Не в силах произнести ни звука, Холли смотрела на нож. Кто-то из сидящих вокруг костра испуганно вскрикнул, а затем раздался раскатистый голос Дяди Билла:

— Все это очень смешно, Кит. Спасибо, что напомнил мне мой любимый фильм.

— Эй, ты! — крикнула фигура в маске. — Признайся — ведь я видел твое лицо — ты был напуган не меньше, чем остальные.

— Не просто напуган, — ответил Билл. — Я пришел в ужас от того, что впереди целое лето твоих идиотских шуточек.

Все рассмеялись, и Кит снял маску, открыв свету свое бледное лицо в веснушках и голубые глаза.

— Всех, кто незнаком с этим убийцей с ножом, ставлю в известность, что его зовут Кит Деймон. Будьте с ним поосторожнее.

Tea наклонилась к Холли.

— Кит думает, что его шуточки очень остроумны, — прошептала она, — но мне кажется, что он немного «с прибабахом».

— «С прибабахом»?

— Прошлым летом он ужасно напугал своими фокусами двух ребятишек, — продолжала Tea. — Дядя Билл чуть не вышвырнул его тогда из лагеря. Я никак не могла поверить, что он опять взял его на работу.

Холли промолчала. Она как никогда сочувствовала дяде Биллу. Она понимала, почему ему пришлось взять Кита — в лагере не хватало вожатых.

По ту сторону костра рассказывала о себе невысокая пухленькая девушка, но Холли не могла разобрать ни слова — она бормотала себе под нос. Холли заметила, что Кит постарался сесть поближе к Джери, но та не обращала на него никакого внимания.

— Кит сходит с ума по Джери, — прошептала Tea. — Прошлым летом он ходил за ней как щенок на привязи.

— Похоже, он ее не очень-то волнует, — заметила Холли.

— Она считает его занудой, — ответила Tea. — Но он не теряет надежды. Мне кажется, что своими так называемыми шутками он пытается привлечь ее внимание.

Затем представился Мик, а за ним заговорил высокий красивый мальчик с выгоревшими на солнце светлыми волосами.

— Меня зовут Сэнди Уэйн. Я из Сентер-сити. Я тренер по теннису и отвечаю за походы.

— Он новенький, — прошептала Tea. — Я пыталась днем разговорить его, но у меня не получилось.

— Может, он застенчивый, — предположила Холли.

— Может быть, — согласилась Tea. — Мне кажется, у него есть деньги. На нем были потрясающие фирменные темные очки. Они стоят долларов двести. Ну скажи на милость, кому придет в голову носить двухсотдолларовые очки в таком месте?

— Миллионеру. Есть еще вопросы? — рассмеялась Холли.

— А раз у него столько денег, то зачем ему здесь работать?

— Может, он без ума от дикой природы. — Холли начала злиться: иногда Tea удавалось порядком достать ее.

— А это Джон. — Теа кивнула в сторону невысокого темноволосого мальчика в джинсах с отрезанными штанинами и зеленой спортивной рубашке, представившегося как Джон Хардести. Холли обратила внимание, что он старается не встречаться ни с кем глазами и особенно избегает взгляда Теа.

— Он весь вечер сидит один-одинешенек и завязывает узлы на веревке, — вздохнула Теа. — Он не подошел ко мне и даже не помахал рукой.

— Может он тебя не заметил? — Холли тут же поняла, что ее слова прозвучали совершенно неубедительно.

— Может, и так, — ответила Теа. — Но мне в это что-то не верится.

Холли поняла наконец, почему Теа весь вечер была такая дерганая. Она попыталась подобрать слова утешения: похоже Джон не сохранил таких нежных воспоминаний о своем прошлогоднем романе, как Теа.

Наконец все рассказали о себе. Холли подумала, что с первого раза не так-то просто запомнить, кто есть кто.

— Уже поздно, — сказал дядя Билл. — Я не буду вас больше задерживать. Распечатки лагерных правил у вас на руках. Я хочу остановится на некоторых, самых важных из них: у ребят свет гасят ровно в девять часов, у вожатых — в десять тридцать.

Два-три человека застонали в знак протеста, а Мик спросил:

— А как насчет уик-эндов и выходных?

— Никаких исключений, — твердо ответил дядя Билл. — По опыту прошлых лет я знаю, что на следующее утро вы обязательно проспите.

— Правила здесь не такие жесткие, как в других лагерях, — прошептала Теа. — Но Дядя Билл следит за тем, чтобы они выполнялись.

— Мы сдаем в утиль банки из-под содовой и старые газеты — рядом со столовой стоят специальные ящики, — продолжил дядя Билл. — И последнее — и это очень важно — вожатым категорически запрещается встречаться с детьми, то есть ходить парочками, вместе бегать на танцы… Короче говоря, крутить с ними романы. Если в лагере окажутся ваша возлюбленная или возлюбленный, это прекрасно. Ухаживайте за ним во все остальное время года, но только не летом, где угодно, но не в лагере. Любого, кто нарушит это правило, мне тут же придется исключить из лагеря. Вопросы есть?

— А вдруг какая-нибудь девушка влюбится в меня до потери памяти? — спросил Кит. — Что мне тогда делать?

— Позвони в передачу «Очевидное-невероятное», — съехидничал Мик.

Раздался дружный смех, и на мгновение Холли стало жаль Кита — его шутки явно выходили ему боком.

Дядя Билл встал.

— Долго не засиживайтесь, — улыбнулся он. — Завтра за работу.

Холли с любовью смотрела, как дядя Билл идет прочь от костра.

Некоторые ребята остались сидеть у костра, другие начали расходиться по домикам.

Холли вдруг почувствовала, что ужасно устала, и решила пораньше лечь спать.

— Пойдем к себе, — предложила она Теа.

Та кивнула.

— Только подожди меня немного. Я хочу поздороваться с Джоном.

Теа подошла к сидящему в одиночеству и неподвижно глядящему на огонь Джону. Холли не слышала, что он сказал Теа, но у нее упало сердце, когда она заметила его холодный и равнодушный взгляд: он отреагировал на Tea как на пустое место. «И что Tea в нем нашла?»— подумала Холли.

Tea продолжала что-то говорить Джону. И тут кто-то подошел к Холли сзади и схватил ее за руку.

Она развернулась и увидела улыбающегося Мика.

— Готова к первой ночи в лесу? — Вблизи он казался еще больше похожим на Кевина Бейкона.

— Вроде да, — ответила Холли. — Все идет нормально.

— Если будет страшно, позови меня — я буду тебя защищать.

— Пока не потушат свет, — отшутилась Холли.

— И даже в темноте. Пусть тебя не пугают правила Дяди Билла. На словах он весь из себя крутой, но на самом деле добрый и ласковый, как котенок.

Холли не могла удержаться от улыбки: она знала, что Мик прав.

— Проводить тебя до домика? — спросил Мик.

— Спасибо. Я пойду с Tea, нам нужно поговорить.

— Ну тогда в следующий раз. Впереди у нас целое лето. — Мик повернулся и медленно пошел прочь.

Холли смотрела ему вслед. Сердце у нее билось быстрее обычного. Что делает его таким привлекательным? Может быть, причина в том, что он кажется немного… опасным?

Она повернулась, чтобы найти Tea, и увидела в нескольких шагах от себя Джери. Джери смотрела прямо на нее, и в ее взгляде была такая откровенная ненависть, что у Холли по спине побежали мурашки. Поймав ее взгляд, Джери не отвела глаз, а продолжала смотреть — зло и даже угрожающе.