Ох!

И вдруг кабинет директрисы показался мне не таким уж страшным. Этот парень, кем бы он ни был, не посмеет меня там тронуть.

— Когда я с тобой закончу, тебе потребуется пластическая операция! — проревел парень.

Я открыл дверь кабинета и юркнул туда.

За столом сидела крупная седая дама и что-то писала.

— Да? — сказала она. — В чём дело?

Я подождал, собираясь с духом. Зачем это я здесь?

Ах, да. Урок английского.

— Меня прислал учитель английского. Думаю, что у меня будут неприятности, — честно признался я.

— Садись, Мэтт.

Она указала мне на стул. И показалась совсем не страшной. Даже голоса не повысила.

— В чём дело?

— Видите ли, тут произошла какая-то ошибка, — начал я. — Мне не полагается быть здесь. Я не из этой средней школы.

Она нахмурилась.

— О чём это ты говоришь?

— Мне только двенадцать лет! — закричал я. — Я учусь в седьмом классе и не могу справляться с заданиями средней школы. Мне полагается учиться в начальной школе!

Директриса показалась мне взволнованной. Протянула руку и коснулась тыльной стороной ладони моего лба.

Я понял, что она проверяет, нет ли у меня повышенной температуры. Потому что мои слова звучали очень странно.

Затем она заговорила медленно и чётко:

— Мэтт, ты в одиннадцатом классе. А не в седьмом. Ты меня понимаешь?

— Я знаю, что выгляжу как ученик одиннадцатого класса. Но я не могу справляться с программой средней школы! Вон как только что на уроке английского! Они читают большую толстую книгу, которая называется «Анна… какая-то». Я не смог прочитать даже первого предложения!

— Успокойся, Мэтт. — Она встала и подошла к шкафу. — Ты сможешь справиться с этим. Сейчас я тебе докажу.

Она достала папку и открыла её. Это был классный журнал с отметками и комментариями.

Моё имя значилось в самом начале. И там были отметки за седьмой, восьмой, девятый, десятый классы и за первую половину одиннадцатого.

— Вот видишь? — сказала миссис Макнэб. — Ты можешь справиться с этой программой. У тебя в основном хорошие отметки, за все годы.

Я заметил даже несколько отличных отметок.

— Но… но я ещё этого не проходил, — запротестовал я.

В чём дело? Как я мог так далеко зайти в будущее? И куда подевались все эти годы?

— Миссис Макнэб, вы не поняли, — настаивал я. — Только вчера мне было двенадцать лет. А сегодня я проснулся — и стал шестнадцатилетним! Я хочу сказать, что моё тело стало таким, будто мне шестнадцать. А по разуму мне всё ещё двенадцать лет!

— Да, я понимаю, — ответила миссис Макнэб.