СКРИИЧ!

Водитель нажал на тормоза. Машина сразу же остановилась.

Наступила тишина.

Я открыл глаза. Одна шина прошла так близко, что задела моё ухо.

Я вылез из-под машины и перебрался на другую сторону улицы. Автомобиль быстро отъехал.

Я ступил на тротуар. Собака, которая охраняла двор, залаяла на меня. Увернувшись от неё, я взлетел на дерево. Собака, бешено лая, кинулась за мной.

Я скакал по дереву, пока собака не устала лаять. Хозяин отозвал её. И она потрусила дальше.

Я спустился с дерева и бросился через двор.

На всём пути до дома мне то и дело приходилось увёртываться от автомобилей, велосипедов, людей, собак и кошек…

Наконец, я оказался перед своим домом. Простой квадратный дом с белой, облупившейся краской. Но мне он показался прекрасным.

У меня появился новый план, как положить конец этому сумасшествию раз и навсегда.

Все мои проблемы начались, когда я стал спать в гостевой комнате. Значит, там и была Дыра в реальности, о которой говорила Лейси.

С тех пор я ни разу не спал в своей собственной комнате. Ни разу. Что-то всегда мне мешало. Или там кто-то спал. Или её использовали для других целей.

Пока я спал в своей комнате, моя жизнь была нормальной. Маленькая старая комната. Никогда не думал, что буду скучать по ней.

Я решил, что должен снова спать в своей комнате. Может быть, тогда всё вернётся к нормальному ходу жизни.

Я понимал, что это глупо звучит. Да и Лейси говорила, что уже неважно, где я буду спать. Но почему бы не попробовать?

К тому же, мне больше ничего не приходило в голову.

Я забрался на подоконник второго этажа и посмотрел в окно.

Вот она! Моя старая комната. С моей кроватью и всеми моими вещами!

Окно оказалось закрытым. Я попробовал открыть его своими маленькими лапками, но не смог.

Я проверил остальные окна в доме. Все были закрыты.

Но, возможно, я смогу проникнуть в свой собственный дом через дверь.

Я заглянул в окно гостиной.

Мама! И Грег с Пам.

Они дома!

Я пришёл в такое возбуждение, что запрыгал, застрекотал и зачирикал.

Тут в комнату вразвалочку вошёл Бигги.

О, я совсем забыл о нём. Вот бы с кем мне сейчас не хотелось встретиться! Бигги любит гоняться за белками.

И действительно, он тут же заметил меня и залаял.

Пам подняла взгляд, улыбнулась и показала на меня.

Да, да, мысленно сказал я ей. Подойди и забери меня. Открой окно и впусти в дом.

Она осторожно открыла окно.

— Иди сюда, маленькая белочка, — просюсюкала Пам. — Ты такая хорошенькая!

Я заколебался. Мне хотелось войти в комнату. Но Бигги лаял как сумасшедший.

— Убери Бигги в подвал, — сказала Пам Грегу. — Он пугает белку.

Вот так. К белке они добрее, чем к своему младшему брату, когда он был в своём собственном облике. Но теперь мне было не до этого.

Грег отвёл Бигги в подвал и закрыл дверь.

— Ну, иди, белочка, — проворковала Пам. — Теперь тебе нечего бояться.

Я прыгнул в дом.

— Смотри! — закричала Пам. — Она хочет войти. Она почти как ручная.

— Не пускай её сюда, — предупредила мама. — У этих животных блохи. Или микробы, по меньшей мере.

Я старался не слушать. Очень тяжело, когда родная мама говорит о тебе такие слова. Но мне нужно было по что бы то ни стало попасть наверх, в свою комнату, и заснуть там хотя бы на несколько минут…

— Она убегает! — закричал Грег. — Хватай её!

Пам бросилась ко мне. Я отпрыгнул подальше от неё.

— Если эта балка затеряется в доме, Памела, — сказала мама, — у тебя будут большие неприятности.

— Я поймаю её, — пообещала Пам.

Не поймает, если я не захочу, подумал я.

Пам отрезала мне путь к лестнице. Я бросился на кухню.

Пам последовала за мной. И закрыла за собой дверь кухни.

Я оказался в ловушке.

— Сюда, маленькая белочка, — позвала Пам. — Сюда, детка.

Я махнул хвостом. И стал озираться, соображая, как выбраться из кухни.

Пам потихоньку приближалась ко мне, стараясь не спугнуть меня.

Я юркнул под стол. Она нагнулась, чтобы поймать меня. Но ей это не удалось.

Однако когда я показался из-под стола, она всё-таки загнала меня в угол.

И поймала. Не думал я, что она такая быстрая.

Пам схватила меня за шею и ноги.

— Я поймала её! — закричала она.

Грег распахнул дверь кухни. ЗА ним стояла мама.

— Отпусти её, быстро! — приказала мама.

— Мама, можно я буду держать её у себя? — попросила Пам. — Она будет моей любимицей.

Меня передёрнуло. Я — игрушка для Пам. Настоящий кошмар! Но, может быть, тогда у меня появится возможность попасть в свою комнату.

— Нет! — настаивала мама. — Тебе запрещается держать белку. Отпусти её, быстро!

У Пам дрогнули губы.

— Хорошо, мама, — печально сказала она. — Как скажешь. — И вынесла меня из кухни.

— Мама такая злая, — пояснила она громким голосом, чтобы мама её услышала. — Я хотела только ухаживать за тобой. Что в этом плохого?

Всё плохо, подумал я. Кто угодно пусть ухаживает за мной, но только не Пам. И не Грег.

Она открыла входную дверь.

— Прощай, маленькая хорошенькая белочка, — сказала Пам.

И захлопнула дверь. Но не отпустила меня. А продолжала крепко держать в руках.

Потом она проскользнула в свою комнату.

— Не бойся, белочка, — прошептала Пам. — Сейчас я тебя устрою.

Она что-то вытащила из под кровати — старую клетку хомячка. Открыла дверцу и засунула меня в клетку.

— Нет! — запротестовал я.

Но у меня получился только писк.

Она закрыла задвижку.

Я снова стал пленником!