Холли стояла будто парализованная, не в силах оторвать взгляда от представшего ей невыносимо кошмарного зрелища.

Это была Дебра. Это она сгорбилась над гончарным кругом, это ее лицо было совершенно изуродовано. Так изуродовано, что узнать ее можно было только по длинным черным косам.

— Нет, — простонала Холли. — Нет, пожалуйста, нет!

Дрожащими руками она выключила колесо, а затем подошла к телу Дебры, надеясь усмотреть в нем хоть какие-то признаки жизни.

Но Дебра была неподвижна.

Холли хотела прощупать пульс Дебры, но ее запястье было холодно как лед.

Она заснула. Навсегда.

Теперь, когда Холли подошла ближе, она увидела, что произошло. Маленький кулон в форме совы, который Дебра носила не снимая, зацепился за гончарный круг, пригнул ее голову вниз, и шнурок от кулона, должно быть, задушил ее.

Вокруг стула Дебры валялись на полу всевозможные перья, кожаные ремешки, канитель — очевидно, Дебра, пытаясь высвободиться, смахнула все это с полки, висевшей за ее спиной.

«Она умерла, сражаясь за свою жизнь, — подумала Холли. — Сражаясь с вертящимся кругом».

Или она сражалась с кем-то еще, сражалась со своим убийцей?

Комната закружилась у Холли перед глазами. Ее затошнило. «Я сейчас упаду в обморок», — подумала она.

Нет, нельзя! Она глубоко вздохнула. «Успокойся», — приказала она себе. Увидев Дебру, Холли сначала подумала, что ее смерть — результат несчастного случая. Но теперь она не была в этом уверена.

Дебра была такой аккуратной, такой опытной, разве с ней могло случиться нечто подобное?

Именно с ней, работавшей за гончарным кругом не хуже профессионала?

Но кто мог убить ее? Кому это было нужно?

Вполне возможно, что ее смерть имеет прямое отношение к другим несчастным случаям.

Холод пробежал по позвоночнику Холли.

Нет, это не несчастный случай.

Это убийство.

Убили работающую с ней в паре наставницу…

Вдруг позади нее раздался какой-то непонятный звук.

Холли взвизгнула от неожиданности.

Повернувшись, она увидела Джона Хардести.

— Холли? Я увидел открытую дверь и удивился… — Его глаза расширились от ужаса, он побледнел.

— Джон! — закричала Холли и, подбежав к нему, упала ему на руки, близкая к обмороку.

— Что… случилось? — прошептал Джон.

— Я не знаю. Я думаю, что кулон Дебры зацепился за гончарный круг. Я пошла ее искать… и нашла… и… и…

— Успокойся. — Джон гладил Холли по спине, голос у него дрожал. — Нужно позвать врача, — сказал он.

— Поздно, — покачала головой Холли. И тут ей в голову пришла совершенно ужасная мысль. — Джон, почему тебя не было на обеде?

— Что? На обеде? Мне нужно было кое-что сделать. А что?

— Да нет, ничего.

— Послушай. — Голос Джона по-прежнему дрожал. — Оставайся здесь с… с Деброй. А я схожу за Дядей Биллом.

— Ладно. — Холли посмотрела вслед удаляющемуся Джону, а затем села на стул лицом к двери.

«Я не верю, что Дебра умерла», — думала она.

Какая ужасная смерть!

Наверное, нужно было больше стараться, работать лучше, и тогда они с Деброй могли бы подружиться.

— Прости меня, Дебра, — сказала Холли и повернулась к телу.

И застыла от ужаса.

Раньше она этого не заметила, но теперь, с того места, где она сидела, ей был хорошо виден кулон, зацепившийся за круг.

Оно было все в крови, и от него остался один только стержень. Но Холли знала, что это такое. Чем это должно быть…

Красное перо!