У Холли было ощущение, будто у нее остановилось сердце.

Когда Tea назвала Джери, Холли одно мгновение надеялась, что она имеет в виду какую-то другую Джери Маркус. Но при виде Джери, идущей по тропинке к комнате отдыха, все ее надежды на чудо улетучились.

Глядя на Джери, ее легкую походку, великолепные волосы, ослепительную улыбку и молочно-белую кожу, Холли испытала очень сложное чувство — одновременно и теплоту при воспоминании о их прежней с Джери дружбе, и печаль и гнев по поводу того, как эта дружба окончилась.

— В чем дело? — забеспокоилась Tea. — У тебя такой вид, словно перед тобой привидение.

— В каком-то смысле так оно и есть, — пробормотала Холли. — Я потом все тебе расскажу.

Джери толкнула раздвижную дверь и вошла в комнату отдыха с таким видом, словно весь лагерь принадлежал ей. Она увидела Холли, и ее глаза сузились, но она тут же непринужденно улыбнулась.

— Привет, Джери! — поздоровалась с ней Tea. — Холли, это Джери Маркус. Джери, я хочу познакомить тебя со своей подругой Холли…

— Мы уже знакомы, — холодно бросила Джери. — У меня было предчувствие, что она окажется здесь. — Она прошла мимо Холли и Tea и, приблизившись к полкам с книгами, изучила их и набрала целую охапку. Затем, совершенно игнорируя девочек, повернулась и пошла прочь.

— В чем дело? — в недоумении спросила Tea, когда Джери скрылась из виду.

— Это долгая история, — ответила Холли.

Тяжело вздохнув, она опустилась на стул и задумалась. Даже теперь, спустя почти два года, Холли не понимала толком, что же тогда произошло.

— Я знала Джери в Уэйнсбридже — мы жили там до переезда в Шейдисайд.

— И вы не нашли с ней общего языка?

— Как раз наоборот. Мы выступали за одну команду. Мы плавали лучше других, но никогда не считали друг друга соперницами. Это трудно объяснить, но если одна из нас приходила первой, мы считали это нашей общей победой.

— И что же произошло?

Холли покачала головой.

— Все это ужасно глупо. Мы с Джери очень дружили — ночевали друг у друга, вместе гуляли, вместе делали уроки. Мы были почти как сестры. А потом она встретила одного мальчика…

— Ага! — воскликнула Tea. — Сюжет закручивается.

— Только это совсем не смешно. — Холли чувствовала ту же боль, что и два года тому назад. — Его звали Брэд Берлоу, и он считал себя подарком всему миру. Но на самом деле он был немного чокнутый. К тому же ему было восемнадцать лет, и он уже окончил школу. Естественно, родители Джери запретили ей встречаться с ним.

— Насколько я знаю Джери, это ее вряд ли остановило, — заметила Tea.

— Она считала, что безумно любит его, — продолжала Холли. — Она сказала мне, что не может без него жить, и попросила прикрывать ее — говорить ее родителям, что она бывает у меня, хотя на самом-то деле она проводила время с Брэдом.

— Очень мило, — саркастически буркнула Tea. — И как же ты поступила?

— Для меня это было сущим мученьем, — призналась Холли. — Ведь я не умею врать. Я просто не знала, смогу ли сказать им неправду прямо в лицо. Но я обещала ничего не говорить ее родителям о том, что она по-прежнему встречается с Брэдом. Джери сказала, что она меня понимает, и все шло прекрасно — до тех пор, пока однажды вечером, где-то около одиннадцати, ее мать не пришла ко мне и не спросила, где Джери.

— И что ты ей ответила?

— Я ужасно смутилась и выдавила из себя, что не видела Джери после школы, на что ее мать сказала: «Но она же пошла к тебе делать уроки». И я, как полная идиотка, ответила: «Ой, я совсем забыла, она должна вот-вот прийти».

— Это в одиннадцать-то часов?

— Ну да, — мрачно кивнула Холли. — Тут миссис Маркус ужасно разволновалась, решила, что Джери куда-то пропала, а я стала успокаивать ее, говорить, что с Джери все в порядке, и в конце концов она поняла, что Джери с Брэдом.

— Да-а-а, — протянула Tea.

— Джери позвонила мне на следующий день. Ее голос звучал так холодно, что я едва узнала ее. Она сказала, что ее посадили под замок до конца семестра и что это моя вина. Что я сделала все это из ревности. Я пыталась объяснить ей, как в действительности было дело, но она не стала меня слушать. И с тех пор она возненавидела меня.

Tea помолчала.

— Ты ни в чем не виновата. Ведь ты же предупреждала ее, что не умеешь обманывать. Она не должна была обращаться к тебе с такой просьбой.

— Но она обратилась, — вздохнула Холли. — Кто знает, будь я настоящей подругой, может быть, я бы сумела как-то успокоить ее маму, не вызвав у нее подозрений.

— Сомневаюсь, — пожала плечами Tea. — Но как бы то ни было, все это давно в прошлом.

— И я так считала. Мы переехали в Шейдисайд, и я думала, что никогда больше не увижу Джери. И вот она здесь.

— Не обращай на нее внимания. — Tea от души сочувствовала подруге. — А то она испортит тебе все лето.

— Попытаюсь, — неуверенно ответила Холли.

Неожиданно под окном раздался громкий взрыв смеха и крики.

— Похоже, приехали остальные вожатые, — сказала Tea. — Пойдем посмотрим на них.

— Ты хочешь сказать, пойдем посмотрим на Джона? — улыбнулась Холли.

— И на него тоже.

Оглядев в последний раз комнату отдыха, девушки вышли на улицу. День был солнечный, но уже близился вечер, и становилось прохладно. На автомобильной стоянке три мальчика отбивали мячи, которые подавала им высокая девушка. Холли непроизвольно поискала глазами Джери и увидела, что она сидит за столом и читает какую-то книгу. По другую сторону стола что-то писал, сосредоточенно нахмурившись, очень симпатичный мальчик.

— Я никого из них не знаю, — пробормотала Tea, но затем показала куда-то вверх. — Я могла бы познакомить тебя с Китом, но этот клоун уже на дереве.

Холли проследила за ее сердитым взглядом и у ни дела высокого мальчишку, карабкающегося на верхушку клена.

— Он с приветом или как? — поинтересовалась она.

— Или как, — буркнула Tea. — И к тому же с приветом. Ой, смотри, кто это!

Высокая девушка, подававшая ребятам мячи, оставила это занятие и шла теперь к ним через автомобильную стоянку, дружелюбно улыбаясь.

— Здравствуй, Tea! — приветливо сказала она.

Холли смотрела на приближающуюся девочку.

Она была старше, чем они с Tea, ее кожа была покрыта темным загаром, длинные блестящие черные волосы заплетены в две косы. Одета она была в светлый джинсовый комбинезон, а ее шею украшал кулон из зеленоватого камня в форме совы.

Холли смотрела на нее во все глаза. Девушка показалась ей ужасно привлекательной. «Нет, — возразила она себе секунду спустя, — она само совершенство».

— Меня зовут Дебра Уоллак, — представилась красавица. — Я старшая вожатая. — Она протянула руку, и Холли, неожиданно занервничав, пожала ее.

— Рада познакомиться, — сказала она. — А я твоя заместительница.

— Да, я знаю, — кивнула Дебра. — По изобразительному искусству, рукоделию и гребле. Ты раньше этим занималась? Какой у тебя опыт?

— Не очень большой, — призналась Холли, смутившись как никогда. — Я хочу сказать, что я много чего умею делать руками, но никогда не учила этому других.

— Понятно. — Холли показалось или в голосе Дебры и в самом деле появился холодок?

— Но зато у меня большой опыт путешествий по воде, — быстро добавила Холли. — Мы с папой каждое лето ходили под парусом — с тех пор как мне исполнилось три года.

— К великому сожалению, парусных лодок у нас здесь нет, — отрезала Дебра. — Только байдарки и весельные лодки.

«Она считает меня полным ничтожеством», — мрачно подумала Холли.

— Главное — это усердно работать и все время совершенствоваться. — Голос Дебры опять зазвучал дружелюбно. — Если ты будешь помнить это постоянно, мы с тобой прекрасно поладим. — Она подмигнула Холли и пошла к административному корпусу.

— Крутая девушка, как ты считаешь? — обратилась Холли к подруге.

— Да уж, — вздохнула Tea. — Но она бывает и очень милой — при условии, что все идет как она того хочет.

— Пойду-ка я лучше в домик и распакую оставшиеся вещи. — Холли вдруг пришло в голову, что Дебре может не понравиться, что она до сих пор не разобралась с вещами.

— Я пойду с тобой, — сказала Tea. — Мой домик прямо за твоим, а к рюкзаку с вещами я еще и близко не подступала.

Когда они проходили мимо стола, за которым сидели Джери и что-то пишущий мальчик, Джери оторвалась от книги и подняла на Холли глаза. Ее лицо было лишено всякого выражения — уж лучше бы она нахмурилась. «О чем она думает?»— гадала Холли.

Tea ничего не заметила. Подойдя к мальчику, она хлопнула его по спине.

— Привет, Мик! Кому пишешь? Домой?

Мик — высокий блондин, похожий на актера Кевина Бейкона — смутился и прикрыл лист бумаги рукой.

— Точно, — ответил он. — Мама обожает получать от меня длинные письма. Вот я и пишу сразу целую стопку, а потом посылаю ей по одному в неделю.

— Но ты же не знаешь, что случится завтра и тем более через месяц, — удивилась Tea.

— А я выдумываю. Вроде как предсказываю. И если ты не оставишь меня в покое, я напишу, что тебя съел медведь!

Tea рассмеялась и представила Мика Холли.

— Рад познакомиться, — сказал Мик. — Пожалуй, я напишу маме, что мы стали с тобой близкими, очень близкими друзьями.

Слегка смутившись, Холли улыбнулась Мику. Он был просто великолепен, но почему-то казался немного опасным.

«Не забудь — ты взяла отпуск от мальчиков на целое лето», — напомнила она себе.

— Еще увидимся, — проговорила она и пошла вслед за Tea по тропинке.

— Можешь на это рассчитывать! — крикнул ей вслед Мик.

Подходя к домику, Холли все еще продолжала думать о новом знакомом.

— До вечера, встретимся у костра, — сказала Tea.

— Хорошо, — кивнула Холли.

Она вошла в домик. Из окна открывался изумительный вид на озеро. Оранжевое солнце медленно клонилось к закату. «Это и в самом деле прекрасно», — подумала она. Лето обещает быть интересным. Она надеялась, что с Деброй у нее сложатся хорошие отношения, Мик будоражил ее воображение, а Tea — лучшая подруга на свете. Если бы только здесь не было Джери… «Но, может быть, — пыталась успокоить себя Холли, — я смогу поговорить с ней по-хорошему и помириться раз и навсегда».

Она забрала свою подушку с чужой кровати и, проверив, нет ли на ней насекомых, положила на место. Затем она принялась за последнюю оставшуюся неразобранной сумку — дорожную косметичку, где лежали защитный крем, зубная щетка, косметика и прочие мелочи.

Солнце опустилось за горизонт. В домике стало темнее. Услышав какой-то тихий звук, Холли задрала голову и посмотрела на потолок.

И замерла в испуге.

Там, наверху, едва различимая на темном фоне, дрожала какая-то тень. Затем, спустя несколько секунд, эта тень ринулась прямо на Холли.