свои дрожащие, саднящие руки.

Я села. И услышала крики, вой сирен внизу, в поселке.

— Дядя Джекилл! — выдохнула я.

Я с трудом поднялась на ноги. Земля качалась подо мной. Я закрыла глаза, ожидая, пока ноги перестанут дрожать.

— Со мной все в порядке, — сказала я себе. Взяла горсть снега и растерла руки.

Потом трусцой побежала вниз, по склону холма.

Что я стану делать, когда доберусь до поселка?

Я не знала. Я была не способна рассуждать здраво. Просто мне некуда было больше бежать.

А может быть, я смогу спасти дядю Джекилла?

Оглушительный взрыв заставил меня остановиться. Где-то в поселке взвился вверх столб пламени, словно произошло извержение вулкана.

Пронзительные вопли и крики заглушили рев пламени. В неверном оранжево-желтом свете я видела фигурки людей, в панике разбегающихся в разные стороны.

Может быть, мне удастся вытащить оттуда дядю Джекилла, подумала я. Но тут же поняла, что это — безумная идея.

Теперь он — чудовище, а не человеческое существо. Его надо остановить.

Тяжело дыша, я добралась до окраины поселка. И услышала треск ружейных выстрелов. Миновала перевернутый автомобиль, колеса которого еще вращались. Свернула на главную улицу. Ее патрулировали полисмены с оружием в руках, готовые к действию. В оранжевом зареве пожара их лица казались угрюмыми и злыми.

— Убирайся отсюда! — закричал мужчина. Мне потребовалось несколько секунд, чтобы понять, что он обращается ко мне.

— Уходи отсюда! — повторил он.

— Сегодня чудовище особенно разбушевалось! Уходи с улицы! — прокричал другой.

Их крики потонули в треске огня и вое сирен. Они поспешили к загоревшемуся в соседнем квартале дому.

Я повернулась, чтобы уйти. Но было уже поздно.

— Нееет! — завопила я, когда увидела, что из-за угла дома появилось чудовище.

Волк! Рычащее чудовище, щелкающее влажной пастью. Его серо-коричневая шерсть стояла дыбом. Сильно наклонившись вперед, оно передвигалось на двух ногах.

Его горящие глаза вдруг остановились на мне.

Я подалась назад, на покрытую снегом лужайку. Но бежать было слишком поздно. И слишком поздно, чтобы спрятаться.

Рычащее чудовище, изготовившись к нападению, быстро двигалось ко мне.

Я лихорадочно искала хоть какое-нибудь оружие. Хоть ветку от дерева, лишь бы отогнать его. Хоть на время.

Нет. Ничего нет.

С ужасающим рыком чудовище протянуло ко мне покрытые мехом лапы.