— А затем огромная белая рука упала с чердака и начала преследовать ее… — вещал Кит.

— Что?! — присвистнул Мик. — За ней гонялась рука?

— Ну да. Рука без тела.

— Она что, ползала, как паук? — ехидно поинтересовалась Tea. — Или летала по воздуху?

— Ты дашь мне закончить? — В голосе Кита послышалась обида. Он вставил фальшивые челюсти и потому немного шепелявил.

Кит стал рассказывать дальше, но Холли его не слушала. Ей никогда не нравились подобные рассказы, но Кит уговорил Дядю Билла устроить конкурс на лучшую историю о привидениях. Чья история окажется самой страшной, тот и получит приз. Это была совершенно сумасшедшая идея — ведь в лагере творились самые настоящие, реальные ужасы. Но Холли не стала высказывать своего мнения по этому поводу.

Если все будут увлечены конкурсом, то никто не обратит внимания, если она ненадолго улизнет.

У Холли был план. Пока все сидят и слушают всякую чепуху, она пойдет к мальчикам и осмотрит домики Кита, Мика и Джона. Она не знала конкретно, что будет там искать, но была полна решимости осуществить свой план. Если бы только она могла найти какой-нибудь ключ, какую-нибудь зацепку, которая привела бы ее к убийце Дебры!

Она обвела взглядом сидящих вокруг костра. Джон не участвовал в состязании. Он сидел в стороне и, казалось, был совершенно поглощен завязыванием узлов на веревке. Все остальные внимательно слушали историю Кита.

Холли, стараясь не привлекать к себе внимания, отошла от костра.

— Ты куда?

Холли вздрогнула. Но это была всего-навсего Tea.

Девушка хотела было поделиться с подругой своими планами, но потом раздумала — все равно Tea не принимает ее подозрений всерьез.

— К себе в домик, за свитером, — ответила она.

Она сделала вид, что пошла к пятому домику, а затем, когда ее никто уже не мог видеть, свернула совсем в другую сторону. Кит и Джон жили в девятом домике, стоявшем на краю леса. Вот Холли туда и направилась.

В домике было темно. За ее спиной ухнула сова, в лесу раздался какой-то треск, и Холли чуть было не оставила свою затею и не вернулась к костру.

Но она знала, что отступать нельзя. Время уходит. Дебра уже мертва — Дебра, старшая вожатая, жившая с ней в одном домике.

Кто окажется следующим? Может быть, она, Холли?

Она сделала глубокий вдох, чтобы успокоиться, и включила карманный фонарик. Медленно, стараясь не шуметь, она открыла входную дверь.

Дверь тихонько скрипнула, и Холли ступила в темноту. При свете фонарика она разглядела, что девятый домик устроен точно так же, как пятый.

По одну сторону стояли кровати детей, по другую — вожатых.

Она посветила на кровати вожатых, пытаясь угадать, на которой из них спит Кит. И, увидев уродливую, ухмыляющуюся маску гориллы, нашла ответ на свой вопрос.

Вот его кровать. Холли подошла к ней и выдвинула верхний ящик тумбочки.

Она считала Кита большим неряхой, но, к ее удивлению, в тумбочке царил идеальный порядок — все рубашки и белье аккуратно сложены и лежат ровными стопками. Она приподняла пару стопок, чтобы посмотреть, не спрятано ли под ними что-нибудь, но ничего не нашла.

Во втором ящике опять одежда. Она выдвинула третий ящик — все то же самое, плюс огромная зеленая змея. На этот раз Холли и не подумала испугаться — она узнала ту самую змею, которой Кит до смерти напугал ее на второй день пребывания в лагере.

Целый ящик был выделен под всякого рода «шутки». Здесь были змеи, маски, насекомые, носы из папье-маше и еще какие-то непонятные предметы. Все они лежали в ящичках и коробочках, аккуратно надписанных.

Холли открыла наугад пару коробок, но в них лежало именно то, что сообщали этикетки: резиновые пауки, зеленый парик, вставные челюсти.

«Ну кто бы мог подумать, что Кит у нас такой аккуратный?»— удивилась Холли. Она еще немного порылась в его вещах, но безрезультатно: нашла только канцелярские принадлежности и конверты.

«Ладно, с Китом все ясно», — подумала она.

А как насчет Джона?

Холли нервно взглянула на часы. Она здесь уже почти двадцать минут. Интересно, Кит закончил свою идиотскую историю? В любом случае все еще должны сидеть у костра. По крайней мере, Холли на это очень надеялась.

Она подошла к кровати Джона и начала обыскивать его тумбочку. В первых двух ящиках тоже была одежда, но лежала она одним большим комом. Холли быстро перерыла носки, белье и майки, но не нашла ничего подозрительного.

В нижнем ящике валялись в полнейшем беспорядке обрывки веревок, очки для плавания, несколько книг в мягкой обложке и маленький ящичек.

Холли взяла этот ящичек и посветила на него фонариком. Ящичек был инкрустирован красными и белыми керамическими плитками. Ничего подобного Холли раньше не видела. Она попыталась открыть его, но у нее ничего не получилось. И тут она увидела на одной из его сторон замочную скважину.

Но где же ключ?

Она еще раз обшарила все ящики, но, к ее великому огорчению, ключа нигде не было.

Тут она вспомнила детективные фильмы, которые видела по телевизору, и провела рукой по наружному днищу ящиков — вдруг к ним что-нибудь приклеено скотчем.

Но в результате получила лишь занозу в пальце.

Потеряв надежду найти что-нибудь в тумбочке, Холли тщательно осмотрела кровать Джона.

И нащупала какой-то небольшой металлический предмет, прикрепленный скотчем к одной из перекладин!

Ее руки дрожали от волнения. Это оказался маленький ключик, явно от красно-белого ящичка.

Она села на кровать и осторожно вставила ключ в замочную скважину…

На улице раздались шаги. Холли застыла на месте.

Кто-то шел к домику.

Холли лихорадочно соображала, куда бы спрятаться, но тут дверь распахнулась, и в бледном свете луны она увидела Джона.