Холли повернулась и, к своему ужасу, увидела, что верхний ярус кровати рухнул вниз, а из кучи постельных принадлежностей торчит тоненькая белая рука.

Не обращая внимания на испуганный визг девочек, Холли подбежала к кровати и быстро разобрала сбившиеся в кучу одеяла и простыни.

— Трейси! — позвала она. — Трейси! С тобой все в порядке?

У нее отлегло от сердца, когда Трейси, посмотрев на нее ничего не понимающим взглядом, начала всхлипывать.

— Ну-ну, — принялась успокаивать ее Холли. — Все хорошо! — Она помогла девочке встать на ноги, а затем повернулась к стоящей у кровати и плачущей Джессике.

— Что случилось?

— Не знаю! — рыдала Джессика.

— Я забралась наверх, — вторила ей Трейси. — А она упала…

— Но… Но как это случилось? Ты что-то не так сделала? Ты за что-нибудь потянула? — Холли пыталась скрыть свою растерянность.

— Я ничего не трогала! — Трейси всхлипывала все громче и громче.

— Я тебя ни в чем не упрекаю, — попыталась объяснить Холли. — Я просто хочу выяснить… — И тут она поняла, что все ее усилия напрасны: девочки слишком расстроены, чтобы здраво обсуждать происшедшее. Она обняла Трейси и стала гладить ее по спине, пытаясь успокоить.

Вдруг Холли услышала, что входная дверь со стуком распахнулась. В дверях стояла Дебра. Ее лицо было белым от гнева.

— Что здесь происходит? — закричала она и, быстро пройдя через комнату, подошла к Трейси и обняла ее. — В чем дело, моя хорошая? — вполголоса спросила она девочку. — Холли тебя напугала?

— Как ты можешь так говорить! — возмутилась Холли. — Кровать обвалилась, и я пыталась успокоить девочек!

— Ничего себе успокоила! — Голос Дебры был полон сарказма. Она показала на плачущих в один голос девочек.

— Они испугались, — попыталась объяснить Холли. — Мы все испугались. Она обвалилась с таким треском…

— Эй, Дебра! — раздался в дверях чей-то голос. — Что тут у вас происходит? — Холли повернулась, и у нее опустилось сердце — она увидела Джери и еще одну младшую вожатую.

— Ну что вы на это скажете?! — закричала Дебра. — Холли что-то напортачила, пока девочки разбирали вещи.

— Я тут ни при чем! — закричала в ответ Холли. — Трейси забралась…

Но ее объяснения заглушили громовые раскаты голоса дяди Билла:

— Почему вы так шумите? Вас слышно даже из комнаты отдыха.

— Кровать сломалась, — ответила Дебра.

— Сломалась? Как это случилось?

— Не знаю. — Дебра пожала плечами. — Вероятно, когда одна из девочек забралась наверх.

Дядя Билл подошел и осмотрел сломанную кровать.

— Ничего не понимаю, — задумчиво сказал он и, выпрямившись, вытер руки о шторы цвета хаки. — Я пришлю мастера, чтобы он починил эту кровать и проверил остальные. Спасибо тебе, Дебра, что не растерялась.

Он быстрым шагом вышел из домика, а Холли, утратив дар речи, смотрела ему вслед. Единственное, что сделала Дебра, — это наорала на нее и тем только ухудшила положение.

— Да не стой ты сложа руки! — прошипела Дебра. — Нужно помочь девочкам!

Холли почувствовала, что у нее покраснели щеки. А чем же она по мнению Дебры занимается?

Она повернулась к все еще плачущей Джессике и увидела, что Джери вошла в домик и у нее на губах играет странная торжествующая улыбка.

— Ну хватит, Джессика, хватит плакать. — Холли взяла девочку за руки. — Все хорошо. Давай вытрем слезы.

Она усадила Джессику на соседнюю кровать и продолжала утешать ее, подбирая слова, которые странным образом успокаивали и ее саму. Скоро всхлипы Джессики перешли в короткие частые вздохи, и Холли смогла сосредоточить свое внимание на обвалившейся кровати. Одна из ее перекладин по непонятной причине сломалась, и из нее торчали острые щепки. Холли хотела было вытащить самую длинную из них, но вдруг застыла на месте.

Снизу к перекладине клейкой лентой было прикреплено красное перо.

Холли стояла и смотрела на него.

«Это только мое первое утро в лагере, — подумала она. — А что же будет дальше?» Она поглубже вздохнула, чтобы успокоиться, а затем стала помогать девочкам распаковывать вещи.

Во дворе Сэнди и еще один вожатый проводили командные игры.

Холли повела туда своих девочек, но она не могла думать ни о чем, кроме красного пера.

Три красных пера.

Это может означать только одно: кто-то пытается навредить лагерю.

И тут ей в голову пришла еще одна мысль. Перья нашла она. Все три. Почему? Кто-то угрожает именно ей?

— Мне нужно срочно отойти по делу, — внезапно приняв решение, сказала она Сэнди. — Если кто-нибудь спросит меня, скажи, что я в офисе Дяди Билла.

— Обязательно, — дружелюбно улыбнулся ей Сэнди.

Холли постучала в дверь кабинета дяди Билла. Сердце у нее отчаянно колотилось.

— Войдите, — пробормотал Билл, и Холли толкнула дверь.

Он сидел, склонившись над обшарпанным письменным столом, его лоб пересекали глубокие морщины. Он поднял голову и, увидев, кто к нему пришел, улыбнулся сердечной, так хорошо знакомой Холли улыбкой.

— Привет, Прин… Холли! Ужасно хочется посидеть и поболтать с тобой, но мне необходимо разобраться с этими счетами и проследить, чтобы починили кровать и байдарки.

— Вот об этом я и хотела с тобой поговорить, — сказала Холли. — О кровати и о байдарках. Дядя Билл, я уверена, что…

— Прости меня, Холли, — оборвал ее Билл. — У меня сейчас ни секунды времени.

— Но это очень важно, — настаивала Холли.

— Я в этом не сомневаюсь. — Тон дяди Билла не допускал возражений: казалось, еще одна секунда, и он придет в ярость. — Все, что требует моего внимания, очень важно. Но я в первую очередь должен решать самые срочные вопросы.

— Но…

— Холли, я все сказал! — Билл опять нахмурился. — Поговорим, когда у меня будет на это время. Будь добра, закрой за собой дверь!

Холли вышла расстроенная еще больше, чем до разговора с дядей. Если у него нет времени сейчас, в начале лета, то когда же оно у него появится? Как ей предупредить его о грозящей лагерю опасности?

Она взглянула на часы — скоро начнется ленч. У Холли первый раз за день поднялось настроение — ведь она не успела позавтракать и умирала от голода. Она поспешила к зданию столовой и тут увидела стоящую под деревом Дебру.

Холли сошла с тропинки и подошла к ней.

— Привет! — весело сказала она.

— Привет! — Дебра в ответ даже не улыбнулась. Она нетерпеливо потрясла головой, и маленькая зеленая сова заплясала на фоне ее желтой майки.

Холли собралась с духом.

— Я просто хочу сказать… Мне очень жаль, что так получилось. Бывают моменты, когда все валится из рук, но я обещаю, что буду очень стараться!

— Будем надеяться, — холодно бросила Дебра.

— Я хочу попросить тебя кое о чем… Это облегчит мою задачу, и я буду лучше справляться с работой. — Холли остановилась. Дебра молчала, и Холли стала говорить дальше — спокойно, как только могла. — Мне… Мне было очень неприятно, когда ты отругала меня прямо перед девочками и другими вожатыми. Я очень прошу тебя больше так не поступать. Если я сделаю что-нибудь неправильно, пожалуйста, скажи мне об этом наедине.

Какое-то мгновение Дебра смотрела на Холли взглядом, лишенным всякого выражения. Трудно было понять, о чем она думает.

И вдруг на ее лице отразился гнев.

— Другими словами, — сказала она, — ты хочешь, чтобы я закрывала глаза на из ряда вон выходящие ситуации только ради того, чтобы щадить твои чувства?

— Я не это имела в виду! — возмутилась Холли.

— Утром у меня не было другого выхода, кроме как высказать тебе все прямо в лицо! — повысила голос Дебра. — Я оставила тебя одну всего на пять минут, и в результате едва не покалечился ребенок. Если бы я не вмешалась, ты бы продолжала стоять, как статуя!

— Но я…

— Все, Холли! — закричала Дебра. — Здесь главное — дети! Не требуй к себе особого отношения из-за того, что ты племянница Дяди Билла!

Холли открыла рот и тут же закрыла его. Что толку спорить? Дебра, а может, и все остальные, знают, что они с Биллом родственники. Но откуда ей это известно?

Холли повернулась, чтобы идти в столовую, и увидела Джери. Она слышала спор Холли с Деброй, и он доставил ей явное удовольствие.

Дебра все знает от Джери, поняла Холли. Джери не упустила случая досадить ей.

Убедившись, что Холли заметила ее язвительную усмешку, Джери повернулась и пошла в столовую. Холли последовала за ней, хотя у нее внезапно пропал всякий аппетит. Она встала в очередь, и тут к ней подошла Tea.

— Холли, что случилось? У тебя такой убитый вид.

— Все плохо, — ответила Холли. — Даже говорить об этом не хочется.

— Послушай, я кое-что выяснила, и это многое проясняет. Давай сегодня вечером, когда дети лягут спать, встретимся у озера.

— Хорошо, — согласилась Холли.

Она не имела ни малейшего представления, о чем собирается говорить с ней Tea, и ее это не очень-то интересовало. Она сомневалась, что ей кто-нибудь в силах помочь.

Холли поставила на поднос тарелку со шпинатом и сандвич с индейкой и присоединилась к своим девочкам. Она села напротив Дебры, едва удостоившей ее взглядом. Но при виде девочек настроение Холли сразу улучшилось — они ужасно ей обрадовались и затараторили все разом, пытаясь рассказать, как замечательно они провели время за игрой в мяч.

— Мелисса выиграла для нашей команды три очка! — радостно сообщила Трейси.

— Здорово! — восхитилась Холли. — В следующий раз обязательно посмотрю, как вы играете.

— После ленча мы все отправимся купаться. — Дебра встала, чтобы пойти за кофе. — Так что не объедайтесь.

— Не беспокойся, Дебра, мы не будем, — ответила ей Трейси. — Мы же не хотим пойти ко дну!

Холли не смогла удержаться от смеха — девочки такие милые!

К ней вернулся аппетит, но только она собралась впиться зубами в сандвич с индейкой, как вдруг по столовой, крича от ужаса, пронесся Кит.

— Помогите! Помогите кто-нибудь!

Вокруг его руки обвивалась чудовищная зеленая змея.

Столовая тут же превратилась в кромешный ад — стулья с шумом отодвигались и опрокидывались, мольбы Кита о помощи заглушал испуганный визг детей.

— Помогите! — снова закричал Кит, сражаясь с огромной извивающейся змеей. — Неужели мне никто не поможет?!

Оказавшись рядом со столом, где сидели девочки из пятого домика, он одним рывком отодрал змею от руки…

И бросил ее на середину стола.