Эта ночь была самой длинной ночью в жизни Холли. Приехала полиция и допрашивала всех почти до трех часов ночи. А рано утром полицейские вернулись в лагерь и в последний раз осмотрели мастерскую.

Было ясно, что они считают смерть Дебры несчастным случаем. Казалось, так думают все — кроме Холли.

И Джери.

Холли шла в столовую на завтрак, и вдруг к ней приблизилась Джери и схватила за руку. Лицо Джери было в красных пятнах — она много плакала и совсем не спала.

— Ты, разумеется, рада, что Дебры больше нет!

Холли была потрясена.

— Да ты что! Мне не лучше, чем тебе!

— А я готова поспорить, ты рада тому, что произошло. И мне кажется очень подозрительным, что именно ты нашла тело Дебры.

— Она была у нас старшей вожатой, — ответила Холли. — Она не пришла на обед, и я забеспокоилась…

— Да перестань! Все в лагере знают, что ты ее ненавидела.

— Нет! — запротестовала Холли, потрясенная этим обвинением. — Мы не очень с ней ладили, но она мне все равно нравилась. Я никогда…

— Никогда что? — мерзко улыбнулась Джери. — Джон рассказывал, что когда он вошел в мастерскую, ты стояла там и смотрела на нее.

— Я была в шоке. Я подумала… — И тут Холли внезапно остановилась и отвернулась от Джери. — Что толку объяснять и оправдываться, — сказала она. У нее и так было очень и очень несладко на душе.

Она никак не могла в это поверить: Джери обвиняет ее в убийстве Дебры! «И она, наверное, поделилась своими подозрениями со всем лагерем», — подумала Холли.

Джери права в одном — смерть Дебры вовсе не несчастный случай. И Холли считала, что обязана убедить в этом полицию.

Она просидела на неудобном деревянном кресле перед кабинетом дяди Билла минут двадцать или двадцать пять, прежде чем услышала негромкое, но строгое:

— Войдите.

Холли вошла в кабинет и увидела очень высокого мужчину, бледнокожего и темноволосого. Он склонился над толстой папкой, лежащей на столе дяди Билла.

— Холли Флинн? — Он поднял голову. — Я инспектор Брэдли. Вы хотите со мной поговорить?

Холли кивнула.

— Вчера вечером я разговаривала с вашим сотрудником Ридом. Но его интересовало только одно — при каких обстоятельствах я нашла тело Дебры. Я хочу рассказать вам о тех вещах, которые здесь творятся.

Брэдли встретил взгляд Холли.

— О каких вещах?

Быстро, стараясь оставаться спокойной, Холли начала рассказывать инспектору о найденных ею красных перьях. Но к тому времени, когда она подошла к выводу о том, что кто-то пытается навредить лагерю, она поняла, что инспектор ее не слушает.

— Перья. Хорошо, — сказал он. — Мы примем это во внимание.

— Но это не может быть простым совпадением, — настаивала Холли. — Эти перья появлялись каждый раз, когда происходил так называемый «несчастный случай». Пожалуйста, выслушайте меня! Я уверена, что…

Брэдли жестом остановил Холли.

— Я понимаю, Холли, как ты огорчена, — сказал он. — Обнаружить труп — это одна из самых ужасных вещей, которая может случиться с кем бы то ни было. Но мы провели тщательное расследование и пришли к выводу, что Дебра умерла в результате несчастного случая.

— А как насчет других «несчастных случаев»? Шкаф, байдарки…

— Все это очень подозрительно, но я боюсь, что из этого ничего не следует. Нам нужны твердые доказательства. Я понимаю твое беспокойство. Пожалуйста, позвони мне, если увидишь или услышишь что-нибудь необычное.

Но Холли понимала, что инспектор Брэдли не принял всерьез ее рассказ.

Она нашла дядю Билла в комнате отдыха и хотела было еще раз попытаться убедить его в своей правоте, но по его изможденному виду поняла, что меньше всего на свете ему хочется выслушивать ее теории.

— Холли! — сказал он, поднимая глаза. — Бедняжка! Мне так жаль тебя. Это просто ужасно, что именно ты обнаружила тело Дебры. Как ты себя чувствуешь? Знаешь, я решил заменить Дебру Джери Маркус, она будет жить в твоем домике.

Холли не верила своим ушам.

— Что ты сказал?

— Джери очень опытная вожатая. И девочки ее любят, — продолжал дядя Билл, не замечая выражения лица Холли.

— Но, дядя Билл, — возразила Холли, — мы с Джери не ладим! Назначь на место Дебры кого-нибудь другого!

— Джери — единственная, кто может быть старшей вожатой. И я должен заметить, Холли, что ты вообще не очень умеешь ладить с людьми. У нас полным-полно самых настоящих проблем, зачем же добавлять к ним еще вымышленные?

У Холли запылали щеки.

— Но Джери ненавидит меня! Это давняя история… Она ненавидит меня с тех самых пор, когда мы жили в Уэйнсбридже. Мы…

— Меня не интересует то, что было в прошлом! — резко сказал Билл. — Разве ты не видишь, каково мне приходится? Если ты не умеешь ладить с людьми, ладно, я отошлю тебя домой. Мне будет трудно, но я не имею права потакать тебе. Ты этого хочешь, а, Холли? Хочешь уехать домой?

— Нет, — тихо ответила Холли. — Я хочу остаться здесь.

— Тогда веди себя соответственно. Разве у тебя нет дел, кроме как стоять здесь и препираться со мной?