Я выдернул руку из холодных невидимых тисков.

Выронив мел, я закричал и кинулся вон из класса.

Вылетел в коридор и прислонился к стене. Руки мои дрожали, ноги подкашивались.

Я все еще продолжал ощущать прикосновение холодных призрачных пальцев к своей руке.

За стеной раздался голос Роксанн: она вызвалась закончить решение уравнения у доски.

– Сэмми, – мисс Старклинг вышла за мной в коридор, – что случилось? Ты заболел? Может, тебя отвести к медсестре?

– Я… я не заболел, – заикаясь, ответил я. Мне не хотелось рассказывать, что произошло. Я не смог бы ничего объяснить. Даже пытаться не хотелось.

– Ты уверен, что тебе не надо к медсестре? Ты неважно выглядишь. – Мисс Старклинг пощупала мой лоб.

– Нет, я в порядке, – соврал я. – Просто… просто мне стало немножко нехорошо, потому что я сегодня не позавтракал.

Мисс Старклинг поверила мне и отослала в столовую что-нибудь перекусить.

Пока я шел по коридору, то все еще ощущал прикосновение влажной холодной руки к моим пальцам.

Все еще ощущал горячее дыхание мне в лицо.

Все еще чувствовал ледяную силу, которая водила моей рукой по доске. Направляя ее. Вырисовывая за меня цифры.

Я поежился. Может быть, папа был прав. Может быть, я действительно слишком начитался мистики.

Домой из школы я возвращался один. Мне хотелось побыть наедине с самим собой. Все обдумать.

Я услышал звук шагов позади меня. Тяжело ступающих по тротуару. Бегущих за мной.

– Сэмми, подожди! – Это была Роксанн. Я притворился, что не слышу ее, и продолжал идти.

– Сэмми! – Роксанн догнала меня, едва переводя дух. – Что поделалось с тобой сегодня?

– Ничего.

– Что-то случилось, – настаивала она. – Что-то произошло на уроке математики.

– Я не хочу это обсуждать, – ответил я.

– Я на самом деле секу в математике, – заявила Роксанн самодовольно, – и с радостью помогу тебе, если ты чего-то не понимаешь.

– Я… не… нуждаюсь… в помощи, – ответил я, стиснув зубы, и прибавил шагу.

Но Роксанн не отставала. Мы шли не разговаривая. Наконец Роксанн нарушила молчание:

– Давай в субботу вечером отправимся в дом с привидениями. Для нашего проекта. Договорились?

– Не знаю. Мне пора домой. Я тебе позвоню попозже, мы еще обсудим это.

Я кинулся бежать, оставив Роксанн на тротуаре, удивленно глядящую мне вслед.

Я хотел скорее попасть домой, чтобы разобраться во всем, что произошло сегодня.

Мне необходимо было побыть одному.

Когда я входил в дом, то был занят мыслями об окне в спальне. Окажется ли оно вновь открытым? Я точно знал, что закрыл его перед уходом. Но это еще ничего не означало.

Я начал подниматься по ступенькам, но остановился, услышав, что Брут громко мяукает на кухне. Он так всегда делает, если хочет выйти.

– Ладно, ладно, иду.

Брут начал жалобно подвывать.

– Прекрати, Брут. Я же сказал, сейчас… Дойдя до кухни, я застыл в дверях.

Брут, со вздыбленной шерстью, с угрожающим оскалом, пригнулся к сиденью стула.

Я проследил за его взглядом – и завизжал.

На столе стояло блюдо с пиццей. А над тарелкой плавал отрезанный кусок пиццы: плавал сам по себе.

Я в оцепенении следил, как он поднимался все выше и выше.

– Кто… кто это? – стуча зубами, произнес я. – Я знаю, здесь кто-то есть. КТО ты?… Кто ты? – переспросил я.

Нет ответа.