— Нет! — закричала я, стараясь высвободиться.

Но наши силы были неравны.

— Говори, где чудовище! — продолжал вопить он, крепко сжимая мою руку. — Скажи, где оно, и мы тебя отпустим.

— Но… я не знаю! — закричала я в ответ. — Я только что переехала сюда. Я… я на самом деле не понимаю, о чем вы говорите!

Оба мужчины с подозрением посмотрели на меня.

— Она врет, — резко сказал один из них.

— Скажи нам правду, — сказал другой, будто выплевывая слова мне в лицо. — Скажи нам правду, или ты никогда не выйдешь из этого дома!

— Отпустите ее! — услышала я чей-то голос.

Мы, все трое, обернулись и увидели бегущего по коридору Арона.

— Отпустите ее! — повторил он снова. Она ничего не знает. Я встретил ее на автостанции в этот понедельник. Она только что приехала.

Мужчина отпустил мою руку, но не отошел от меня.

— Ты видела чудовище? Где оно прячется? — визгливо спросил он.

— Говори! — повторил другой.

Позади нас трещало пламя. Сердитые голоса доносились из глубины дома.

— Я… я правда не знаю, — бормотала я. —

Не знаю…

Арон схватил меня за руку:

— Я забираю ее. Разве вы не видите, что она вам не врет?

И он оттащил меня в сторону.

Мы побежали. Со всех сторон нас окутывал густой, едкий дым. Глаза слезились. Я оглянулась. Двое мужчин по-прежнему стояли, не двигаясь с места.

— Надо побыстрее выбираться отсюда! — кричал Арон. — Они хотят разрушить весь дом. И не остановятся, пока не схватят твоего дядю.

— Сюда! — Я потянула его к заднему коридору. А потом вниз, к лестнице, в подвал.

Наши сапоги застучали по бетонному полу. Я подвела Арона к тоннелю, и мы вбежали в него. Затем устремились вниз, к подножию холма.

Я беспрестанно оглядывалась назад, молясь, чтобы никто не стал преследовать.

Казалось, мы пробежали много миль. Я задыхалась, у меня кололо в боку, когда мы, наконец, добежали до конца тоннеля.

— Дядя Джекилл! Марианна! — тяжело дыша, крикнула я.

Никакого ответа. Удалось ли им скрыться? Выбрались ли они из тоннеля? Увижу ли я их когда-нибудь? Множество ужасных вопросов вертелось у меня в голове.

Откинув со лба влажные волосы, я огляделась вокруг. Тоннель вывел нас за деревню, к холмам, рядом с которыми проходило шоссе.

За низким холмом лежал поселок, тихий и пустынный.

Высоко над поселком, на холме, я увидела стену оранжево-желтого пламени, необыкновенно яркого на фоне ночного неба.

Казалось, пламя дотягивается до самой луны.

Дом дяди Джекилла… Он горит… он исчез в огне… Жаркая пелена спускалась вниз, по склону холма, и омывала нас с Ароном. Но я не двинулась с места. Мои глаза наполнились слезами. Я все смотрела и смотрела, пока Арон осторожно не потянул меня прочь.

Потом мы сидели на кухне у Арона. Его мама подала нам ужин. Она сказала, что я могу оставаться у них, пока не свяжусь с другими своими родственниками.

Мы слышали, как жители возвращались с холма. Я понимала, что они недовольны. Дом дяди Джекилла уничтожен, но чудовища они не нашли.

Я дрожала, вспоминая пожар, стену пламени до самого неба. Если все получилось, дядя Джекилл и Марианна теперь далеко отсюда. Все ужасы позади…

И вдруг я вспомнила про дневник.

— Арон, я хочу тебе что-то показать.

Я быстро слетала в переднюю, достала из кармана куртки дневник и вернулась на кухню. Арон с удивлением смотрел на старую книгу.

— Что это такое?

— Вот из-за этого я и вернулась в дом, — взволнованно ответила я. — Это старый дневник. Я нашла его в моей спальне. В тайнике. Думаю, он очень ценный. Мне кажется, это дневник настоящего доктора Джекилла.

— Ух ты! — У Арона открылся рот. — Дай посмотреть.

Он взял книгу и начал внимательно рассматривать потертый и поблекший переплет. Потом стал перелистывать страницы, пристально вглядываясь в мелкий почерк.

— Послушай, Хейди! — Он поднял на меня взгляд. — Это совсем не старинный дневник. Вот, посмотри сама.

Он передал мне книгу, открыв ее на одной из первых страниц. Я прочитала вслух: «Этот дневник принадлежит Марианне Джекилл».

— Я не заметила эту страницу, — с удивлением сказала я.

Так это дневник Марианны! Подумать только! Она использовала старинную, пожелтевшую книгу, чтобы делать в ней свои собственные записи.

Когда же она перестала вести дневник? — подумала я. И стала перелистывать страницы, пока не нашла последнюю запись. Потом начала читать ее, с трудом разбирая мелкий почерк.

Я читала последнюю запись Марианны, и холод постепенно охватывал меня: я начинала понимать, что мои ужасы только начинаются.

…Я прятала дневник в комнате моей кузины Хейди. Я всегда боялась, что его найдут. А теперь боюсь еще больше. Не хочу, чтобы кто-нибудь узнал о моем позоре, узнал о том, что я сделала. Я тогда не контролировала себя… И это мое единственное оправдание.

Вскоре после того как приехала Хейди, я снова превратилась в чудовище. И уже не владела собой. Я пробралась в комнату Хейди, чтобы сделать запись в своем дневнике. И увидела ее спящей. Я не могла удержаться. Она спала так крепко… Я наклонилась над кроватью… И укусила ее в плечо… укусила ее… укусила ее…

Дрожа, я подняла глаза и встретилась взглядом с Ароном.

— Хейди, что случилось? — спросил он. — Почему у тебя такой странный вид?