Я в ужасе уставился на неё.

— Вы… вы не имеете права… — заикаясь, проговорил я.

— Да нет, имеем, — хмыкнул Уэйн.

— И сделаем это, — добавил Брюс.

— Нет! — закричал я и, вскочив на ноги, бросился к двери. Но Брюс и Уэйн были начеку. Они схватили меня и заломили мне руки за спину.

— Никуда ты не уйдёшь, мальчик, — сказал Уэйн.

— Отпустите меня! — завопил я.

Я отбивался и извивался. Но теперь я был не гигантским монстром, а просто тощим мальчишкой. Даже Лейси смогла бы победить меня, если бы захотела.

Парни оттеснили меня к задней стене.

— Мы скоро вернёмся, — пообещал Уэйн. — Постарайся не думать об этом, Мэтт. Это не больно.

Они ушли. Я услышал, как ключ поворачивается в замке.

Я оглядел комнату. Она была совершенно пуста: никакой мебели, даже стула. Только голые стены, запертая дверь да окошко, забранное металлической решёткой.

Я открыл окно и потряс прутья решётки. Они даже не шелохнулись.

Я был как в тюрьме. В тюрьме Полиции реальности.

Я приложил ухо к двери и прислушался к разговору этой троицы.

— Он должен выпить снотворное, — сказал Уэйн. — Убедитесь, что он выпьет целую чашку, иначе может проснуться.

— А что, если он всё выплюнет? — спросила Лейси. — Если он не проглотит его?

— Я заставлю его проглотить, — торжественно пообещал Брюс.

Фу! Я не мог больше этого слышать. И возбуждённо заходил по комнате.

Они хотят дать мне сонное снадобье! Чтобы я заснул навсегда!

Все мои предыдущие неприятности — это были пустяки по сравнению с тем, что грозило мне сейчас.

Не смей расслабляться, приказал я себе. Думай, думай!

И тут меня озарило. Как я прежде выходил из положения?

Я засыпал. И всё само собой менялось.

Правда, каждый раз, когда я просыпался, моё положение ухудшалось. Но что может быть хуже того, что меня ждёт?

Может быть, понадеялся я, стоит мне заснуть, и я окажусь где-нибудь в другом месте. Вот так я и смогу убежать от них!

Я ещё немного походил по комнате.

Вот только как же мне заснуть? В таком-то состоянии!

Но я знал, что другого выхода нет. И лёг на пол. Здесь не было ни кровати, ни подушки, ни одеяла. И дневной свет струился сквозь зарешёченное окно.

Заснуть будет совсем нелегко. Но ты должен это сделать, сказал я себе. Я вспомнил, как моя мама, моя настоящая мама, говорила, что я могу заснуть даже во время грозы. Я люблю поспать, это правда.

И сейчас я стал вспоминать колыбельную песенку, которую часто напевала мне мама, когда я был маленьким. Песенку про хорошеньких пони…

И прежде чем я вспомнил до конца все слова, я заснул.