Я с Роксанн собирался посмотреть «Дух школы» в субботу вечером. Но теперь все рухнуло. Роксанн заявила, что если я не пойду с ней в дом с привидениями, то она и говорить со мной не будет.

Это слишком серьезно.

– Ты можешь идти побыстрее? – попросила Роксанн. – Что-то холодает.

Она была права. Кругом все было окутано густым туманом, поднялся сильный ветер.

Я поеживался: меня пронизывал сырой ночной воздух.

Мы быстро шли, минуя квартал за кварталом.

– Мы почти у цели, – у очередного поворота сказала Роксанн. – Ты готов?

– Конечно, – пожал я плечами.

– Хорошо. – Роксанн остановилась. – Мы пришли.

Ох! Я поглядел вверх – на самые высокие и темные заросли, которые мне когда-либо доводилось видеть. Стена кустарника такой толщины, что сквозь нее ничего нельзя увидеть!

– Я… я никогда не видал такой высокой изгороди, – стуча зубами, сказал я.

– Это воля призрака. Чтобы дом был промозглым и темным – таким холодным и леденящим, как сам призрак, – улыбнулась Роксанн. – Я выучила наизусть отрывок из книги, который я тебе зачитывала.

– А как мы войдем? – спросил я, пытаясь найти проход сквозь высокие заросли.

– Тебе повезло, что ты со мной, – вздохнула Роксанн. – Ничего-то ты не знаешь.

Мы шли вдоль изгороди, пока не открылся узкий лаз. Я заглянул внутрь – передо мной стоял Мрачный Дом. В нем было три этажа, высоких и узких, с огромным количеством кон, большинство которых были закрыты ставнями. Узкие полоски стекла были словно ажаты рамами.

Ужас! Заросли были такими высокими, что закрывали верхние окна – точно так, как было описано в книге. Снаружи облицовка от времени потемнела и осыпалась.

Налетел порыв ветра.

Верхушки зарослей били по остроконечной крыше, сбивая новые куски облицовки, которые со свистом летели вниз.

Мы с Роксанн едва успели отскочить.

Я видел, что Роксанн дрожит.

При виде этого дома у кого хочешь мурашки поползут по коже!

– Если ты испугалась, давай не пойдем внутрь, – предложил я. – Мы еще успеем посмотреть фильм.

– Я? Испугалась? С чего ты взял! – выпалила она. – Пойдем!

Роксанн поднялась по разбитым ступенькам к передней двери. Я шел за ней по пятам. Она взошла на деревянное крыльцо.

– Осторожнее, – сказала она, оглянувшись. – Настил шаткий.

Она потянулась к двери и медленно повернула ручку. Дверь со скрипом распахнулась, и мы вошли внутрь.