— Помогите! Пожалуйста, помогите мне!

Холли показалось, что у нее остановилось сердце.

Голос принадлежал дяде Биллу.

— Бежим! — крикнула она Tea и, не дожидаясь ответа, выскочила из домика и что было сил помчалась по направлению к главному зданию.

Крики доносились из комнаты отдыха, отгороженной от столовой раздвижной стеной.

— Это там! — воскликнула Холли.

Толкнув большую раздвижную дверь, Холли и Tea вбежали в комнату. Первое, что они там увидели — это гору всевозможного спортивного инвентаря.

Бейсбольные рукавицы, теннисные ракетки, волейбольные и бадминтонные сетки и самые разнообразные мячи валялись в беспорядке на полу посреди комнаты.

А над этой кучей качался огромный металлический шкаф — один его край был прикреплен к стене, другой соскользнул вниз, придавив ногу дяди Билла, заваленного спортивным инвентарем.

— Дядя! — Холли опустилась рядом с ним на колени. — С тобой все в порядке? Что случилось?

— Кажется, у меня все о'кей, — морщась, ответил Билл. — Но мне нужна помощь. Я вытаскивал эти вещи из шкафа, и вдруг он оторвался от стены. Я боялся, что если начну самостоятельно высвобождать ногу, он рухнет на меня всей тяжестью.

— Не двигайся, — велела ему Холли. — Мы с Tea отодвинем его.

Они с подругой перебросали спортивный инвентарь на другое место, а затем взялись за свободно висящий конец шкафа и, собрав все свои силы, приподняли его. Заглянув внутрь шкафа, Холли увидела, что из стены выскочили два из четырех болтов, на которых он висел.

Пока Tea держала шкаф, чтобы он, не дай Бог, опять кого-нибудь не придавил, Холли помогла Биллу подняться на ноги. На икре у него был большой красный рубец, и, ступив на эту ногу, он сморщился от боли.

— Ты в порядке? — опять спросила Холли. — Может, нужен врач?

— Все хорошо, — ответил Билл. — Отделался царапиной. Девочки, спасибо вам огромное! Хорошенькая перспектива — весь день провести, лежа на полу под сетками и мячами… — Подойдя к державшей шкаф Tea, он добавил: — Надо посмотреть, в чем тут дело.

Холли и Tea наблюдали, как дядя Билл рассматривает свободно висящий край шкафа.

— Все это очень и очень странно, — наконец сказал он скорее себе, чем девочкам. — Видите, как он висел? На четырех болтах.

Холли и Tea кивнули.

— Мастер намертво прикрепил его к стене — так, чтобы его не могли сдвинуть с места ни ураган, ни землетрясение. Но по какой-то совершенно непонятной причине болты с одной стороны вылетели. Это выше моего понимания.

— Может, они были плохо закреплены? — предположила Tea.

— Я специально проследил за тем, чтобы все было сделано как надо, — ответил Билл. — Я всегда сам все проверяю и перепроверяю. Не могу понять…

— Тебе страшно повезло, что вылетели только два болта, — заметила Холли. — Если бы упал весь шкаф, он бы тебя убил!

На мгновение дядя Билл опешил от этого ее замечания, а затем его губы растянулись в улыбке.

— Слишком уж ты, Принцесса, беспокойная, любишь преувеличивать, — сказал он, называя Холли ее детским прозвищем. — Но ты права. Надо обязательно проверить оставшиеся болты. — Он ласково потрепал Холли по волосам.

— Дядя Билл! Пожалуйста! Ты же обещал, что никому не скажешь, что ты мой дядя, — напомнила Холли.

— Прошу прощения, я совсем забыл. Ты права — мы же не хотим, чтобы тебя по этому поводу задразнили. Жалко только, что я не смогу хвастаться перед каждым встречным, какая у меня замечательная племянница.

Холли смущенно рассмеялась.

Билл придвинул к стене массивный стол и положил на него шкаф со словами:

— Возьму-ка я инструменты и попробую починить эту конструкцию…

— А мы приведем в порядок снаряжение, — предложила Холли.

— Вот спасибо! Буду очень вам обязан.

— Повезло тебе, — сказала Tea, когда Билл ушел. — Хотела бы я, чтобы у меня был такой дядя.

Холли наклонилась и принялась распутывать перекрученную волейбольную сетку.

— Сколько же здесь всего, — пробормотала Tea пару секунд спустя. — Можно устраивать Олимпийские игры.

— Ага, — кивнула Tea. — Это просто замечательный лагерь. Недаром столько вожатых приехало сюда во второй раз.

Холли промолчала. Она думала о словах мамы насчет преследующих дядю Билла неприятностей. «Я должна сделать все, что в моих силах, чтобы помочь ему», — сказала она себе.

— И куда мы все это будем складывать? — спросила Tea.

— Не знаю. Наверное, можно на стол.

Холли наконец разобралась с волейбольной сеткой. Она положила ее на стол и еще раз внимательно осмотрела шкаф. Шкаф был высотой почти до самого потолка. При мысли о том, сколько он весит и что могло бы случиться, упади шкаф на Билла, девушка вздрогнула.

Tea со вздохом принялась за большой ящик с ракетками для тенниса и пинг-понга.

— Здесь работы на целый день, — пожаловалась она, а затем вдруг спросила: — Что это?

— Ты о чем?

— Да вот здесь, за шкафом.

Холли посмотрела, куда показывала Tea, и увидела что-то красное — в отверстие от верхнего болта было воткнуто маленькое красное перо.

— Да, непонятное явление. — Холли взяла перо и рассмотрела его. — И откуда оно только здесь взялось?

— Бог его знает, — пожала плечами Tea. — Может, сюда залетел кардинал, решив почистить свои перышки.

— Похоже на правду, — рассмеялась Холли.

— А может, это из кружка рукоделия — там полно всевозможного хлама: перья, бусины, лоскутки…

— Очень даже может быть, — согласилась Холли. Но все же она никак не могла взять в толк, как перо оказалось в отверстии от болта.

Скоро они разобрали и аккуратно сложили все спортивное снаряжение, за исключением мячей. Холли взяла большую картонную коробку и начала заполнять ее мячами — бейсбольными, баскетбольными, футбольными и теннисными, резиновыми и надувными. Они раскатились по всей комнате, и собрать их казалось невозможным делом. Она усердно работала и вполуха слушала, как Tea обсуждает мальчиков, приехавших работать в лагерь.

Спустя несколько минут Холли вдруг вспомнила, что дядя Билл обещал скоро вернуться с инструментами, а его все нет и нет.

— Куда же подевался дядя? — спросила она, не дослушав, как Tea в сотый раз описывает Джона Хардести.

— Его, наверное, кто-нибудь остановил по дороге, — сказала Tea. — Я видела, что несколько минут тому назад в лагерь приехал грузовик с продуктами.

«Бедный дядя Билл, — подумала Холли, не слушая тараторящую без остановки Tea. — Ему буквально все приходится делать самому».

— Ну и что ты о нем думаешь? — спросила Tea.

— О ком о нем?

— Ты что, не слушала? О Джоне! Как мне себя с ним вести? Показать, как я рада его видеть, или напустить равнодушный вид?

— Напусти равнодушный вид, — ответила Холли, немного помолчав. — По крайней мере до тех пор, пока не поймешь, как он к тебе относится.

— Я уверена, что он обрадуется, — заявила Tea. — Ведь он мне два письма написал.

— А когда пришло последнее?

— В январе. Но он, наверное, был очень занят.

— Наверное, — согласилась Холли.

— Что-то я не слышу в твоем голосе уверенности, — нахмурилась Tea. — Что ты все-таки по этому поводу думаешь?

— Да я-то откуда знаю? — рассмеялась Холли. — я же не умею читать чужие мысли! Ну а если с Джоном ничего не получится, как насчет других, не менее замечательных мальчиков, о которых ты мне все уши прожужжала?

— Глупышка, я же старалась для тебя. Хотя, конечно, у тебя будут соперницы, — поддразнила Tea подругу. — Мы с тобой не единственные здесь девушки. В первую очередь я имею в виду Джери Маркус.

Холли застыла на месте.

— Кого?!

— Джери Маркус.

— Короткие рыжие волосы, живет в Уэйнсбридже? — прошептала Холли.

— Описание сходится, — кивнула Tea, — а откуда она, я не знаю. Сейчас мы ее спросим — нон она как раз идет.

— Нет! — воскликнула Холли. — Нет! Только не это! Этого не может быть!