— Бигги! — застонал я. — Пошёл вон!

Хвать! Он попытался схватить меня зубами.

Я увернулся, и Бигги промахнулся.

Он зарычал и попытался снова достать меня. Но пёсик был слишком маленький и не мог вспрыгнуть на кровать без разбега.

Я встал на кровати. Бигги опять потянулся к моей ноге.

— Помогите! — закричал я.

И тут я увидел в дверях комнаты Пам и Грега. Они взахлеб хохотали.

Бигги попятился назад, чтобы взять разбег.

— Помогите мне, вы оба! — умолял я.

— Ну да, как же, — отозвалась Пам.

А Грег просто сложился пополам — так он смеялся.

— Ну, пожалуйста, — просил я. — Я не могу спуститься. Он укусит меня!

— А может мы хотим, чтобы он занял твою кровать? Ха-ха-ха! — Грег задыхался от смеха. — Тебе не следует столько спать, Мэтт, — посоветовал он. — Нам показалось, что тебя надо разбудить.

— Кроме того, нам скучно, — добавила Пам. — И мы решили немного развлечься.

Бигги пронёсся через комнату и вскочил на кровать. Когда он вспрыгнул на неё, я соскочил на пол. И споткнулся о книги — комиксы, которые валялись возле кровати.

Бигги бросился на меня. Я увернулся от него, выскочил из комнаты и захлопнул за собой дверь как раз в тот момент, когда он настиг меня.

Бигги залаял, словно сумасшеший.

— Выпусти его, Мэтт! — со злостью бросила мне Пам. — Как ты можешь быть таким грубым с нашим маленьким бедным Бигги!

— Отвяжитесь от меня! — завопил я и побежал вниз по лестнице в гостиную. Там я бросился в кресло и включил телевизор. Мне никогда не надо выбирать программу. Я всегда смотрю только фантастику.

Я слышал, как Бигги неуклюже спускается по ступенькам, и весь напрягся, ожидая нападения. Но он проковылял на кухню. Наверное, чтобы поесть своей дрянной собачьей пищи, подумал я. Маленький жирный монстр.

Открылась передняя дверь дома. Вошла мама, балансируя двумя пакетами из универсама.

— Привет, мам! — закричал я.

Я был рад, что она наконец пришла. Пам и Грег вели себя немного потише, когда она была дома.

— Привет, дорогой, — сказала мама, неся сумки на кухню. — А вот и он, мой маленький Бигги! Моя сладенькая крошка!

Все любили этого Бигги, только не я.

— Грег! — позвала мама. — Сегодня твоя очередь накрывать на стол!

— Я не могу! — крикнул Грег сверху. — Мама, у меня много уроков. Я не могу сегодня собирать стол!

Ну, конечно. Он не может, у его полно домашней работы — доводить меня.

— Пусть Мэтт займётся этим! — закричала Пам. — Он ничего не делает. Смотрит телевизор.

— У меня тоже есть домашнее задание, ты же знаешь, — возразил я.

Грег спустился по лестнице.

— Да уж, домашнее задание в седьмом классе… Есть о чём говорить! — насмешливо протянул он.

— Держу пари, ты считал по-другому, когда сам был в седьмом классе.

— Мальчики, пожалуйста, не ссорьтесь, — сказала мама. — У меня только два свободных часа до следующей работы. Мэтт, накрывай на стол. А я поднимусь наверх и прилягу на несколько минут.

Я ворвался на кухню.

— Мама, но сегодня не моя очередь!

— Завтра этим займётся Грег, — пообещала она.

— А что насчёт Пам?

— Мэтт, хватит. Готовишь ты. Это всё. — И мама устало направилась в свою спальню, наверх.

— Вот крысы! — пробормотал я.

Я открыл дверь шкафа, но тут же снова захлопнул её: мне ни за что здесь не разобраться.

— Что ты собираешься приготовить, Мэтт? Опять свои паршивые бургеры? — поинтересовался Грег.

Грег снова забубнил в свой дурацкий диктофон: — Наконец, мы все сидим на кухне и едим. Мэттью Амстердам жуёт с открытым ртом.

— Сегодня у семьи Амстердамов запеканка с тунцом. — Мэтт её разморозил. Но передержал в печи. Лапша на дне пригорела.

— Заткнись, — пробурчал я.

В течение нескольких минут все молчали. Слышалось только звяканье вилок о тарелки и цоканье когтей Бигги по полу кухни.

— Как сегодня в школе, дети? М спросила мама.

— Миссис Амстердам спросила детей, как прошёл день, — сказал Грег в диктофон.

— Грег, может не стоит делать это за обеденным столом? — вздохнула мама.

— Миссис Амстердам недовольна поведением своего сына, — пробормотал Грег.

— Грег!

— Голос мамы Грега становится громче. Наверное, она рассердилась.

— ГРЕГ!

— Но мне надо это сделать, мама, — сказал Грег своим естественным голосом. — Это для школы!

— Ты нервируешь меня, — заметила мама.

— И меня тоже, — присоединился я.

— А тебя-то кто спрашивает? — вскинулся Грег.

— Так прекрати всё это, хотя бы до конца обеда, — попросила мама.

Грег ничего не ответил. Но всё же поставил диктофон на стол и приступил к еде.

— Мама, можно я сложу свои зимние вещи в кладовую или гостевой комнате? — спросила Пам. — А то моя кладовая забита.

— Я подумаю об этом, — пообещала мама.

— Эй! — возмутился я. — У неё и так громадная кладовая! Почти такая же, как моя комната!

— Да? — усмехнулась Пам.

— Моя комната самая маленькая в доме! Я там еле поворачиваюсь.

— Это потому, что ты недотёпа! — фыркнула Пам.

— Я не недотёпа! Я нормальный. Но мне нужна комната побольше. Мама, можно я перейду в комнату для гостей?

Мама покачала головой.

— Нет!

— Но почему?

— Эта комната нужна гостям, — объяснила мама.

— Каким гостям? — завопил я. — У нас никогда их не бывает.

— Твои дедушка и бабушка приезжают каждое Рождество.

— Но это всего раз в году. Дедушка и бабушка один раз в год могли бы поспать и в моей маленькой комнате. А на всё остальное время в их распоряжении целый дом!

— Твоя комната слишком мала для двоих, — сказала мама. — Мне жаль, Мэтт, но ты не получишь гостевую комнату.

— Мама!

— Какая тебе разница, где спать? — вмешалась в разговор Пам. — Ты самая большая соня в мире. Тебя и гром не разбудит!

Грег снова взял диктофон.

— Когда Мэтт не смотрит телевизор, то он спит. Он спит больше, чем бодрствует.

— Мама, Грег снова говорит в диктофон, — пожаловался я.

— Вижу, — устало откликнулась мама. — Грег, отложи его в сторону.

— Мама, пожалуйста, позволь мне поменять комнаты. Мне нужна комната попросторнее. Я не только сплю в своей комнате, я живу там! Мне надо место, где я мог бы скрыться от Пам и Грега. Мама, ты не знаешь, что тут делается, когда тебя нет дома! Они так плохо относятся ко мне!

— Мэтт, хватит! Иди в свою комнату! У тебя прекрасные брат и сестра, и они заботятся о тебе. Ты должен их ценить.

— Я их ненавижу!

— Мэтт, довольно! Мраш в свою комнату!

— Здесь у меня нет комнаты!

— Быстро!

Я побежал наверх в свою комнату. А вслед мне нёсся голос Грега, который говорил в диктофон:

— Мэтт наказан. В чём его вина? В том, что он паршивец.

Я захлопнул за собой дверь, уткнулся лицом в подушку и застонал.

Остаток вечера я провёл в своей комнате.

Это нечестно — говорил я сам себе. — Пам и Грег получают всё, что захотят, а меня только наказывают!

Никто не пользуется комнатой для гостей, думал я. И что бы мама ни говорила, сегодня я буду там спать.

Мама ушла на свою вечернюю работу. Я выждал, пока Пам и Грег погасили свет и разошлись по своим комнатам. Затем выскользнул из своей спальни и пробрался в комнату для гостей.

Сегодня я буду здесь спать. И никто меня не остановит.

Подумаешь, большое дело! — размышлял я. — Самое плохое — может рассердиться мама. Ну и что из этого?

Я совершенно не представлял себе, что, когда проснусь утром, моя жизнь превратится в сплошной кошмар.