Лагерь "Ночной кошмар"

Стайн Роберт Лоуренс

Героиня повести, став невольной свидетельницей происходящих в летнем лагере загадочных «несчастных случаев», берется за их расследование.

 

Глава 1

Лагерь «Ночное крыло»
Всегда с тобой

Дорогой Шеф!
Я

Вот я и в лагере «Ночное крыло», как и было задумано. Остальные вожатые тоже здесь, а дети прибудут завтра.

Все идет по плану. Не беспокойся, Шеф. Я заставлю их заплатить. Каждый, кто должен заплатить, заплатит. Я еще раз обещаю тебе это. И прежде чем я поставлю в этом деле точку, лагерь станут называть «Ночной кошмар».

Я пытаюсь сообразить, с чего начать. Есть по этому поводу какие-нибудь идеи, а, Шеф? Пожалуйста, напиши мне. Я умираю от желания получить от тебя весточку.

 

Глава 2

С потолка на паутинке спускался паук. Попав в луч света, его тельце ярко сверкнуло. Он одновременно расправил все восемь ног и упал на середину белой подушки.

— А-а-а-а-а! — С испуганным криком Холли Флинн спрыгнула с кровати, ее рюкзак упал на пол. Сердце у нее колотилось. Она глубоко вздохнула и наклонилась, чтобы разглядеть паука поближе. Он был размером с большую монету.

— Убирайся отсюда, паук, — по-хорошему обратилась к нему Холли. — Убирайся, откуда пришел.

Но паук проигнорировал ее просьбу. Создавалось впечатление, что он решил остаться на подушке на весь день, если не на все лето.

— Как же я все это ненавижу, — громко сказала Холли и снова очень осторожно приблизилась к койке. — Это всего-навсего безобидный паук, — внушала она себе. — Он меня не укусит.

Она знала, что так оно и есть, но ей непереносима была одна мысль прикоснуться к какому-нибудь жуку или пауку, убить его. Особенно убить. Мама Холли часто повторяла, что дочка слишком уж добросердечна, порой даже во вред себе.

Холли осторожно взяла подушку и переложила ее на другую кровать. Какая разница, чем будет заниматься паук, если это будет происходить не на ее кровати. С глубоким вздохом она подобрала рюкзак и стала распаковывать его дальше.

И, раскладывая майки, белье, шорты по ящикам небольшого шкафчика, она в сотый раз за утро спросила себя, что она здесь делает.

Все началось две недели тому назад со звонка ее дяди Билла. Обычно Холли была рада поболтать со своим обожаемым дядюшкой, но на этот раз в его голосе звучало беспокойство, хотя он и пытался, как обычно, находить во всем смешную сторону. Он пригласил Холли поработать вожатой в лагере «Ночное крыло».

— Ты что, шутишь? Я ведь заядлая домоседка! — запротестовала Холли. — И ты знаешь, что я до смерти боюсь пауков и змей.

— Все зверушки там очень дружелюбные, — заверил ее дядя Билл. — Лагерь — это именно то, что тебе нужно. Будешь дышать свежим воздухом, много двигаться, отдохнешь от своей любимой улицы Страха.

Холли рассмеялась. Дядя Билл вечно ехидничал по поводу того, что она живет на улице Страха. Ему очень нравилось напоминать ей о всяких ужасных историях, которые рассказывали об этой улице. Но она, слава Богу, вовсе не была суеверной и любила и тот старинный дом, где жила, и все остальные дома на этой улице.

— Но я не имею ни малейшего представления о том, что это такое — быть вожатой! — гнула свое Холли.

— Научишься! — Голос у Билла был энергичный и раскатистый. — Ты прекрасно плаваешь, умеешь ходить под парусом и можешь вести кружок рукоделия. — И прежде чем Холли открыла рот, чтобы возражать дальше, он попросил позвать к телефону ее маму, свою сестру.

Со все возрастающим чувством беспокойства Холли слушала разговор матери с дядей Биллом. Когда мама положила трубку, Холли заметила у нее на лбу глубокую морщину — значит, мама была чем-то взволнована.

— Биллу и в самом деле нужна твоя помощь, — сказала она Холли. — Дела в лагере плохи. У тебя на лето нет никаких определенных планов, а свежий воздух и перемена обстановки пойдут тебе на пользу.

Холли любила своего дядю. Он всегда был готов пошутить с ней, приласкать — в зависимости от того, что ей в данный момент требовалось.

Биллу вечно не везло в делах, за которые он брался. Три года тому назад он приобрел лагерь «Ночное крыло», и вся семья надеялась, что он наконец-то преуспеет.

Но все пошло наперекосяк с первых же дней. Пожар, вспыхнувший от удара молнии, уничтожил зал отдыха. На второй год случилось наводнение, а почти сразу же за этим несколько человек заболело корью, и лагерь пришлось на какое-то время закрыть.

А в прошлом году — такой кошмар — и результате несчастного случая на воде погиб один из ребят.

Так что лагерь Билла держался на плаву с большим трудом. Билл не мог платить сотрудникам столько же, сколько платили другие лагеря, и ему не хватало вожатых.

— Хоть бы в этом году у него все было хорошо. Пожалуйста, Холли, подумай о его предложении, — умоляюще сказала мама.

Холли почувствовала, что ее загнали в угол и ей ничего не остается, как согласиться. Она должна поехать туда ради дяди. И кроме того, уехать ненадолго из Шейдисайда совсем неплохо. Она пыталась подыскать на лето какую-нибудь работу, но безуспешно. К тому же Холли только что, и весьма бурно, рассталась со своим другом Джорджем, и ей вовсе не улыбалось наткнуться на него в пиццерии «У Пита» или в кинотеатре.

И теперь, спустя две недели, сидя в пустом лагерном домике, она размышляла о том, как ей научиться любить змей и пауков…

— Эй, есть тут кто-нибудь?

Холли очнулась от этих невеселых мыслей и увидела перед собой свою лучшую подругу, черноволосую Tea Мак. Tea стояла в дверях домика с выражением притворного гнева на лице.

— Ты что, оглохла? — поинтересовалась она.

— Tea! — В первый раз за весь день Холли почувствовала себя счастливой. — Когда ты приехала?

— Несколько минут назад. Я хотела, чтобы мы вместе с тобой поехали на автобусе, но когда позвонила тебе сегодня утром, оказалось, что ты уже укатила.

— Мама подвезла меня на машине, — объяснила Холли. — Ей хотелось повидаться с дядей Биллом.

— Трудно поверить, что Дядя Билл и в самом деле твой дядя, — сказала Tea, глядя, как Холли заканчивает распаковывать вещи. — В прошлом году я об этом и не подозревала. Я просто считала его веселым, милым человеком, которого все называют Дядей.

— Да, с дядей мне повезло, — согласилась Холли. — Но, Tea, сделай мне одолжение, не говори об этом никому. Мы с дядей Биллом считаем, что нужно держать в секрете то, что мы с ним родственники — чтобы ко мне не относились иначе, чем к другим.

— О'кей, — кивнула Tea. Она взяла рюкзак Холли и потрясла его над кроватью. — Все, пусто. И куда его теперь девать?

— Наверное, его нужно засунуть под кровать, — ответила Холли. — А ты не собираешься заняться вещами?

— Потом, — отмахнулась Tea. — Я не такая организованная, как ты. Ну, ты готова приступить к работе? Готова к новым волнующим впечатлениям?

— У меня одна надежда, что скоро все это кончится! — вздохнула Холли. — Ты же знаешь, что я неисправимая домоседка.

«Я даже выгляжу не так, как надо», — подумала Холли, сравнивая свою белую кожу с загорелой, веснушчатой кожей подруги. Tea смотрелась идеальной обитательницей загородного лагеря — спортивная фигура, короткие волосы… Холли, высокая, с прекрасными светлыми волосами, была ее полной противоположностью. Совершенно домашний вид.

— Не говори глупостей, — возразила Tea. — Ты себе это внушила, вот и все. Я же знаю, что ты прекрасно плаваешь, а во всем остальном тебе просто не хватает опыта. Первое время надо беречь кожу от солнца.

— Хорошо, — кивнула Холли.

— Правда-правда, — настаивала Tea. — Для тебя здесь открываются прекрасные возможности. И даже если ты не в восторге от дикой природы, то можно найти и другие развлечения.

— Например?

— Например, здесь немало по-настоящему симпатичных мальчиков.

— Я знаю, что у тебя что-то было с… Как его зовут? Джон?

— Джон Хардести, — кивнула Tea. — Мы с ним неплохо провели прошлое лето. Он должен приехать сюда, но я его еще не видела.

— Ужасно хочется с ним познакомиться, — сказала Холли. — Ты столько о нем рассказывала.

— Но он же здесь не один, — продолжала Tea. — Тренер по стрельбе из лука такая лапушка, да и новый инструктор по…

— Хватит об этом, — оборвала ее Холли. — После Джорджа я беру отпуск от мальчиков на целое лето. По правде говоря, это одна из причин, почему я согласилась сюда поехать.

— Лучше не зарекаться, — пожала плечами Tea. — Здесь такой выбор, что…

Но она не докончила фразу — над лагерем пронесся громкий пронзительный крик.

— Помогите! — молил полный ужаса голос. — Помогите! Помогите кто-нибудь!..

 

Глава 3

— Помогите! Пожалуйста, помогите мне!

Холли показалось, что у нее остановилось сердце.

Голос принадлежал дяде Биллу.

— Бежим! — крикнула она Tea и, не дожидаясь ответа, выскочила из домика и что было сил помчалась по направлению к главному зданию.

Крики доносились из комнаты отдыха, отгороженной от столовой раздвижной стеной.

— Это там! — воскликнула Холли.

Толкнув большую раздвижную дверь, Холли и Tea вбежали в комнату. Первое, что они там увидели — это гору всевозможного спортивного инвентаря.

Бейсбольные рукавицы, теннисные ракетки, волейбольные и бадминтонные сетки и самые разнообразные мячи валялись в беспорядке на полу посреди комнаты.

А над этой кучей качался огромный металлический шкаф — один его край был прикреплен к стене, другой соскользнул вниз, придавив ногу дяди Билла, заваленного спортивным инвентарем.

— Дядя! — Холли опустилась рядом с ним на колени. — С тобой все в порядке? Что случилось?

— Кажется, у меня все о'кей, — морщась, ответил Билл. — Но мне нужна помощь. Я вытаскивал эти вещи из шкафа, и вдруг он оторвался от стены. Я боялся, что если начну самостоятельно высвобождать ногу, он рухнет на меня всей тяжестью.

— Не двигайся, — велела ему Холли. — Мы с Tea отодвинем его.

Они с подругой перебросали спортивный инвентарь на другое место, а затем взялись за свободно висящий конец шкафа и, собрав все свои силы, приподняли его. Заглянув внутрь шкафа, Холли увидела, что из стены выскочили два из четырех болтов, на которых он висел.

Пока Tea держала шкаф, чтобы он, не дай Бог, опять кого-нибудь не придавил, Холли помогла Биллу подняться на ноги. На икре у него был большой красный рубец, и, ступив на эту ногу, он сморщился от боли.

— Ты в порядке? — опять спросила Холли. — Может, нужен врач?

— Все хорошо, — ответил Билл. — Отделался царапиной. Девочки, спасибо вам огромное! Хорошенькая перспектива — весь день провести, лежа на полу под сетками и мячами… — Подойдя к державшей шкаф Tea, он добавил: — Надо посмотреть, в чем тут дело.

Холли и Tea наблюдали, как дядя Билл рассматривает свободно висящий край шкафа.

— Все это очень и очень странно, — наконец сказал он скорее себе, чем девочкам. — Видите, как он висел? На четырех болтах.

Холли и Tea кивнули.

— Мастер намертво прикрепил его к стене — так, чтобы его не могли сдвинуть с места ни ураган, ни землетрясение. Но по какой-то совершенно непонятной причине болты с одной стороны вылетели. Это выше моего понимания.

— Может, они были плохо закреплены? — предположила Tea.

— Я специально проследил за тем, чтобы все было сделано как надо, — ответил Билл. — Я всегда сам все проверяю и перепроверяю. Не могу понять…

— Тебе страшно повезло, что вылетели только два болта, — заметила Холли. — Если бы упал весь шкаф, он бы тебя убил!

На мгновение дядя Билл опешил от этого ее замечания, а затем его губы растянулись в улыбке.

— Слишком уж ты, Принцесса, беспокойная, любишь преувеличивать, — сказал он, называя Холли ее детским прозвищем. — Но ты права. Надо обязательно проверить оставшиеся болты. — Он ласково потрепал Холли по волосам.

— Дядя Билл! Пожалуйста! Ты же обещал, что никому не скажешь, что ты мой дядя, — напомнила Холли.

— Прошу прощения, я совсем забыл. Ты права — мы же не хотим, чтобы тебя по этому поводу задразнили. Жалко только, что я не смогу хвастаться перед каждым встречным, какая у меня замечательная племянница.

Холли смущенно рассмеялась.

Билл придвинул к стене массивный стол и положил на него шкаф со словами:

— Возьму-ка я инструменты и попробую починить эту конструкцию…

— А мы приведем в порядок снаряжение, — предложила Холли.

— Вот спасибо! Буду очень вам обязан.

— Повезло тебе, — сказала Tea, когда Билл ушел. — Хотела бы я, чтобы у меня был такой дядя.

Холли наклонилась и принялась распутывать перекрученную волейбольную сетку.

— Сколько же здесь всего, — пробормотала Tea пару секунд спустя. — Можно устраивать Олимпийские игры.

— Ага, — кивнула Tea. — Это просто замечательный лагерь. Недаром столько вожатых приехало сюда во второй раз.

Холли промолчала. Она думала о словах мамы насчет преследующих дядю Билла неприятностей. «Я должна сделать все, что в моих силах, чтобы помочь ему», — сказала она себе.

— И куда мы все это будем складывать? — спросила Tea.

— Не знаю. Наверное, можно на стол.

Холли наконец разобралась с волейбольной сеткой. Она положила ее на стол и еще раз внимательно осмотрела шкаф. Шкаф был высотой почти до самого потолка. При мысли о том, сколько он весит и что могло бы случиться, упади шкаф на Билла, девушка вздрогнула.

Tea со вздохом принялась за большой ящик с ракетками для тенниса и пинг-понга.

— Здесь работы на целый день, — пожаловалась она, а затем вдруг спросила: — Что это?

— Ты о чем?

— Да вот здесь, за шкафом.

Холли посмотрела, куда показывала Tea, и увидела что-то красное — в отверстие от верхнего болта было воткнуто маленькое красное перо.

— Да, непонятное явление. — Холли взяла перо и рассмотрела его. — И откуда оно только здесь взялось?

— Бог его знает, — пожала плечами Tea. — Может, сюда залетел кардинал, решив почистить свои перышки.

— Похоже на правду, — рассмеялась Холли.

— А может, это из кружка рукоделия — там полно всевозможного хлама: перья, бусины, лоскутки…

— Очень даже может быть, — согласилась Холли. Но все же она никак не могла взять в толк, как перо оказалось в отверстии от болта.

Скоро они разобрали и аккуратно сложили все спортивное снаряжение, за исключением мячей. Холли взяла большую картонную коробку и начала заполнять ее мячами — бейсбольными, баскетбольными, футбольными и теннисными, резиновыми и надувными. Они раскатились по всей комнате, и собрать их казалось невозможным делом. Она усердно работала и вполуха слушала, как Tea обсуждает мальчиков, приехавших работать в лагерь.

Спустя несколько минут Холли вдруг вспомнила, что дядя Билл обещал скоро вернуться с инструментами, а его все нет и нет.

— Куда же подевался дядя? — спросила она, не дослушав, как Tea в сотый раз описывает Джона Хардести.

— Его, наверное, кто-нибудь остановил по дороге, — сказала Tea. — Я видела, что несколько минут тому назад в лагерь приехал грузовик с продуктами.

«Бедный дядя Билл, — подумала Холли, не слушая тараторящую без остановки Tea. — Ему буквально все приходится делать самому».

— Ну и что ты о нем думаешь? — спросила Tea.

— О ком о нем?

— Ты что, не слушала? О Джоне! Как мне себя с ним вести? Показать, как я рада его видеть, или напустить равнодушный вид?

— Напусти равнодушный вид, — ответила Холли, немного помолчав. — По крайней мере до тех пор, пока не поймешь, как он к тебе относится.

— Я уверена, что он обрадуется, — заявила Tea. — Ведь он мне два письма написал.

— А когда пришло последнее?

— В январе. Но он, наверное, был очень занят.

— Наверное, — согласилась Холли.

— Что-то я не слышу в твоем голосе уверенности, — нахмурилась Tea. — Что ты все-таки по этому поводу думаешь?

— Да я-то откуда знаю? — рассмеялась Холли. — я же не умею читать чужие мысли! Ну а если с Джоном ничего не получится, как насчет других, не менее замечательных мальчиков, о которых ты мне все уши прожужжала?

— Глупышка, я же старалась для тебя. Хотя, конечно, у тебя будут соперницы, — поддразнила Tea подругу. — Мы с тобой не единственные здесь девушки. В первую очередь я имею в виду Джери Маркус.

Холли застыла на месте.

— Кого?!

— Джери Маркус.

— Короткие рыжие волосы, живет в Уэйнсбридже? — прошептала Холли.

— Описание сходится, — кивнула Tea, — а откуда она, я не знаю. Сейчас мы ее спросим — нон она как раз идет.

— Нет! — воскликнула Холли. — Нет! Только не это! Этого не может быть!

 

Глава 4

У Холли было ощущение, будто у нее остановилось сердце.

Когда Tea назвала Джери, Холли одно мгновение надеялась, что она имеет в виду какую-то другую Джери Маркус. Но при виде Джери, идущей по тропинке к комнате отдыха, все ее надежды на чудо улетучились.

Глядя на Джери, ее легкую походку, великолепные волосы, ослепительную улыбку и молочно-белую кожу, Холли испытала очень сложное чувство — одновременно и теплоту при воспоминании о их прежней с Джери дружбе, и печаль и гнев по поводу того, как эта дружба окончилась.

— В чем дело? — забеспокоилась Tea. — У тебя такой вид, словно перед тобой привидение.

— В каком-то смысле так оно и есть, — пробормотала Холли. — Я потом все тебе расскажу.

Джери толкнула раздвижную дверь и вошла в комнату отдыха с таким видом, словно весь лагерь принадлежал ей. Она увидела Холли, и ее глаза сузились, но она тут же непринужденно улыбнулась.

— Привет, Джери! — поздоровалась с ней Tea. — Холли, это Джери Маркус. Джери, я хочу познакомить тебя со своей подругой Холли…

— Мы уже знакомы, — холодно бросила Джери. — У меня было предчувствие, что она окажется здесь. — Она прошла мимо Холли и Tea и, приблизившись к полкам с книгами, изучила их и набрала целую охапку. Затем, совершенно игнорируя девочек, повернулась и пошла прочь.

— В чем дело? — в недоумении спросила Tea, когда Джери скрылась из виду.

— Это долгая история, — ответила Холли.

Тяжело вздохнув, она опустилась на стул и задумалась. Даже теперь, спустя почти два года, Холли не понимала толком, что же тогда произошло.

— Я знала Джери в Уэйнсбридже — мы жили там до переезда в Шейдисайд.

— И вы не нашли с ней общего языка?

— Как раз наоборот. Мы выступали за одну команду. Мы плавали лучше других, но никогда не считали друг друга соперницами. Это трудно объяснить, но если одна из нас приходила первой, мы считали это нашей общей победой.

— И что же произошло?

Холли покачала головой.

— Все это ужасно глупо. Мы с Джери очень дружили — ночевали друг у друга, вместе гуляли, вместе делали уроки. Мы были почти как сестры. А потом она встретила одного мальчика…

— Ага! — воскликнула Tea. — Сюжет закручивается.

— Только это совсем не смешно. — Холли чувствовала ту же боль, что и два года тому назад. — Его звали Брэд Берлоу, и он считал себя подарком всему миру. Но на самом деле он был немного чокнутый. К тому же ему было восемнадцать лет, и он уже окончил школу. Естественно, родители Джери запретили ей встречаться с ним.

— Насколько я знаю Джери, это ее вряд ли остановило, — заметила Tea.

— Она считала, что безумно любит его, — продолжала Холли. — Она сказала мне, что не может без него жить, и попросила прикрывать ее — говорить ее родителям, что она бывает у меня, хотя на самом-то деле она проводила время с Брэдом.

— Очень мило, — саркастически буркнула Tea. — И как же ты поступила?

— Для меня это было сущим мученьем, — призналась Холли. — Ведь я не умею врать. Я просто не знала, смогу ли сказать им неправду прямо в лицо. Но я обещала ничего не говорить ее родителям о том, что она по-прежнему встречается с Брэдом. Джери сказала, что она меня понимает, и все шло прекрасно — до тех пор, пока однажды вечером, где-то около одиннадцати, ее мать не пришла ко мне и не спросила, где Джери.

— И что ты ей ответила?

— Я ужасно смутилась и выдавила из себя, что не видела Джери после школы, на что ее мать сказала: «Но она же пошла к тебе делать уроки». И я, как полная идиотка, ответила: «Ой, я совсем забыла, она должна вот-вот прийти».

— Это в одиннадцать-то часов?

— Ну да, — мрачно кивнула Холли. — Тут миссис Маркус ужасно разволновалась, решила, что Джери куда-то пропала, а я стала успокаивать ее, говорить, что с Джери все в порядке, и в конце концов она поняла, что Джери с Брэдом.

— Да-а-а, — протянула Tea.

— Джери позвонила мне на следующий день. Ее голос звучал так холодно, что я едва узнала ее. Она сказала, что ее посадили под замок до конца семестра и что это моя вина. Что я сделала все это из ревности. Я пыталась объяснить ей, как в действительности было дело, но она не стала меня слушать. И с тех пор она возненавидела меня.

Tea помолчала.

— Ты ни в чем не виновата. Ведь ты же предупреждала ее, что не умеешь обманывать. Она не должна была обращаться к тебе с такой просьбой.

— Но она обратилась, — вздохнула Холли. — Кто знает, будь я настоящей подругой, может быть, я бы сумела как-то успокоить ее маму, не вызвав у нее подозрений.

— Сомневаюсь, — пожала плечами Tea. — Но как бы то ни было, все это давно в прошлом.

— И я так считала. Мы переехали в Шейдисайд, и я думала, что никогда больше не увижу Джери. И вот она здесь.

— Не обращай на нее внимания. — Tea от души сочувствовала подруге. — А то она испортит тебе все лето.

— Попытаюсь, — неуверенно ответила Холли.

Неожиданно под окном раздался громкий взрыв смеха и крики.

— Похоже, приехали остальные вожатые, — сказала Tea. — Пойдем посмотрим на них.

— Ты хочешь сказать, пойдем посмотрим на Джона? — улыбнулась Холли.

— И на него тоже.

Оглядев в последний раз комнату отдыха, девушки вышли на улицу. День был солнечный, но уже близился вечер, и становилось прохладно. На автомобильной стоянке три мальчика отбивали мячи, которые подавала им высокая девушка. Холли непроизвольно поискала глазами Джери и увидела, что она сидит за столом и читает какую-то книгу. По другую сторону стола что-то писал, сосредоточенно нахмурившись, очень симпатичный мальчик.

— Я никого из них не знаю, — пробормотала Tea, но затем показала куда-то вверх. — Я могла бы познакомить тебя с Китом, но этот клоун уже на дереве.

Холли проследила за ее сердитым взглядом и у ни дела высокого мальчишку, карабкающегося на верхушку клена.

— Он с приветом или как? — поинтересовалась она.

— Или как, — буркнула Tea. — И к тому же с приветом. Ой, смотри, кто это!

Высокая девушка, подававшая ребятам мячи, оставила это занятие и шла теперь к ним через автомобильную стоянку, дружелюбно улыбаясь.

— Здравствуй, Tea! — приветливо сказала она.

Холли смотрела на приближающуюся девочку.

Она была старше, чем они с Tea, ее кожа была покрыта темным загаром, длинные блестящие черные волосы заплетены в две косы. Одета она была в светлый джинсовый комбинезон, а ее шею украшал кулон из зеленоватого камня в форме совы.

Холли смотрела на нее во все глаза. Девушка показалась ей ужасно привлекательной. «Нет, — возразила она себе секунду спустя, — она само совершенство».

— Меня зовут Дебра Уоллак, — представилась красавица. — Я старшая вожатая. — Она протянула руку, и Холли, неожиданно занервничав, пожала ее.

— Рада познакомиться, — сказала она. — А я твоя заместительница.

— Да, я знаю, — кивнула Дебра. — По изобразительному искусству, рукоделию и гребле. Ты раньше этим занималась? Какой у тебя опыт?

— Не очень большой, — призналась Холли, смутившись как никогда. — Я хочу сказать, что я много чего умею делать руками, но никогда не учила этому других.

— Понятно. — Холли показалось или в голосе Дебры и в самом деле появился холодок?

— Но зато у меня большой опыт путешествий по воде, — быстро добавила Холли. — Мы с папой каждое лето ходили под парусом — с тех пор как мне исполнилось три года.

— К великому сожалению, парусных лодок у нас здесь нет, — отрезала Дебра. — Только байдарки и весельные лодки.

«Она считает меня полным ничтожеством», — мрачно подумала Холли.

— Главное — это усердно работать и все время совершенствоваться. — Голос Дебры опять зазвучал дружелюбно. — Если ты будешь помнить это постоянно, мы с тобой прекрасно поладим. — Она подмигнула Холли и пошла к административному корпусу.

— Крутая девушка, как ты считаешь? — обратилась Холли к подруге.

— Да уж, — вздохнула Tea. — Но она бывает и очень милой — при условии, что все идет как она того хочет.

— Пойду-ка я лучше в домик и распакую оставшиеся вещи. — Холли вдруг пришло в голову, что Дебре может не понравиться, что она до сих пор не разобралась с вещами.

— Я пойду с тобой, — сказала Tea. — Мой домик прямо за твоим, а к рюкзаку с вещами я еще и близко не подступала.

Когда они проходили мимо стола, за которым сидели Джери и что-то пишущий мальчик, Джери оторвалась от книги и подняла на Холли глаза. Ее лицо было лишено всякого выражения — уж лучше бы она нахмурилась. «О чем она думает?»— гадала Холли.

Tea ничего не заметила. Подойдя к мальчику, она хлопнула его по спине.

— Привет, Мик! Кому пишешь? Домой?

Мик — высокий блондин, похожий на актера Кевина Бейкона — смутился и прикрыл лист бумаги рукой.

— Точно, — ответил он. — Мама обожает получать от меня длинные письма. Вот я и пишу сразу целую стопку, а потом посылаю ей по одному в неделю.

— Но ты же не знаешь, что случится завтра и тем более через месяц, — удивилась Tea.

— А я выдумываю. Вроде как предсказываю. И если ты не оставишь меня в покое, я напишу, что тебя съел медведь!

Tea рассмеялась и представила Мика Холли.

— Рад познакомиться, — сказал Мик. — Пожалуй, я напишу маме, что мы стали с тобой близкими, очень близкими друзьями.

Слегка смутившись, Холли улыбнулась Мику. Он был просто великолепен, но почему-то казался немного опасным.

«Не забудь — ты взяла отпуск от мальчиков на целое лето», — напомнила она себе.

— Еще увидимся, — проговорила она и пошла вслед за Tea по тропинке.

— Можешь на это рассчитывать! — крикнул ей вслед Мик.

Подходя к домику, Холли все еще продолжала думать о новом знакомом.

— До вечера, встретимся у костра, — сказала Tea.

— Хорошо, — кивнула Холли.

Она вошла в домик. Из окна открывался изумительный вид на озеро. Оранжевое солнце медленно клонилось к закату. «Это и в самом деле прекрасно», — подумала она. Лето обещает быть интересным. Она надеялась, что с Деброй у нее сложатся хорошие отношения, Мик будоражил ее воображение, а Tea — лучшая подруга на свете. Если бы только здесь не было Джери… «Но, может быть, — пыталась успокоить себя Холли, — я смогу поговорить с ней по-хорошему и помириться раз и навсегда».

Она забрала свою подушку с чужой кровати и, проверив, нет ли на ней насекомых, положила на место. Затем она принялась за последнюю оставшуюся неразобранной сумку — дорожную косметичку, где лежали защитный крем, зубная щетка, косметика и прочие мелочи.

Солнце опустилось за горизонт. В домике стало темнее. Услышав какой-то тихий звук, Холли задрала голову и посмотрела на потолок.

И замерла в испуге.

Там, наверху, едва различимая на темном фоне, дрожала какая-то тень. Затем, спустя несколько секунд, эта тень ринулась прямо на Холли.

 

Глава 5

Тень пронеслась прямо у Холли над головой.

Холли инстинктивно обхватила голову руками и закрыла глаза. Когда она наконец осмелилась открыть их, тень исчезла.

Ее сердце колотилось так сильно, что, казалось, вот-вот выскочит из груди.

«Мне показалось», — сказала она себе.

Но тут краем глаза она уловила под потолком какое-то движение и, резко повернувшись, увидела летучую мышь. Огромную бурую летучую мышь.

И, прежде чем она успела сообразить, что делать, мышь, широко раскрыв рот, вновь пролетела над ней, едва не коснувшись ее волос.

Холли, взвизгнув, отпрянула в сторону, схватила лежавшее в шкафчике полотенце и отчаянно замахала им на отвратительное создание, загнав его высоко под потолок.

«Как бы мне выгнать отсюда эту мерзость? — лихорадочно соображала она. — Я должна ее выгнать!»

В поисках более подходящего оружия она быстро оглядела комнату и заметила в углу байдарочное несло. Схватив его, она начала гонять летучую мышь по комнате. Мышь перебралась в другой угол и стала в бешеном темпе кружиться под потолком.

Холли пыталась справиться с охватившей ее паникой. Летучих мышей она боялась даже больше, чем змей и пауков! Но было ясно, что мышь напугана не меньше нее.

«Может, удастся выгнать ее этим веслом на улицу?» — подумала Холли.

Дрожащими руками она подняла весло и опять начала махать им. В ответ на это мерзкое животное принялось делать большие круги по всей комнате и вдобавок испуганно пищать.

С трудом преодолевая отвращение, Холли с веслом в руке медленно прошла в глубь комнаты. Мышь перелетела ближе к двери.

Кажется, получается! И Холли продолжала действовать в том же духе.

А затем, совершенно неожиданно, летучая мышь развернулась и полетела прямо на Холли.

Сжав в руке весло, Холли вскрикнула от неожиданности и испуга, пригнулась и выскочила из домика…

И налетела прямо на Джери Маркус.

— Смотри, куда идешь! — закричала Джери, отпрыгивая назад. Тут она заметила в руке у Холли весло и ужас на ее лице и скривилась в усмешке. — Решила покататься на байдарке?

Холли покраснела. К своему смущению, она увидела, что Джери не одна — с ней была Дебра и еще две незнакомые девочки.

— Что происходит? — строго спросила Дебра.

— Летучая мышь, — выдохнула Холли. — В наш домик залетела огромная летучая мышь.

— У-у-у-у-у! — пропели девочки.

— Ради всего святого! — В голосе Дебры звучало возмущение. — Почему ты не прогнала ее? Принесите кто-нибудь метлу!

Одна из девочек пошла в главное здание, а Холли тем временем принялась сбивчиво объяснять, что она хотела выгнать мышь веслом, но та полетела прямо на нее.

— А ты чего ожидала? — фыркнула Дебра. — Ты же ее до смерти напугала.

Девочка принесла метлу, и Дебра, взяв ее, вошла в домик. Холли не смогла заставить себя пойти вслед за ней — она стояла и смотрела на дверь, чувствуя себя беспомощной и смешной.

— Здесь в лесу полно летучих мышей, — заметила Джери.

Холли уловила в ее голосе ликование и не нашлась, что ответить.

Чуть позже летучая мышь вылетела из домика и устремилась к лесу. На пороге показалась Дебра с метлой в руке.

— Пошли, девочки! — Она прислонила метлу к стене. — А то опоздаем на костер.

Холли набрала в легкие побольше воздуха, чтобы успокоиться, и последовала за остальными на опушку леса. Большинство вожатых уже сидели у костра и жарили над огнем сосиски. Холли с облегчением увидела, что Tea сидит одна, и подошла к ней.

— Привет! — Присев рядом с подругой, она стала насаживать сосиску на остро заточенную палочку.

— Привет! — довольно уныло отозвалась Tea.

Холли собралась было спросить, что случилось, но тут подошел Мик и уселся между ними.

— Добро пожаловать на первую в сезоне трапезу на чистом воздухе. — Он одарил Холли ослепительной улыбкой.

— Пахнет просто восхитительно, — улыбнулась ему в ответ Холли.

— Попробуй картофельный салат, — предложил Мик. — Это одно из фирменных блюд Дяди Билла. Но его самого еще, естественно, нет.

Холли улыбнулась. Дядя Билл вечно всюду опаздывал, потому что пытался делать одновременно несколько дел.

— Так что мы в ожидании его валяем дурака, — продолжал Мик. — Жаль, что у нас здесь нет видео.

— Великолепная идея, — вскинула брови Tea. — А я-то считала, что одно из преимуществ жизни в лагере — это возможность отдохнуть от цивилизации.

— А я вовсе не имею в виду цивилизованное видео, — парировал Мик. — Вы ведь знаете, как интересно, сидя у костра, слушать истории о привидениях. Вот я и подумал, что смотреть по видаку фильмы ужасов было бы еще интереснее.

— А я не люблю фильмы ужасов, — сказала Холли.

— Да ты что! — удивился Мик. — Даже из серии «Пятница, тринадцатое»?

— Я их не видела, — призналась Холли.

— Так я тебе и поверил! Все смотрят «Пятница, тринадцатое». Уже вышло штук восемь фильмов. Ты меня разыгрываешь.

— Нет, она серьезно, — вступила в разговор Tea. — Холли вообще не увлекается кино. Она предпочитает читать книги.

— Ты многое теряешь, — авторитетно заявил Мик. — Это просто потрясающие фильмы. Там действует один очень таинственный тип. Он носит маску хоккейного вратаря и то и дело убивает обитателей загородного лагеря…

— Что за чушь! — возмутилась Холли.

— Это очень интересно и страшно, — возразил Мик. — В первом фильме есть сцена, где девочка отправляется одна в лес, не зная, что там разгуливает этот парень в маске, а он берет свой огромный нож и…

— Я уже все поняла, — остановила его Холли.

Мик рассмеялся.

— Мне все-таки кажется, что тебе стоит посмотреть этот фильм. Я вернусь через минуту — пойду возьму еще салата.

Холли повернулась к Tea.

— Неужели ты действительно любишь эти кретинские фильмы ужасов? — спросила она подругу.

— Они забавные, потому что страшные, — улыбнулась Tea, намазывая сосиску горчицей.

Забавные, потому что страшные…

Холли посмотрела на деревья вокруг костра. Теперь, когда зашло солнце, лес не был больше приветливым и безопасным — очертания деревьев казались зловещими, пугающими.

Она поближе придвинулась к жизнерадостному, дышащему теплом костру. По ту сторону она увидела Джери, та болтала с кем-то из младших вожатых.

«Я допустила ужасную ошибку, — подумала Холли. — Как я смогу выдержать здесь целое лето?»

Но тут она услышала свист, и у нее сразу же поднялось настроение: это свистел дядя Билл. Он принес большую сумку с бутылками.

— Вот вам содовая, — объявил он, ставя сумку на землю. — Сколько душе угодно.

Несколько вожатых поднялись с мест и направились к сумке, а дядя Билл сел на лежавший у костра большой камень. Он взглянул на Холли и украдкой подмигнул ей, а затем обратился ко всем присутствующим:

— Приветствую вас в лагере «Ночное крыло». Хочу представиться новичкам. Меня зовут Билл Паттерсон, хотя все предпочитают называть меня Дядей Биллом. Дети прибудут завтра, так что пока расслабляйтесь и наслаждайтесь жизнью. Это правило номер один — наслаждаться жизнью. Правило номер два гласит, что необходимо соблюдать и все остальные правила. Вы уже получили листки с перечнем этих правил, но я хотел бы отметить основные…

Внезапно за спиной дяди Билла, в лесу, раздался какой-то хруст.

На секунду Билл замолчал, а потом продолжил:

— Если вы здесь в первый раз, то вам непривычны ночные звуки, и вы можете даже немного испугаться. Но бояться совершенно нечего, я вас уверяю. Этот лагерь — идеальное место для здорового, полноценного отдыха.

Сзади него опять что-то хрустнуло, на этот раз громче. Все вожатые посмотрели туда, откуда доносился хруст.

«Что это такое может быть? — удивилась Холли. — Есть ли здесь медведи?» Она не могла сосредоточиться на словах дяди Билла.

— Прежде чем мы продолжим нашу беседу, — долетел наконец до нее его голос, — пожалуй, стоит выяснить, как кого зовут. Я вам уже представился, так что давайте пойдем дальше по кругу. Дебра?

— Меня зовут Дебра Уоллак. Я в этом лагере третий год. Я отвечаю за лодочную секцию, за кружки рисования и рукоделия.

Затем начал было говорить сидящий рядом с ней мальчик, как вдруг из леса донесся леденящий душу крик.

Мгновение спустя кусты вдруг раздвинулись, и в свет костра выпрыгнул какой-то человек, одетый в черную рубашку и темные брюки. На его лице светилась, отражая свет костра, маска хоккейного вратаря.

Холли в ужасе смотрела, как он вытащил из-за пояса нож и пошел прямо на нее.

 

Глава 6

Не в силах произнести ни звука, Холли смотрела на нож. Кто-то из сидящих вокруг костра испуганно вскрикнул, а затем раздался раскатистый голос Дяди Билла:

— Все это очень смешно, Кит. Спасибо, что напомнил мне мой любимый фильм.

— Эй, ты! — крикнула фигура в маске. — Признайся — ведь я видел твое лицо — ты был напуган не меньше, чем остальные.

— Не просто напуган, — ответил Билл. — Я пришел в ужас от того, что впереди целое лето твоих идиотских шуточек.

Все рассмеялись, и Кит снял маску, открыв свету свое бледное лицо в веснушках и голубые глаза.

— Всех, кто незнаком с этим убийцей с ножом, ставлю в известность, что его зовут Кит Деймон. Будьте с ним поосторожнее.

Tea наклонилась к Холли.

— Кит думает, что его шуточки очень остроумны, — прошептала она, — но мне кажется, что он немного «с прибабахом».

— «С прибабахом»?

— Прошлым летом он ужасно напугал своими фокусами двух ребятишек, — продолжала Tea. — Дядя Билл чуть не вышвырнул его тогда из лагеря. Я никак не могла поверить, что он опять взял его на работу.

Холли промолчала. Она как никогда сочувствовала дяде Биллу. Она понимала, почему ему пришлось взять Кита — в лагере не хватало вожатых.

По ту сторону костра рассказывала о себе невысокая пухленькая девушка, но Холли не могла разобрать ни слова — она бормотала себе под нос. Холли заметила, что Кит постарался сесть поближе к Джери, но та не обращала на него никакого внимания.

— Кит сходит с ума по Джери, — прошептала Tea. — Прошлым летом он ходил за ней как щенок на привязи.

— Похоже, он ее не очень-то волнует, — заметила Холли.

— Она считает его занудой, — ответила Tea. — Но он не теряет надежды. Мне кажется, что своими так называемыми шутками он пытается привлечь ее внимание.

Затем представился Мик, а за ним заговорил высокий красивый мальчик с выгоревшими на солнце светлыми волосами.

— Меня зовут Сэнди Уэйн. Я из Сентер-сити. Я тренер по теннису и отвечаю за походы.

— Он новенький, — прошептала Tea. — Я пыталась днем разговорить его, но у меня не получилось.

— Может, он застенчивый, — предположила Холли.

— Может быть, — согласилась Tea. — Мне кажется, у него есть деньги. На нем были потрясающие фирменные темные очки. Они стоят долларов двести. Ну скажи на милость, кому придет в голову носить двухсотдолларовые очки в таком месте?

— Миллионеру. Есть еще вопросы? — рассмеялась Холли.

— А раз у него столько денег, то зачем ему здесь работать?

— Может, он без ума от дикой природы. — Холли начала злиться: иногда Tea удавалось порядком достать ее.

— А это Джон. — Теа кивнула в сторону невысокого темноволосого мальчика в джинсах с отрезанными штанинами и зеленой спортивной рубашке, представившегося как Джон Хардести. Холли обратила внимание, что он старается не встречаться ни с кем глазами и особенно избегает взгляда Теа.

— Он весь вечер сидит один-одинешенек и завязывает узлы на веревке, — вздохнула Теа. — Он не подошел ко мне и даже не помахал рукой.

— Может он тебя не заметил? — Холли тут же поняла, что ее слова прозвучали совершенно неубедительно.

— Может, и так, — ответила Теа. — Но мне в это что-то не верится.

Холли поняла наконец, почему Теа весь вечер была такая дерганая. Она попыталась подобрать слова утешения: похоже Джон не сохранил таких нежных воспоминаний о своем прошлогоднем романе, как Теа.

Наконец все рассказали о себе. Холли подумала, что с первого раза не так-то просто запомнить, кто есть кто.

— Уже поздно, — сказал дядя Билл. — Я не буду вас больше задерживать. Распечатки лагерных правил у вас на руках. Я хочу остановится на некоторых, самых важных из них: у ребят свет гасят ровно в девять часов, у вожатых — в десять тридцать.

Два-три человека застонали в знак протеста, а Мик спросил:

— А как насчет уик-эндов и выходных?

— Никаких исключений, — твердо ответил дядя Билл. — По опыту прошлых лет я знаю, что на следующее утро вы обязательно проспите.

— Правила здесь не такие жесткие, как в других лагерях, — прошептала Теа. — Но Дядя Билл следит за тем, чтобы они выполнялись.

— Мы сдаем в утиль банки из-под содовой и старые газеты — рядом со столовой стоят специальные ящики, — продолжил дядя Билл. — И последнее — и это очень важно — вожатым категорически запрещается встречаться с детьми, то есть ходить парочками, вместе бегать на танцы… Короче говоря, крутить с ними романы. Если в лагере окажутся ваша возлюбленная или возлюбленный, это прекрасно. Ухаживайте за ним во все остальное время года, но только не летом, где угодно, но не в лагере. Любого, кто нарушит это правило, мне тут же придется исключить из лагеря. Вопросы есть?

— А вдруг какая-нибудь девушка влюбится в меня до потери памяти? — спросил Кит. — Что мне тогда делать?

— Позвони в передачу «Очевидное-невероятное», — съехидничал Мик.

Раздался дружный смех, и на мгновение Холли стало жаль Кита — его шутки явно выходили ему боком.

Дядя Билл встал.

— Долго не засиживайтесь, — улыбнулся он. — Завтра за работу.

Холли с любовью смотрела, как дядя Билл идет прочь от костра.

Некоторые ребята остались сидеть у костра, другие начали расходиться по домикам.

Холли вдруг почувствовала, что ужасно устала, и решила пораньше лечь спать.

— Пойдем к себе, — предложила она Теа.

Та кивнула.

— Только подожди меня немного. Я хочу поздороваться с Джоном.

Теа подошла к сидящему в одиночеству и неподвижно глядящему на огонь Джону. Холли не слышала, что он сказал Теа, но у нее упало сердце, когда она заметила его холодный и равнодушный взгляд: он отреагировал на Tea как на пустое место. «И что Tea в нем нашла?»— подумала Холли.

Tea продолжала что-то говорить Джону. И тут кто-то подошел к Холли сзади и схватил ее за руку.

Она развернулась и увидела улыбающегося Мика.

— Готова к первой ночи в лесу? — Вблизи он казался еще больше похожим на Кевина Бейкона.

— Вроде да, — ответила Холли. — Все идет нормально.

— Если будет страшно, позови меня — я буду тебя защищать.

— Пока не потушат свет, — отшутилась Холли.

— И даже в темноте. Пусть тебя не пугают правила Дяди Билла. На словах он весь из себя крутой, но на самом деле добрый и ласковый, как котенок.

Холли не могла удержаться от улыбки: она знала, что Мик прав.

— Проводить тебя до домика? — спросил Мик.

— Спасибо. Я пойду с Tea, нам нужно поговорить.

— Ну тогда в следующий раз. Впереди у нас целое лето. — Мик повернулся и медленно пошел прочь.

Холли смотрела ему вслед. Сердце у нее билось быстрее обычного. Что делает его таким привлекательным? Может быть, причина в том, что он кажется немного… опасным?

Она повернулась, чтобы найти Tea, и увидела в нескольких шагах от себя Джери. Джери смотрела прямо на нее, и в ее взгляде была такая откровенная ненависть, что у Холли по спине побежали мурашки. Поймав ее взгляд, Джери не отвела глаз, а продолжала смотреть — зло и даже угрожающе.

 

Глава 7

Лагерь «Ночное крыло»
Всегда с тобой

Дорогой Шеф!
Я

Начало положено. Было не так-то просто вывинтить из стены болты, но все сбылось как во сне — или в кошмаре. Жаль только, что не свалился весь шкаф, но впереди еще достаточно времени.

Мало ли что может случиться в лагере — самые неожиданные несчастные случаи, даже со смертельным исходом.

Напиши мне, как у тебя дела. Помни, Шеф, я за тебя отомщу!

 

Глава 8

Холли проснулась еще до шести — ее разбудило многоголосое щебетание птиц. Обычно она любила поспать подольше, но золотистые солнечные лучи и свежий, пахнущий сосной воздух прогоняли сон.

«Кто знает? — подумала она. — Может, я рождена для жизни на природе, хотя никогда раньше об этом и не подозревала».

Дебра все еще спала — ее кровать стояла в другом конце комнаты. Холли быстро и тихо натянула на себя новый купальник в розовую полоску и, схватив полотенце, вышла из домика.

Над лесом висела легкая дымка, земля и трава были покрыты росой. «Здесь и в самом деле очень красиво, — подумала Холли. — Неудивительно, что дядя Билл так прикипел душой к этому месту».

Она пошла по дорожке к озеру, подошвы ее босых ног легонько покалывали сосновые иголки.

Почти уже добравшись до озера, Холли вдруг услышала за спиной топот и тяжелое дыхание и поняла, что кто-то бежит по дорожке.

Она быстро обернулась и сразу же успокоилась, увидев, что это топает Сэнди. На нем был красный спортивный костюм и те самые роскошные очки, о которых рассказывала Tea.

— Привет! — Сэнди остановился. — Надеюсь, я тебя не напугал? Я всегда утром бегаю.

— А я обычно предпочитаю выспаться как следует, — сказала Холли, зевая. — Но утро сегодня такое чудесное, вот я и решила искупаться.

— Это верно, — согласился Сэнди. — Хочешь прогуляться по лесу? Я вчера нашел птичье гнездо. Птенцы уже выросли и скоро начнут летать. Они такие смешные.

— Звучит заманчиво, — признала Холли. — Но лучше я посмотрю на них попозже. А сейчас все-таки пойду искупаюсь.

— Правильное решение, — улыбнулся Сэнди. — Но послушай, будь осторожна! В озере есть очень глубокие места. И держись подальше от отмели — там попадаются пиявки.

— Спасибо, что предупредил. Надо же, пиявки! Я буду плавать в отгороженном для купания месте.

— Тогда все будет в порядке. Желаю получить удовольствие от купания. — Он свернул на другую тропинку и исчез среди деревьев. Мягкий стук его кроссовок постепенно затих.

Холли мысленно сказала себе, что стоит присмотреться к Сэнди поближе. Он очень симпатичный, и у него потрясающая улыбка. Но почему-то он не так волновал ее, как…

— Эй, привет! — Холли очнулась от своих мыслей: впереди на дорожке внезапно появился Мик.

— Ой! — Она подпрыгнула от неожиданности. — Откуда ты взялся?

— Из леса. Извини, что напугал. Я люблю продираться сквозь заросли — это интереснее, чем ходить по тропинке.

— А я вот собралась искупаться, — объяснила Холли.

— Я вижу. — Мик так пристально разглядывал ее, что она покраснела. — Красивый купальник, — сказал он и улыбнулся. — Не возражаешь, если я пойду с тобой? Я хочу проверить лодки, пока детишки не приехали.

— Конечно. Я тоже на них посмотрю — ведь я буду помогать Дебре учить детей управляться с лодками.

— Здесь есть байдарки и весельные лодки, — сообщил Мик. — Дети предпочитают байдарки. Прошлым летом у нас было пять байдарок, но потом произошел… несчастный случай, и теперь их только четыре.

Лодочная станция находилась сразу за подступающим к озеру небольшим холмом. Вода в озере сверкала, отражая лучи низко стоящего солнца.

— Озеро такое красивое! — с восхищением сказала Холли. — У него есть название?

— Оно называется Перо, — ответил Мик, — потому что на нем останавливаются перелетные водоплавающие птицы. Мой дедушка вырос в этих местах, и он как-то рассказывал мне… Что такое? — Мик внезапно замолчал и побежал к лодочной станции.

— В чем дело? — испугалась Холли, уловив в его голосе тревогу.

— Байдарки… Я вижу только одну…

Холли вбежала вслед за ним на деревянный причал и увидела на воде три весельные лодки и одну обшарпанную байдарку.

— Они под водой! — закричал Мик. — Вон там!

Холли наклонилась и посмотрела, куда он показывал. Сквозь толщу воды были ясно видны три байдарки, покоящиеся на песчаном дне — у каждой в боку было по большой дыре.

— Как это могло случиться? — недоумевала Холли.

— Понятия не имею, — озабоченно ответил Мик. Он стащил с ног кроссовки и прыгнул в воду прямо в одежде. — Давай сюда! — приказал он. — Поможешь мне!

Холли бросила полотенце и прыгнула вслед за Миком в холодную воду. Они ухватились с разных концов за байдарку, потащили ее по дну и в конце концов втянули на поросший травой берег. Мик перевернул ее, чтобы вылить воду, а затем стал рассматривать дыру.

— Ее кто-то пробил. — Он осторожно коснулся пальцем неровного отверстия. — Возможно, долотом.

Холли тоже провела пальцем по краю дыры и застыла в испуге — рядом с дырой, под сиденьем байдарки, она увидела мокрое красное перо.

К тому времени, когда Холли и Мик вытащили из воды на берег две оставшиеся байдарки, утро было уже в разгаре. Байдарки были тяжелые, и у Холли болели мышцы. Она пропустила завтрак, но есть было некогда — у нее хватило времени только на то, чтобы забежать в домик и переодеться, а затем она сразу же помчалась встречать приезжающих детей.

Переодеваясь, Холли размышляла над тем, что случилось. Она рассмотрела мокрое красное перо и положила его в верхний ящик шкафа, рядом с пером из комнаты отдыха. Два пера… Что это? Простое совпадение? Или кто-то, вывинтив из стены болты и испортив байдарки, умышленно оставил перья как… Как что? Как предупреждение?

— Холли, скорее! — В дверях появилась Tea. — Дебра уже спрашивала, где ты. Только что приехал первый автобус.

Холли забыла про перья и поспешила вслед за подругой. Большая автомобильная стоянка была заполнена вожатыми и детьми.

Дебра, чьи черные косы были уложены вокруг головы наподобие короны, отмечала в списке имена приехавших детей по мере того, как они один за другим выходили из автобуса.

— Дебра, прости меня, пожалуйста, — извинилась Холли. — Байдарки затонули, и мне пришлось помочь Мику…

— У меня нет времени выслушивать твои оправдания, — резко ответила Дебра и отдала Холли список. — Вот эти шесть девочек из пятого домика, — сказала она. — Собери их и помоги им устроиться. Я приду к вам через несколько минут.

Уязвленная тем, что Дебра не захотела выслушать ее, Холли взяла список и в отчаянии просмотрела его. Десятки мальчиков и девочек — маленьких и постарше — кружились по автомобильной стоянке. Как отыскать среди них тех, кому предстоит поселиться в пятом домике?

— Выкрикни их фамилии, — раздался вдруг у нее над ухом знакомый голос. Холли подняла глаза и увидела улыбающегося дядю Билла. — Не волнуйся, Холли. Сначала никто не знает своих подопечных.

Приободрившись, Холли начала громко зачитывать фамилии из списка и неожиданно быстро отыскала своих девочек. Они были так взбудоражены тем, что оказались в лагере, что Холли заразилась их настроением и к тому времени, как они дошли до своего домика, забыла обо всех неприятностях этого утра.

Шесть девочек должны были спать на трех двухъярусных кроватях, стоящих вдоль одной из стен домика. Сестры-близнецы — Стейси и Сьюзи — моментально захватили ближайшую к двери кровать. Кенди и Мелисса, по-видимому близкие подруги, выбрали кровать, стоящую посередине. А две оставшиеся девочки — Джессика и Трейси тут же затеяли спор по поводу того, кому где спать.

— Я буду спать наверху! — заявила Трейси.

— Нет, я, — возразила ей Джессика. — Мне мама сказала, чтобы я спала наверху.

— Это нечестно! — возмутилась Трейси. — Я первая сказала! — Она уже успела забросить наверх вещи и считала это доказательством своей правоты.

— Девочки, у меня идея, — попыталась рассудить их Холли. — Почему бы вам время от времени не меняться местами: первую неделю наверху будет спать одна из вас, а вторую — другая.

— О'кей, — согласилась Трейси. — Но я первая заняла верхнюю кровать.

— Нет, я! — запротестовала Джессика, и ее глаза наполнились слезами.

— Позволь Трейси поспать неделю наверху, — мягко сказала Холли. — Она первая положила туда свои вещи.

— Это нечестно, — пробормотала Джессика, но Холли видела, что она уже заинтересовалась происходящим за окном. — Ой, смотрите! — воскликнула она. — Там играют в мяч!

— Вот и хорошо! Скорее разбирайте вещи, и мы присоединимся к игре, — с облегчением вздохнула Холли и стала помогать Кенди, самой маленькой из девочек, открывать ее огромный чемодан.

«Все будет в порядке, — думала она. — Девочки такие милые, с ними легко».

Ей удалось наконец открыть чемодан, и вдруг у нее за спиной раздался какой-то странный скрип, а затем — оглушительный треск.

 

Глава 9

Холли повернулась и, к своему ужасу, увидела, что верхний ярус кровати рухнул вниз, а из кучи постельных принадлежностей торчит тоненькая белая рука.

Не обращая внимания на испуганный визг девочек, Холли подбежала к кровати и быстро разобрала сбившиеся в кучу одеяла и простыни.

— Трейси! — позвала она. — Трейси! С тобой все в порядке?

У нее отлегло от сердца, когда Трейси, посмотрев на нее ничего не понимающим взглядом, начала всхлипывать.

— Ну-ну, — принялась успокаивать ее Холли. — Все хорошо! — Она помогла девочке встать на ноги, а затем повернулась к стоящей у кровати и плачущей Джессике.

— Что случилось?

— Не знаю! — рыдала Джессика.

— Я забралась наверх, — вторила ей Трейси. — А она упала…

— Но… Но как это случилось? Ты что-то не так сделала? Ты за что-нибудь потянула? — Холли пыталась скрыть свою растерянность.

— Я ничего не трогала! — Трейси всхлипывала все громче и громче.

— Я тебя ни в чем не упрекаю, — попыталась объяснить Холли. — Я просто хочу выяснить… — И тут она поняла, что все ее усилия напрасны: девочки слишком расстроены, чтобы здраво обсуждать происшедшее. Она обняла Трейси и стала гладить ее по спине, пытаясь успокоить.

Вдруг Холли услышала, что входная дверь со стуком распахнулась. В дверях стояла Дебра. Ее лицо было белым от гнева.

— Что здесь происходит? — закричала она и, быстро пройдя через комнату, подошла к Трейси и обняла ее. — В чем дело, моя хорошая? — вполголоса спросила она девочку. — Холли тебя напугала?

— Как ты можешь так говорить! — возмутилась Холли. — Кровать обвалилась, и я пыталась успокоить девочек!

— Ничего себе успокоила! — Голос Дебры был полон сарказма. Она показала на плачущих в один голос девочек.

— Они испугались, — попыталась объяснить Холли. — Мы все испугались. Она обвалилась с таким треском…

— Эй, Дебра! — раздался в дверях чей-то голос. — Что тут у вас происходит? — Холли повернулась, и у нее опустилось сердце — она увидела Джери и еще одну младшую вожатую.

— Ну что вы на это скажете?! — закричала Дебра. — Холли что-то напортачила, пока девочки разбирали вещи.

— Я тут ни при чем! — закричала в ответ Холли. — Трейси забралась…

Но ее объяснения заглушили громовые раскаты голоса дяди Билла:

— Почему вы так шумите? Вас слышно даже из комнаты отдыха.

— Кровать сломалась, — ответила Дебра.

— Сломалась? Как это случилось?

— Не знаю. — Дебра пожала плечами. — Вероятно, когда одна из девочек забралась наверх.

Дядя Билл подошел и осмотрел сломанную кровать.

— Ничего не понимаю, — задумчиво сказал он и, выпрямившись, вытер руки о шторы цвета хаки. — Я пришлю мастера, чтобы он починил эту кровать и проверил остальные. Спасибо тебе, Дебра, что не растерялась.

Он быстрым шагом вышел из домика, а Холли, утратив дар речи, смотрела ему вслед. Единственное, что сделала Дебра, — это наорала на нее и тем только ухудшила положение.

— Да не стой ты сложа руки! — прошипела Дебра. — Нужно помочь девочкам!

Холли почувствовала, что у нее покраснели щеки. А чем же она по мнению Дебры занимается?

Она повернулась к все еще плачущей Джессике и увидела, что Джери вошла в домик и у нее на губах играет странная торжествующая улыбка.

— Ну хватит, Джессика, хватит плакать. — Холли взяла девочку за руки. — Все хорошо. Давай вытрем слезы.

Она усадила Джессику на соседнюю кровать и продолжала утешать ее, подбирая слова, которые странным образом успокаивали и ее саму. Скоро всхлипы Джессики перешли в короткие частые вздохи, и Холли смогла сосредоточить свое внимание на обвалившейся кровати. Одна из ее перекладин по непонятной причине сломалась, и из нее торчали острые щепки. Холли хотела было вытащить самую длинную из них, но вдруг застыла на месте.

Снизу к перекладине клейкой лентой было прикреплено красное перо.

Холли стояла и смотрела на него.

«Это только мое первое утро в лагере, — подумала она. — А что же будет дальше?» Она поглубже вздохнула, чтобы успокоиться, а затем стала помогать девочкам распаковывать вещи.

Во дворе Сэнди и еще один вожатый проводили командные игры.

Холли повела туда своих девочек, но она не могла думать ни о чем, кроме красного пера.

Три красных пера.

Это может означать только одно: кто-то пытается навредить лагерю.

И тут ей в голову пришла еще одна мысль. Перья нашла она. Все три. Почему? Кто-то угрожает именно ей?

— Мне нужно срочно отойти по делу, — внезапно приняв решение, сказала она Сэнди. — Если кто-нибудь спросит меня, скажи, что я в офисе Дяди Билла.

— Обязательно, — дружелюбно улыбнулся ей Сэнди.

Холли постучала в дверь кабинета дяди Билла. Сердце у нее отчаянно колотилось.

— Войдите, — пробормотал Билл, и Холли толкнула дверь.

Он сидел, склонившись над обшарпанным письменным столом, его лоб пересекали глубокие морщины. Он поднял голову и, увидев, кто к нему пришел, улыбнулся сердечной, так хорошо знакомой Холли улыбкой.

— Привет, Прин… Холли! Ужасно хочется посидеть и поболтать с тобой, но мне необходимо разобраться с этими счетами и проследить, чтобы починили кровать и байдарки.

— Вот об этом я и хотела с тобой поговорить, — сказала Холли. — О кровати и о байдарках. Дядя Билл, я уверена, что…

— Прости меня, Холли, — оборвал ее Билл. — У меня сейчас ни секунды времени.

— Но это очень важно, — настаивала Холли.

— Я в этом не сомневаюсь. — Тон дяди Билла не допускал возражений: казалось, еще одна секунда, и он придет в ярость. — Все, что требует моего внимания, очень важно. Но я в первую очередь должен решать самые срочные вопросы.

— Но…

— Холли, я все сказал! — Билл опять нахмурился. — Поговорим, когда у меня будет на это время. Будь добра, закрой за собой дверь!

Холли вышла расстроенная еще больше, чем до разговора с дядей. Если у него нет времени сейчас, в начале лета, то когда же оно у него появится? Как ей предупредить его о грозящей лагерю опасности?

Она взглянула на часы — скоро начнется ленч. У Холли первый раз за день поднялось настроение — ведь она не успела позавтракать и умирала от голода. Она поспешила к зданию столовой и тут увидела стоящую под деревом Дебру.

Холли сошла с тропинки и подошла к ней.

— Привет! — весело сказала она.

— Привет! — Дебра в ответ даже не улыбнулась. Она нетерпеливо потрясла головой, и маленькая зеленая сова заплясала на фоне ее желтой майки.

Холли собралась с духом.

— Я просто хочу сказать… Мне очень жаль, что так получилось. Бывают моменты, когда все валится из рук, но я обещаю, что буду очень стараться!

— Будем надеяться, — холодно бросила Дебра.

— Я хочу попросить тебя кое о чем… Это облегчит мою задачу, и я буду лучше справляться с работой. — Холли остановилась. Дебра молчала, и Холли стала говорить дальше — спокойно, как только могла. — Мне… Мне было очень неприятно, когда ты отругала меня прямо перед девочками и другими вожатыми. Я очень прошу тебя больше так не поступать. Если я сделаю что-нибудь неправильно, пожалуйста, скажи мне об этом наедине.

Какое-то мгновение Дебра смотрела на Холли взглядом, лишенным всякого выражения. Трудно было понять, о чем она думает.

И вдруг на ее лице отразился гнев.

— Другими словами, — сказала она, — ты хочешь, чтобы я закрывала глаза на из ряда вон выходящие ситуации только ради того, чтобы щадить твои чувства?

— Я не это имела в виду! — возмутилась Холли.

— Утром у меня не было другого выхода, кроме как высказать тебе все прямо в лицо! — повысила голос Дебра. — Я оставила тебя одну всего на пять минут, и в результате едва не покалечился ребенок. Если бы я не вмешалась, ты бы продолжала стоять, как статуя!

— Но я…

— Все, Холли! — закричала Дебра. — Здесь главное — дети! Не требуй к себе особого отношения из-за того, что ты племянница Дяди Билла!

Холли открыла рот и тут же закрыла его. Что толку спорить? Дебра, а может, и все остальные, знают, что они с Биллом родственники. Но откуда ей это известно?

Холли повернулась, чтобы идти в столовую, и увидела Джери. Она слышала спор Холли с Деброй, и он доставил ей явное удовольствие.

Дебра все знает от Джери, поняла Холли. Джери не упустила случая досадить ей.

Убедившись, что Холли заметила ее язвительную усмешку, Джери повернулась и пошла в столовую. Холли последовала за ней, хотя у нее внезапно пропал всякий аппетит. Она встала в очередь, и тут к ней подошла Tea.

— Холли, что случилось? У тебя такой убитый вид.

— Все плохо, — ответила Холли. — Даже говорить об этом не хочется.

— Послушай, я кое-что выяснила, и это многое проясняет. Давай сегодня вечером, когда дети лягут спать, встретимся у озера.

— Хорошо, — согласилась Холли.

Она не имела ни малейшего представления, о чем собирается говорить с ней Tea, и ее это не очень-то интересовало. Она сомневалась, что ей кто-нибудь в силах помочь.

Холли поставила на поднос тарелку со шпинатом и сандвич с индейкой и присоединилась к своим девочкам. Она села напротив Дебры, едва удостоившей ее взглядом. Но при виде девочек настроение Холли сразу улучшилось — они ужасно ей обрадовались и затараторили все разом, пытаясь рассказать, как замечательно они провели время за игрой в мяч.

— Мелисса выиграла для нашей команды три очка! — радостно сообщила Трейси.

— Здорово! — восхитилась Холли. — В следующий раз обязательно посмотрю, как вы играете.

— После ленча мы все отправимся купаться. — Дебра встала, чтобы пойти за кофе. — Так что не объедайтесь.

— Не беспокойся, Дебра, мы не будем, — ответила ей Трейси. — Мы же не хотим пойти ко дну!

Холли не смогла удержаться от смеха — девочки такие милые!

К ней вернулся аппетит, но только она собралась впиться зубами в сандвич с индейкой, как вдруг по столовой, крича от ужаса, пронесся Кит.

— Помогите! Помогите кто-нибудь!

Вокруг его руки обвивалась чудовищная зеленая змея.

Столовая тут же превратилась в кромешный ад — стулья с шумом отодвигались и опрокидывались, мольбы Кита о помощи заглушал испуганный визг детей.

— Помогите! — снова закричал Кит, сражаясь с огромной извивающейся змеей. — Неужели мне никто не поможет?!

Оказавшись рядом со столом, где сидели девочки из пятого домика, он одним рывком отодрал змею от руки…

И бросил ее на середину стола.

 

Глава 10

Холли, не в силах шелохнуться, смотрела на змею.

Вокруг визжали насмерть перепуганные девочки.

«Сделай что-нибудь, Холли!» — приказала она себе.

Но она продолжала сидеть совершенно неподвижно и смотреть на змею.

Затем, будто в замедленном кино, к столу подбежала Tea и — совершенно невероятно! — схватила змею и швырнула ее об стену.

Холли начала приходить в себя: сердцебиение уменьшилось, ноги перестали дрожать.

И до нее донеслись сначала смешки, а затем — дружный хохот.

— Она резиновая! — крикнул кто-то, давясь от смеха. — Змея резиновая!

Какой-то мальчик взял змею в руки и подошел к столу, за которым сидела Холли и ее девочки.

Теперь Холли прекрасно видела, что змея и в самом деле резиновая и вовсе не похожа на живую. И она опять почувствовала, что краснеет.

Некоторые из девочек продолжали испуганно плакать.

— Ради всего святого, Холли! — Дебра вернулась к столу с кофе. — Как ты умудрилась испугаться резиновой змеи? И почему ты сидишь как истукан, вместо того чтобы помочь девочкам?

Холли с помощью Tea начала успокаивать самых маленьких.

— Не комплексуй. Все думали, что змея настоящая, — прошептала Tea.

— Да, — кивнула Холли. — Спасибо тебе!

— Не забудь, что вечером мы с тобой встречаемся, — добавила Tea.

Она пошла к своему столу, а Холли опять принялась за сандвич. Но кусок не шел ей в горло — Дебра смотрела на нее крайне неодобрительно.

— Дебра, — сказала Холли, заранее зная, что ничего хорошего из этого не получится, — мне очень жаль… Дело в том, что я всю свою жизнь боялась змей, и…

— Если ты так боишься змей, — оборвала ее Дебра, — то что же ты делаешь в лагере «Ночное крыло»?

«Хороший вопрос», — подумала Холли.

Остаток дня прошел тихо и спокойно. Девочкам так нравилось в лагере, что Холли забыла обо всех своих неприятностях.

Дебра рано легла спать. Холли прислушалась к ее ровному дыханию и на цыпочках вышла из домика. Тишину ночи нарушало стрекотание миллиона кузнечиков, а небо было так густо усыпано звездами, что их свет отбрасывал на землю тени.

Холли пошла по тропинке к озеру. Tea встретила ее на полпути.

— Первый день в лагере оказался не очень удачным для тебя, — с сочувствием заметила она.

— Могло быть и хуже, — вздохнула Холли.

— Знаешь, — продолжала Tea, — я кое-что выяснила, и мне теперь понятно, в чем причина твоих неприятностей, хотя бы отчасти. В прошлом году я этого не поняла, но, оказывается, Дебра и Джери — хорошие подруги.

— Только не это! — простонала Холли. — Теперь я понимаю, почему Дебра меня невзлюбила: это Джери ее против меня настроила.

— Похоже на то, — кивнула Tea. — Я глазам не могла поверить, увидев, в какую ярость она пришла из-за того, что ты боишься змей. Ведь она сама, точно так же как и остальные, была уверена, что змея настоящая.

— Чего я не могу понять, — задумчиво сказала Холли, — так это почему Кит бросил ее на мой стол. Откуда он узнал, что я боюсь змей?

— А может, он этого и не знал, — возразила Tea. — Но я голову даю на отсечение, что Джери имеет к этому какое-то отношение.

— Может, она просто попросила Кита как-нибудь напугать меня? — угрюмо предположила Холли.

— А если Джери чего-нибудь захочет, она этого обязательно добьется, — продолжала Tea.

Они дошли до озера. Tea села на край причала и стала болтать в воде ногами. Холли устроилась рядом с ней и прислонилась спиной к деревянному столбу. Она смотрела, как над озером, образуя на воде серебристую дорожку, всходит луна.

— Знаешь, — сказала Tea, — даже если Джери не держит на тебя зла, она может считать тебя своей соперницей. В прошлом году ее выбрали Мисс Популярность, и у нее что-то было с Миком.

«Одно к одному, — подумала Холли. — У Джери есть еще одна причина ненавидеть меня».

Она обняла руками колени, пытаясь сообразить, как же ей теперь быть, как вдруг вдалеке, на порядочном расстоянии от озера, раздался чей-то вой.

— Что это?! — Холли вскочила на ноги.

Tea пожала плечами.

— Волк, наверное. Они любят выть на луну.

— Господи Боже ты мой, что я только здесь делаю? — запричитала Холли. — Я привыкла сидеть дома, я боюсь насекомых и змей, и половина вожатых ненавидит меня! А вдобавок ко всему, здесь еще полно волков!

— Расслабься, это скорее всего собака, — успокоила ее Tea. — Послушай, я все-таки считаю, что если ты только захочешь, то неплохо проведешь лето. Но если уж тебе так все здесь не нравится, то лучше поехать домой. Я уверена, что Дядя Билл тебя поймет.

— В этом-то вся загвоздка, — ответила Холли. — Может, он меня и поймет, но ему нужна моя помощь. Особенно теперь, когда кто-то пытается причинить лагерю вред.

— О чем ты говоришь? — не поняла Tea.

— Помнишь то красное перо, которое мы нашли вчера в комнате отдыха?

Tea кивнула.

— Так вот, — продолжала Холли, — в пробитой байдарке тоже было такое перо. А еще одно было приклеено скотчем к обвалившейся кровати.

— Мистика какая-то, — пробормотала Tea.

— Это не мистика. Это доказывает, что все эти «несчастные случаи» кем-то подстроены. И больше всего мне не нравится то, что последний из них произошел в моем домике.

— Кому все это нужно? — спросила Tea, но голос у нее был совершенно отсутствующий, и Холли увидела, что она смотрит в сторону домиков, где живут мальчики.

— Не знаю, — ответила Холли. — Надеюсь, у меня нет мании преследования, но мне кажется, что все это имеет ко мне какое-то отношение. И мне необходимо выяснить, какое именно. Дядя Билл не желает меня слушать, и я могу говорить об этом только с тобой.

— Что?

— Я сказала, что могу… Tea, что с тобой?

— Прости меня, — отозвалась Tea. — Кажется, я немного нервничаю. Я назначила здесь Джону встречу, а его все нет.

— Может, он подойдет попозже.

— Кто его знает, — вздохнула Tea. — Уже поздно. Ты знаешь, я так разволновалась, когда его увидела, а он ведет себя очень странно — не могу понять, что с ним происходит.

Холли пожала плечами. Не было ни малейшего сомнения в том, что Джон не разделяет чувства Tea. Холли зевнула и потянулась.

— Я ужасно устала. Пойдем спать?

Tea отрицательно помотала головой и печально улыбнулась.

— О'кей, — сказала Холли. — И спасибо, что предупредила меня насчет Дебры. Мне от этого не легче, но, по крайней мере, теперь понятно, откуда ветер дует.

Она прошла вдоль лодочной станции и вышла на тропинку, всей кожей ощущая прохладу ночного воздуха. Где-то ухнула сова, и Холли подумала, что с течением времени она привыкнет к здешней жизни и начнет получать от нее удовольствие.

Вдруг она услышала у себя за спиной какой-то шум.

«Это шуршат листья», — сказала она себе.

Опять что-то треснуло и зашуршало.

Шаги.

Холли пошла быстрее.

Шаги сзади тоже участились.

Кто это?

Холли обернулась, но ничего не увидела, кроме деревьев и теней.

«Мне почудилось», — подумала она.

Она остановилась.

Шаги сразу стихли, а затем кто-то побежал.

Кто в такое время может бегать по лесу?

Кто бы это ни был, он подбежал к Холли совсем близко…

 

Глава 11

Холли пошла быстрее.

И тут до нее долетели голоса.

— Сюда, — сказал девчачий голосок.

И другая девочка ответила ей:

— Скорее, Синди! Ты слышала, как Дядя Билл говорил, что нельзя находиться на улице после того, как погасят свет?

Холли вздохнула с облегчением.

Это были просто-напросто две старшие девочки, опоздавшие к отбою и боявшиеся, что их засекут. Холли узнала их: симпатичную блондинку звали Кортни Блэр, а другую девочку — Синди, как ее там…

Холли улыбнулась уголком рта и шагнула с тропинки в лес.

— Ничего себе, — сказала она. — Что-то вы загулялись.

— Мы нечаянно, — ответила Синди. — Мы идем к себе.

— А какой у вас домик? — спросила Холли самым важным тоном, на какой только была способна.

— Одиннадцатый, он по ту сторону главного здания, — махнула рукой Кортни.

— Хорошо, я приду и проверю, как вы добрались, — пообещала Холли, и девочки во всю прыть припустили к своему домику.

«Не так уж и плохо быть вожатой», — подумала Холли — ей нравилось испытывать чувство ответственности.

Холли пошла за девочками, чтобы убедиться, что они благополучно добрались до своего домика. Когда они поравнялись с главным зданием, Холли вдруг ударил в глаза яркий луч света. Она заморгала и, скосив глаза, увидела Мика.

— Привет, Холли! — сказал он, и от этих простых слов у Холли появилось вдруг ощущение, что он все про нее знает.

— Привет, Мик! Что ты здесь делаешь?

— А ты поверишь мне, если я скажу, что ищу тебя? — ответил он с улыбкой, показавшейся Холли прямо-таки дьявольской.

— Нет, — произнесла она после паузы. — Не поверю.

— И все-таки я тебя нашел. Я весь день хотел поговорить — ведь я не успел поблагодарить тебя за то, что ты помогла мне с байдарками.

— Ничего страшного. Я рада, что все более или менее обошлось.

— Мне понравилось, как ты работала. Тихо и без лишних вопросов — девчонки обычно так не умеют.

— В этом нет ничего выдающегося, — ответила Холли.

— Ты хорошая. Как только я познакомился с тобой, мне сразу же захотелось узнать тебя поближе.

Холли промолчала. Она посмотрела Мику в лицо и поняла, что он говорит серьезно. Даже слишком серьезно.

— Я уверена, — наконец сказала она, — что к концу лета мы узнаем друг друга достаточно хорошо.

— Я хочу приступить к делу немедленно. Почему бы тебе не пройтись со мной?

— Сейчас? — удивилась Холли. — В такое время?

— Тем интереснее, — возразил Мик. В темноте он казался таким красивым, таким загадочным, что Холли недоумевала про себя, что он в ней такого нашел.

— Я… я сейчас не могу. Мне надо удостовериться, что девочки добрались до своего домика.

— Я подожду. Или давай лучше я пойду с тобой.

Холли поняла, что совершила ошибку. Когда человек так настойчив, бесполезно придумывать оправдания. Надо сразу говорить правду. Она глубоко вздохнула.

— Только не сегодня, Мик. Уже поздно — через несколько минут в лагере погасят свет.

— Ну и что? — В голосе Мика неожиданно прозвучал вызов. — Ты боишься остаться со мной наедине?

— Ну конечно, нет. Я же тебе говорю: я хочу проверить, добрались ли девочки до своего домика, а потом пойти спать. У меня был трудный день, я устала.

— Ну разумеется. — Похоже, Мик рассердился и обиделся. — У тебя уже кто-то есть? В этом все дело?

— Это здесь ни при чем, — обошла Холли его прямой вопрос. — Мик, пожалуйста, иди к себе. Поговорим завтра.

— Я предпочитаю сегодня! — Мик схватил Холли за руку, и на какое-то мгновение она испугалась его.

— Пусти меня!

— Я говорю… — Внезапно он отпустил ее руку и отвернулся. — А, что толку?! — сердито пробормотал он и торопливо зашагал к лесу.

«Что же все-таки произошло?»— размышляла Холли. С одной стороны, ей льстило внимание такого интересного парня, как Мик. Она не могла не признать, что он ей нравится — больше, чем ей бы этого хотелось.

Но, с другой стороны, его внимание и настойчивость пугали ее. Неужели, вырвавшись на природу, все тут же начинают сходить с ума?

Холли проверила, на месте ли девочки из одиннадцатого домика, пожелала им спокойной ночи и пошла к себе.

Она попыталась расслабиться, прислушаться к стрекоту кузнечиков и крикам совы, но ее мозг был переполнен мыслями и впечатлениями, а тело напряжено, как тетива лука. «Ничего удивительного, — сказала она себе. — У меня есть повод нервничать».

Впереди показался пятый домик. Холли наконец успокоилась и пошла быстрее.

Но вдруг она резко остановилась.

Ей показалось или кто-то и в самом деле выскользнул из дверей пятого домика?

Кто-то, одетый в черное…

Холли усиленно заморгала глазами, а фигура в черном тем временем куда-то испарилась.

Девушка видела вокруг только тени, отбрасываемые на стену старым дубом.

«Мне померещилось», — сказала она себе.

Или нет?

Холли в растерянности огляделась вокруг. Никого. Все в лагере, кроме нее, давно уже крепко спят.

И вдруг кто-то легонько стукнул ее по плечу.

Она вздрогнула и повернулась, испуганная и злая. Если это опять Мик…

— Эй, не дергайся! Прости, я не хотел тебя напугать.

Это был Сэнди. Его светлые волосы при свете луны казались совсем белыми.

— Сэнди! — В возгласе Холли удивление смешалось с облегчением. — Что ты здесь делаешь?

— Гуляю. — У Сэнди было какое-то странное выражение лица. — Я всегда перед сном гуляю. А почему ты спрашиваешь?

— Мне показалось, что кто-то вышел из моего домика, — выпалила Холли.

— И ты решила, что это был я? — Сэнди удивленно поднял брови.

— Я просто подумала, что ты мог кого-нибудь видеть, — объяснила Холли.

— Нет, я никого не видел. — И опять у Сэнди на лице появилось какое-то непонятное выражение. — Холли, ты фантазируешь.

— Возможно. Целый день одно несчастье за другим.

— Я знаю, — посочувствовал Сэнди. — Я слышал, как Дебра утром накричала на тебя.

— Она считает, что я все делаю не так.

— Не расстраивайся ты из-за нее, — махнул рукой Сэнди. — Она считает себя совершенством, думает, что все должно идти, как она хочет. Она не понимает, что ты стараешься изо всех сил.

— Ты прав. Спасибо тебе за сочувствие.

— Я знаю, что это такое — оказаться одному в незнакомом месте.

— Ты ведь здесь тоже в первый раз?

— Здесь в первый, — кивнул Сэнди. — Но прошлым летом я уже работал вожатым в одном лагере на Западе.

— А у меня нет никакого опыта, — сказала Холли. — Хотя моя старшая сестра несколько лет тому назад работала вожатой.

— Вы с ней дружите?

— Не так чтобы очень. Она почти на десять лет старше меня.

— Все равно тебе повезло, что она у тебя есть. А у меня нет ни сестер, ни братьев. — Сэнди сказал это таким печальным голосом, что Холли стало его жалко. — Ну, ты лучше иди к себе. — Казалось, к Сэнди вернулось хорошее настроение.

— Спасибо тебе, — искренне поблагодарила его Холли. — Ты вернул мне веру в человечество.

— Вот и хорошо. До завтра. — Он махнул ей на прощанье рукой и скрылся в темноте.

Холли на цыпочках вошла в домик и быстро, но тихо начала готовиться ко сну.

«Сегодня ночью я буду спать как убитая», — подумала она, залезая под одеяло и кладя голову на подушку. Перед тем как заснуть, она по привычке сунула под подушку руку.

И почувствовала, что под ее пальцами что-то шевелится — что-то гладкое и прохладное.

С пронзительным визгом Холли спрыгнула с кровати и отбросила подушку в сторону.

В изголовье кровати медленно извивалась зелено-белая змея.

 

Глава 12

Какое-то мгновение Холли надеялась, что она тоже окажется резиновой.

Но куда там! Вся дрожа, девочка смотрела на раздвоенный черный язычок, трепещущий так близко от нее.

Змея скользнула под одеяло.

Холли потянула одеяло в сторону — змея извивалась на белоснежной простыне.

Холли опять завизжала.

— В чем дело?! — крикнул кто-то, щелкая выключателем.

— Змея! — Голос Джессики готов был вот-вот сорваться.

— Убей ее! Убей! — кричала Трейси.

— Смотрите! Она сейчас укусит! — Стейси вскочила на ноги, ее личико было белым от ужаса.

— Ну что такое на этот раз? — послышался раздраженный голос Дебры, и она, протирая сонные глаза, подошла к кровати Холли.

— Там… змея… — Холли изо всех сил старалась не впасть в истерику. — Там… Она была у меня под подушкой!

— Эта?! — презрительно фыркнула Дебра. — Это же подвязковая змея. Любой ребенок знает, что она совершенно безобидна. Холли, ради всего святого, что с тобой происходит?

Холли, смущенная и все еще испуганная, смотрела, как Дебра наклонилась, взяла в руки змею, открыла дверь домика и выбросила змею на улицу.

Девочки, испуганные не меньше, чем Холли, продолжали плакать.

Дебра сердито крикнула Холли:

— Да сделай ты хоть что-нибудь! От тебя совершенно никакого проку!

Щеки у Холли пылали. Она подошла к ближайшей кровати и стала что-то бормотать, пытаясь утешить девочек, затем по очереди помогла каждой осмотреть кровати, чтобы убедиться, что в них не заползли змеи.

Казалось, прошло несколько часов, прежде чем девочки окончательно успокоились. В домике наконец установилась тишина, и все заснули.

Все, кроме Холли.

Ее мозг напоминал вулкан — гнев, унижение и страх одновременно бушевали в нем, и казалось, эта горючая смесь вот-вот взорвется.

«Змея не случайно очутилась под моей подушкой, — думала она. — Кто ее туда положил? Кит? Дебра? Джери?» На этот раз ей повезло — змея была не ядовитой.

А что будет в следующий раз?

«Хватит, — сказала себе Холли. — Это уже начинает смахивать на манию преследования. Зачем кому-то желать тебе зла?» В этом нет никакого смысла.

Может, дядя Билл разберется, что к чему?

Нужно во что бы то ни стало заставить дядю Билла выслушать ее.

— Передайте им, что я сделал заказ месяц тому назад специально, чтобы все необходимое доставили на этой неделе! — Голос дяди Билла гремел по всему главному зданию. — Мне совсем неинтересно, какие там у вас накладки! — кричал он. — Я хочу, чтобы все, что я заказывал, доставили не позже, чем завтра, в противном случае вы будете иметь дело с моим адвокатом!

Холли подождала, пока раскаты голоса дяди Билла стихнут, и нервно постучала в дверь.

— Войдите! — рявкнул Билл, затем, увидев, кто к нему пришел, сменил тон. — Извини. Я повздорил с одним из поставщиков — иногда на них необходимо накричать, чтобы они вспомнили о своих обязательствах.

— Дядя Билл, — начала Холли, — я знаю, как ты занят, но мне и в самом деле необходимо поговорить с тобой. Это очень важно.

Билл положил бумаги, которые были у него в руках, на стол.

— Ну хорошо, Принцесса, — согласился он. — Я могу уделить тебе одну минуту, хотя до ленча мне надо успеть сделать еще сто одно дело.

Холли, набрав в грудь побольше воздуха, залезла в карман и достала оттуда три красных пера.

— Видишь?

— Красные перья, — ответил Билл. — И что из этого следует?

— Одно из них я нашла в дырке из-под болта, — пояснила Холли. — Второе — в одной из затонувших байдарок. А третье было прикреплено скотчем к сломавшейся кровати.

— Ну?

— Это доказывает, что все эти происшествия связаны между собой. И что не такие уж они были и случайные.

Билл посмотрел на перья, а затем, переведя взгляд на Холли, ласково улыбнулся.

— Эти перья ничего не доказывают. Но я понимаю ход твоих мыслей.

— Почему не доказывают? — запротестовала Холли. — А как, по-твоему, они там очутились?

Билл покачал головой.

— Я хочу кое-что тебе показать, — сказал он, Подвел Холли к окну и продемонстрировал ей соломенную штору. В шторе застряло несколько перьев, хотя ни одно из них не было красным. — Здесь повсюду перья. Птичьи перья, перья из домика, где работает кружок рукоделия. Так что три красных пера — и даже сотни красных перьев — говорят только о том, что мы с тобой находимся в лагере «Ночное крыло», и ни о чем больше.

— Но…

— Никаких «но», моя дорогая. Я знаю, как тебя расстроили эти несчастные случаи. Знаю, что у тебя не складываются отношения с некоторыми из наставников. Но это не причина для того, чтобы давать волю своему воображению.

— Это вовсе не игра воображения! — внезапно разозлилась Холли. — Я беспокоюсь за тебя и за лагерь! А что если я права? И кто-то пытается навредить лагерю?

Дядя Билл рассмеялся горьким смехом.

— Ну кому, скажи на милость, это может быть нужно? Нет, все дело в моей невезучести.

— Твоя невезучесть здесь ни при чем. Эти так называемые несчастные случаи…

— Никак между собой не связаны! Но черная полоса должна когда-нибудь смениться светлой. У меня хорошие предчувствия, Холли. Мне кажется, что в этом году дела в лагере должны пойти удачно. Скажи, я могу рассчитывать на твою помощь?

— Разумеется, — кивнула Холли.

— Тогда перестань думать о перьях и постарайся стать хорошей вожатой. И не будь такой впечатлительной и обидчивой: запомни, другие вожатые ничего против тебя не имеют.

— Хорошо, но… — Холли открыла было рот, чтобы еще раз попытаться убедить дядю в своей правоте, но он уже был у телефона и набирал чей-то номер. Затем, подмигнув племяннице, он стал разговаривать с кем-то по имени Хол.

Холли вышла из кабинета дяди Билла в еще большем отчаянии, чем прежде. То, что он сказал ей о перьях, летающих по всему лагерю, ни в чем ее не убедило.

Конечно, звучало это довольно правдоподобно… но все же она не поверила.

Потому что в глубине души она знала, что права. Знала, что кто-то хочет причинить зло лагерю и дяде Биллу. А он слишком доверчив и не желает этого замечать.

Он прав только в одном: нельзя быть такой чувствительной, нельзя волноваться из-за Джери и Дебры.

Нужно беречь силы и смотреть в оба. Но, как она ни старалась забыть о своих неприятностях, у нее это не получалось.

Лагерю грозит какая-то опасность.

И ей самой тоже.

 

Глава 13

Лагерь «Ночное крыло»
Всегда с тобой

Дорогой Шеф!
Я

От тебя давно уже нет известий. А у нас здесь много событий. Много неприятностей. Но мы с тобой можем только радоваться этому — ты понимаешь, что я имею в виду.

Я стараюсь изо всех сил. Завершены приготовления к следующему шагу. Очень серьезному шагу.

Кое-кто из тех, кто живет в лагере, умрет.

Я сдержу свое обещание.

Это произойдет очень скоро.

Этот человек заслужил свою участь. К моему великому сожалению — ведь ума ему не занимать.

Я напишу тебе обо всем подробно. Ответь мне, пожалуйста, Шеф. Я так давно жду от тебя письма.

 

Глава 14

И все-таки Холли чувствовала себя лучше: она поняла, что должна делать. Нужно выяснить, что происходит в лагере.

Раз дядя Билл не собирается заниматься этим, значит, этим придется заняться ей.

Кто вытворяет все эти ужасные вещи?

Кто-то из тех, кто с самого первого дня в лагере и находится в нем постоянно — ведь ужасы случаются в любое время дня и ночи.

Кто-то достаточно сильный, чтобы продырявить байдарки и вывинтить болты. Это не один из детишек — когда свалился шкаф, их здесь еще не было.

Это кто-то из вожатых.

Но кто именно?

Холли вспомнила детективы, которые видела по телевизору. Первое, что делают сыщики — это собирают информацию о подозреваемых.

Ее задача ясна — нужно как можно лучше узнать вожатых. Ей предоставляется для этого прекрасная возможность — после ленча состоится бейсбольный матч с командой соседнего лагеря. Весь лагерь, в том числе и вожатые, придет болеть за команду лагеря «Ночное крыло», выступающую против команды лагеря «Звездный свет».

Команда гостей играла превосходно. После третьей подачи она была впереди на семь очков, и болельщики «Ночного крыла» начали терять интерес к игре.

Подопечные Холли обращали очень мало внимания на то, что происходит на поле, а Холли во время игры внимательно следила за вожатыми, особенно за теми, с кем в последние дни больше всего общалась.

Кит, как она успела заметить, не очень утруждал себя работой, хотя делал вид, что ужасно занят. Холли разбирал смех, когда она наблюдала, как он создает видимость того, что приводит в порядок походную аптечку, хотя на самом-то деле все его усилия были направлены на то, чтобы оказаться поближе к Джери.

Джон Хардести старался изо всех сил. Он не спускал глаз ни с игроков, ни со своих мальчиков. Вожатых он практически игнорировал и общался с ними только по необходимости.

Сэнди, как и Джон, был замкнут и сосредоточен на своих обязанностях. Он казался застенчивым и мало с кем общался, кроме Холли. Но во время матча Холли увидела, что он о чем-то разговаривает с Деброй. Неужели флирт? Она никогда раньше не видела их вместе.

Что касается Джери, то Холли должна была признать: она знает, что делает. Джери была строга со своими девочками, но они любили ее. А Мик… Он прекрасно справлялся с работой, но, казалось, его мысли витали где-то далеко.

Холли присматривалась и прислушивалась весь день напролет. Когда матч закончился (со счетом 16:4), она призвала болельщиков из лагеря «Ночное крыло» поприветствовать игроков команды «Звездный свет», а затем повела всех на озеро купаться. Сидя на причале в ожидании свистка, который возвестит о том, что пора выходить из воды, Холли подводила итоги своих наблюдений. Она должна была признать, что никто из вожатых не сказал и не сделал ничего хоть в малейшей степени подозрительного.

Холли стала собирать полотенца, и тут рядом с ней оказался Мик.

— Привет!

— Привет, Мик!

— Ну и как, разглядела что-нибудь хорошее?

— Ты о чем?

— Ты же весь день не сводила с меня глаз.

— Я?!

— А кто же еще? Вот я и решил пригласить тебя продолжить это занятие в другой обстановке. Ну, например, сегодня вечером у озера.

— Я… — Холли растерялась и не знала, что ответить. Рядом с Миком она всегда чувствовала себя неуверенно, ей становилось немного страшно. Но он ей очень нравился, и она согласилась. — Звучит заманчиво. Встретимся, когда дети улягутся спать.

Вечером, сидя на причале лодочной станции и глядя на лунную дорожку, Холли думала о Мике. Он ей и в самом деле нравился, но в нем было что-то непонятное, не укладывающееся в общую картину.

Может, сегодня она разберется наконец, в чем тут дело?

— Привет, Холли! — Мик подошел так тихо, что она заметила его, только когда он был уже совсем рядом. — Похоже, я только и делаю, что пугаю тебя. — На нем были джинсы и белая майка. Он выглядел неотразимым и прекрасно это знал.

— Здесь так красиво, — пробормотала Холли.

— Похоже, ты начинаешь привыкать к жизни в лагере.

— Кажется, да, — согласилась Холли. — Ты работаешь вожатым второй год?

— Второй в лагере «Ночное крыло», а всего третий.

— Почему ты опять сюда приехал?

— А почему бы и нет? Это великолепный лагерь, хотя Дядя Билл платит меньше, чем в других местах. И живу я недалеко.

— А где ты живешь?

— Хочешь верь, хочешь нет, но я живу на ферме, — улыбнулся Мик. — Недалеко от Бельвилля.

Холли на мгновение потеряла дар речи — Мик совершенно не походил на сельского жителя.

— Да, для меня это полная неожиданность, — призналась она.

— Ты вообще плохо меня знаешь, — заметил Мик.

Холли посмотрела на него. В лунном свете он казался совсем другим. В нем не было ничего пугающего и непонятного.

— Я… Я хотела бы узнать тебя поближе.

— Значит, наши желания сходятся. — Мик осторожно обнял Холли за плечи.

— Я хочу сказать, — отодвинулась от него Холли, — что хотела бы дружить с тобой.

— Нет проблем, — ответил Мик, притягивая ее к себе. — Я испытываю к тебе настоящие дружеские чувства.

«Нет, это мне ни к чему, — подумала Холли. — Или я не права?»

— В самом деле, Мик, я хочу узнать тебя поближе, но ты слишком торопишься. — И она решительно отодвинула его руку.

— Эй! В чем дело? Сначала ты весь день таращишь на меня глаза, потом уверяешь, что хочешь со мной дружить, узнать меня поближе…

— Да, но в другом смысле!

— Ужас какой-то, — нахмурился Мик. — Знаешь что, Холли? По-моему, ты сама не знаешь, чего хочешь! — Он опять притянул ее к себе, так что их лица оказались совсем близко друг от друга.

Холли очень хотелось, чтобы Мик поцеловал ее, но она испугалась, что все идет не так, как она предполагала.

— Пусти меня! — Она оттолкнула Мика, и он, не удержавшись на ногах, бухнулся в воду.

Раздался громкий всплеск. Холли не выдержала и рассмеялась.

— Прости меня! — Она протянула Мику руку, чтобы помочь забраться на причал, но Мик оттолкнул ее.

— Забудь обо всем, — сказал он. — В следующий раз, когда захочешь познакомиться со мной поближе, я пошлю тебе письмо!

Он говорил с такой злостью, что Холли невольно отпрянула назад. Она стояла и смотрела, как Мик бежит к домикам.

Он скрылся среди деревьев, и Холли пошла к себе. И вдруг перед ней выросла какая-то фигура. Холли была потрясена, узнав Джери и увидев ее бледное лицо, искаженное самой настоящей ненавистью.

— Я все видела и слышала, — прошипела Джери. — Я знаю, что у тебя на уме. Я все про тебя знаю!

— Я не понимаю, о чем ты говоришь! — Холли сделала шаг назад.

— Мало того, что ты сломала мне жизнь в Уэйнсбридже. — Голос Джери дрожал от гнева. — Теперь ты хочешь увести у меня Мика. У тебя это не получится. Слышишь? Не получится!

 

Глава 15

На следующее утро у Холли немного кружилась голова — она еле-еле заснула после разговоров с Миком и Джери.

И она ни на шаг не приблизилась к пониманию того, что же все-таки происходит в лагере. Так что в столовую Холли направилась не в самом лучшем расположении духа.

— Берегись!

Холли подняла опущенные в землю глаза, и как раз вовремя! Прямо в нее летел бейсбольный мяч.

— Ой! — Она еле успела отскочить в сторону.

— Эй вы, поосторожнее! — крикнул Сэнди играющим в мяч ребятам и подбежал к Холли. — Все в порядке?

— Да, — ответила Холли. — Спасибо.

— Такое впечатление, что ты в мыслях улетела куда-то очень далеко.

— Мне и в реальности хочется очутиться подальше отсюда, — призналась Холли.

— Никак не освоишься в лагере? — с сочувствием спросил Сэнди.

— Дело не только в этом.

— Да не расстраивайся ты! Все не так плохо, как тебе кажется. Если хочешь, можешь поделиться со мной своими проблемами.

— Наверное, не стоит — это все личное.

— Ну тогда прости. — В голосе Сэнди послышалась обида. — Я хотел тебе помочь.

— Я знаю…

«Настоящий сумасшедший дом, — подумала Холли. — Почему здесь все такие обидчивые?» Она вздохнула.

— Я просто… Просто не хочу взваливать на тебя свои заботы.

— Ничего страшного, — возразил Сэнди. — Что тебя беспокоит? Расскажи обо всем дядюшке Сэнди.

И тут Холли поняла, что ей ужасно хочется поделиться с Сэнди своими подозрениями. Все равно ее никто не слушает: дядя Билл по горло в делах, а Tea ни о чем не может думать, кроме как о своих отношениях с Джоном.

— А почему бы и нет?

Они сели на камень в тени дерева, и Холли рассказала Сэнди о трех «несчастных случаях» и о красных перьях.

— Я знаю, что похожа на сумасшедшую, — сказала она под конец, — но мне кажется, что кто-то старается навредить лагерю. — Она хотела было рассказать напоследок про подвязковую змею, но передумала: тогда Сэнди точно уж решит, что она страдает манией преследования.

— Но зачем это кому-то надо? — спросил Сэнди. — В твоих словах нет смысла.

— Знаю, — признала Холли. — Но, может, если я выясню, кто все это делает, то тогда станет ясно, зачем ему это.

— Может быть… — Но Холли видела, что Сэнди ей не верит. — Послушай, — сказал он после небольшой паузы. — Я понимаю, почему ты так волнуешься. На твоем месте любой бы волновался, а ко всему прочему Дядя Билл твой родственник. Проблема в том, что ты слишком близко принимаешь все к сердцу.

— Что ты имеешь в виду?

— Ты все время с кем-то возишься, все время кому-то помогаешь. А к жизни на природе ты еще не привыкла, и у тебя на это нет времени. Тебе нужно ненадолго вырваться из лагеря, и тогда жизнь предстанет перед тобой в ином свете.

— О чем ты говоришь? — не поняла Холли.

— На следующей неделе мы отправляемся в поход, разве ты не знаешь? И ты значишься в списке его участников как помощник инструктора по гребле.

Поход? Холли вспомнила, что до ее ушей долетали какие-то разговоры о походе. Но она постоянно была так занята, что не удосужилась просмотреть список его участников.

— Идут несколько вожатых и старшие ребята, — с энтузиазмом поведал Сэнди. — Это будет великолепный поход!

— Поход? — пробормотала Холли. — Я пойду в поход?

— Все будет хорошо. Ты гораздо лучше приспособлена к походной жизни, чем думаешь.

— Что-то я в этом сомневаюсь.

— Мы идем всего с одной ночевкой, — продолжал Сэнди. — И Дядя Билл не сомневается, что ты справишься, иначе он оставил бы тебя в лагере. Не волнуйся, Холли. Будет очень интересно. Мы пойдем на байдарках по Уайт-ривер.

— На байдарках? А я думала, что они больше ни на что не годятся.

— Мы возьмем байдарки напрокат — это лучше, чем тащить их на себе. Тебе понравится это путешествие, вот увидишь!

Позже, направляясь к домику, где находился кружок рукоделия, Холли думала о предстоящем походе. Еще одно приключение на ее голову! Проходя мимо главного здания, она увидела стоящих на тропинке Tea и Джона. Похоже, они о чем-то спорили. Затем Джон повернулся и зашагал прочь, а Tea осталась стоять будто в оцепенении.

— Tea! — Холли подошла к подруге. — В чем дело?

Казалось, Tea с трудом сдерживает слезы.

— Это из-за Джона, — печально сказала она. — Я наконец спросила у него, почему он тогда вечером не пришел к озеру. И знаешь, что он мне на это ответил?

Холли пожала плечами.

— Он сказал… Ты только послушай — он сказал, что ему надо было написать несколько писем! Глупее не придумаешь!

— Ну, может, это и в самом деле так. А может, он забыл, что вы договорились встретиться, и постеснялся в этом признаться.

— А может, луна и в самом деле сделана из сыра! — покачала головой Tea. — Нет, теперь я понимаю, в чем тут дело: просто-напросто Джон ко мне равнодушен. Я чувствую себя такой идиоткой!

— Представляю, каково тебе, — посочувствовала подруге Холли. — Это одна из причин, почему я этим летом решила отдохнуть от мальчиков.

— А я готова отдыхать от них до конца жизни!

— Да брось ты, сама же говорила, что в лагере полно симпатичных ребят.

— Кому-кому, а тебе это хорошо известно.

— Ты о чем?

— Я слышала, что у тебя вчера вечером было свидание с Миком. — Tea улыбнулась, несмотря на свое горе.

— Это ничего не значит, — быстро ответила Холли, удивившись про себя. Неужели об этом сплетничает весь лагерь?

— А как насчет Сэнди? — продолжала Tea.

— А что Сэнди?

— Вы с ним постоянно вместе. И ты называешь это «отдохнуть от мальчиков»?

— У нас с Сэнди чисто дружеские отношения, — сказала Холли.

— Да неужели? — подняла брови Tea. — Рада это слышать. Он просто прелесть. Как только я переживу удар, который нанес мне Джон, я, пожалуй, им займусь.

Она подмигнула Холли и пошла прочь. Холли порадовалась про себя, что ее подруга переносит «разрыв» с Джоном довольно легко. Она толкнула дверь и вошла в домик, обустроенный для занятий рукоделием и ремеслами. Девочки сидели вдоль низкого деревянного стола и лепили из глины горшки. Посреди комнаты за гончарным кругом сидела Дебра, заканчивая вазу.

— Извините, что задержалась, — сказала Холли, хотя опоздала лишь на одну-две минуты.

Дебра не ответила, бросив на Холли неодобрительный взгляд.

«Ладно», — подумала Холли. Нельзя обращать внимание на антипатию, которую питает к ней Дебра. Холли подошла к девочкам и стала помогать им лепить горшки. Девочкам очень нравилось это занятие — особенно Стейси, которой ужасно хотелось нарисовать на своем горшке какую-нибудь мордочку. Холли показала ей, как это делается, а затем стала рассказывать про то, как обжигают горшки.

— Их пекут, как пирог в духовке? — спросила Джессика.

— Да, похоже, — улыбнулась Холли. — И тогда глазурь становится яркой. Вот смотрите… — Она показала на необожженный горшок. — Он довольно невзрачный на вид, но как только его обожгут в специальной печи, он станет ярко-зеленым, совсем как вот этот. — Она взяла в руки прекрасный зеленый горшок, сделанный Деброй.

— О-о-о! Можно я посмотрю? — Стейси подскочила к Холли.

— Осторожно! — предупредила Холли. — Он очень…

Но было уже поздно. Стейси умудрилась выбить у нее из рук горшок, и он упал и разбился на мелкие осколки.

Дебра вскочила с места.

— Что ты натворила?! — закричала она. — Ты способна хоть что-нибудь сделать как следует?

Остаток дня Холли выполняла свои обязанности чисто механически, не в силах отвлечься от мыслей о тех ужасных вещах, которые происходят в лагере. Она чувствовала себя одинокой, как никогда в жизни. Никто не хочет ее слушать — ни дядя Билл, ни даже Tea, которая считает, что у нее просто-напросто разыгралось воображение.

К счастью, это был необычайно спокойный день. Большинство старших вожатых уехало в город на ярмарку, а часть ребят отправилась на пикник, так что в лагере остались лишь девочки Холли да еще три такие же группы. После купания Холли велела детям бежать к домикам, а сама пошла другим путем, мимо лагерного кострища.

Когда она свернула на тропинку, ведущую к пятому домику, перед ее глазами вдруг откуда ни возьмись появился огромный отвратительный паук. Холли метнулась назад, но тут увидела Кита с веревкой в руке и поняла, что паук не настоящий.

И тогда ее неожиданно для нее самой прорвало.

— Ты ведешь себя как маленький! — закричала она. — Я же тебе ничего не сделала!

— А как насчет Джери? — с мерзкой ухмылкой поинтересовался Кит. — Я слышал, что у нее к тебе немало претензий.

— Это наше с ней дело! И кроме того…

— У меня для тебя есть новости, — перебил ее Кит. — Впереди тебя ждут неприятности. Настоящие неприятности, без дураков.

Выражение его лица внезапно изменилось — насмешка уступила место злобе. Холли сделала шаг назад, и Кит пошел на нее.

— Оставь меня в покое! — закричала Холли и бросилась бежать через лес.

Наконец она остановилась на небольшой полянке, чтобы перевести дух. И тут кто-то заломил ей руки за спину.

— Кит, ты просто кретин! — Холли изо всех сил пыталась высвободиться.

— Что-то я тебя не понимаю! — Голос принадлежал вовсе не Киту.

Это сказал Мик. Это Мик заломил ей руки за спину.

— Пусти меня! Что ты делаешь?

— Приглашаю тебя присоединиться к нашей теплой компании. — Мик говорил серьезно и холодно.

— Моего приглашения она не приняла. — Из-за дерева появился Кит с пауком в руке.

— Ай, как нехорошо! — упрекнул Мик. — Ее устраивает только самое избранное общество.

Тут на поляну вышла Джери. Ее рот кривился в язвительной усмешке, в руках она держала небольшое ведро. Она медленно пошла к Холли.

— Я знаю, что ты не любишь природу и предпочитаешь не выходить из дома, — язвительно ухмыльнулась Джери. — Но теперь у тебя появилась прекрасная возможность воплотить свои ночные кошмары в жизнь.

Холли по-прежнему пыталась вырваться из рук Мика, но безуспешно. «Неужели все это происходит наяву?»— недоумевала она.

— Пожалуйста! Пожалуйста, отпусти меня!

— Я сделаю это, когда ты усвоишь урок, который мы хотим тебе преподать, — заявил Мик. — Как только ты поймешь, что ты ничем не лучше других.

Джери поднесла ведерко к груди Холли. На дне его, в мутной воде, извивалось полдюжины отвратительных черных пиявок.

 

Глава 16

— Ай! — с отвращением закричала Холли, отворачиваясь от ведра.

— Нравятся? — ехидно поинтересовалась Джери. — Мы наловили их специально для тебя.

Стоящий рядом с Джери Кит расхохотался. Мик и Джери засмеялись вслед за ним — странным нервным смехом.

Холли убеждала себя, что они просто дразнят ее, но в то же время она помнила, что кто-то из них очень опасен. А может, они все действуют заодно?

— Очень уж ты беспокойная персона, слишком много суетишься, не так ли? — будто прочитав мысли Холли, спросила Джери. — Нам не нравится, как ты к нам относишься.

— Джери, я ничего не…

— Замолчи! — выпалила Джери. — Два года тому назад ты попыталась сломать мою жизнь, и я предупреждала, что это не пройдет тебе даром. И теперь у меня появилась возможность отомстить тебе. — Она крепче прижала ведро к груди Холли. — Как ты себя чувствуешь, а, Холли? Тебе нравится быть беспомощной? Нравится сознавать, что твоя жизнь находится в чужих руках? — Джери подошла так близко, что Холли чувствовала у себя на щеке ее дыхание.

«Что она собирается делать?» — гадала Холли.

Джери довольно долго просто стояла и смотрела на нее — и ее взгляд был холодным и бесстрастным. Затем она вдруг резко повернулась и зашагала к ручью, протекавшему в этой части леса.

— Ведите ее сюда, мальчики, — приказала она.

Мик и Кит взяли Холли под руки и потащили к ручью.

— Мисс Совершенство! Мисс Заносчивость! Что-то ты сегодня неважно выглядишь, — язвила Джери. — Наверное, тебе стоит искупаться. — И без всякого предупреждения она ухватилась за майку Холли и толкнула ее в ручей.

Холли упала и разодрала коленку. В ручье было так мало воды, что она шлепнулась в грязь. Дно было холодным и скользким, вода пахла гниющей листвой. «Нельзя показывать им, как мне страшно, — сказала себе Холли. — Что бы они ни вытворяли, я не подам вида, что боюсь их!»

Она встала и хотела было выбраться из ручья, но потеряла равновесие и упала на спину. Мик рассмеялся.

— Не очень-то весело шлепаться в воду, ты согласна?

— Прекрати! — закричала ему Холли. — Ты ведешь себя как неразумный ребенок! Когда такие вещи вытворяет Кит, это еще куда ни шло, а ты…

— Не кипятись, — прервал ее Кит. — Все новые вожатые должны пройти обряд посвящения. Здесь такая традиция. Правильно я говорю, а, Джери?

Джери не удостоила его ответом. Она смотрела на Холли с нескрываемой ненавистью.

— Мне кажется, что Холли чувствует себя немного одиноко, — наконец произнесла она. — Ей нужна компания. — И не успела Холли и глазом моргнуть, как Джери выплеснула на нее воду с пиявками.

Холли вскрикнула и сделала еще одну отчаянную попытку выбраться на берег, но дно было таким скользким, что она все время падала.

— Достаточно! — обратился Мик к Джери, но не сделал ни малейшего движения, чтобы помочь Холли выбраться из ручья.

Холли посмотрела вниз. Две скользкие пиявки извивались на ее промокшей насквозь майке. Она почувствовала боль в ноге и увидела, что еще одна пиявка присосалась к икре.

— Нет! — закричала она. — Нет!

«Это какой-то кошмар. Мне это снится», — подумала она.

В полном отчаянии Холли повернулась к Джери, надеясь, что та вспомнит, что когда-то они были хорошими подругами. Но взгляд Джери был холодным, как грязная вода в ручье. Холли пробирала дрожь.

А затем поверх плеча Джери она увидела нечто, от чего задрожала еще сильнее.

Сэнди.

Она не была в этом уверена — прямо в глаза ей било солнце.

Кто-то похожий на Сэнди стоял на берегу и улыбался, глядя на нее. И улыбка его была жестокой и язвительной.

— Помогите! — закричала Холли, почувствовав, что одна из пиявок ползет по ее плечу к шее.

Когда она опять подняла глаза, Сэнди уже не было. Может, ей просто привиделось, что это был он?

— Как ты себя чувствуешь, Холли? — поинтересовалась Джери. — Ты усвоила наш урок? Обещаешь не лезть больше в чужие дела?

«Теперь они меня отпустят», — с облегчением поняла Холли.

— А может быть, нам стоит преподать тебе настоящий урок? — продолжала Джери.

У Холли опять заколотилось сердце.

— Ладно, Джери, хватит, — неожиданно произнес Мик. — Уже поздно. Надо возвращаться в лагерь, а то опоздаем к обеду.

Холли удивилась этому внезапному отступлению. Мик отвернулся, пряча глаза, а затем взял Джери за руку.

— Пошли!

Мерзко улыбнувшись напоследок, Джери повернулась и пошла с Миком. Кит затрусил за ними, как верный щенок.

«Конец мучениям», — подумала Холли.

Ей наконец удалось выбраться из ручья. Дрожа от отвращения, она отодрала от ноги пиявку. Боль была совсем слабой, но на коже осталось овальное красное пятно. Холли в панике ощупала руки и тело, но больше пиявок не обнаружила.

Она медленно пошла к своему домику. Ей было холодно, она промокла и чувствовала себя очень несчастной.

«Они хотели напугать меня, — подумала она. — И у них это получилось.

Но они об этом никогда не узнают. Я никогда не признаюсь, как сильно испугалась».

Холли пришло в голову, что, пожалуй, стоит рассказать обо всем дяде Биллу, но потом она отбросила эту идею: будет только хуже, даже если он вообще поверит ей.

Теперь она больше, чем прежде, была уверена, что один из них — Мик, Кит или Джери — знает о том, что происходит в лагере. Нет у нее никакой мании преследования! Они хотели причинить ей боль, это не было шуткой! И тут она очнулась от своих мыслей, услышав, как кто-то испуганно вскрикнул:

— Нет! Пожалуйста, не надо!

 

Глава 17

Холли остановилась. Она слышала, как колотится ее собственное сердце.

Она осторожно пошла вперед — и вдруг опять услышала:

— Нет!

В этот момент девушка вышла на небольшую полянку и увидела, что среди деревьев мелькает чья-то одежда, — кто-то бежал по лесу. Несколько секунд спустя из-за огромного дуба вышел Джон.

— Джон! — поразилась Холли. — Что ты…

— Холли! — Джон был удивлен не меньше, чем она. Он быстро спрятал руку за спину, и Холли показалось, что в руке у него что-то зажато.

— Что происходит? Кто еще здесь? — спросила Холли.

— Никого.

— Но я видела, как кто-то бежал, и подумала…

— Нет, здесь, кроме меня, никого нет! — Казалось, Джон рассердился. — Почему ты за мной шпионишь?

— Шпионю?! — Холли не верила своим ушам. — Я промокла и вся в грязи. Единственное мое желание — это поскорее добраться до своего домика.

— Ах-ах! — Голос Джона был полон сарказма. — Ты следишь за мной, я знаю! Послушай, мне наплевать, что ты племянница Дяди Билла. Если ты не оставишь меня в покое, то очень об этом пожалеешь!

— Но я только… Ладно, проехали! — Холли пошла к домику. Вдобавок ко всем неприятностям — еще и Джон со своими нелепыми обвинениями.

Что происходит с Джоном? С чего он так рассвирепел? Почему все злятся на нее?

Было уже поздно. Ей не хотелось выслушивать нотации Дебры, и она бегом припустила к домику.

И тут она услышала, что за ней кто-то бежит.

Джон?

Она побежала быстрее, но преследователь быстро догонял, и вот ее обхватили чьи-то сильные руки. Она повернулась и встретилась глазами с встревоженным взглядом Сэнди.

— Холли! Прости, я чуть не свалил тебя с ног! Что с тобой?

— Это длинная история… Я… Я гуляла и упала в ручей. — Она пыталась отыскать на его лице следы раскаяния, но безуспешно.

— Ты в порядке?

— Да.

Сэнди смотрел на нее дружелюбно и с сочувствием. Ей, должно быть, показалось, что она видела его у ручья.

— Ты в этом уверена? Как же это случилось?

— Я не смотрела под ноги и поскользнулась.

— И все?

— А затем я наткнулась на Джона. Он вел себя так, будто я его застукала, когда он грабил банк или еще что-нибудь в этом роде. Он накричал на меня, угрожал…

— Да ну?! — Сэнди покачал головой. — Он довольно угрюмый парень.

— Мне тоже так кажется, — согласилась Холли. — Я никак не могу понять, почему он так странно себя вел.

— Лето складывается не очень удачно, верно? — посочувствовал Сэнди.

— У меня не так уж все и плохо по сравнению с Дядей Биллом, — нахмурилась Холли. — Если бы мне удалось заставить его выслушать меня! Если бы хоть кто-нибудь меня выслушал!

— Я понимаю, каково тебе. Я знаю, что это такое, когда происходит нечто ужасное, а до этого никому, кроме тебя, нет никакого дела.

— Ты это понимаешь?

Сэнди кивнул.

— Когда-нибудь я тебе об этом расскажу. — Он улыбнулся, и Холли впервые за день почувствовала себя в безопасности. Какое-то время они просто стояли и смотрели друг на друга, а затем Сэнди взглянул на часы. — Ой, я совсем забыл! Мне нужно тебе кое-что сообщить. Я только что получил список участников похода. — Он сунул руку в карман и протянул Холли сложенный лист бумаги.

— Спасибо. Увидимся за обедом, — кивнула Холли.

В домике никого не было, и Холли позволила себе немного передохнуть. Когда она начала раздеваться, чтобы по-быстрому принять душ, листок, который вручил ей Сэнди, упал на пол. Холли лениво подняла его и развернула.

В списке было пятнадцать старших ребят, но Холли никого из них толком не знала.

Когда же она добралась до вожатых, у нее опять заколотилось сердце. Кроме Холли, Сэнди и Стюарта Уинчестера — тренера по стрельбе из лука, — там значились Мик, Кит и Джери.

 

Глава 18

— Холли! — В дверь постучала Tea. — Эй, ты здесь?

Холли уже переодевалась, чтобы идти обедать.

— Как дела? — спросила она.

— Не так чтобы очень, — ответила Tea. — А у тебя?

Холли кратко рассказала подруге о последней стычке с Джери.

— Я просто не знаю, что делать, — закончила она. — Джери совершенно неуправляема. Я ее боюсь. Да и с Деброй мы по-прежнему не ладим. Сегодня утром Джессика спросила меня, почему мы с Деброй не любим друг друга.

— Это так заметно?

— Да, несмотря на то, что я стараюсь держаться от нее подальше. Но раз я ее помощница, это практически невозможно.

— Может, когда она узнает тебя получше, отношения между вами наладятся, — попыталась успокоить подругу Tea.

— Может быть. Но даже если и не наладятся, я это переживу. — Холли посмотрела на часы. — О, пора обедать. А где же Дебра? Она обычно помогает девочкам умыться.

— Не знаю, — пожала плечами Tea. — Я со своими девочками встречаюсь в столовой. Давай я тебе помогу.

Холли подошла к двери и позвала девочек. Они с Tea помогли им умыться. Джессика обгорела на солнце и не хотела умываться, но Холли смазала ей кожу мазью от ожогов, и скоро девчушка опять заулыбалась.

До чего же легко с девочками! Если бы вся работа в лагере была такой приятной!

По дороге в столовую Холли искала глазами Дебру. Куда она подевалась? Ей пришло в голову, что Дебра нарочно прячется, чтобы подловить ее на чем-нибудь.

«Если так, — подумала Холли, — то Дебру ждет сюрприз. Потому что у нас все хорошо!»

В столовой на этот раз было более шумно, чем обычно. Tea и Холли, едва переступив порог, сразу поняли, в чем тут дело: под потолком, на одной из поперечных балок, пристроился Кит. На нем была маска гориллы, и он разбрасывал по столам банановую кожуру.

Выглядело это очень забавно, и Холли, не выдержав, рассмеялась.

— Если он вытворяет все это ради Джери, то на этот раз должен добиться успеха, — сказала она Tea.

— Ты плохо знаешь Джери, — возразила Tea.

Девочки повернулись и посмотрели на Джери, которая совершенно игнорировала Кита, как будто он был невидимкой. Кит бросил кусок банановой кожуры прямо на ее поднос.

— Кит, ты просто кретин! — закричала Джери, вскакивая с места. — Это совсем не смешно!

— У-у-гу, у-у-гу! — Кит спустился вниз по веревке, привязанной к балке, и, как был, в маске, подошел к столу Джери.

Но Джери по-прежнему не обращала на него никакого внимания.

— Если бы он не был таким остолопом, я бы его даже пожалела, — заметила Tea.

— А Дебры все нет. — До Холли вдруг дошло, что старшая наставница так и не появилась за обеденным столом.

— Точно? — спросила Tea. — Это на нее не похоже. — Она встала с места, обвела глазами зал и пожала плечами. — Ты права. И Джона нет. Это мне не нравится.

— Ты думаешь, они вместе?

— Надеюсь, что нет.

— Но… — И тут в голову Холли пришла ужасная мысль. — Tea, что если…

— Что?

— А что если с ними что-то случилось? Что-то нехорошее?

— О Господи! Тебе не надоели твои сумасшедшие теории? Они, наверное, чем-нибудь увлеклись и потеряли счет времени. Я обещала себе не думать больше о Джоне, и я не собираюсь о нем думать.

— А я не могу не думать о лагере, хочу я этого или нет. Я должна удостовериться, что с ними все в порядке.

— О'кей. — Tea и не думала волноваться. — Если наткнешься на Джона, передай ему от меня, чтобы он провалился!

Tea пошла к своему столу, а Холли объяснила девочкам, что ей нужно разыскать Дебру, и поспешила выйти из столовой, готовая к любым неожиданностям.

Но в лагере все было мирно и тихо — только птицы щебетали и деревья шумели на ветру.

Холли первым делом заглянула в домик в надежде, что Дебра там. Но не увидела ни Дебры, ни малейшего намека на то, что Дебра туда заходила.

Холли дошла до озера, но и там не было ни души.

«Наверное, Дебра все еще в мастерской, — наконец решила Холли, вспомнив, как увлеченно работала Дебра в последние дни за гончарным кругом. — Она, наверное, и в самом деле потеряла счет времени».

Холли еле сдержала улыбку, представив, как сделает Дебре выговор за опоздание к обеду.

Дойдя до мастерской, Холли увидела, что в окнах темно, и хотела было повернуть назад. Но потом все-таки решила удостовериться, что Дебры там нет.

И распахнула дверь.

— Дебра! — позвала она. — Дебра, ты здесь?

Но единственным ответом было какое-то жужжание.

Холли вошла в домик и включила свет.

И, потрясенная, застыла на месте.

Все в комнате — пол, стены, потолок — было забрызгано чем-то красным.

Это была кровь.

Кровь разлеталась в разные стороны от электрического гончарного круга.

Холли в ужасе стояла и смотрела на этот круг. Ей стало плохо. Колесо вертелось, и с каждым поворотом то, что лежало на нем, становилось все меньше.

Некогда это было лицом человека, а теперь больше походило на кровавое месиво.

 

Глава 19

Холли стояла будто парализованная, не в силах оторвать взгляда от представшего ей невыносимо кошмарного зрелища.

Это была Дебра. Это она сгорбилась над гончарным кругом, это ее лицо было совершенно изуродовано. Так изуродовано, что узнать ее можно было только по длинным черным косам.

— Нет, — простонала Холли. — Нет, пожалуйста, нет!

Дрожащими руками она выключила колесо, а затем подошла к телу Дебры, надеясь усмотреть в нем хоть какие-то признаки жизни.

Но Дебра была неподвижна.

Холли хотела прощупать пульс Дебры, но ее запястье было холодно как лед.

Она заснула. Навсегда.

Теперь, когда Холли подошла ближе, она увидела, что произошло. Маленький кулон в форме совы, который Дебра носила не снимая, зацепился за гончарный круг, пригнул ее голову вниз, и шнурок от кулона, должно быть, задушил ее.

Вокруг стула Дебры валялись на полу всевозможные перья, кожаные ремешки, канитель — очевидно, Дебра, пытаясь высвободиться, смахнула все это с полки, висевшей за ее спиной.

«Она умерла, сражаясь за свою жизнь, — подумала Холли. — Сражаясь с вертящимся кругом».

Или она сражалась с кем-то еще, сражалась со своим убийцей?

Комната закружилась у Холли перед глазами. Ее затошнило. «Я сейчас упаду в обморок», — подумала она.

Нет, нельзя! Она глубоко вздохнула. «Успокойся», — приказала она себе. Увидев Дебру, Холли сначала подумала, что ее смерть — результат несчастного случая. Но теперь она не была в этом уверена.

Дебра была такой аккуратной, такой опытной, разве с ней могло случиться нечто подобное?

Именно с ней, работавшей за гончарным кругом не хуже профессионала?

Но кто мог убить ее? Кому это было нужно?

Вполне возможно, что ее смерть имеет прямое отношение к другим несчастным случаям.

Холод пробежал по позвоночнику Холли.

Нет, это не несчастный случай.

Это убийство.

Убили работающую с ней в паре наставницу…

Вдруг позади нее раздался какой-то непонятный звук.

Холли взвизгнула от неожиданности.

Повернувшись, она увидела Джона Хардести.

— Холли? Я увидел открытую дверь и удивился… — Его глаза расширились от ужаса, он побледнел.

— Джон! — закричала Холли и, подбежав к нему, упала ему на руки, близкая к обмороку.

— Что… случилось? — прошептал Джон.

— Я не знаю. Я думаю, что кулон Дебры зацепился за гончарный круг. Я пошла ее искать… и нашла… и… и…

— Успокойся. — Джон гладил Холли по спине, голос у него дрожал. — Нужно позвать врача, — сказал он.

— Поздно, — покачала головой Холли. И тут ей в голову пришла совершенно ужасная мысль. — Джон, почему тебя не было на обеде?

— Что? На обеде? Мне нужно было кое-что сделать. А что?

— Да нет, ничего.

— Послушай. — Голос Джона по-прежнему дрожал. — Оставайся здесь с… с Деброй. А я схожу за Дядей Биллом.

— Ладно. — Холли посмотрела вслед удаляющемуся Джону, а затем села на стул лицом к двери.

«Я не верю, что Дебра умерла», — думала она.

Какая ужасная смерть!

Наверное, нужно было больше стараться, работать лучше, и тогда они с Деброй могли бы подружиться.

— Прости меня, Дебра, — сказала Холли и повернулась к телу.

И застыла от ужаса.

Раньше она этого не заметила, но теперь, с того места, где она сидела, ей был хорошо виден кулон, зацепившийся за круг.

Оно было все в крови, и от него остался один только стержень. Но Холли знала, что это такое. Чем это должно быть…

Красное перо!

 

Глава 20

Лагерь «Ночное крыло»
Всегда с тобой

Дорогой Шеф!
Я

Ты понял мой замысел? В дело был пущен гончарный круг.

Это показалось мне дельной мыслью. Очень даже дельной.

Я думаю, что никто из вожатых и не подозревал, что изготовление горшков может оказаться смертельно опасным занятием. Этот кулон так мило смотрелся на ее шее — но все-таки не так мило, как мои руки.

Приезжала местная полиция. Они допросили всех.

Они уверены, что это несчастный случай.

Трагический несчастный случай.

Они не заметили мою визитную карточку.

А ведь она была оставлена на самом видном месте.

Вот пока и все. Что ты об этом думаешь? Нужно ли нам еще одно убийство?

Как скажешь.

Пожалуйста, ответь мне поскорее и напиши, чего ты от меня ждешь.

 

Глава 21

Эта ночь была самой длинной ночью в жизни Холли. Приехала полиция и допрашивала всех почти до трех часов ночи. А рано утром полицейские вернулись в лагерь и в последний раз осмотрели мастерскую.

Было ясно, что они считают смерть Дебры несчастным случаем. Казалось, так думают все — кроме Холли.

И Джери.

Холли шла в столовую на завтрак, и вдруг к ней приблизилась Джери и схватила за руку. Лицо Джери было в красных пятнах — она много плакала и совсем не спала.

— Ты, разумеется, рада, что Дебры больше нет!

Холли была потрясена.

— Да ты что! Мне не лучше, чем тебе!

— А я готова поспорить, ты рада тому, что произошло. И мне кажется очень подозрительным, что именно ты нашла тело Дебры.

— Она была у нас старшей вожатой, — ответила Холли. — Она не пришла на обед, и я забеспокоилась…

— Да перестань! Все в лагере знают, что ты ее ненавидела.

— Нет! — запротестовала Холли, потрясенная этим обвинением. — Мы не очень с ней ладили, но она мне все равно нравилась. Я никогда…

— Никогда что? — мерзко улыбнулась Джери. — Джон рассказывал, что когда он вошел в мастерскую, ты стояла там и смотрела на нее.

— Я была в шоке. Я подумала… — И тут Холли внезапно остановилась и отвернулась от Джери. — Что толку объяснять и оправдываться, — сказала она. У нее и так было очень и очень несладко на душе.

Она никак не могла в это поверить: Джери обвиняет ее в убийстве Дебры! «И она, наверное, поделилась своими подозрениями со всем лагерем», — подумала Холли.

Джери права в одном — смерть Дебры вовсе не несчастный случай. И Холли считала, что обязана убедить в этом полицию.

Она просидела на неудобном деревянном кресле перед кабинетом дяди Билла минут двадцать или двадцать пять, прежде чем услышала негромкое, но строгое:

— Войдите.

Холли вошла в кабинет и увидела очень высокого мужчину, бледнокожего и темноволосого. Он склонился над толстой папкой, лежащей на столе дяди Билла.

— Холли Флинн? — Он поднял голову. — Я инспектор Брэдли. Вы хотите со мной поговорить?

Холли кивнула.

— Вчера вечером я разговаривала с вашим сотрудником Ридом. Но его интересовало только одно — при каких обстоятельствах я нашла тело Дебры. Я хочу рассказать вам о тех вещах, которые здесь творятся.

Брэдли встретил взгляд Холли.

— О каких вещах?

Быстро, стараясь оставаться спокойной, Холли начала рассказывать инспектору о найденных ею красных перьях. Но к тому времени, когда она подошла к выводу о том, что кто-то пытается навредить лагерю, она поняла, что инспектор ее не слушает.

— Перья. Хорошо, — сказал он. — Мы примем это во внимание.

— Но это не может быть простым совпадением, — настаивала Холли. — Эти перья появлялись каждый раз, когда происходил так называемый «несчастный случай». Пожалуйста, выслушайте меня! Я уверена, что…

Брэдли жестом остановил Холли.

— Я понимаю, Холли, как ты огорчена, — сказал он. — Обнаружить труп — это одна из самых ужасных вещей, которая может случиться с кем бы то ни было. Но мы провели тщательное расследование и пришли к выводу, что Дебра умерла в результате несчастного случая.

— А как насчет других «несчастных случаев»? Шкаф, байдарки…

— Все это очень подозрительно, но я боюсь, что из этого ничего не следует. Нам нужны твердые доказательства. Я понимаю твое беспокойство. Пожалуйста, позвони мне, если увидишь или услышишь что-нибудь необычное.

Но Холли понимала, что инспектор Брэдли не принял всерьез ее рассказ.

Она нашла дядю Билла в комнате отдыха и хотела было еще раз попытаться убедить его в своей правоте, но по его изможденному виду поняла, что меньше всего на свете ему хочется выслушивать ее теории.

— Холли! — сказал он, поднимая глаза. — Бедняжка! Мне так жаль тебя. Это просто ужасно, что именно ты обнаружила тело Дебры. Как ты себя чувствуешь? Знаешь, я решил заменить Дебру Джери Маркус, она будет жить в твоем домике.

Холли не верила своим ушам.

— Что ты сказал?

— Джери очень опытная вожатая. И девочки ее любят, — продолжал дядя Билл, не замечая выражения лица Холли.

— Но, дядя Билл, — возразила Холли, — мы с Джери не ладим! Назначь на место Дебры кого-нибудь другого!

— Джери — единственная, кто может быть старшей вожатой. И я должен заметить, Холли, что ты вообще не очень умеешь ладить с людьми. У нас полным-полно самых настоящих проблем, зачем же добавлять к ним еще вымышленные?

У Холли запылали щеки.

— Но Джери ненавидит меня! Это давняя история… Она ненавидит меня с тех самых пор, когда мы жили в Уэйнсбридже. Мы…

— Меня не интересует то, что было в прошлом! — резко сказал Билл. — Разве ты не видишь, каково мне приходится? Если ты не умеешь ладить с людьми, ладно, я отошлю тебя домой. Мне будет трудно, но я не имею права потакать тебе. Ты этого хочешь, а, Холли? Хочешь уехать домой?

— Нет, — тихо ответила Холли. — Я хочу остаться здесь.

— Тогда веди себя соответственно. Разве у тебя нет дел, кроме как стоять здесь и препираться со мной?

 

Глава 22

— А затем огромная белая рука упала с чердака и начала преследовать ее… — вещал Кит.

— Что?! — присвистнул Мик. — За ней гонялась рука?

— Ну да. Рука без тела.

— Она что, ползала, как паук? — ехидно поинтересовалась Tea. — Или летала по воздуху?

— Ты дашь мне закончить? — В голосе Кита послышалась обида. Он вставил фальшивые челюсти и потому немного шепелявил.

Кит стал рассказывать дальше, но Холли его не слушала. Ей никогда не нравились подобные рассказы, но Кит уговорил Дядю Билла устроить конкурс на лучшую историю о привидениях. Чья история окажется самой страшной, тот и получит приз. Это была совершенно сумасшедшая идея — ведь в лагере творились самые настоящие, реальные ужасы. Но Холли не стала высказывать своего мнения по этому поводу.

Если все будут увлечены конкурсом, то никто не обратит внимания, если она ненадолго улизнет.

У Холли был план. Пока все сидят и слушают всякую чепуху, она пойдет к мальчикам и осмотрит домики Кита, Мика и Джона. Она не знала конкретно, что будет там искать, но была полна решимости осуществить свой план. Если бы только она могла найти какой-нибудь ключ, какую-нибудь зацепку, которая привела бы ее к убийце Дебры!

Она обвела взглядом сидящих вокруг костра. Джон не участвовал в состязании. Он сидел в стороне и, казалось, был совершенно поглощен завязыванием узлов на веревке. Все остальные внимательно слушали историю Кита.

Холли, стараясь не привлекать к себе внимания, отошла от костра.

— Ты куда?

Холли вздрогнула. Но это была всего-навсего Tea.

Девушка хотела было поделиться с подругой своими планами, но потом раздумала — все равно Tea не принимает ее подозрений всерьез.

— К себе в домик, за свитером, — ответила она.

Она сделала вид, что пошла к пятому домику, а затем, когда ее никто уже не мог видеть, свернула совсем в другую сторону. Кит и Джон жили в девятом домике, стоявшем на краю леса. Вот Холли туда и направилась.

В домике было темно. За ее спиной ухнула сова, в лесу раздался какой-то треск, и Холли чуть было не оставила свою затею и не вернулась к костру.

Но она знала, что отступать нельзя. Время уходит. Дебра уже мертва — Дебра, старшая вожатая, жившая с ней в одном домике.

Кто окажется следующим? Может быть, она, Холли?

Она сделала глубокий вдох, чтобы успокоиться, и включила карманный фонарик. Медленно, стараясь не шуметь, она открыла входную дверь.

Дверь тихонько скрипнула, и Холли ступила в темноту. При свете фонарика она разглядела, что девятый домик устроен точно так же, как пятый.

По одну сторону стояли кровати детей, по другую — вожатых.

Она посветила на кровати вожатых, пытаясь угадать, на которой из них спит Кит. И, увидев уродливую, ухмыляющуюся маску гориллы, нашла ответ на свой вопрос.

Вот его кровать. Холли подошла к ней и выдвинула верхний ящик тумбочки.

Она считала Кита большим неряхой, но, к ее удивлению, в тумбочке царил идеальный порядок — все рубашки и белье аккуратно сложены и лежат ровными стопками. Она приподняла пару стопок, чтобы посмотреть, не спрятано ли под ними что-нибудь, но ничего не нашла.

Во втором ящике опять одежда. Она выдвинула третий ящик — все то же самое, плюс огромная зеленая змея. На этот раз Холли и не подумала испугаться — она узнала ту самую змею, которой Кит до смерти напугал ее на второй день пребывания в лагере.

Целый ящик был выделен под всякого рода «шутки». Здесь были змеи, маски, насекомые, носы из папье-маше и еще какие-то непонятные предметы. Все они лежали в ящичках и коробочках, аккуратно надписанных.

Холли открыла наугад пару коробок, но в них лежало именно то, что сообщали этикетки: резиновые пауки, зеленый парик, вставные челюсти.

«Ну кто бы мог подумать, что Кит у нас такой аккуратный?»— удивилась Холли. Она еще немного порылась в его вещах, но безрезультатно: нашла только канцелярские принадлежности и конверты.

«Ладно, с Китом все ясно», — подумала она.

А как насчет Джона?

Холли нервно взглянула на часы. Она здесь уже почти двадцать минут. Интересно, Кит закончил свою идиотскую историю? В любом случае все еще должны сидеть у костра. По крайней мере, Холли на это очень надеялась.

Она подошла к кровати Джона и начала обыскивать его тумбочку. В первых двух ящиках тоже была одежда, но лежала она одним большим комом. Холли быстро перерыла носки, белье и майки, но не нашла ничего подозрительного.

В нижнем ящике валялись в полнейшем беспорядке обрывки веревок, очки для плавания, несколько книг в мягкой обложке и маленький ящичек.

Холли взяла этот ящичек и посветила на него фонариком. Ящичек был инкрустирован красными и белыми керамическими плитками. Ничего подобного Холли раньше не видела. Она попыталась открыть его, но у нее ничего не получилось. И тут она увидела на одной из его сторон замочную скважину.

Но где же ключ?

Она еще раз обшарила все ящики, но, к ее великому огорчению, ключа нигде не было.

Тут она вспомнила детективные фильмы, которые видела по телевизору, и провела рукой по наружному днищу ящиков — вдруг к ним что-нибудь приклеено скотчем.

Но в результате получила лишь занозу в пальце.

Потеряв надежду найти что-нибудь в тумбочке, Холли тщательно осмотрела кровать Джона.

И нащупала какой-то небольшой металлический предмет, прикрепленный скотчем к одной из перекладин!

Ее руки дрожали от волнения. Это оказался маленький ключик, явно от красно-белого ящичка.

Она села на кровать и осторожно вставила ключ в замочную скважину…

На улице раздались шаги. Холли застыла на месте.

Кто-то шел к домику.

Холли лихорадочно соображала, куда бы спрятаться, но тут дверь распахнулась, и в бледном свете луны она увидела Джона.

 

Глава 23

Джон медленно вошел в домик и включил свет. Он хотел было подойти к своей кровати, но увидел Холли и остановился как вкопанный.

Какое-то время он стоял и смотрел на нее, не в силах оправиться от шока. Затем на его лице отразился гнев.

— Что ты здесь делаешь?

— Я… Я потеряла… — пробормотала Холли первые пришедшие ей на ум слова.

— Ты потеряла что-то здесь! — недоверчиво спросил Джон.

— Да… То есть нет. Я подумала, что это мог найти Кит, — выдавила из себя Холли. — Я хотела проверить.

— Кровать Кита вон там, — показал Джон.

— А почему ты не у костра? — выпалила Холли.

— Одному мальчику стало плохо, и я отвел его в домик. Но почему я должен давать тебе по этому поводу объяснения?

— Уже поздно, — в отчаянии пробормотала Холли. — Пожалуй, я пойду.

— Зачем же так торопиться? — Джон загородил ей дорогу. — Сначала объясни мне, что ты делала в моем домике.

— Я… Я… — Холли понимала, что любое объяснение прозвучит нелепо, — ведь она все еще держит в руках красно-белый ящичек Джона.

— Ну? — спросил Джон. — Не хочешь объяснить, почему ты здесь? Это твой дядя велел тебе следить за мной? Вот почему ты вечно ошиваешься около меня? Ты шпионка Дяди Билла?

— Ну конечно же, нет, — выдохнула Холли. — Извини меня. Дядя Билл не имеет к этому никакого отношения. Я осматривала ваш домик…

— Зачем? Что ты хотела здесь найти?

— Я и сама не знаю. Ты помнишь, что случилось в первый день в комнате отдыха? — Она быстро напомнила Джону обо всех несчастьях, свалившихся за эти дни на лагерь. — Я уверена, что кто-то хочет, чтобы лагерь закрыли, — закончила Холли. — Только я не знаю, кто именно. Вот я и хочу это выяснить.

Джон сел на кровать и посмотрел на Холли как на инопланетянку.

— Кем ты себя воображаешь? — поинтересовался он. — Юной сыщицей Нэнси Дру? Если у тебя столько подозрений, то почему ты не обратишься в полицию?

— Я пыталась, — ответила Холли. — Я говорила с полицейскими, когда они сюда приезжали. Но они не стали меня слушать, и я поняла, что должна сама выяснить, что же происходит в лагере.

— И я у тебя подозреваемый номер один?

— Да нет. Меня больше интересовал Кит, но ни в его тумбочке, ни в кровати я не нашла ничего подозрительного.

— Ничего похожего на запертый ящичек?

— Прости меня! — Холли было немного стыдно. Она протянула Джону ящичек. — Пожалуйста, постарайся забыть об этом случае, хорошо?

Джон взял ящичек, но когда Холли хотела уйти, опять загородил ей дорогу.

— Не надо так спешить!

— Я же сказала, что мне очень жаль!

Джон не двинулся с места.

Холли и не подозревала, что он такой огромный, и, увидев выражение его глаз — холодное и беспощадное, — она испугалась.

— Пожалуйста, — попросила она. — Пожалуйста, пусти меня.

Джон продолжал смотреть на нее все тем же взглядом, но затем выражение его лица изменилось.

— Ладно. Я отпущу тебя — пока отпущу. Но обещай мне, что никогда больше не будешь за мной шпионить.

— Обещаю.

Она повернулась, но тут Джон схватил ее за руку, очень крепко.

— И еще кое-что, — сказал он. — Если ты когда-нибудь расскажешь кому-то обо всем этом, то очень пожалеешь. Очень даже пожалеешь.

Холли шла по темной тропинке и чувствовала себя совершенно растерянной. Она никогда не считала, что Джон способен на убийство. Но почему он так трясется над своим запертым ящичком? И где он был в тот день, когда убили Дебру?

Кроме того, она по-прежнему не была уверена, что Кит ни в чем не виновен. Он казался всего-навсего безобидным шутником, но Холли не могла забыть мерзкого, ликующего выражения его глаз, когда он вместе с Миком и Джери издевался над ней.

Кто же убийца?

Возможно ли, что он не имеет к лагерю никакого отношения, а лишь время от времени тайком пробирается на его территорию?

Холли нервно огляделась. Ничего, кроме деревьев и мерцающего света луны.

«Если убийца не имеет отношения к лагерю, — подумала Холли, — то шансы выяснить, кто он, практически равны нулю. Надо сконцентрироваться на обитателях лагеря.

Но на ком конкретно?»

Тропинка шла мимо четырнадцатого домика, где жили Мик и Стюарт. Дверь была приоткрыта, и яркий свет лампы падал на тропинку. Холли заглянула в дверь и увидела Мика — склонившись над столом, он что-то писал.

Она хотела было идти дальше, но тут ее взгляд наткнулся на что-то красное.

Холли остановилась, чтобы рассмотреть, что это такое.

На стене над столом Мика висело несколько индейских трещоток, связанных перекрученным шнуром.

И ручки этих трещоток были украшены красными перьями!

 

Глава 24

Лагерь «Ночное крыло»
Всегда с тобой

Дорогой Шеф!
Я

Одна из вожатых очень уж любопытна. Это плохо.

Я не могу мириться с этим. Я не могу допустить, чтобы кто-то вмешивался в мои дела.

Ей надо было поостеречься. Но теперь поздно.

Она будет следующей, Шеф. Но я подожду байдарочного похода. Я буду постоянно держать тебя в курсе дела.

 

Глава 25

— Что бы все это значило? — Сонная Tea надкусила сладкую булочку.

Холли, сидящая рядом с ней, пожала плечами. Никто не знал, в чем дело и почему Дядя Билл так рано разбудил всех вожатых и собрал их в столовой. Из кухни доносился запах яичницы с беконом, и Холли почувствовала сильный голод.

Остальные вожатые сонно потягивали кофе и ели пирожки и печенье.

— А я знаю, по какому поводу состоится собрание, — громко сказал Кит. — На нем объявят, что меня выбрали Самым Популярным Вожатым.

— Точно, — кивнул Мик. — А следующее сообщение будет о том, что обнаружили жизнь на Юпитере.

— Спустись на землю, — огрызнулся Кит.

— А ты оставайся на Юпитере, — усмехнулся Мик.

Холли не вслушивалась в эту перепалку. Она не имела ни малейшего представления о том, почему дядя Билл созывает собрание в такую рань, но не сомневалась, что это не к добру.

Когда дядя Билл вошел в столовую, она встревожилась еще больше. Было очевидно, что он не спал ночь — под глазами у него лежали темные круги, а лицо было бледным и потерянным.

— Извините, что так рано разбудил вас, — обратился Билл к вожатым, и его голос прозвучал устало и как-то беспомощно. — Мне хочется поговорить с вами о тех вещах, которые у нас происходят. — Он глотнул кофе и продолжал: — В том, что случилось, нет ничьей вины, но вы, наверное, знаете, что я всей душой привязан к лагерю. Однако после всего того, что здесь произошло, особенно после смерти Дебры, все изменилось. И я хочу вам сказать… — Он опять остановился, и Холли поняла, что ему очень трудно говорить дальше. — Я хочу, чтобы все знали: если случится еще что-нибудь, мне придется закрыть лагерь. Поэтому мне очень нужна ваша помощь. Пожалуйста, давайте держаться вместе, работать сообща… — Билл взглянул на Холли.

«Если бы все было так просто!» — подумала Холли.

Ошарашенные вожатые слушали Дядю Билла молча. Никто не знал, что ему ответить. Они никогда не видели его таким мрачным.

— У меня все, — сказал Дядя Билл. — Теперь можете завтракать, и желаю вам удачного дня. — Он резко повернулся и быстро вышел из комнаты.

Холли проводила его сочувственным взглядом; ее сердце разрывалось от жалости к нему. Она знала, что значит для него лагерь и как тяжело он переживает смерть Дебры.

После заявления дяди Билла Холли не очень-то хотелось есть. Она взяла две чашки кофе и пошла к нему в кабинет. Дверь была открыта. Билл сидел за столом и остановившимся взглядом смотрел в пространство.

— Дядя Билл?

Он с усталой улыбкой посмотрел на нее.

— Я принесла тебе кофе, — сказала Холли, ставя чашки на стол.

— Спасибо тебе, Принцесса!

Минуту-две они молча пили кофе.

— Меня очень расстроило то, что ты сказал на собрании, — наконец нарушила молчание Холли.

Дядя Билл пожал плечами.

— Нужно смотреть правде в глаза. Я думал, что получу кредит, и лагерь сможет дотянуть до конца лета. Но после того, что случилось с Деброй, я сомневаюсь, что мне кто-нибудь даст деньги. А если произойдет еще что-нибудь, то я уж точно не выплыву.

— Но ты же не имеешь ко всему этому никакого отношения! — запротестовала Холли.

— Какое это имеет значение? Главное, как идет дело и какую прибыль оно дает.

— Это несправедливо!

— Жизнь вообще штука несправедливая. — Дядя Билл повернулся и взглянул в окно. — Знаешь, Холли, — продолжал он, — когда я в первый раз увидел этот лагерь, то сразу почувствовал: это место предназначено для меня. Я верил, что наконец добьюсь успеха. Как же я ошибался!

— А, может, и не ошибался, — возразила Холли.

— Что ты имеешь в виду?

— Может, у тебя все шло бы замечательно, если бы кто-то не вставлял тебе палки в колеса!

Билл повернулся и посмотрел на племянницу.

— Ты опять за свое? Опять хочешь убедить меня, что существует заговор против лагеря? — сердито спросил он.

— Да выслушай ты меня наконец! — взмолилась Холли. — Больше от тебя ничего не требуется. Просто выслушай меня, и все! Я могу доказать…

— Я же сказал, что не хочу ничего об этом слышать! Ты уже познакомила меня со своей теорией, и я высказал тебе свое к ней отношение.

— Ладно, — буркнула Холли. — Но…

— Никаких «но», — раздраженно возразил дядя Билл. — Надеюсь, завтрашний поход пойдет тебе на пользу.

— Об этом я тоже хотела с тобой поговорить. Мне кажется, что это не такая уж хорошая идея…

— Что ты имеешь в виду? — перебил ее дядя Билл. — Ты подвергаешь сомнению мое решение?

— Разумеется, нет! Просто… — Холли остановилась, не зная, что добавить. Не могла же она признаться Биллу, что боится этого похода, боится Мика, Кита и Джери, боится того, что они могут там вытворить!.. — Дело в том, что я не очень-то лажу с вожатыми, которые идут в этот поход, — неуклюже объяснила она.

— Ну так у тебя будет прекрасная возможность наладить с ними отношения, — заметил дядя Билл. — Я не собираюсь спорить с тобой. Дебры нет. Теперь ты у нас лодочный инструктор. Так что тебе обязательно надо идти.

— А как же девочки из пятого домика?

— Они проведут день на природе, — ответил Билл. — За это мероприятие отвечает Марта, а Tea останется с ними на ночь. Ты уж поверь мне — я обо всем позаботился. — Билл говорил не повышая голоса, но чувствовалось, что он злится. — Признаться, Холли, — сказал он мгновение спустя, — когда я просил тебя поработать в лагере, я рассчитывал на твою помощь. Так что, пожалуйста, оправдай мои надежды. Примирись со сложившейся ситуацией. И не нарывайся на новые неприятности, их у нас и так хватает.

«Не буду, — подумала Холли. — Но, боюсь, неприятности сами меня найдут».

 

Глава 26

На следующее утро Холли встала пораньше, чтобы подготовиться к байдарочному походу. Ночью она очень плохо спала, не в силах отвлечься от мыслей о том, что произошло в лагере за последние два дня.

Если бы только дядя Билл выслушал ее!

Она поспешила к автомобильной стоянке, где Сэнди загружал обшарпанный лагерный автобус походным снаряжением. К счастью, до Уайт-ривер всего миль тридцать — казалось, автобус вряд ли способен на большее.

Сэнди улыбнулся Холли.

— Я рад, что ты идешь с нами, — сказал он. — Я думаю, ты не пожалеешь.

— Надеюсь. Во всяком случае, меня ждет нечто новенькое.

— И даже более того. В последний момент у нас произошла замена: вчера вечером Стюарт заболел, и вместо него пойдет Джон.

— Джон?! — Холли была в шоке.

— Да. — В голосе Сэнди слышалось беспокойство. — Я не знаю, как он смог уговорить Дядю Билла — ведь он не умеет обращаться с байдарками и ненавидит воду.

«Может быть, Джон напросился в этот поход, потому что знает, что в нем участвую я? — в ужасе подумала Холли. — Он надеется, что там у него появится прекрасная возможность разобраться со мной наедине и…»

— Холли! — прервал ее размышления голос Сэнди.

Холли поняла, что он что-то спросил у нее, а она не слышала.

— Извини. Я еще не совсем проснулась. Что ты сказал?

— Я возьму Джона в свою байдарку и буду учить его грести. А ты поплывешь в одной байдарке с Миком, о'кей?

Мик? При звуках этого имени у Холли в голове мелькнула смутная картинка — индейские трещотки, украшенные маленькими красными перьями…

Скользя на байдарке по Уайт-ривер, Холли размышляла над тем, как ей удалось за такое короткое время нажить себе столько врагов — все вожатые едва разговаривали с ней.

Когда они садились в автобус, Джери взглянула на Холли и воскликнула:

— Ой, нет! Неужели я не могу отдохнуть от тебя хоть денек?!

Джон бросил на нее ледяной взгляд и отвернулся, и даже Кит воротил от нее нос. Мик сделал вид, что не видит ее, и набросился на Сэнди:

— Почему я не могу плыть вместе с Джери?

— Потому что так, как я сказал, будет лучше. — Сэнди ни капельки не смутился — он просто не обращал внимания ни на какие протесты.

Они плыли по Уайт-ривер. Впереди байдарка Сэнди, Холли и Мик — замыкающие. Вожатые сидели в байдарках по двое, более сильные гребцы устроились на задних сиденьях. Байдарки, в которых плыли дети, были трехместными. Холли смотрела, как работают веслами Джери и Кит. Кит все время выпендривался — притворялся, что роняет весло или падает в воду, и дети, плывущие рядом, весело хохотали и визжали.

— Прекрати! — не выдержала наконец Джери, и Кит успокоился.

«Дети любят Кита», — подумала Холли, удивляясь, что не замечала этого раньше.

Она попыталась завязать с Миком разговор, но он отвечал ей односложно и беседа не клеилась.

Один раз, когда она обернулась, ей показалось, что Мик собирается что-то сказать, но он лишь покачал головой и отвернулся. За ленчем Мик по-прежнему с ней не разговаривал. Он помог детям выбраться из байдарок и подошел к Джери, вынимавшей из рюкзака продукты для ленча. «Спасибо тебе, Мик, спасибо большое», — саркастически подумала Холли.

День продолжался в том же духе. Мик, Джери и Джон игнорировали Холли, будто она была невидимкой, а Кит продолжал дурачиться.

К вечеру они добрались до намеченной стоянки. Все устали. Сэнди вместе с Китом и несколькими мальчиками пошли за дровами, а остальные принялись устраиваться на ночлег.

Холли почти закончила расчищать место для кострища, как вдруг услышала чьи-то тихие всхлипывания.

Кто-то ушибся? Кого-то обидели?

Она повернулась к другим вожатым, но Джери и Мик были увлечены разговором, а Джона нигде не было видно.

Холли велела Генри, самому старшему из мальчиков, доделать кострище и отправилась выяснять, в чем дело.

Уже начало темнеть, и Холли вдруг пришло в голову, что она совершенно не знает здешнего леса. Почему она не захватила с собой фонарик?

Лес был густой, гораздо гуще, чем тот, что окружал лагерь «Ночное крыло».

Здесь не было расчищенных дорожек, а лишь едва заметные извилистые тропинки.

«Какие животные живут в этом лесу? — подумала Холли. — Может, лучше вернуться на стоянку?»

Но всхлипывания становились все громче и беспомощнее.

«У кого-то из ребят неприятности, — подумала Холли. — Я не могу вернуться, не узнав, в чем дело. Я должна помочь».

Или это ловушка? Вдруг кто-то пытается завести ее в лес, где…

— Привет, Холли!

Холли подскочила на месте, услышав свое имя.

Совсем близко, прислонившись к дереву, стоял Джон. Его лицо было очень бледным. В руке блеснуло в умирающем свете дня металлическое лезвие ножа…

 

Глава 27

— Джон! — В возгласе Холли смешались ужас и удивление.

— Я так и знал! — с досадой сказал он. — Что ты здесь делаешь? Я же говорил тебе, чтобы ты не смела за мной шпионить!

— Я не шпионила! — закричала Холли. Она так рассердилась, что забыла про нож у него в руке. — Я услышала, что кто-то плачет, и хотела помочь!

— Единственное, чем ты можешь помочь, — это повернуться и отправиться обратно на стоянку. — Джон поднял нож. — Если ты этого не сделаешь, я…

— Джон, остановись! — Из-за дерева вышла тоненькая симпатичная девочка и положила ладонь на руку Джона.

— Кортни! — Это была Кортни Блэр — одна из старших девочек. — Что… Что ты здесь делаешь?

— Я предупреждаю тебя, Холли, — сказал Джон. — Не лезь не в свои дела! — Он сделал шаг вперед.

— Джон, ради Бога, перестань! — Кортни вынула у него из руки нож. — Не обращай на Джона внимания, — повернулась она к Холли. — Мы услышали, что ты идешь, и Джон подумал, что это медведь. — Она сложила нож и протянула его Джону. Тот послушно убрал его в карман.

— Но что ты здесь делаешь? — спросила Холли. — Уже почти темно. Я услышала, что кто-то плачет, и…

— Это я плакала, — призналась Кортни, и Холли увидела, что глаза у нее и в самом деле заплаканы. — Мы с Джоном… спорили.

— Прости меня, Корт, — сказал Джон, обнимая ее за плечи. — Я не хотел доводить тебя до слез.

И тут до Холли вдруг дошло, в чем тут дело. Джон и Кортни встречаются невзирая на то, что это строго запрещено. Неудивительно, что Джон такой скрытный.

— Похоже, ты разгадала нашу тайну, — горько произнес Джон. — Кортни всего пятнадцать, — продолжал он. — Я почти на три года старше. Мы встречались в той школе, где я учился раньше, но родители Кортни сочли, что у нас слишком большая разница в возрасте, и запретили нам общаться.

— И вы решили вместе поехать в лагерь? — догадалась Холли.

— А что нам оставалось делать? Ведь мы по-настоящему любим друг друга. — Джон нежно посмотрел на Кортни, затем опять перевел взгляд на Холли. — В тот раз, когда ты наткнулась на меня в лесу, мы спорили. Я сказал, что не вынесу слежки за собой. Я считал, что мы должны обо всем рассказать ее родителям.

— А я ни о чем не догадывалась, — пробормотала Холли. — Я думала… Я не знаю, что я думала.

— Это несправедливо! — повысила голос Кортни. — Я очень люблю своих родителей и не хочу выбирать между ними и Джоном. И я вышла из себя. Я кричала «нет! нет!» и не могла остановиться. А затем, не в силах всего этого вынести, убежала.

— Я слышала, — кивнула Холли.

— Она уронила браслет, — добавил Джон. — Я испугался, что ты его увидишь, и спрятал за спину.

— Так вот почему ты напросился в этот поход, — сказала Холли. — Чтобы быть вместе с Кортни.

Джон кивнул.

— Мне нужно было увидеть ее, заставить ее понять…

— А что было в ящичке? — поинтересовалась Холли.

Джон покраснел.

— Фотография Кортни и несколько писем. Их никто не должен был видеть. — Джон вздохнул. — Это все очень печально. Мы знаем, что будет, если нас застукают, но мы не можем не быть вместе. Я знаю, что не имею на это права, — продолжал Джон. — Но я очень тебя прошу, не говори никому про нас с Кортни.

— Не скажу, — пообещала Холли. — Но, пожалуйста, ведите себя осторожно. Я никому ничего не скажу, но врать ради вас я не собираюсь — просто не умею. — Холли вздрогнула. Где она уже слышала эти слова?

 

Глава 28

Холли очнулась от приятного, уютного сна — ей снилось, что она в Шейдисайде, ходит по магазинам на Дивижн-стрит. И, обнаружив, что спит прямо на улице, что ей холодно и сыро, вспомнила, что она в походе. Она села и увидела, что рядом с ней стоит на коленях Сэнди и трясет ее за плечо.

— Что…

— Тсс… — Он приложил палец к губам. — Если хочешь, можешь спать дальше. Но я решил разведать маршрут вниз по реке и подумал, может, ты захочешь пойти со мной встретить рассвет.

— Правда? Ты хочешь сказать, что скоро рассвет?

— Пошли! — настаивал Сэнди. — Плохо плыть в байдарке одному. Мы вернемся до того, как проснутся остальные.

Холли потянулась. Она спала прямо на земле, и ее ноги и спина немного затекли. Ее удивило и обрадовало, что Сэнди доверяет ей и хочет с ней общаться. Она почувствовала, что он ей все больше и больше нравится.

Она быстро почистила зубы и причесалась, а затем присоединилась к Сэнди, который, сидя на берегу, любовался зрелищем восходящего из-за гор на другом берегу реки солнца.

— Я люблю раннее утро, — сказал он, — когда вода начинает светиться, и все вокруг окутано дымкой.

Холли взглянула на реку глазами Сэнди и улыбнулась. Это было прекрасно! Он протянул ей жестяную кружку с теплым чаем, и они стали по очереди отхлебывать чай, передавая ее друг другу.

— Что они подумают, когда увидят, что нас нет? — спросила Холли.

— Мы вернемся до того, как они проснутся, — ответил Сэнди. — Я хочу спуститься вниз по реке до того места, где она разделяется на два рукава. — Он вытащил карту и показал, где это, а затем продолжал: — Там пороги, и я хочу посмотреть, можно ли отправляться туда вместе с детьми.

— Пороги — это интересно, — заметила Холли и сама удивилась своим словам — она сказала именно то, что думала.

— Вот видишь! — улыбнулся Сэнди. — Я же говорил, что в душе ты обожаешь дикую природу.

Они допили чай, сели в байдарку — Холли впереди, Сэнди на заднее сиденье, чтобы рулить, — и поплыли по широкой, быстрой реке.

— Смотри! — Сэнди показал на тихую темную заводь. — В таких местах обычно много рыбы.

«Сэнди так хорошо знает природу, — подумала Холли. — Дяде Биллу очень повезло, что он работает у него вожатым».

По берегам цвели самые разнообразные цветы, а в излучине реки они увидели семейство оленей, осторожно пьющих воду.

— Как здесь прекрасно! — У Холли перехватило дыхание. — Я ужасно рада, что пошла в поход!

— А я рад, что тебе хорошо, — улыбнулся Сэнди.

Впереди река сужалась.

— Мы почти добрались до развилки, — сообщил Сэнди. — Приготовься, сейчас помчимся — здесь очень быстрое течение.

Водный поток подхватил байдарку, Холли обдало брызгами.

— Ух ты! — воскликнула она. — Вот это скорость!

— То ли еще будет, когда мы доберемся до настоящих порогов, — заметил Сэнди. — Греби, не останавливайся!

Холли начала сомневаться, достаточно ли хорошо она гребет, чтобы не отставать от Сэнди, но скоро она уловила ритм взмахов его весла, подхватила его и начала получать колоссальное удовольствие от гребли. Пейзажи по обеим сторонам реки мелькали все быстрее и быстрее.

— Мы ужасно далеко от стоянки, правда? — спросила Холли мгновение спустя. — Долго будем возвращаться.

— Не беспокойся. Я знаю, что делаю. Я знаю эту реку.

— Знаешь эту реку? — переспросила Холли, внезапно смутившись. — По карте, ты хочешь сказать?

— Я хочу сказать, что знаю ее. Видишь вон ту поляну впереди справа? В прошлом году я простоял здесь два дня.

— Но… Я думала… Ты говорил, что в прошлом году отдыхал в пустыне.

Сэнди ответил не сразу, а когда наконец заговорил, его голос звучал как-то странно.

— Я не хотел сказать, что я здесь останавливался. Здесь был мой брат. И он мне об этом много рассказывал.

— О! — И тут Холли вдруг вспомнила: — Подожди, ты же говорил, что ты единственный ребенок в семье.

И опять Сэнди помедлил с ответом. Он стал грести медленнее.

— Сэнди?

— Забудь, что я тебе говорил, хорошо? — Холли поняла, что он нервничает, и удивилась про себя. Что она такого сказала, что его огорчило?

— Сэнди, — тихо произнесла она. — Прости меня. Я вовсе не хотела влезать в твою личную жизнь. Просто мне интересно, вот и все.

— Тебе много что интересно, правда, Холли? — И опять он сказал это каким-то странным, напряженным тоном.

«Вот чудеса, — подумала Холли. — Единственный человек в этом походе, который не ненавидит меня, начинает беситься от моих вопросов». Она не знала, о чем говорить, и молча работала веслом. Течение становилось все быстрее и быстрее, и ей показалось, что она уже слышит, как впереди шумят пороги.

— Сэнди, кажется, пороги уже близко.

— Они-то нам и нужны. Ведь мы с тобой хотим посмотреть, что они из себя представляют, не так ли?

Он говорил очень злобно, и это озадачило Холли.

— Пожалуйста, — наконец выговорила она. — Пожалуйста, объясни мне, в чем дело. Почему ты злишься?

Он громко вздохнул и сказал все тем же странным голосом:

— Я думаю, все дело в том, что я был немного неосторожен.

— О чем ты говоришь?

— Не я один. Ты, Холли, тоже была неосторожна.

— Что ты имеешь в виду?

Он не ответил. И вдруг, совершенно неожиданно, Холли стало страшно. Она боялась Сэнди.

— Что ты имеешь в виду? — повторила она.

— Я имею в виду, — медленно проговорил Сэнди, — что ты никому не сказала, что едешь со мной.

 

Глава 29

Какое-то мгновение Холли была уверена, что не так его поняла.

— Ты о чем? — Она повернулась и посмотрела на Сэнди. Байдарка слегка накренилась.

— Я сказал, что ты поступила неосторожно, — медленно повторил Сэнди. — Ты никому не сказала, что едешь со мной. — Он перестал грести, и Холли вдруг увидела, как напряжен каждый мускул его тела.

«Что происходит?»— удивилась она.

— Я никому ничего не сказала, потому что ты обещал, что мы вернемся раньше, чем они проснутся, — беззаботно ответила она. — Сэнди, что с тобой?

Он не ответил и продолжал сидеть неподвижно. Байдарку несло по течению.

— Сэнди, нас сносит, — забеспокоилась Холли.

— Да, — безучастно кивнул он и медленно взмахнул веслом. Его голос был таким странным, таким бесцветным. Неужели это тот самый мальчик, который только что был так мил с ней?

— Сэнди, что случилось? Пожалуйста, скажи мне. Ты можешь на меня положиться.

— Я уже сказал тебе: я был неосторожен. И ты тоже была неосторожна. Вот что происходит в лагере «Ночное крыло»— люди поступают неосторожно.

— О чем ты говоришь? — Холли по-прежнему чувствовала себя не в своей тарелке, но она уже начинала сердиться. Что за игру затеял с ней Сэнди?

— Неосторожность… Дебра, например, была неосторожна.

— Может, и была, — пожала плечами Холли. — Но я до сих пор не уверена, что это был несчастный случай. Я не понимаю, как кулон мог зацепиться за гончарный круг.

— Это было прошлым летом. — Сэнди говорил все тем же странным голосом. — Я говорю про прошлое лето.

— При чем здесь прошлое лето?

— Прошлым летом Дебра была неосторожна во время байдарочного похода, точно такого же, как и этот. В нем принимали участие шестеро вожатых и пятнадцать детей — так же, как и на этот раз. Шестеро вожатых и пятнадцать детей отправились из лагеря «Ночное крыло» в поход, а вернулось шестеро вожатых и только четырнадцать детей. А все потому, что Дебра была неосторожна.

— Ты говоришь о… о том несчастном случае, который произошел прошлым летом?

— Это не был несчастный случай, — возразил Сэнди. — В несчастном случае никто не виноват. А здесь была виновата Дебра — Дебра и ее неосторожность.

Холли опять стало не по себе. Сэнди говорил бессмысленные вещи, и его голос звучал все более и более странно. Он говорил механически, словно робот.

— Я не знаю толком, что тогда случилось, — сказала Холли. — Кажется, погиб какой-то мальчик?

— Не смей говорить «какой-то мальчик»! Это был не просто мальчик. Его звали Сет.

— Так ты все-таки был здесь прошлым летом?

— Нет! — мотнул головой Сэнди. — Почему ты не слушаешь, что я тебе говорю? Меня здесь не было! Здесь был Сет. Мой брат Сет.

Холли совершенно растерялась. Она никогда не слышала ни о каком Сете. И Сэнди говорил ей, что он единственный ребенок в семье. Он ее разыгрывает. Но почему?

— Я каждый день писал брату письма в лагерь. И я продолжаю писать ему. Независимо от того, как я себя чувствую, независимо от того, насколько я занят, я каждый день пишу ему письма. — Он помолчал, а затем очень печально добавил: — Но он не отвечает мне, уже давно.

«Сет умер, — поняла Холли. — Тот мальчик, который погиб прошлым летом в лагере „Ночное крыло“, был братом Сэнди».

— Он бы тебе понравился, — продолжал Сэнди. — Он был парень что надо. Жаль, что ты с ним никогда не встретишься.

— У меня не было знакомых по имени Сет, — пробормотала Холли, просто чтобы не молчать.

— Ему не нравилось его имя, — жестко сказал Сэнди. — И я называл его Шефом. Такое у него было прозвище. — Сэнди сунул руку в карман и достал оттуда красное перо.

 

Глава 30

Холли показалось, что ее сердце сжала ледяная рука.

Она начинала понимать, что происходит. Слишком хорошо понимать.

— Он был на три года моложе меня, но мы с ним были очень близки. По правде говоря, он был моим лучшим другом. Я так радовался, когда прошлым летом он поехал сюда. Но он не вернулся домой. Он погиб на этой реке.

— Это ужасно. — Холли от всей души сочувствовала Сэнди, но в то же время она его боялась.

— И все из-за Дебры, из-за ее неосторожности, — повторил Сэнди. — Но она за все заплатила. Заплатила за свою неосторожность.

Холли в жизни не было так страшно. Сэнди убил Дебру. Сэнди — убийца, а она едет с ним в одной байдарке, и деться ей некуда.

— Правильно. — Сэнди будто прочитал ее мысли. — Это я. Я заставил Дебру заплатить за все. Это я организовал все остальные «несчастные случаи». Лагерь «Ночное крыло» — дьявольское место. Нельзя допустить, чтобы он продолжал существовать.

— Я… Я понимаю, каково тебе. — Холли старалась говорить как можно спокойнее. Она видела, что Сэнди раздваивается и что одна его половинка добра и разумна не меньше, чем она сама. Может быть, если говорить с ним спокойно и по-доброму, можно достучаться до этой его половины и остановить его — не дать ему сделать то, что он задумал?

— Нет, не понимаешь! — оборвал ее Сэнди. — Никто не понимает.

— Понимаю. В самом деле понимаю. Я люблю свою сестру, и я знаю, что бы я почувствовала, если бы с ней что-нибудь случилось.

Сэнди внезапно расхохотался — жестоким, язвительным смехом.

— Но с ней же ничего не случилось! Ничего такого, что случилось с Шефом. Ты знаешь, что я сделал, когда обо всем узнал? Я дал Шефу клятву. Священную клятву. Я пообещал ему, что отомщу за него.

Он опять перестал грести. Стремительное течение подхватило байдарку и понесло. Холли догадалась, что пороги совсем близко.

— Я… я могу это понять. — Холли надеялась, что Сэнди не догадается, как ей страшно. «Нужно, чтобы он продолжал говорить, — подумала она. — Пока он говорит, он не сможет ничего предпринять». — Я хочу сказать, что это была естественная реакция. Но почему все должны платить за то, в чем виноват всего один человек?

— Виновата не только Дебра! — тут же ответил Сэнди. — Если бы на свете не было лагеря «Ночное крыло», Сет остался бы в живых. Поэтому все, кто имеет отношение к этому лагерю, должны заплатить за его смерть. Неужели ты этого не понимаешь?

— Понимаю. Я тебя понимаю, Сэнди.

Лицо Сэнди исказилось, он с подозрением посмотрел на Холли. «И как я могла считать его красивым?»— недоумевала Холли.

— Ты издеваешься надо мной! — закричал он. — Но этот номер у тебя не пройдет! Знаешь, Холли, я думал, что ты не такая, как все. Ты мне очень нравилась. Я считал, что могу доверять тебе.

— Ты можешь доверять мне, Сэнди, — мягко сказала Холли. — Я хочу помочь тебе.

— Без толку, — вздохнул Сэнди. — Вначале у меня и мысли не было, что я могу причинить тебе зло. Даже когда я узнал, что ты племянница Дяди Билла, ты продолжала мне нравиться. Я хотел, чтобы ты уехала отсюда, и поэтому положил тебе под подушку змею.

— Так это сделал ты! — воскликнула Холли.

— Я думал, что ты поймешь мой намек и уедешь, — продолжал Сэнди. — Но вместо этого ты стала рыскать повсюду, вмешиваться не в свои дела…

— Я не понимала, что происходит, — в отчаянии пробормотала Холли. — Я только хотела помочь дяде Биллу.

— Дядя Билл виноват в том, что случилось с Шефом, не меньше, чем Дебра, — холодно произнес Сэнди.

— Но я-то не имею к этому ни малейшего отношения! — протестующе крикнула Холли. — Меня же прошлым летом здесь не было!

— Правильно. Зато сейчас тебе известно слишком много. Я не могу отпустить тебя.

Сердце Холли колотилось так сильно, что, казалось, вот-вот выскочит из груди. Она неслась по стремительной реке в одной байдарке с сумасшедшим… с убийцей! Что может быть ужаснее?

Впереди замаячили пороги.

— Весло! — скомандовал Сэнди почти обычным своим голосом.

Слишком напуганная, чтобы возражать, Холли повернулась и принялась грести. Сэнди направил байдарку в правое русло, прямо в центр бурлящего белого потока.

Вода так бешено ревела, что Холли больше не слышала голос Сэнди. Ей в лицо летели водяные брызги, она совершенно промокла. Ей приходилось так усиленно работать веслом, что она на какое-то время забыла, где она и с кем.

Внезапно нос байдарки ударился о скалу, и Холли громко вскрикнула. Байдарка завертелась вокруг своей оси, но потом все-таки встала по курсу.

Лодку бросало из стороны в сторону, как щепку. Вот она сильно накренилась на левый бок, и Холли показалось, что она вот-вот пойдет ко дну.

— Сэнди! — взвизгнула она. — Сэнди! — Она обернулась назад. — Сэнди! Надо спасаться! Мы оба погибнем!

Сэнди не отвечал. Вместо ответа он запрокинул голову и громко расхохотался.

А затем бросил весло в белую бурлящую воду.

 

Глава 31

— Что ты наделал?! — закричала Холли, но ее слова потонули в оглушающем реве воды.

Сэнди продолжал смеяться.

Весло моментально исчезло в бурлящей пене. Холли в ужасе смотрела на воду. Она пыталась грести, пыталась выправить байдарку, но у нее ничего не получалось — течение было слишком сильным.

Сэнди встал на ноги, и байдарка чуть было не перевернулась.

Сердце Холли неистово колотилось. Она в отчаянии смотрела на юношу, надеясь увидеть в нем хоть что-то от прежнего Сэнди, разумного и доброго к ней.

Но его взгляд был безумным и бессмысленным. Он начал что-то говорить, и его голос сорвался на крик. Сначала Холли не могла понять, что он кричит, но затем прислушалась и разобрала:

— Ты следующая, Холли! Ты следующая!

И она все поняла.

Поняла, что он хочет убить ее — даже если в результате погибнут они оба.

— Нет! — вскрикнула она и, увидев, что он сделал шаг в ее сторону, отпрянула назад.

— Пришло время платить! — кричал Сэнди. — Не сопротивляйся, Холли! У тебя нет ни малейшего шанса!

— Нет! — снова закричала она. — Нет! Сэнди, остановись! Отпусти меня!

Он сделал еще один шаг. Байдарка снова накренилась, и Холли пришлось ухватиться за борт, чтобы не упасть в воду.

Она схватила весло и замахнулась на Сэнди. Тот пригнулся, а затем опять шагнул к ней. Холли привстала и еще раз взмахнула веслом…

И услышала, что весло с глухим стуком ударило его по голове.

Сэнди удивленно посмотрел на Холли и рухнул на дно байдарки.

Холли совершенно растерялась. Она ткнула Сэнди веслом, но он не двигался.

«Я убила его?»

На какое-то мгновение ей стало дурно, но она все же сообразила, что сейчас самое важное — это отплыть подальше от порогов. А уж потом она подумает над тем, как добраться до лагеря.

Течение становилось все быстрее, и Холли очень осторожно опустилась на свое место. И тут байдарка наткнулась сначала на одну скалу, потом на другую.

— Нет! — вскрикнула Холли.

От удара она вылетела из лодки и упала в бурлящую воду. Захлебываясь и отплевываясь, девушка ухватилась за край байдарки, но не смогла остановить ее, а лишь ободрала руки до крови.

Она изо всех сил пыталась удержаться на поверхности бурлящей, стремительно несущейся воды, с ужасом глядя, как байдарку уносит прочь.

Холли в отчаянии огляделась вокруг — оба берега казались невероятно далекими.

Она почувствовала, что ее начинает охватывать паника.

«Успокойся, — сказала она себе. — Ты хорошо плаваешь. Просто успокойся и плыви к берегу».

Сделав глубокий вдох, она поплыла наперерез течению. Но поток отбросил ее на середину реки.

«Спокойно, — повторяла она себе снова и снова. — Плыви к берегу и ни о чем не думай».

Каждый вдох давался ей с огромным трудом, но она все же начала медленно приближаться к берегу.

Холли немного передохнула и повернула голову.

Навстречу ей, все в бурунах белой пены, неслось огромное, вырванное с корнем дерево.

 

Глава 32

Холли вскрикнула и тут же набрала полный рот воды.

Дерево было меньше чем в метре от нее.

У нее не оставалось времени раздумывать — надо было действовать.

Набрав в грудь как можно больше воздуха, девушка нырнула.

Казалось, ее легкие охватил огонь, грудь вот-вот разорвется…

«Я должна вытерпеть. Я должна».

Перед глазами у нее замелькали черные круги.

Она почувствовала, как по ее телу скользнули ветки дерева, которое, к счастью, поплыло дальше по реке.

Когда Холли опять очутилась на поверхности воды, она, как это ни странно, была абсолютно спокойна и ничего не боялась.

Единственное, что имело значение — это то, что она жива.

Собрав все свои силы, Холли поплыла к берегу.

Ее руки уверенно погружались в бурлящую воду, ноги работали ритмично.

Каждый мускул ее тела болел, но она продолжала продвигаться вперед. Она и сама не ожидала, что у нее в запасе столько сил.

В тот самый момент, когда ей показалось, что она не сможет сделать больше ни одного гребка, ее ноги скользнули по каменистому дну и она, пошатываясь, вышла на берег.

Дрожащая, совершенно вымотанная, Холли села и прислонилась к стволу дерева, пытаясь перевести дыхание и собраться с мыслями. «Неужели все это происходит со мной наяву?» — подумала она.

Сэнди. Добрый, внимательный Сэнди, открывший ей глаза на красоту природы…

Холли поняла, что бедный Сэнди, обезумевший от горя после смерти своего брата, должно быть, утонул. Она вспомнила, какое у него было выражение лица, когда он говорил о Сете; вспомнила его почти ликующий взгляд, с которым он сообщил о том, что Дебра расплатилась за свою «неосторожность».

Где сейчас Сэнди? Все еще в байдарке? После того, как она ударила его, он ни разу не шевельнулся, а байдарку несло к самому ужасному из порогов. Она не знала, как долго тянутся эти пороги, и воображение тут же нарисовало ей тело Сэнди, выброшенное на берег вниз по течению.

«Нет! — приказала она себе. — Не смей думать об этом! Тебе нужно срочно вернуться в лагерь и попросить помощи».

Но как она сможет вернуться? До лагеря далеко.

Нужно идти через лес. Одной.

Нельзя сидеть на месте, а то замерзнешь. Надо двигаться. Сейчас все еще утро, и она сильная. У нее в запасе много времени. Когда она расскажет о том, что произошло, даже Джону, Мику и Киту придется прийти к ней на помощь.

Холли подумала, что, может быть, имеет смысл пойти лесом, но потом решила не делать этого — она наверняка заблудится. Самое лучшее, что можно предпринять, — это пойти вдоль берега реки, несмотря на то, что это очень и очень трудно.

И она пошла вперед, хлюпая мокрыми туфлями. Лес вдоль реки был гораздо гуще, чем вокруг лагеря «Ночное крыло», и она невольно вспомнила всякие ужасы, которые слышала о лесе за ее домом на улице Страха в Шейдисайде. Рассказывали, что там слоняются духи умерших.

Она убила Сэнди. Бродит ли его дух по лесу? Станет ли он преследовать ее?

Впереди раздался громкий треск, и Холли подпрыгнула от испуга. Кто-то шел к реке.

И тут она разглядела олениху, а за ней, неуверенно покачиваясь на тонких ножках, шел олененок.

Холли вздохнула и с облегчением проводила их взглядом. Где-то начал выводить свою песню пересмешник, и лес неожиданно вновь стал просто лесом, и наполняли его животные и птицы, а вовсе не духи мертвых.

Приободрившись, девушка ускорила шаги. Тропинка, идущая вдоль реки, стала уже — она петляла теперь по небольшим холмам. Вокруг было так красиво, так зелено, так тихо, только река шумела…

Холли спокойно шла вперед, ни о чем не думая.

Вдруг опять раздался треск — на этот раз у нее за спиной, — и Холли подумала, что это, должно быть, еще один олень.

Но треск перешел в топот, и она поняла, что это бежит человек.

Холли в ужасе обернулась.

Ветви деревьев раздвинулись, и перед ней возникла человеческая фигура.

Это был Сэнди.

 

Глава 33

Холли сделала шаг назад и закричала.

Сэнди стоял неподвижно, на его губах играла легкая улыбка.

— В чем дело, Холли? — наконец спросил он. — У тебя такой вид, будто перед тобой привидение.

— Но ты… Ты же остался в байдарке, — выдохнула Холли. — Я думала, что ты…

— Мертв? — Сэнди провел рукой по тому месту на голове, куда пришелся удар веслом. — Слава Богу, нет! Ты пыталась убить меня, Холли.

— Нет! — крикнула Холли. — Нет! Я даже не хотела ударить тебя. — Она сделала еще один шаг назад.

— Знаешь, я тебе верю. Ты хороший, добрый человек, Холли. Но я не позволю тебе остановить меня, не позволю нарушить мои планы.

— Как… Как ты оказался здесь? — Холли изо всех сил старалась, чтобы ее голос не дрожал.

— Я прекрасно умею обращаться с байдаркой, — ответил Сэнди. — Я отличный спортсмен, как и мой брат Шеф. Я потерял сознание всего на несколько мгновений. А потом взял твое весло и поплыл обратно, чтобы выяснить, что же случилось с тобой.

Холли не знала, что сказать. Она опять шагнула назад; Сэнди пошел за ней.

— Я наблюдал за тобой и видел, как ты выбиралась из реки. Я надеялся, что ты утонешь, и мне не придется ни о чем беспокоиться.

— А тебе и не нужно ни о чем беспокоиться! Я ничего никому не скажу, я обещаю.

— Ты говоришь так, потому что боишься меня.

— Нет! — протестующе воскликнула Холли. — Я обещаю тебе!

Он отрицательно покачал головой; улыбка не сходила с его губ.

— Ладно, Холли. Мы оба зашли слишком далеко. Когда с тобой будет покончено, я вернусь в лагерь и скажу всем, что произошел еще один несчастный случай. Трагический несчастный случай. Совсем как тот, что в прошлом году.

— Нет, — пробормотала Холли. — Пожалуйста, не надо.

— Они мне поверят, — продолжал Сэнди. — А когда они наконец всё поймут, это будет конец лагеря «Ночное крыло». Как я и обещал Шефу.

— Нет, нет, нет! — повторяла Холли, хотя и понимала, что проку от этого никакого.

Сэнди опять шагнул к ней, наклонился и подобрал с земли толстый сук.

Холли в ужасе смотрела, как он взвешивает сук в руке и замахивается на нее. Наконец она стряхнула с себя оцепенение и бросилась бежать.

Она слышала, что Сэнди бежит за ней, — он был совсем рядом и тяжело дышал.

Единственное, на что она надеялась — что сможет спрятаться от него в лесу. Не обращая внимания на камни и торчащие из земли корни деревьев, она ринулась в чащу. Ветки били ее по лицу, но у нее не было времени остановиться и выбрать дорогу. Она могла только бежать — и ничего больше.

Бежать и стараться не обращать внимания на преследующий ее топот.

Один раз она поскользнулась и едва успела встать на ноги, прежде чем Сэнди схватил ее. Ей показалось, что она слышит его смех.

Она начала задыхаться и поняла, что долго бежать не сможет. И вдруг впереди она увидела крутой безлесый холм. Если бы только перебраться через него…

Но камни под ее ногами были скользкими от утренней росы, и скоро Холли услышала, что Сэнди догоняет ее.

Он изо всех сил размахнулся палкой, и Холли почувствовала, что удар пришелся по левой ноге.

Было ужасно больно.

А затем нога онемела.

Холли проковыляла немного вперед и, обернувшись, увидела, что Сэнди опять поднимает ветку и готовится нанести новый удар.

В отчаянии Холли посмотрела вверх и заметила прямо перед собой небольшую пещеру. Если она доберется до нее, то, спрятавшись внутри, сможет отбиться от Сэнди.

Собрав последние силы, Холли рванулась вперед, добралась до пещеры…

И остановилась.

Прямо перед собой, у входа в пещеру, она увидела клубок шипящих и извивающихся змей.

 

Глава 34

Почувствовав ее присутствие, змеи насторожились.

Холли замерла, охваченная паникой.

За ее спиной по склону холма карабкался Сэнди.

«Даже если бы здесь не было змей, — поняла она, — пещера все равно слишком мала, чтобы спрятаться в ней». Паника уступила место отчаянию, хотелось просто сдаться на милость судьбы…

«Нет! — сказала она себе. — Нет! У меня есть шанс. Один-единственный шанс».

Но способна ли она на такое? Змеи подползли ближе, и Холли охватила дрожь.

Сэнди был уже у самой пещеры. Холли почувствовала, что он схватил ее за лодыжку, отчего по ее ноге пробежала острая боль.

«Сделай это, Холли!»— приказала она себе.

Она быстро наклонилась, схватила одну из змей и, повернувшись, ткнула ее прямо в лицо Сэнди.

Тот вскрикнул от неожиданности…

И, оступившись, потерял равновесие.

Он покатился по склону холма, отчаянно пытаясь ухватиться за что-нибудь, чтобы остановить падение.

Наконец он докатился до подножия холма и остался лежать там в полной неподвижности.

Вся дрожа, Холли вышла из пещеры и посмотрела вниз, на Сэнди. Он притворяется?

Нет.

Его лицо было мертвенно бледным, одна рука как-то неестественно вывернулась.

Холли начала спускаться по холму. Добравшись до Сэнди, она увидела, что он дышит. По его лбу текла струйка крови.

Девушка долго стояла неподвижно, понимая, что нужно идти в лагерь за помощью, но не в силах сделать ни шагу. Она дрожала, ее бил озноб.

«Нужно идти, — сказала она себе. — До лагеря не так уж и далеко. И у тебя достаточно времени».

Холли глубоко вздохнула и пошла к реке.

И тут же остановилась в ужасе — ветви деревьев опять раздвинулись.

Перед ней стоял Мик.

— Нет! — вскрикнула она. — Нет, нет, нет! — Она кричала не останавливаясь. После всего, что она пережила, после того, как едва спаслась от Сэнди, ее выследил Мик!

— Холли! Холли! Что случилось?!

Она поняла, что это Мик зовет ее, и посмотрела на него. Вид у него был совершенно потрясенный.

Он не собирался убивать ее. Похоже, он не знает, что произошло.

— О, Мик! — закричала она и упала ему на руки.

Завывание сирены постепенно стихло — «скорая помощь» увезла Сэнди прочь со стоянки, прочь от ужасов прошедшей недели.

Холли, закутанная в одеяло, не в силах унять дрожь, смотрела, как удаляются красные огни машины, уезжающей по усыпанной гравием дороге. Сидящий рядом с ней Мик протянул ей чашку с бульоном, и она с благодарностью отхлебнула из нее. Она рассказала Мику обо всем, что произошло, помогла ему дотащить находящегося без сознания Сэнди до берега реки и усадить в байдарку. Холли была так вымотана, что едва держала весло, но Мик в одиночку догреб до стоянки, куда из лагеря скоро должен был прийти автобус, чтобы забрать их.

Холли крепче запахнула одеяло. Она по-прежнему дрожала. Никогда прежде ей не было так холодно.

— Ты в порядке? — заботливо спросил Мик.

Холли кивнула и сделала еще один глоток согревающего, восстанавливающего силы бульона.

— Одного я не могу понять, — произнесла она. — Как ты нас отыскал?

Мик смутился и уставился в землю.

— Ночью я не мог заснуть, — пробормотал он. — Я… Я много думал. Мне было плохо из-за того, что произошло — я имею в виду, из-за того, как мы с тобой поступили. Я весь день пытался найти какие-то слова, чтобы поговорить с тобой, но не сумел. Я хотел сказать тебе, что мне очень жаль… Я вроде как ненавидел тебя за то, что ты меня оттолкнула. Но это не оправдание… Может, ты мне не поверишь, но ты мне в самом деле очень нравишься.

Холли выслушала Мика с сочувствием. Она видела, как тяжело ему признать, что он неправ.

— Но почему ты пошел за мной и Сэнди?

— Ну я же сказал: я решил попросить у тебя прощения и хотел поговорить с тобой рано утром, до того, как проснутся все остальные. А затем я увидел, что к тебе подошел Сэнди и вы сели с ним в байдарку. И я решил поехать за вами следом, чтобы выяснить, что вы задумали.

— Так, значит, ты все время ехал за нами?

— Нет. Я не так хорошо управляюсь с байдаркой, как Сэнди, к тому же я был один, так что я здорово отстал. И я уже хотел было повернуть назад, но тут заметил на берегу вашу байдарку. Я поставил свою рядом с ней и побежал в лес.

— Как хорошо, что ты это сделал, — сказала Холли. — Спасибо тебе, Мик!

Автобус, приехавший из лагеря, остановился. Из него тут же выскочил дядя Билл. Он подбежал к Холли и обнял ее. Казалось, за эти сутки он постарел лет на десять.

— Как ты себя чувствуешь, Принцесса?

— Теперь все в порядке. А что с Сэнди?

— Ему окажут необходимую помощь, — ответил Билл. — Представить не могу — неужели он действительно убил Дебру? Задушил ее… Я и понятия не имел, что Сет, мальчик, который погиб здесь прошлым летом, его сводный брат. У них разные фамилии, откуда мне было знать, что они родственники?

— Ты ни в чем не виноват. Здесь вообще никто не виноват.

— Полицейские обнаружили в комнате Сэнди пачку писем, — продолжал дядя Билл. — Все они были адресованы Шефу — оказалось, что это прозвище Сета.

— А как насчет перьев? — поинтересовалась Холли. — Они нашли у него красные перья?

— Да. Он прятал их в ящике под кроватью. Ты была права.

— Слава Богу, что этот кошмар позади, — тихо сказала Холли.

— Да. Может быть, теперь лагерь «Ночное крыло» опять заживет спокойно, — с надеждой произнес Билл.

Холли обняла его, а потом направилась к домику, чтобы переодеться.

— Эй, подожди! — услышала она чей-то голос и, обернувшись, увидела, что к ней спешит Мик. — Как твои дела? — с беспокойством спросил он. — О'кей?

— Да, — улыбнулась Холли. — И все благодаря тебе.

— А, пустое, — с преувеличенной скромностью махнул рукой Мик. Он хотел что-то добавить, но тут прямо к его ногам упала с дерева ярко-зеленая змея.

— Эй! — Мик отпрянул назад, чтобы не наступить на нее.

Холли наклонилась, небрежно подняла змею и бросила в лес.

— Это же просто змея! — улыбнулась она.

— Ух ты! — У Мика челюсть отвисла от удивления. — Я просто потрясен. Как же ты изменилась, Холли! Похоже, ты привыкаешь к здешней жизни.

— Похоже, что так, — кивнула Холли. — Мне кажется, что с этого момента я начну получать от нее огромное удовольствие.

— И я тоже, — тихо сказал Мик. Он обнял ее, и они, счастливые, пошли по тропинке к своим домикам.