Холли, не в силах шелохнуться, смотрела на змею.

Вокруг визжали насмерть перепуганные девочки.

«Сделай что-нибудь, Холли!» — приказала она себе.

Но она продолжала сидеть совершенно неподвижно и смотреть на змею.

Затем, будто в замедленном кино, к столу подбежала Tea и — совершенно невероятно! — схватила змею и швырнула ее об стену.

Холли начала приходить в себя: сердцебиение уменьшилось, ноги перестали дрожать.

И до нее донеслись сначала смешки, а затем — дружный хохот.

— Она резиновая! — крикнул кто-то, давясь от смеха. — Змея резиновая!

Какой-то мальчик взял змею в руки и подошел к столу, за которым сидела Холли и ее девочки.

Теперь Холли прекрасно видела, что змея и в самом деле резиновая и вовсе не похожа на живую. И она опять почувствовала, что краснеет.

Некоторые из девочек продолжали испуганно плакать.

— Ради всего святого, Холли! — Дебра вернулась к столу с кофе. — Как ты умудрилась испугаться резиновой змеи? И почему ты сидишь как истукан, вместо того чтобы помочь девочкам?

Холли с помощью Tea начала успокаивать самых маленьких.

— Не комплексуй. Все думали, что змея настоящая, — прошептала Tea.

— Да, — кивнула Холли. — Спасибо тебе!

— Не забудь, что вечером мы с тобой встречаемся, — добавила Tea.

Она пошла к своему столу, а Холли опять принялась за сандвич. Но кусок не шел ей в горло — Дебра смотрела на нее крайне неодобрительно.

— Дебра, — сказала Холли, заранее зная, что ничего хорошего из этого не получится, — мне очень жаль… Дело в том, что я всю свою жизнь боялась змей, и…

— Если ты так боишься змей, — оборвала ее Дебра, — то что же ты делаешь в лагере «Ночное крыло»?

«Хороший вопрос», — подумала Холли.

Остаток дня прошел тихо и спокойно. Девочкам так нравилось в лагере, что Холли забыла обо всех своих неприятностях.

Дебра рано легла спать. Холли прислушалась к ее ровному дыханию и на цыпочках вышла из домика. Тишину ночи нарушало стрекотание миллиона кузнечиков, а небо было так густо усыпано звездами, что их свет отбрасывал на землю тени.

Холли пошла по тропинке к озеру. Tea встретила ее на полпути.

— Первый день в лагере оказался не очень удачным для тебя, — с сочувствием заметила она.

— Могло быть и хуже, — вздохнула Холли.

— Знаешь, — продолжала Tea, — я кое-что выяснила, и мне теперь понятно, в чем причина твоих неприятностей, хотя бы отчасти. В прошлом году я этого не поняла, но, оказывается, Дебра и Джери — хорошие подруги.

— Только не это! — простонала Холли. — Теперь я понимаю, почему Дебра меня невзлюбила: это Джери ее против меня настроила.

— Похоже на то, — кивнула Tea. — Я глазам не могла поверить, увидев, в какую ярость она пришла из-за того, что ты боишься змей. Ведь она сама, точно так же как и остальные, была уверена, что змея настоящая.

— Чего я не могу понять, — задумчиво сказала Холли, — так это почему Кит бросил ее на мой стол. Откуда он узнал, что я боюсь змей?

— А может, он этого и не знал, — возразила Tea. — Но я голову даю на отсечение, что Джери имеет к этому какое-то отношение.

— Может, она просто попросила Кита как-нибудь напугать меня? — угрюмо предположила Холли.

— А если Джери чего-нибудь захочет, она этого обязательно добьется, — продолжала Tea.

Они дошли до озера. Tea села на край причала и стала болтать в воде ногами. Холли устроилась рядом с ней и прислонилась спиной к деревянному столбу. Она смотрела, как над озером, образуя на воде серебристую дорожку, всходит луна.

— Знаешь, — сказала Tea, — даже если Джери не держит на тебя зла, она может считать тебя своей соперницей. В прошлом году ее выбрали Мисс Популярность, и у нее что-то было с Миком.

«Одно к одному, — подумала Холли. — У Джери есть еще одна причина ненавидеть меня».

Она обняла руками колени, пытаясь сообразить, как же ей теперь быть, как вдруг вдалеке, на порядочном расстоянии от озера, раздался чей-то вой.

— Что это?! — Холли вскочила на ноги.

Tea пожала плечами.

— Волк, наверное. Они любят выть на луну.

— Господи Боже ты мой, что я только здесь делаю? — запричитала Холли. — Я привыкла сидеть дома, я боюсь насекомых и змей, и половина вожатых ненавидит меня! А вдобавок ко всему, здесь еще полно волков!

— Расслабься, это скорее всего собака, — успокоила ее Tea. — Послушай, я все-таки считаю, что если ты только захочешь, то неплохо проведешь лето. Но если уж тебе так все здесь не нравится, то лучше поехать домой. Я уверена, что Дядя Билл тебя поймет.

— В этом-то вся загвоздка, — ответила Холли. — Может, он меня и поймет, но ему нужна моя помощь. Особенно теперь, когда кто-то пытается причинить лагерю вред.

— О чем ты говоришь? — не поняла Tea.

— Помнишь то красное перо, которое мы нашли вчера в комнате отдыха?

Tea кивнула.

— Так вот, — продолжала Холли, — в пробитой байдарке тоже было такое перо. А еще одно было приклеено скотчем к обвалившейся кровати.

— Мистика какая-то, — пробормотала Tea.

— Это не мистика. Это доказывает, что все эти «несчастные случаи» кем-то подстроены. И больше всего мне не нравится то, что последний из них произошел в моем домике.

— Кому все это нужно? — спросила Tea, но голос у нее был совершенно отсутствующий, и Холли увидела, что она смотрит в сторону домиков, где живут мальчики.

— Не знаю, — ответила Холли. — Надеюсь, у меня нет мании преследования, но мне кажется, что все это имеет ко мне какое-то отношение. И мне необходимо выяснить, какое именно. Дядя Билл не желает меня слушать, и я могу говорить об этом только с тобой.

— Что?

— Я сказала, что могу… Tea, что с тобой?

— Прости меня, — отозвалась Tea. — Кажется, я немного нервничаю. Я назначила здесь Джону встречу, а его все нет.

— Может, он подойдет попозже.

— Кто его знает, — вздохнула Tea. — Уже поздно. Ты знаешь, я так разволновалась, когда его увидела, а он ведет себя очень странно — не могу понять, что с ним происходит.

Холли пожала плечами. Не было ни малейшего сомнения в том, что Джон не разделяет чувства Tea. Холли зевнула и потянулась.

— Я ужасно устала. Пойдем спать?

Tea отрицательно помотала головой и печально улыбнулась.

— О'кей, — сказала Холли. — И спасибо, что предупредила меня насчет Дебры. Мне от этого не легче, но, по крайней мере, теперь понятно, откуда ветер дует.

Она прошла вдоль лодочной станции и вышла на тропинку, всей кожей ощущая прохладу ночного воздуха. Где-то ухнула сова, и Холли подумала, что с течением времени она привыкнет к здешней жизни и начнет получать от нее удовольствие.

Вдруг она услышала у себя за спиной какой-то шум.

«Это шуршат листья», — сказала она себе.

Опять что-то треснуло и зашуршало.

Шаги.

Холли пошла быстрее.

Шаги сзади тоже участились.

Кто это?

Холли обернулась, но ничего не увидела, кроме деревьев и теней.

«Мне почудилось», — подумала она.

Она остановилась.

Шаги сразу стихли, а затем кто-то побежал.

Кто в такое время может бегать по лесу?

Кто бы это ни был, он подбежал к Холли совсем близко…