Какое-то мгновение Холли надеялась, что она тоже окажется резиновой.

Но куда там! Вся дрожа, девочка смотрела на раздвоенный черный язычок, трепещущий так близко от нее.

Змея скользнула под одеяло.

Холли потянула одеяло в сторону — змея извивалась на белоснежной простыне.

Холли опять завизжала.

— В чем дело?! — крикнул кто-то, щелкая выключателем.

— Змея! — Голос Джессики готов был вот-вот сорваться.

— Убей ее! Убей! — кричала Трейси.

— Смотрите! Она сейчас укусит! — Стейси вскочила на ноги, ее личико было белым от ужаса.

— Ну что такое на этот раз? — послышался раздраженный голос Дебры, и она, протирая сонные глаза, подошла к кровати Холли.

— Там… змея… — Холли изо всех сил старалась не впасть в истерику. — Там… Она была у меня под подушкой!

— Эта?! — презрительно фыркнула Дебра. — Это же подвязковая змея. Любой ребенок знает, что она совершенно безобидна. Холли, ради всего святого, что с тобой происходит?

Холли, смущенная и все еще испуганная, смотрела, как Дебра наклонилась, взяла в руки змею, открыла дверь домика и выбросила змею на улицу.

Девочки, испуганные не меньше, чем Холли, продолжали плакать.

Дебра сердито крикнула Холли:

— Да сделай ты хоть что-нибудь! От тебя совершенно никакого проку!

Щеки у Холли пылали. Она подошла к ближайшей кровати и стала что-то бормотать, пытаясь утешить девочек, затем по очереди помогла каждой осмотреть кровати, чтобы убедиться, что в них не заползли змеи.

Казалось, прошло несколько часов, прежде чем девочки окончательно успокоились. В домике наконец установилась тишина, и все заснули.

Все, кроме Холли.

Ее мозг напоминал вулкан — гнев, унижение и страх одновременно бушевали в нем, и казалось, эта горючая смесь вот-вот взорвется.

«Змея не случайно очутилась под моей подушкой, — думала она. — Кто ее туда положил? Кит? Дебра? Джери?» На этот раз ей повезло — змея была не ядовитой.

А что будет в следующий раз?

«Хватит, — сказала себе Холли. — Это уже начинает смахивать на манию преследования. Зачем кому-то желать тебе зла?» В этом нет никакого смысла.

Может, дядя Билл разберется, что к чему?

Нужно во что бы то ни стало заставить дядю Билла выслушать ее.

— Передайте им, что я сделал заказ месяц тому назад специально, чтобы все необходимое доставили на этой неделе! — Голос дяди Билла гремел по всему главному зданию. — Мне совсем неинтересно, какие там у вас накладки! — кричал он. — Я хочу, чтобы все, что я заказывал, доставили не позже, чем завтра, в противном случае вы будете иметь дело с моим адвокатом!

Холли подождала, пока раскаты голоса дяди Билла стихнут, и нервно постучала в дверь.

— Войдите! — рявкнул Билл, затем, увидев, кто к нему пришел, сменил тон. — Извини. Я повздорил с одним из поставщиков — иногда на них необходимо накричать, чтобы они вспомнили о своих обязательствах.

— Дядя Билл, — начала Холли, — я знаю, как ты занят, но мне и в самом деле необходимо поговорить с тобой. Это очень важно.

Билл положил бумаги, которые были у него в руках, на стол.

— Ну хорошо, Принцесса, — согласился он. — Я могу уделить тебе одну минуту, хотя до ленча мне надо успеть сделать еще сто одно дело.

Холли, набрав в грудь побольше воздуха, залезла в карман и достала оттуда три красных пера.

— Видишь?

— Красные перья, — ответил Билл. — И что из этого следует?

— Одно из них я нашла в дырке из-под болта, — пояснила Холли. — Второе — в одной из затонувших байдарок. А третье было прикреплено скотчем к сломавшейся кровати.

— Ну?

— Это доказывает, что все эти происшествия связаны между собой. И что не такие уж они были и случайные.

Билл посмотрел на перья, а затем, переведя взгляд на Холли, ласково улыбнулся.

— Эти перья ничего не доказывают. Но я понимаю ход твоих мыслей.

— Почему не доказывают? — запротестовала Холли. — А как, по-твоему, они там очутились?

Билл покачал головой.

— Я хочу кое-что тебе показать, — сказал он, Подвел Холли к окну и продемонстрировал ей соломенную штору. В шторе застряло несколько перьев, хотя ни одно из них не было красным. — Здесь повсюду перья. Птичьи перья, перья из домика, где работает кружок рукоделия. Так что три красных пера — и даже сотни красных перьев — говорят только о том, что мы с тобой находимся в лагере «Ночное крыло», и ни о чем больше.

— Но…

— Никаких «но», моя дорогая. Я знаю, как тебя расстроили эти несчастные случаи. Знаю, что у тебя не складываются отношения с некоторыми из наставников. Но это не причина для того, чтобы давать волю своему воображению.

— Это вовсе не игра воображения! — внезапно разозлилась Холли. — Я беспокоюсь за тебя и за лагерь! А что если я права? И кто-то пытается навредить лагерю?

Дядя Билл рассмеялся горьким смехом.

— Ну кому, скажи на милость, это может быть нужно? Нет, все дело в моей невезучести.

— Твоя невезучесть здесь ни при чем. Эти так называемые несчастные случаи…

— Никак между собой не связаны! Но черная полоса должна когда-нибудь смениться светлой. У меня хорошие предчувствия, Холли. Мне кажется, что в этом году дела в лагере должны пойти удачно. Скажи, я могу рассчитывать на твою помощь?

— Разумеется, — кивнула Холли.

— Тогда перестань думать о перьях и постарайся стать хорошей вожатой. И не будь такой впечатлительной и обидчивой: запомни, другие вожатые ничего против тебя не имеют.

— Хорошо, но… — Холли открыла было рот, чтобы еще раз попытаться убедить дядю в своей правоте, но он уже был у телефона и набирал чей-то номер. Затем, подмигнув племяннице, он стал разговаривать с кем-то по имени Хол.

Холли вышла из кабинета дяди Билла в еще большем отчаянии, чем прежде. То, что он сказал ей о перьях, летающих по всему лагерю, ни в чем ее не убедило.

Конечно, звучало это довольно правдоподобно… но все же она не поверила.

Потому что в глубине души она знала, что права. Знала, что кто-то хочет причинить зло лагерю и дяде Биллу. А он слишком доверчив и не желает этого замечать.

Он прав только в одном: нельзя быть такой чувствительной, нельзя волноваться из-за Джери и Дебры.

Нужно беречь силы и смотреть в оба. Но, как она ни старалась забыть о своих неприятностях, у нее это не получалось.

Лагерю грозит какая-то опасность.

И ей самой тоже.