— Ай! — с отвращением закричала Холли, отворачиваясь от ведра.

— Нравятся? — ехидно поинтересовалась Джери. — Мы наловили их специально для тебя.

Стоящий рядом с Джери Кит расхохотался. Мик и Джери засмеялись вслед за ним — странным нервным смехом.

Холли убеждала себя, что они просто дразнят ее, но в то же время она помнила, что кто-то из них очень опасен. А может, они все действуют заодно?

— Очень уж ты беспокойная персона, слишком много суетишься, не так ли? — будто прочитав мысли Холли, спросила Джери. — Нам не нравится, как ты к нам относишься.

— Джери, я ничего не…

— Замолчи! — выпалила Джери. — Два года тому назад ты попыталась сломать мою жизнь, и я предупреждала, что это не пройдет тебе даром. И теперь у меня появилась возможность отомстить тебе. — Она крепче прижала ведро к груди Холли. — Как ты себя чувствуешь, а, Холли? Тебе нравится быть беспомощной? Нравится сознавать, что твоя жизнь находится в чужих руках? — Джери подошла так близко, что Холли чувствовала у себя на щеке ее дыхание.

«Что она собирается делать?» — гадала Холли.

Джери довольно долго просто стояла и смотрела на нее — и ее взгляд был холодным и бесстрастным. Затем она вдруг резко повернулась и зашагала к ручью, протекавшему в этой части леса.

— Ведите ее сюда, мальчики, — приказала она.

Мик и Кит взяли Холли под руки и потащили к ручью.

— Мисс Совершенство! Мисс Заносчивость! Что-то ты сегодня неважно выглядишь, — язвила Джери. — Наверное, тебе стоит искупаться. — И без всякого предупреждения она ухватилась за майку Холли и толкнула ее в ручей.

Холли упала и разодрала коленку. В ручье было так мало воды, что она шлепнулась в грязь. Дно было холодным и скользким, вода пахла гниющей листвой. «Нельзя показывать им, как мне страшно, — сказала себе Холли. — Что бы они ни вытворяли, я не подам вида, что боюсь их!»

Она встала и хотела было выбраться из ручья, но потеряла равновесие и упала на спину. Мик рассмеялся.

— Не очень-то весело шлепаться в воду, ты согласна?

— Прекрати! — закричала ему Холли. — Ты ведешь себя как неразумный ребенок! Когда такие вещи вытворяет Кит, это еще куда ни шло, а ты…

— Не кипятись, — прервал ее Кит. — Все новые вожатые должны пройти обряд посвящения. Здесь такая традиция. Правильно я говорю, а, Джери?

Джери не удостоила его ответом. Она смотрела на Холли с нескрываемой ненавистью.

— Мне кажется, что Холли чувствует себя немного одиноко, — наконец произнесла она. — Ей нужна компания. — И не успела Холли и глазом моргнуть, как Джери выплеснула на нее воду с пиявками.

Холли вскрикнула и сделала еще одну отчаянную попытку выбраться на берег, но дно было таким скользким, что она все время падала.

— Достаточно! — обратился Мик к Джери, но не сделал ни малейшего движения, чтобы помочь Холли выбраться из ручья.

Холли посмотрела вниз. Две скользкие пиявки извивались на ее промокшей насквозь майке. Она почувствовала боль в ноге и увидела, что еще одна пиявка присосалась к икре.

— Нет! — закричала она. — Нет!

«Это какой-то кошмар. Мне это снится», — подумала она.

В полном отчаянии Холли повернулась к Джери, надеясь, что та вспомнит, что когда-то они были хорошими подругами. Но взгляд Джери был холодным, как грязная вода в ручье. Холли пробирала дрожь.

А затем поверх плеча Джери она увидела нечто, от чего задрожала еще сильнее.

Сэнди.

Она не была в этом уверена — прямо в глаза ей било солнце.

Кто-то похожий на Сэнди стоял на берегу и улыбался, глядя на нее. И улыбка его была жестокой и язвительной.

— Помогите! — закричала Холли, почувствовав, что одна из пиявок ползет по ее плечу к шее.

Когда она опять подняла глаза, Сэнди уже не было. Может, ей просто привиделось, что это был он?

— Как ты себя чувствуешь, Холли? — поинтересовалась Джери. — Ты усвоила наш урок? Обещаешь не лезть больше в чужие дела?

«Теперь они меня отпустят», — с облегчением поняла Холли.

— А может быть, нам стоит преподать тебе настоящий урок? — продолжала Джери.

У Холли опять заколотилось сердце.

— Ладно, Джери, хватит, — неожиданно произнес Мик. — Уже поздно. Надо возвращаться в лагерь, а то опоздаем к обеду.

Холли удивилась этому внезапному отступлению. Мик отвернулся, пряча глаза, а затем взял Джери за руку.

— Пошли!

Мерзко улыбнувшись напоследок, Джери повернулась и пошла с Миком. Кит затрусил за ними, как верный щенок.

«Конец мучениям», — подумала Холли.

Ей наконец удалось выбраться из ручья. Дрожа от отвращения, она отодрала от ноги пиявку. Боль была совсем слабой, но на коже осталось овальное красное пятно. Холли в панике ощупала руки и тело, но больше пиявок не обнаружила.

Она медленно пошла к своему домику. Ей было холодно, она промокла и чувствовала себя очень несчастной.

«Они хотели напугать меня, — подумала она. — И у них это получилось.

Но они об этом никогда не узнают. Я никогда не признаюсь, как сильно испугалась».

Холли пришло в голову, что, пожалуй, стоит рассказать обо всем дяде Биллу, но потом она отбросила эту идею: будет только хуже, даже если он вообще поверит ей.

Теперь она больше, чем прежде, была уверена, что один из них — Мик, Кит или Джери — знает о том, что происходит в лагере. Нет у нее никакой мании преследования! Они хотели причинить ей боль, это не было шуткой! И тут она очнулась от своих мыслей, услышав, как кто-то испуганно вскрикнул:

— Нет! Пожалуйста, не надо!