— Что бы все это значило? — Сонная Tea надкусила сладкую булочку.

Холли, сидящая рядом с ней, пожала плечами. Никто не знал, в чем дело и почему Дядя Билл так рано разбудил всех вожатых и собрал их в столовой. Из кухни доносился запах яичницы с беконом, и Холли почувствовала сильный голод.

Остальные вожатые сонно потягивали кофе и ели пирожки и печенье.

— А я знаю, по какому поводу состоится собрание, — громко сказал Кит. — На нем объявят, что меня выбрали Самым Популярным Вожатым.

— Точно, — кивнул Мик. — А следующее сообщение будет о том, что обнаружили жизнь на Юпитере.

— Спустись на землю, — огрызнулся Кит.

— А ты оставайся на Юпитере, — усмехнулся Мик.

Холли не вслушивалась в эту перепалку. Она не имела ни малейшего представления о том, почему дядя Билл созывает собрание в такую рань, но не сомневалась, что это не к добру.

Когда дядя Билл вошел в столовую, она встревожилась еще больше. Было очевидно, что он не спал ночь — под глазами у него лежали темные круги, а лицо было бледным и потерянным.

— Извините, что так рано разбудил вас, — обратился Билл к вожатым, и его голос прозвучал устало и как-то беспомощно. — Мне хочется поговорить с вами о тех вещах, которые у нас происходят. — Он глотнул кофе и продолжал: — В том, что случилось, нет ничьей вины, но вы, наверное, знаете, что я всей душой привязан к лагерю. Однако после всего того, что здесь произошло, особенно после смерти Дебры, все изменилось. И я хочу вам сказать… — Он опять остановился, и Холли поняла, что ему очень трудно говорить дальше. — Я хочу, чтобы все знали: если случится еще что-нибудь, мне придется закрыть лагерь. Поэтому мне очень нужна ваша помощь. Пожалуйста, давайте держаться вместе, работать сообща… — Билл взглянул на Холли.

«Если бы все было так просто!» — подумала Холли.

Ошарашенные вожатые слушали Дядю Билла молча. Никто не знал, что ему ответить. Они никогда не видели его таким мрачным.

— У меня все, — сказал Дядя Билл. — Теперь можете завтракать, и желаю вам удачного дня. — Он резко повернулся и быстро вышел из комнаты.

Холли проводила его сочувственным взглядом; ее сердце разрывалось от жалости к нему. Она знала, что значит для него лагерь и как тяжело он переживает смерть Дебры.

После заявления дяди Билла Холли не очень-то хотелось есть. Она взяла две чашки кофе и пошла к нему в кабинет. Дверь была открыта. Билл сидел за столом и остановившимся взглядом смотрел в пространство.

— Дядя Билл?

Он с усталой улыбкой посмотрел на нее.

— Я принесла тебе кофе, — сказала Холли, ставя чашки на стол.

— Спасибо тебе, Принцесса!

Минуту-две они молча пили кофе.

— Меня очень расстроило то, что ты сказал на собрании, — наконец нарушила молчание Холли.

Дядя Билл пожал плечами.

— Нужно смотреть правде в глаза. Я думал, что получу кредит, и лагерь сможет дотянуть до конца лета. Но после того, что случилось с Деброй, я сомневаюсь, что мне кто-нибудь даст деньги. А если произойдет еще что-нибудь, то я уж точно не выплыву.

— Но ты же не имеешь ко всему этому никакого отношения! — запротестовала Холли.

— Какое это имеет значение? Главное, как идет дело и какую прибыль оно дает.

— Это несправедливо!

— Жизнь вообще штука несправедливая. — Дядя Билл повернулся и взглянул в окно. — Знаешь, Холли, — продолжал он, — когда я в первый раз увидел этот лагерь, то сразу почувствовал: это место предназначено для меня. Я верил, что наконец добьюсь успеха. Как же я ошибался!

— А, может, и не ошибался, — возразила Холли.

— Что ты имеешь в виду?

— Может, у тебя все шло бы замечательно, если бы кто-то не вставлял тебе палки в колеса!

Билл повернулся и посмотрел на племянницу.

— Ты опять за свое? Опять хочешь убедить меня, что существует заговор против лагеря? — сердито спросил он.

— Да выслушай ты меня наконец! — взмолилась Холли. — Больше от тебя ничего не требуется. Просто выслушай меня, и все! Я могу доказать…

— Я же сказал, что не хочу ничего об этом слышать! Ты уже познакомила меня со своей теорией, и я высказал тебе свое к ней отношение.

— Ладно, — буркнула Холли. — Но…

— Никаких «но», — раздраженно возразил дядя Билл. — Надеюсь, завтрашний поход пойдет тебе на пользу.

— Об этом я тоже хотела с тобой поговорить. Мне кажется, что это не такая уж хорошая идея…

— Что ты имеешь в виду? — перебил ее дядя Билл. — Ты подвергаешь сомнению мое решение?

— Разумеется, нет! Просто… — Холли остановилась, не зная, что добавить. Не могла же она признаться Биллу, что боится этого похода, боится Мика, Кита и Джери, боится того, что они могут там вытворить!.. — Дело в том, что я не очень-то лажу с вожатыми, которые идут в этот поход, — неуклюже объяснила она.

— Ну так у тебя будет прекрасная возможность наладить с ними отношения, — заметил дядя Билл. — Я не собираюсь спорить с тобой. Дебры нет. Теперь ты у нас лодочный инструктор. Так что тебе обязательно надо идти.

— А как же девочки из пятого домика?

— Они проведут день на природе, — ответил Билл. — За это мероприятие отвечает Марта, а Tea останется с ними на ночь. Ты уж поверь мне — я обо всем позаботился. — Билл говорил не повышая голоса, но чувствовалось, что он злится. — Признаться, Холли, — сказал он мгновение спустя, — когда я просил тебя поработать в лагере, я рассчитывал на твою помощь. Так что, пожалуйста, оправдай мои надежды. Примирись со сложившейся ситуацией. И не нарывайся на новые неприятности, их у нас и так хватает.

«Не буду, — подумала Холли. — Но, боюсь, неприятности сами меня найдут».