Я думал, что это мои последние слова.

Перед глазами все стало ярко-красным. Комната опрокинулась и завертелась в водовороте красных кругов.

В глазах мерцали звезды. Такие белые и яркие, что от этого разламывалась голова. Я заморгал, пытаясь отогнать картину.

Они превратились в черные. Все кругом потемнело.

Я стал очередной жертвой призрака Мрачного Дома.

Но, как выяснилось, это было не так.

Не совсем так.

Меня тащила чья-то рука. Тащила из тьмы.

– Сэмми, живей! – умоляла Роксанн испуганным шепотом. – Пойдем! Ты в порядке! Ты в порядке!

Прежде чем я смог что-то понять, она отпустила меня, вырвав из небытия. Мы снова бежали. Бежали вниз по ступенькам. Через окутанную туманом гостиную. В дверь. В холодную ночь.

Наконец мы вдохнули воздух – холодный, свежий воздух.

Мы дышали и бежали.

Живые!

Да! Живые! Оставив позади призрака Мрачного Дома. Бежали, бежали и дышали.

Никогда еще воздух не казался нам таким свежим. Ночь никогда не была столь прекрасной.

Роксанн побежала прямо к себе домой. Я посмотрел, как она влетела в дом, распахнув переднюю дверь и затем с силой захлопнув ее за собой.

Остаток пути я бежал трусцой. Вломился в дом абсолютно бездыханный. Дважды проверял замок на входной двери, чтобы убедиться, что она заперта.

Ноги дрожали, меня всего колотило и трясло, но, живой, я поднялся в свою комнату.

Я опустился на кровать и… в ужасе вскрикнул. Вскрикнул при виде черной рубашки, лежавшей на моей подушке.

Черная рубашка однорукого призрака!