Геркулес вовсе не хотел никого есть. Он хотел выбраться из клетки. А потому не пытался задержать меня, когда я выскользнул наружу.

Я решил спрятаться в нашем автофургоне и сидеть там, пока не кончатся тренировки.

— Где ты пропадал целый день? — прорычал «папа», когда увидел меня.

Все снова набились в фургон, и мы поехали домой.

— Я плохо себя чувствую, — пожаловался я. — Мне надо лечь.

— Готовься завтра повторить тот самый трюк, Мэтт, — настаивал «папа», — На этот раз ты не открутишься.

Я только зевнул. Я надеялся, что завтра никогда не наступит. По крайней мере, в этой цирковой семье.

Утро принесёт мне какой-нибудь новый ужас. А может, случится что-то хорошее?

Я рано лёг спать в этот вечер. Мне не нравилось быть восьмилетним мальчиком в цирковой семье. Скорее бы отделаться от них.

Мои цирковые братья лазали по стенам моей старой комнаты. Поэтому мне снова пришлось лечь в комнате для гостей.

Но я долго не мог уснуть. Всё раздумывал, что принесёт мне следующее утро. Не так-то легко расслабиться, когда не знаешь, кем окажешься, когда проснёшься.

Я попробовал считать овец, чтобы заснуть, но мне это никогда не помогало. Тогда я стал думать о хороших вещах, которые могут случиться со мною, когда я проснусь.

Например, я мог бы проснуться ведущим игроком высшей бейсбольной лиги. Самым великим подающим во всей истории бейсбола.

Или сделаться самым богатым мальчиком, который может купить всё, что захочет.

Или стать космическим исследователем на все пятьсот лет в будущем.

Чего бы мне больше всего хотелось?

Конечно, снова оказаться в своей семье. В своей настоящей семье. Мои брат и сестра донимали меня. Это правда. Но, по крайней мере, я к ним привык. Мне даже не хватает их.

И сильно.

Наконец, перед самым рассветом, я заснул.

Было совсем рано, когда я проснулся и огляделся. В комнате как будто стоял туман.

Кто же я теперь, пронеслось в моей голове. Не слышно никакого шума, значит, цирковая семья исчезла. Это уже хорошо.

Я спрыгнул с кровати и почувствовал слабость в ногах.

Медленно пошёл в ванную комнату и посмотрелся в зеркало.

Нет. О, нет.

Случилось самое ужасное, что могло быть. Худшее из всего возможного!