Разбитые сердца

Стайн Роберт Лоуренс

Часть первая

Февраль следующего года

 

 

Глава 1

Сюрприз по почте

— Тпру!

Мелисса чувствует, как лошадь под ней пускается галопом.

Лошадь такая мощная и сильная. В темноте слышится стук ее копыт. Лошадь бежит куда сама захочет. Куда сама захочет.

Мелисса чувствует, как напряжены мышцы лошади, слышит ее тяжелое дыхание.

— Тпру, стой!

Кромешная темнота. Лошадь несется сама по себе.

Мелисса не может остановить ее.

Лошадь скачет все быстрее и быстрее.

Мелисса наклоняется вперед, обхватывает шею лошади руками.

— Тпру, стой! Стой! Мелисса чувствует пульсацию крови в теле лошади, чувствует каждый ее вздох.

— На помощь! Кто-нибудь! — кричит Мелисса.

Она зарывается лицом в лошадиную гриву… И тут лошадь совершает прыжок — стремительный, длинный, небывалый. И скачет дальше.

— Помогите! Я сейчас упаду!

Мелисса ощущает, как бешено несется лошадь, как гулко стучит ее сердце…

Кто-то окликает Мелиссу.

— Мелисса, проснись!

Но лошадь не желает останавливаться.

Лошадь скачет дальше, а в это время кто-то пытается разбудить девочку. Она открывает глаза, вся во власти яростной скачки, невероятных прыжков. Она еще скачет. Куда захочет лошадь.

— Мелисса, тебе снова приснился дурной сон, — мягко говорит мать, с беспокойством глядя на дочь. — Дурной сон.

— Лошадь не остановилась, — говорит Мелисса.

Миссис Дэвис крепко обнимает дочь. От ее халата исходит сладкий, дурманящий запах духов. «У мамы холодные руки, — думает Мелисса, глядя невидящими глазами в темноту. — А может, холодными они кажутся оттого, что самой мне жарко».

— Лошадь бежала и бежала, — шепчет Мелисса, зарываясь лицом в подушку, — я чуть не упала.

— Пять месяцев прошло, а тебе все снятся лошади, — мягко произносит миссис Дэвис. Она включает ночник.

Мелисса жмурится от снопа желтоватого света.

— Да, пять месяцев прошло, — мрачно говорит она, постепенно отходя от ночного кошмара.

Лошадь исчезает, стоит лишь зажечь ночник или чуть шире открыть окно, чтобы пахнуло свежим холодным ветром.

— Один и тот же сон, — говорит Мелисса, натягивая одеяло на подбородок. — Одна и та же лошадь.

Мама зевает, но не уходит. Она подходит к окну, старые половицы скрипят под ее босыми ногами. Мама закрывает окно.

Мелисса видит луну, словно разрезанную пополам ниточкой ночного черного облачка.

— Иногда сны перестают нам сниться, — мягко произносит миссис Дэвис. Она склоняется над Мелиссой. Взгляд у мамы любящий, нежный.

— Это не сны. Это сон, всегда один и тот же, — говорит Мелисса, ее неожиданно начинает трясти от холода. — И этот сон так похож на реальность.

Мама гладит Мелиссу по голове, откидывает со лба прядь темных волос.

— Это только сон, — повторяет она. Слова отзываются болью в сердце той и другой.

— Та же самая лошадь, — бормочет Мелисса. В воображении ее встает знакомый силуэт лошади с развевающейся гривой.

— Ты виделась в последнее время с Рейчел и Джози? — спрашивает миссис Дэвис, кутаясь в рукава халата.

Мелисса кивает в ответ.

— Я навещаю Рейчел, когда могу, — говорит она подавленно. — Кажется, Рейчел рада мне. Но она почти не разговаривает со мной. Только смотрит.

Мама понимающе кивает головой, в ее глазах стоят слезы.

— Иногда Рейчел кажется почти здоровой, — продолжает Мелисса. — Иногда, мне кажется, она понимает, что я ей рассказываю. Но бывает и по-другому. Бывает, она начинает говорить что-то бессвязное, вовсе непонятное. Иногда… иногда, я думаю, она даже и не узнает меня.

— Как это ужасно, — шепчет миссис Дэвис.

Мелисса переводит взгляд на окно. Луна в небе почти полностью закрыта тучами.

Перед глазами Мелиссы снова встает силуэт лошади. Она снова слышит топот копыт, хриплое лошадиное дыхание.

— Ну а Джози? — спрашивает мама. Мелисса издает глубокий вздох.

— Не знаю, мам. Мы больше не дружим.

Миссис Дэвис присаживается на край кровати и склоняется над лицом Мелиссы.

— Почему?

Мелисса буквально выдавливает из себя:

— Джози во всем винит меня. Она винит меня в том, что случилось с Рейчел.

Мама вспыхивает гневом. Сжимает руку дочери.

— Но это несправедливо! — вырывается у нее.

Мелисса закрывает глаза.

— Знаю, — тихо говорит она. — Знаю…

— Стив, перестань! Не приближайся ко мне! — визжала Джози.

Неловко пятясь, она чуть было не споткнулось о толстый ковер. Глаза ее не отрываясь глядели на Стива Бэрона. Стив со странной улыбкой на лице медленно шел прямо на нее.

— Ну хватит, остановись! — кричала она, прижатая к стене, обитой сосной. — Что ты там прячешь за спиной?

Стив улыбнулся еще шире. Голубые глаза его лукаво светились.

— Ничего не прячу, — сказал он. — А почему ты думаешь, будто я что-то прячу?

— Стив, — начала было Джози.

Он быстро вытащил руки из-за спины, и Джози увидела у него на ладони беленький комок снега. Прежде чем Джози успела завопить, он схватил ее за плечо и размазал ей комок прямо по лицу.

— Ну я тебе задам! — пообещала она, хохоча и вырываясь из его рук.

Он и сам смеялся, да так, что ей не составило особого труда залепить остатками снега ему в физиономию.

— Моя мама убьет тебя, когда узнает, что ты притащил снег.

— Ее нет дома, — ответил Стив, не отпуская Джози. Дьявольская усмешка появилась на его красивом лице. — Слышишь, ее нет дома!

Он наклонился и поцеловал Джози в губы. Прижатая к стенке, Джози ответила ему.

Им помешало неожиданное тявканье у двери комнаты. Джози испуганно оттолкнула Стива.

— Магги, ты что? — стала она успокаивать белого терьера. Собачка яростно лаяла, вертя смешным обрубком хвоста. — Магги, замолчи, это же Стив.

— Тихо! — шикнул на собаку Стив.

Та заскулила и чуть отбежала к Джози, как будто хотела защитить ее от парня. Однако мокрые комья снега на ковре отвлекли собачку. Она принялась их обнюхивать, потом лизнула.

— И как ты терпишь эту белую крыску? — в шутку сказал Стив Джози. — Как ты ей только башку не открутила?!

Джози притворилась, что сердится.

— Ты просто отвратителен. Как ты смеешь говорить гадости о Магги? Собачка моя дорогая! — Джози наклонилась, схватила Магги на руки, прижала к светло-голубому свитеру. — Не слушай его, дурака!

Магги лизнул хозяйку в нос и нетерпеливо стал вырываться из ее объятий.

— Тушите свет, — изрек Стив, качая головой. — И ты позволяешь этому представителю отряда грызунов лизать тебе лицо? Откуда ты знаешь, куда он совал свой нос минуту назад?

— Не будь занудой, спуская Магги на пол.

Собака лизнула снег снова, потом чихнула и выбежала из комнаты.

Джози выглянула в запотевшее окно. Снег на улице перестал. Сугробы во дворе светились чуть голубоватым светом, как это бывает с наступлением вечера.

Через улицу она видела дом Мелиссы, занесенный снегом. Снег лежал толстым слоем на карнизах, на дорожках, выложенных галькой. Голубой автомобиль Мелиссы стоял на месте.

Джози отвернулась от окна.

— Холодно, — пожаловалась она, пряча руки под свитер, — у нас чертовски старый дом.

Стив шагнул к ней.

— Иди ко мне, согрею.

Она было принялась отталкивать его, но потом передумала и снова позволила себя поцеловать, глядя ему прямо в лицо. Она не любила целоваться с закрытыми глазами. Ей надо было видеть того, с кем она целуется.

«Стив так хорош собой, — думала она. — Настоящий американский красавчик, как с обложки журнала. Волнистые светлые волосы. Ясные голубые глаза. Улыбка от уха до уха. Прямой нос. Широкие плечи». Сколько она встречается со Стивом? С того дня, как бросила Дженкмена. Сразу после того несчастья, случившегося с Рейчел. С сентября прошлого года. Посчитать, так они со Стивом видятся уже почти пять месяцев.

«Немалый срок, — удивилась Джози. — Для меня, во всяком случае. Надо же, Стив мне еще не надоел.

Что в тебе такое сокрыто, парень, — размышляла она, прижимаясь холодным лицом к теплой щеке Стива. — Сегодня ты бросаешься снежками в комнате… А завтра… я даже вообразить не могу, какое коленце ты выкинешь завтра».

Он отступил от нее, расчесал пятерней свои светлые волосы, оправил бордово-белую рубашку — гордость учащихся высшей школы Шейдисайд.

— Так мы пойдем на ярмарку или как?

— Конечно, пойдем, — ответила она, надевая сережки. — Я только скажу Эрике.

— А она тебя отпустит? — прищурился Стив.

— Обычно отпускает, — ответила Джози и вышла из комнаты. Узкий стол у стены был весь завален неразобранной почтой. Джози начала рыться в ней.

— Ой, тут для меня письмо, — сказала она, вытаскивая из кучи бумаг квадратный конверт.

— От кого это? — поинтересовался Стив.

Джози пожала плечами

— Не знаю.

Она надорвала конверт и вытащила поздравительную открытку, прочитала. Дыханье у нее перехватило, руки задрожали. Глаза округлились от ужаса.

 

Глава 2

Валентинка

— Не может быть, — пробормотала Джози, глядя на открытку.

— Что такое? — Стив отошел от окна.

— Поздравление с Днем святого Валентина, — ответила Джози, не выпуская открытку из рук.

— От кого? Я не посылал, — Стив подошел к девушке.

— Письмо без подписи, — произнесла Джози. — Это… Это просто гадко! — она бросила его в руки Стиву. — На, прочти.

Стив взглянул на открытку. Красное сердечко из шелка украшало ее спереди. На обороте огромными печатными буквами кто-то вывел черным маркером стишок.

Стив прочел его вслух.

Говорят ромашки правду,         Розы — ложь. В День святого Валентина         Ты умрешь.

Стив несколько секунд задумчиво смотрел на открытку, затем перечитал стишок, на этот раз молча. Потом вложил открытку в конверт, передал Джози.

— А что, неплохие стихи, — заметил он.

Та ударила его кулаком в плечо.

— Какое мне дело, хорошие ли это стихи?! Ты можешь говорить серьезно?

Он перестал улыбаться.

— А ты думаешь, тот, кто отправил тебе такое, он — был серьезен? — пожал плечами Стив. — Это просто неудачная шутка!

Джози вытащила открытку из конверта и снова взглянула на стишок, написанный от руки черным маркером.

— Не знаю, как к этому отнестись, — сказала она. — Стишок глупый, но может здорово напугать.

— Это шутка, — сказал Стив и успокаивающе положил ей руку на плечо. — У кого-то плоховато с юмором.

— С юмором? — переспросила Джози. — Он что, думал, я засмеюсь, получив такое поздравление?

— Не уверен, — ответил Стив. И снова стал разглядывать надорванный конверт. — Обратного адреса нет, — Стив бросил конверт на стол. — Но кто это мог написать?

— Не знаю, — покосилась на конверт Джози. — Наверно, Дженкмен.

— Дженкмен?

— Да-а. Скорее всего. Он прямо как репей, — сказала Джози, нахмурившись. — Продолжает звонить мне, просто преследует. Он не хочет верить, что я не буду с ним больше встречаться.

— Так ты думаешь, письмо от Дженкмена? — спросил Стив.

— Ты бы видел, как он смотрит на меня в школе, — ответила Джози. — Как голодный бездомный щенок. Как мистер Страдание. Он идет за мной следом, глаз не спускает. Как будто боится, что со мной что-то случится. Как будто мне это нужно.

— Ну и успокойся, — просто сказал Стив.

— Не могу, — отрезала Джози. — Вот уже пять месяцев, как я с ним порвала. А он только сейчас отпускает подобную шуточку. Ну разве не псих?

— А знаешь, что в такой ситуации следует делать? — решительно сказал Стив. — Не обращать внимания. Проигнорировать.

— Проигнорировать? Ха!

— Именно. И никому об этом не рассказывать. Ты не получала никакого письма. Я бы так поступил на твоем месте.

Джози небрежно бросила открытку на стол.

— Думаю, ты прав, — сказала она, вздыхая. — Ты такой умный, Стив.

— Да, уж такой я, — ответил парень весело. — Такой умный Стив.

Она прижалась к нему и наградила быстрым поцелуем в щеку.

— Давай сходим куда-нибудь, — сказал он, улыбаясь. — И не будем больше говорить об этой глупой валентинке.

Джози собиралась ответить ему. Но прежде чем она успела произнести слово, чьи-то белые руки схватили ее сзади за шею и принялись душить.

 

Глава 3

Обида

Джози задохнулась, с трудом вывернулась.

— Рейчел! Как же ты меня напугала!

Рейчел засмеялась. Ее руки продолжали сжимать воздух, будто она продолжала душить кого-то. Зеленые глаза ее сияли.

— Рейчел, не шути так!.. Прекрати смеяться! — строго сказала Джози.

Рейчел тут же умолкла, будто кто-то резко выключил звук у работающего телевизора. Все еще глядя на Джози, она уронила руки. Потом, точно вспомнив что-то, сунула их в карманы просторного коричневого джемпера, который носила поверх бледно-желтой футболки.

— Эй, Эрика, ты где? — сердито позвала младшую сестру Джози. — Ты, кажется, обязана следить за Рейчел! — Она с досадой потерла шею.

— Привет, Рейчел, — осторожно сказал Стив.

Рейчел не ответила.

Эрика с обеспокоенным видом сбежала вниз по лестнице. Следом за ней спустился Люк Хоскинс.

— Вот ты где, — мягко сказала она Рейчел. — Почему ты убежала от нас?

— Ты обязана следить за ней, — повторила Джози, с неприязнью косясь на Люка.

Люк был высоким и худым парнем. Он вечно ходил с опущенными плечами, будто старался казаться ниже. Свои светло-русые волосы он аккуратно зачесывал влево. На тощем, нервном лице Люка были очки в металлической оправе. В правом ухе у него поблескивала маленькая золотая сережка.

Люк и Рейчел встречались давно, больше двух лет. С того дня, как Рейчел упала с лошади, Люк еще чаще стал заходить в дом к МакКлейнам. Он был все так же привязан к Рейчел, несмотря на ее болезнь.

— Это я виноват, — извинился он перед Джози, — мы с Эрикой заболтались и не заметили, как Рейчел ушла.

— Вы же знаете, ее нельзя оставлять одну, — проворчала Джози, потирая шею. — Она чуть не придушила меня.

Рейчел внезапно засмеялась, тряхнула головой, и свет от лампы красиво блеснул в ее огненно-рыжих волосах.

— Она просто играла с тобой, Джози! — с горечью ответила младшая сестра. — Ты не уделяешь ей ни капельки внимания.

Рейчел взяла с журнального столика кипу свежих писем и газет и уставилась на них, точно пытаясь понять, что же это такое.

— Положи все обратно на стол, — ласково сказала Эрика, — писем для тебя сегодня нет.

— Нет писем? — едва слышно сказала Рейчел. Она повернулась к Джози: — Причеши меня.

— Нет, Рейчел, — ответила Эрика за Джози. — Я недавно причесывала тебя. Помнишь?

— Мы со Стивом идем в парк, — торопливо сообщила Джози. — Вернемся к обеду.

— Но ты же обещала! — воскликнула Эрика.

— Когда мама вернется, скажи ей, что я обязательно найду выкройку, о которой она меня просила, — заявила Джози, не обращая внимания на возражения младшей сестры.

— Джози, подожди, — твердила Эрика, пытаясь удержать Рейчел за руку. — Ты обещала присмотреть за Рейчел сегодня днем! Я же говорила, что должна готовиться к экзамену по истории!

— Прости, как-нибудь в другой раз, — холодно сказала Джози.

— Вечно ты это говоришь! — пожаловалась Эрика.

— Расчеши мне волосы, — настойчиво повторила Рейчел, будто не замечая спора, причиной которому была она.

— Я недавно причесывала тебя, сестренка, — мягко сказала Эрика. Едва только она взглянула на Джози, как ее лицо снова приобрело сердитое выражение. — Вечно ты уходишь и оставляешь Рейчел на меня. Мы должны присматривать за ней по очереди. Родители же не могут платить сиделке!

— Я посижу с ней в другой раз. Не волнуйся ты так, — с дурацким смешком ответила сестра.

— Когда это — в другой раз? — резко спросила Эрика.

— Причешите меня, — произнесла Рейчел и сунула руки в карманы.

— Мы можем пойти в парк завтра, — предложил Джози Стив.

— Замолчи, — огрызнулась на него Джози, — пойдем сейчас. — Она прошла мимо Рейчел и Эрики к шкафу. — Отойдите. Мне надо достать куртку.

— Это несправедливо! — воскликнула младшая сестра. — Я обязана присматривать за ней целыми днями! Я света белого не вижу, Джози!

Джози тут же повернулась к сестре и прижала палец к губам.

— Тише! Рейчел может услышать. Придержи язык, ты обижаешь ее!

Эрика яростно воскликнула:

— Не говори, будто я обижаю Рейчел! С каких это пор ты заботишься о ее чувствах? Да ты десяти минут с ней не провела с того дня, как… как…

— Это не так! — произнесла Джози, ее голос дрожал.

— Эрика права, — тихо сказал Люк. — Ты действительно ничего не хочешь на себя брать.

— Не лезь не в свое дело, — зло ответила Джози. Ты нам не родственник.

— Безусловно. Но я вижу, что здесь творится, — с беспокойством ответил Люк — Я вижу, что…

Магги прервал ссору, тоненько повизгивая. Смешно цокая коготками, подбежал к Джози.

Та схватила щенка и прижалась лицом к его черному носу.

— Все в порядке, Магги, — сказала она. — Не обращай внимания на крики. Все хорошо.

Песик лизнул Джози в нос.

— Видишь, как ты расстроила бедного Магги! — Джози осуждающе посмотрела на младшую сестру.

Эрика возмутилась:

— Джози, о глупой собаке ты заботишься больше, чем о сестре!

— Чушь! Сейчас же возьми свои слова назад! — воскликнула старшая сестра, еще крепче прижав терьерчика к груди.

— Глядите! — сказала Рейчел, высоко подняв в руке стопку писем. — Письма — для меня?

— Никто ей теперь не пишет, — пробормотана Эрика. — Наверно, она скучает по письмам.

Несколько писем выпало из рук Рейчел.

Эрика принялась подбирать письма с пола и тут заметила одно, для Джози, с сердечком на конверте.

— Что это? — спросила она сестру. — Ты получаешь поздравления за пять дней до праздника?

— Прочитай, — ответила Джози, — может, скажешь мне, кто написал это.

— Что? — Эрика очень удивилась. Стоя коленками на полу, она открыла валентинку и прочитала стишок вслух:

Говорят ромашки правду,         Розы — ложь. В День святого Валентина        Ты умрешь.

Эрика недоуменно подняла брови. Ко всеобщему удивлению, Рейчел вдруг зашлась смехом. Она смеялась так, что даже начала кашлять.

— Рейчел, это не смешно, — спокойно сказала Эрика, поднимаясь с колен.

Рейчел сейчас же перестала смеяться, но в глазах у нее продолжали прыгать чертики. Через несколько секунд она снова захихикала, прикрывая рукой рот, словно маленькая девочка.

— Бред какой-то! — сказала Эрика, помахав валентинкой в сторону Джози.

— Ой, а я будто не знаю! — округлила глаза Джози.

— И кто мог послать тебе такую гадость? — небрежно сказала Эрика.

— Думаю, один из моих поклонников, — сухо ответила Джози. Она достала свою куртку из шкафа, потом кинула Стиву его пальто. — Пошли!

Эрика все еще держала валентинку в руке. Она переводила взгляд с сестры на открытку.

— Странно, очень странно, — заметила она.

— До скорого, — попрощалась Джози, накинув куртку на плечи. Они со Стивом прошли по коридору, и через несколько секунд за ними хлопнула дверь.

Эрика слышала, как поскуливает Магги. Он всегда волновался, когда Джози уходила. Спустя некоторое время он затих. Эрика слышала, как его маленькие коготки застучали по полу, песик побежал в гостиную.

— Причешите меня, — настаивала Рейчел со странной улыбкой. Улыбкой привидения. — Причешите меня.

«Она выглядит такой красивой при свете лампы, — подумала Эрика, глядя на Рейчел. — У нее изумительные волосы, зеленые глаза и белоснежная кожа. Она похожа на ангела. Очень похожа. Этот невинный детский взгляд. Эта печальная улыбка…»

Эрика чуть было не всхлипнула, но сразу подавила слезы.

Нет, спохватилась она. Я обещала себе. Я дала себе слово больше не плакать.

— Причешешь меня? — сказала Рейчел так, будто и не спрашивала раньше.

— Конечно, — ответила Эрика сестре. — Давай только положим письма обратно на стол и поднимемся в твою комнату,

— Я не понимаю Джози, — сердито сказал Люк.

Эрика вздрогнула. Она и забыла, что Люк здесь.

Он вышел из полутемного коридора, и Эрика увидела, какое негодование написано на его обычно спокойном лице.

— Не понимаю ее, — повторил Люк, его глаза расширились. — Она обязана помогать тебе.

— Я знаю, — ответила Эрика, бросив письма на столик, и взяла Рейчел за руку.

— Она должна разделить с тобой ношу, — продолжал Люк. — В конце концов, она виновата в том, что случилось с Рейчел.

Эрика встала как вкопанная. Слова Люка поразили ее. Никогда еще он ке говорил так. С такой ненавистью. С такой невероятной ненавистью.

И снова Рейчел взорвалась смехом.

— Ты выглядишь смешным, — погрозила она Люку пальчиком.

Люк в ответ попробовал улыбнуться, однако Эрика видела, что гнев еще не отпустил его.

— Ты такой смешной, — повторила Рейчел, смеясь. Люк попробовал засмеяться тоже. И тут Рейчел внезапно оборвала смех.

Эрика, взяв Рейчел за руку, стала подниматься с ней по лестнице в спальню. Люк последовал за ними.

— Почему ты считаешь, что Джози виновата? — обернулась к нему Эрика.

— Сама знаешь. Седло, — коротко ответил он. — Она плохо пристегнула подпругу седла. Она чуть не убила Рейчел. А сейчас ей на все наплевать.

Они продолжали подниматься по лестнице уже молча. Эрику настолько поразили слова парня, что она и слова в ответ не могла вымолвить.

«Я и понятия не имела, что Люк так ненавидит Джози, — пронеслось у нее в голове. — Конечно, он потерял Рейчел. После того падения… И теперь он во всем винит Джози. Но почему же он продолжает приходить к нам? Почему не нашел себе другую девушку? Почему продолжает крутиться вокруг Рейчел, — недоумевала Эрика. — Конечно, бывает так, что Рейчел радуется ему. Но чаще она и лица-то его не узнает!»

Эрика привела Рейчел в спальню и включила ночник. Рейчел по своему обыкновению уселась на краешек огромной кровати и уперлась руками в зеленое покрывало. Она ждала, когда же наконец Эрика примется расчесывать ее длинные распущенные волосы.

Люк опустился в кресло у окна, скрестив на груди худые руки.

«Зачем он приходит сюда? — спросила себя Эрика, берясь за гребень. — Если он так зол на Джози, то почему не забыл сюда дорожку?»

И вдруг молнией ее поразила догадка: Люк приходит сюда, потому что задумал отомстить Джози.

 

Глава 4

Разговор на снегу

«И когда только перестанет идти снег», — думала Джози.

В воскресенье мело весь день не переставая. Джози натянула ранец на плечо поверх своего голубого свитера и вышла из здания школы. Небо было серым. Казалось, начинает темнеть, хотя на часах было только три часа дня. Низкие тучи устилали небо.

Дорожку не успели расчистить, и Джози буквально проваливалась на каждом шагу в снег, пытаясь пройти к стоянке машин.

Она обернула вокруг шеи бордовый шарф и натянула его до самого носа. Снег, подгоняемый пронизывающим ветром, облепил ее с головы до ног. Деревья покачивались от этого ветра, гнулись, как будто хотели сбросить с себя тяжелые снежные шапки.

— Эй, Джози! Подожди!

Услышав голос сестры, Джози повернула назад, к школе. Она увидела, как Эрика торопится к ней, застревая в снегу. Пальто у Эрики было расстегнуто.

«Она выглядит, как большая неуклюжая птица, которой не дано летать, — пришло в голову Джози. — По сравнению со мной и Рейчел, Эрика просто дурнушка, — подумала она не без сожаления. — И лицо круглое. И волосы скучного цвета. Да и толстовата, пожалуй».

— Джози, ты куда? — выдохнула Эрика. Она одновременно и пыталась отдышаться, и запахивала на себе пальто.

— Эрика, что случилось? — неприязненно спросила Джози. — Ты что кричишь, как ненормальная? Я встречаюсь со Стивом.

— Но ты не можешь! — возмутилась Эрика, безуспешно пытаясь сбить с ботинок снег.

— Могу, — коротко ответила Джози, глядя как ребятишки кидаются снежками прямо посреди улицы. — Я встречаюсь с ним на углу.

Она мотнула головой, показывая Эрике, где должен ждать ее Стив.

— Но ты не можешь! — снова выкрикнула Эрика. Она собиралась что-то добавить, однако увидела Дженкмена. — Взгляни, — сказала она уже спокойнее, — твой бывший. Дженкмен. Пытается привлечь твое внимание.

— А мне какое дело? — бросила Джози.

— Он прямо к нам идет, — сообщила Эрика. — Машет тебе рукой.

— Какой ужас, — с иронией произнесла Джози.

— Привет, Джози! — крикнул Дженкмен, не доходя метров тридцать до девчонок.

Джози притворилась, будто не слышит. Дженкмен подошел поближе.

— Как поживаешь, Джози?

Та отказывалась замечать его. Эрика увидела по лицу парня, как сильно это его задевает.

— Джози, я только хотел сказать тебе пару слов! — попросил он, подходя к Джози.

Та повернулась к нему спиной. Эрика увидела, как побагровел Дженкмен. Негромко выругавшись, он прошел мимо.

— Это что-то! — сказала Эрика, наблюдая, как он удаляется. — Это что-то! Парень просто с ума по тебе сходит.

— Прилип как репей. Так в чем дело, Эрика? — нетерпеливо произнесла Джози. — Я опаздываю.

— Ты обязана присмотреть за Рейчел сегодня, — напомнила Эрика, схватив Джози за рукав. — Я говорила тебе утром. У меня сегодня прослушивание в театральной студии.

— Тебя прослушают в другой раз, — не церемонясь, сказала Джози. Она постаралась вырвать руку, но Эрика держала ее крепко.

— Не выйдет! — с яростью сказала она.

Порыв ветра пробрал Джози чуть ли не до костей. Она загородила лицо от ветра шарфом.

«Ну уйди, — мысленно попросила она сестру. — Ну пожалуйста. Отстань, Эрика».

— Сегодня твоя очередь ухаживать за Рейчел, — не сдерживаясь, кричала младшая сестра. — И ты об этом знаешь. Не могу же я все свое время проводить рядом с Рейчел!

— Я знаю. Но сегодня особый случай, — попросила Джози. — Я позабочусь о Рейчел завтра. Обещаю тебе.

— Нет, сегодня! — решительно заявила Эрика. — Я не могу пропустить прослушивание. Это несправедливо. Я только начинаю учиться в высшей ступени. Этот год должен был стать самым интересным, самым лучшим годом в моей жизни. А вместо этого…

— Завтра, — снова повторила Джози, глядя в конец улицы. — Я не могу допустить, чтобы Стив ждал меня.

— Можешь, — ответила сестра. — Позвони ему на пейджер, оставь сообщение.

— А я не хочу, — со злостью сказала Джози. Она начала притоптывать, чтобы согреться.

Я не верю тебе, Джози, — произнесла Эрика, в упор глядя на сестру. Кровь отлила от ее щек- Я не верю, что

— Рейчел тебе дорога. А между тем это твоя вина, что…

Эрика умолкла.

Подняв обе руки, прикрыла лицо, точно желая не дать вырваться словам, которые так я рвались наружу.

Эрика испугалась, что зашла слишком далеко. Она почувствовала, как горячо становится £е лицу, поняла, что краснеет. Не надо было говорить это.

Эрика уронила руки. Джози уставилась на нее неподвижными глазами.

— Прости, прости меня, — бормотала Эрика, — я не хотела.

Она ждала, когда же наконец Джози ответит ей хоть что-нибудь.

Громкий крик вырвался из груди Джози.

К ужасу младшей сестры, она стала медленно оседать на снег.

 

Глава 5

Гнев

Какое-то время Эрика не двигалась. Мир неожиданно утратил для нее свои краски, стал белым, словно летящий с кеба снег. Когда же через несколько минут мир снова стал окрашиваться, светлеть, Эрика склонилась над Джози.

— Все в порядке, — прошептала та и протянула сестре руку. — Помоги мне встать.

Эрика услышала позади себя смех. Она обернулась и увидела Дейва Кинли со снежком в руке. Рядом с озадаченным видом стояла Мелисса Дэвис. Несколько ребятишек на улице с визгом кидались друг в друга снежками.

— Снежок попал мне в шею, — сказала Эрике Джози, поднимаясь на ноги. — Меня оглушило, и я упала. — Она отряхнула с куртки я джинсов прилипший снег.

Затем она повернулась к Дейву.

— Над чем ты смеешься, Кинли? — со злостью воскликнула она.

На лице Дейва играла широкая улыбка.

— Прости, Джози. Что касается меня, то я метил не в тебя! Прости! — Он сам рассмеялся своему нелепому извинению. Детишки тоже засмеялись. Мелисса отвернулась, избегая взгляда Джози.

А Дейв продолжал испытующе смотреть на нее, все еще держа снежок в руке.

Джози хотела было сказать что-то, но передумала. Она сердито отвернулась от Дейва и обмотала вокруг шеи шерстяной шарф.

— Ну я пошла, — сказала она Эрике и закинула рюкзак на плечо. — С какой стати я должна тратить свое время на идиота, который и снежками-то кидаться толком не умеет.

— Эй, подожди! — воскликнула Эрика, пытаясь остановить сестру.

Краем глаза Эрика заметила Дженкмена. Он прислонился к дереву, почти неразличимый на фоне его заснеженных ветвей. Эрика поняла, что он наблюдает за Джози. Наблюдает с очень странным выражением лица.

— Эй, Джози, стой! — крикнула Эрика. Она снова ринулась к Дженкмену, но его у дерева уже не было.

Над головой Эрики пролетел снежок и упал прямо перед ней на занесенную снегом дорожку.

— Я посижу с Рейчел завтра! — прокричала довольная Джози, отряхивая перчатки. — Я опаздываю!

— А как же мое прослушивание? — воскликнула Эрика. Джози притворилась, будто не услышала.

Расстроенная Эрика направилась к школе, чтобы забрать рюкзак. Взглянув мимоходом на часы, она решила поторопиться. Скоро мама уйдет на работу, и Рейчел останется дома одна.

— В чем дело, Дейв? — спросила Мелисса, как только Эрика и Джози скрылись из виду.

— А? Что ты имеешь в виду? — улыбнулся Дейв.

Этот парень, с его длинными черными волосами, маленькими круглыми глазами и сломанным носом, вряд ли мог считаться красавцем. Но у него была сердечная улыбка, и он был на редкость бесшабашным. Эта бесшабашность и привлекала Мелиссу в Дейве. Они встречались уже шесть месяцев.

— Зачем ты кинул снежком в Джози? — спросила Мелисса.

Дейв улыбнулся еще шире.

— Потому что она не там стояла.

— Нет, серьезно, — настаивала Мелисса, приминая снег носком ботинка.

— Не знаю. — Дейв попытался застегнуть до подбородка кожаную куртку. В перчатках это сделать было нелегко. — Я ненавижу Джози. Вот и все.

Мелисса горько рассмеялась.

— Я так не думаю. По-моему, она все еще нравится тебе. — Она испытующе посмотрела парню в глаза.

— Нравится? Вовсе нет.

— Мне кажется, ты до сих пор интересуешься ею, — настаивала Мелисса. — Вот и снежок кинул, чтобы привлечь ее внимание.

— Чушь, — пробормотал Дейв, отводя взгляд. Он не мог понять, сделались ли его щеки розовыми от холода или он покраснел.

— Признайся, она все еще нравится тебе, — Мелисса не желала прекращать этот разговор.

— Да нет же, нет! — с жаром выпалил Дейв. — После всего, что Джози мне сделала? Разве я бросил бы ее просто так!

— Ты бросил ее? — воскликнула Мелисса. — Джози не так об этом рассказывает. Она считает, будто это она бросила тебя.

— Мне без разницы, — сказал Дейв, скривившись. Он кинул снежок себе под ноги. — Это было так давно!

Он прищурился и взглянул на Мелиссу.

— Почему ты защищаешь Джози? Ведь она тебя тоже бросила.

Слова Дейва задели Мелиссу. Старая обида волной подкатила к сердцу.

— Она была твоей лучшей подругой, — продолжал Дейв, нагибаясь, чтобы схватить пригоршню снега. — А потом бросила тебя, как и многих остальных.

— Ну допустим. Пусть, — отрезала Мелисса. — Ты прав. Давай не будем больше о Джози.

— Давно бы так, — с облегчением выдохнул Дейв. Он слепил снежок и запустил им в дерево.

— Никогда не прощу ее, — опять начала Мелисса. — Не прощу за то, что она винит меня в том, что случилось с Рейчел. — Мелисса, как ни старалась, не могла не говорить о Рейчел.

— Это нечестно, — продолжала она, смотря, как Дейв лепит очередной снежок. — Джози ведет себя так, будто она ни при чем. А ведь это она затягивала подпругу на седле Рейчел. Не я. И только потому, что она попросила меня проверить…

— Успокойся, — сказал Дейв, бросив снежок в дерево. На этот раз он промахнулся. — Опять ты об этом.

— Знаешь, что сказал Люк Хоскинс? — продолжила Мелисса, не обращая внимания на слова Дейва. — Он сказал, что Джози совершенно не обращает внимания на Рейчел, совсем не заботится о ней.

— Люк все еще навешает Рейчел? — Дейв был удивлен. Он похлопал в ладоши, чтобы отряхнуть перчатки от снега.

Мелисса кивнула.

— Да. Бедняга. Ему так нелегко. Он все еще не может поверить, что Рейчел никогда не станет такой, как прежде. Вчера я видела его после школы, он шел к дому МакКлейнов. Тогда-то он и сказал мне, как некрасиво ведет себя Джози.

Дейв горько вздохнул.

— Мы с Люком могли бы создать клуб. Клуб «Враги Джози». Можно было бы собираться вместе и судачить о ней. Помнишь, когда ее папаша под Рождество предложил мне поработать в своем магазине? А потом вдруг позвонил и сказал, что ничего не выйдет. Без всякой на то причины. И я остался без работы, а мне так нужны были деньги. Я знаю, Джози приложила к этому руку. Уверен, это она убедила отца отказать мне.

Лицо Дейва снова полыхнуло румянцем. Быстро слепив снежок, он с силой бросил его в проезжавший мимо грузовик. Водитель грузовика дал короткий сердитый гудок.

— Мы говорили о твоей работе тысячу раз, — сказала Мелисса, нахмурившись, — у тебя просто навязчивая идея. Не могла Джози помешать тебе. Да и причин у нее не было.

Дейв было запротестовал, но Мелисса решительно оборвала его.

— Ни слова больше о Джози, — сказала она рассерженному Дейву. Она схватила горсть снега и швырнула ему в лицо.

Он сперва ахнул от неожиданности, а потом, обхватив ее за плечи, стал заваливать на снег.

— Пусти! Хватит! — смеялась Мелисса.

Они уже чуть было не устроили соревнование по выкручиванию рук в сугробе, как вдруг услышали характерный звук. Где-то разбилось стекло. Мелисса вскочила на ноги, Оглядевшись вокруг, она заметила Дженкмена. Тот смотрел на большую дыру в окне второго этажа школы. Даже с немалого расстояния Мелисса разглядела, что лицо у парня было довольное. «Должно быть, это он, мастерски бросив снежок, разбил окно», — подумала Мелисса.

Внезапно в огромную дыру окна просунулась чья-то голова. Мелисса узнала миссис Пауэрс, преподавательницу испанского.

— Кто это сделал? — кричала она сердито.

— Не я! — завопил в ответ Дженкмен, пожимая плечами и широко ухмыляясь. Он повернулся и пошел прочь несуразно огромными шагами.

Проходя мимо Мелиссы и Дейва, он, казалось, не заметил их. Он еще продолжал довольно хихикать себе под нос.

— Дженкмен тоже кандидат в члены клуба «Враги Джози», — негромко заметила Мелисса Дейву. — Он опасен, как бомба, готовая в любую минуту взорваться!

Лицо Дейва приняло несвойственное ему глубокомысленное выражение.

— А кто из нас не бомба замедленного действия! — неожиданно с горечью заметил он.

Джози, едва вбежав в дом, взглянула на старинные часы в холле. Без нескольких минут шесть. Передернувшись от холода, она смахнула снег с ботинок. Скинула с плеча рюкзак, бросила куртку прямо на перила лестницы.

— Магги! Ты меня встречаешь! — ласково сказала она терьерчику, спешащему к ней по ступенькам вниз с умильным визгом. Джози схватила песика на руки и позволила несколько раз лизнуть себя в лицо.

— Ой, щекотно! — кричала она со смехом.

На лестнице горел свет. Похоже, Рейчел и Эрика в спальне наверху.

— Эй, мама, ты еще дома? — крикнула Джози. Ни звука в ответ.

«Мама прямо днюет и ночует на телефонной станции, — подумала Джози. — И папа вечно в разъездах с этим ремонтом кабеля». Девчонка вздохнула, вспомнив, что последний раз видела его четыре дня тому назад. Конечно, снегопад прибавил ему работы.

Джози обняла себя за плечи, не в силах согреться. Мороз пробрал ее сегодня до костей.

Тихо звякнул внутренний телефон, установленный в доме после несчастья с Рейчел. Джози понимала, что такой телефон в доме, где есть больная, просто необходим. Рейчел всегда могла позвать кого-то в случае надобности. Однако Джози редко брала трубку. Странное чувство испытывала она, слыша далекий голос сестры, доносившийся из соседней комнаты. Точно с привидением разговариваешь, ежилась она.

Телефон звякнул снова.

Посмотреть, что там, наверху?

«Нет, потом схожу».

Джози перенесла ранец в комнату, швырнула на стол, включила настольную лампу. Комната Джози была самой теплой в доме. У стены всю зиму потрескивал радиатор. Обычно Джози даже нравился этот звук. Сейчас же она почувствовала раздражение. «Как будто пальцами хрустит кто-то», — подумала она.

Стоя у стола, она пыталась расстегнуть молнию ранца.

И тут в комнату ввалился Люк. Вне себя от гнева. Глаза блестят за стеклами очков.

— А, ты здесь, оказывается, — холодно поздоровалась с ним Джози.

— Я-то тут, а вот тебя, похоже, в доме нет! — резко сказал он, и не пытаясь скрыть свою злость.

— Дай отдышаться, — сказала Джози, безуспешно пытаясь расстегнуть ранец. — Молнию, похоже, заело.

— Как ты смеешь так поступать с Эрикой? — волновался Люк. — Как ты могла заставить ее пропустить прослушивание? Ты знаешь, чем оно для нее было?

— Не знаю. Но ты мне сейчас об этом расскажешь, — с иронией сказала Джози.

Люк разъярился еще больше. Она заметила, как вздулись у него желваки.

— Даже когда ты дома, тебе и шаг сделать наверх трудно, — с презрением заметил он. Его прищуренные глаза с осуждением глядели на нее. — Ты даже не зайдешь к Рейчел. Эгоистка… — Он угрожающе поднял руку.

— Послушай, Люк, — начала Джози.

— Эрика дождаться не могла этого прослушивания! И того, как начнет учиться в высшей ступени! Но благодаря тебе этот год из радостного превратился для пес…

— Извиняюсь, — ответила Джози, постепенно заводясь и теряя терпение. — Я устала от лекций, понял? — Она нахмурилась. — Правда, Люк. Ты что, отец мне? Что происходит у нас в доме, тебя не касается.

Люк сделал несколько шагов к столу, сжимая и разжимая кулаки. Он глядел на девчонку, от гнева растеряв слова.

«Довольно, — решила Джози. — Хватит нравоучений, Люк. Тощий зануда».

— Какого черта тебе здесь надо? — вырвалось у нее. Она хлопнула портфелем по столу, уронив на пол нож дня разрезания писем.

— Какого черта мне здесь надо? — ледяным тоном переспросил Люк.

— Да, что ты здесь ошиваешься? — кричала Джози. — Зачем приходишь? У тебя что, жизни своей нет?

Выражение лица Люка подсказало девочке, что она зашла слишком далеко. Со сжатыми кулаками он шагнул к ней.

— Успокойся, — предложила она таким тоном, будто искала примирения. Хотя — примирение было уже невозможно, видела она. Люк слишком распален.

— Ты погубила Рейчел! — выкрикнул он. — Теперь ты погубишь Эрику. Ты эгоистка, Джози! Невероятная эгоистка!

Внутри Джози точно сломалось что-то.

— Никого я не погубила! — сказала она. — Нет! Знаешь, в чем твоя беда, Люк? Ты просто неудачник. Страшный неудачник. Ты приходишь сюда каждый день, притворяясь героем. Ты такой добренький, бескорыстный. А на самом деле ты просто боишься жизни. Ты спрятался за спину Рейчел, потому что боишься неудач! Ты боишься реального мира, Люк!

Джози буквально взорвалась потоком слов. Задохнувшись и сжав руки на груди, она отстаивала свое право на жизнь.

С коротким возгласом Люк быстрым движением нагнулся, поднял с пола серебряный нож для разрезания писем. Шагнул к девочке.

— Люк, прошу тебя! Не надо! Нет! — выкрикнула Джози.

 

Глава 6

Все против одной

Джози пятилась от Люка, пока не уперлась спиной в стену.

Люк внезапно остановился. Его глаза раскрылись, как от внезапного изумления. Неужели он мог бы кого-то убить?

Джози закрывала лицо руками, выставив вперед локти.

— Прошу тебя, Люк!

— Не-ет! — простонал он.

С коротким вскриком отвернулся от Джози и метнул серебряный нож прямо в крышку деревянного стола. Нож вошел в стол по самую рукоятку.

Тяжело дыша. Люк отступил на шаг.

— Джози, — сказал он сразу охрипшим, изменившимся голосом. — Я чуть не прикончил тебя.

Он отступил еще, не в силах отдышаться, в ужасе от того, что чуть не совершил.

— Мне придется уйти, — сказал он скорее себе, а не Джози. Голос у него дрожал.

Он выбежал из комнаты, сильно ударившись плечом о косяк двери.

Джози стояла как прежде, прижавшись к стене, неподвижными глазами уставившись на нож, вогнанный в стол. Она не двинулась, пока не услышала, как за Люком захлопнулась входная дверь.

Потом громко выдохнула и медленно пошла к столу.

— Это что-то, — сказала она и закашлялась, чтобы прочистить пересохшее горло. — Это что-то.

Снова задребезжал внутренний телефон.

— Джози, ты дома? — спрашивала Эрика.

Джози дотронулась до рукоятки ножа и попыталась его выдернуть.

— Да, я дома, — ответила она.

— Ты опять задержалась, — сказала Эрика.

«Снова нравоучения», — подумала Джози. Нож со второй попытки послушался ее. На крышке зияла глубокая узкая щель. Джози прикрыла ее книгами.

— Поднимешься наверх? — спросила Эрика. — Рейчел о тебе спрашивала.

— Может быть. Чуть позже, — ответила Джози. У нее буквально подкашивались ноги. Она вся дрожала. Ее буквально потрясла дикая выходка Люка.

Он был вне себя. «Я никого в таком состоянии прежде не видела», — подумала Джози.

— Рейчел хочет тебя видеть, — настаивала Эрика. Голос ее казался чуть более высоким по телефону.

— Скажи ей, что я приду, когда смогу, — с раздражением ответила Джози.

Внутренний телефон замолчал.

«Все сошли с ума, — подумала Джози. — Все ополчились против меня. А что я такого сделала? Ничего. Я только хочу, чтобы меня оставили в покое».

Чувствуя, как ее продолжает трясти, она двинулась к кушетке. Но что-то остановило ее взгляд на маленьком столике у дальней стены. Вечерняя почта.

Она подошла к столику. Среди журналов и рекламных проспектов она принялась искать письмо. И нашла. Маленький квадратный конвертик. На ее имя.

Еще одна валентинка.

Горло у нее сжалось.

Пальцы дрожали, вскрывая конверт и доставая открытку.

Открытка имела форму сердечка. Ярко-розового цвета. На открытке затейливым почерком значилось: «Привет, моя Валентина. Не забыла меня?»

— О Боже! — громко выдохнула Джози.

С неохотой раскрыла она открытку. Печатными буквами внутри, на этот раз красной шариковой ручкой, кто-то написал стишок:

День святого Валентина — не забыла?    Уже вырыта на кладбище могила.

Швырнув открытку на стол, Джози уставилась в календарь, укрепленный над столом. Валентинов день приходился в этом году на субботу.

«Это, должно быть, шутка, — подумала Джози, делая над собой усилие. — Никто не собирается убивать ее. Это немыслимо.

…А что, если?..»

 

Глава 7

Я ненавижу Джози!

Джози проснулась от звонка внутреннего телефона.

Она зевнула и взглянула на часы. Половина третьего ночи. Девушка зарылась лицом в подушку и закрыла глаза. Звонок не умолкал.

«Ну почему они провели внутренний телефон во все комнаты?» — думала Джози.

— Джози, приди ко мне, пожалуйста, — голос Рейчел казался выше, чем обычно, и был очень испуганным.

Громко вздохнув, Джози сбросила покрывало на пол и села и кровати.

— Джози, приди ко мне, — сказала Рейчел умоляющим голосом.

— А почему именно я? — проворчала Джози.

«С какой стати Рейчел не спит в половине третьего? И почему она зовет именно меня?» Телефон снова затрезвонил.

— Джози? — голос у Рейчел был очень напряженным.

Джози вздохнула и потянулась.

— Ладно. Иду, — пробормотала она, опустила ноги на пол и встала. В комнате было очень холодно. Окна распахнуты, а радиатор выключен.

— Джози? Ты уже идешь? — звучал по телефону тихий голос Рейчел. Джози еле слышала его.

В темноте она прошла по коридору. Пол поскрипывал при каждом ее шаге.

«Терпеть не могу этот старый дом, — подумала Джози. — И ненавижу все эти жуткие звуки, которые он производит, эти скрипы пола и стоны водопроводного крана».

Джози поежилась.

В школе рассказывали ужасные истории об улице Страха. О призраках и злых духах. Об убийцах и пропавших людях. Большая часть этих рассказов была выдумкой. Ио некоторые уж больно смахивали на правду.

«Не слишком везет тем, кто живет на улице Страха», — с горечью подумала Джози.

Комната Рейчел находилась в самом конце коридора. Джози держалась рукой за стену, чтобы не споткнуться в темноте. От стены веяло холодом. Ужасным холодом.

Холод пробирал Джози до костей.

«Почему в коридоре так холодно, — думала она. — Тут же нет окон».

«Холодное дыхание привидения», — вспомнила Джози фразу из недавно прочитанного триллера. Эта пришедшая на ум фраза заставила ее поежиться.

«Иногда меня заносит», — подумала Джози.

Тонкий ковер не делал пол теплее. Девочка пробежала мимо ванной и комнаты для гостей. Дом ворчал и вздыхал, будто советуя Джози лечь в постель.

В комнате Рейчел не горел свет. Дверь была приоткрыта.

Джози распахнула ее и вошла. Ей было холодно и страшно.

— Рейчел? — прошептала она. Ответа не последовало.

Джози склонилась над неподвижной Рейчел.

— Ой! — ударилась она ногой о кровать. — Рейчел?

Джози слышала, как ее близняшка дышит. Тихо. Размеренно.

Джози зажмурилась.

Рейчел спала. Голова на подушке, длинные волосы Растрепаны. На лице улыбка.

— Рейчел, ты звала меня?

Сестра даже не пошевелилась.

«Что происходит? — удивилась Джози, поежившись. — Быть может, она позвонила мне и сразу уснула? Или мне приснилось и она не звала меня?»

Обняв себя за плечи, Джози в последний раз взглянула на спящую Рейчел. Она кажется такой спокойной. Такой счастливой. И такой нормальной.

Джози вышла из комнаты на цыпочках. Она быстро прошла по холодному коридору, стараясь не дышать, пока снова не окажется в своей спальне.

Натянув одеяло до самого подбородка, Джози прикрыла глаза.

«Надо уснуть, — думала она. — Завтра две контрольные».

Сердце тяжело билось у нее в груди. Джози открыла глаза и уставилась в темноту.

«Почему я никак не согреюсь, — думала она. — Почему в доме такой холод? Почему я никак не могу уснуть?»

Когда Джози почувствовала наконец, что проваливается в сон, телефон снова зазвонил. Джози испуганно села в кровати.

— Джози, иди ко мне. — Голос Рейчел был еле слышен.

— Что? В чем дело? — громко спросила Джози.

— Джози, пожалуйста. Скорее, — голос Рейчел звучал странно, будто кто-то испугал ее.

Джози быстро вылезла из постели и вышла в коридор. Ее босые ноги шлепали по коврику. Половицы скрипели при каждом ее движении.

— Рейчел? Что случилось? — Джози остановилась в дверях, сердце у нее отчаянно билось. Руками она держалась за косяк. — Рейчел!

Нет ответа.

— Рейчел! Зачем ты звала меня?

Тишина.

Джози тихо прошла к кровати. Рейчел не двигалась. Она крепко спала. На губах ее играла та же слабая улыбка. Дыхание было тихим и размеренным.

Джози склонилась над сестрой.

— Рейчел, — прошептала она — Ты что, решила подшутить надо мной?

Рейчел даже не пошевелилась. Джози долго смотрела на сестру, дожидаясь, когда же Рейчел выдаст себя.

Но Рейчел точно спала.

«Что происходит? — не могла понять Джози. Она повернулась и вышла из комнаты. — Что происходит в доме?»

Звонок телефона не приснился ей, и тихий голос, доносящийся из трубки, тоже был реальным. Голос Рейчел.

Может быть, Рейчел говорит во сне? Прежде с ней такого не случалось.

Или она играет с сестрой злую шутку? Но и этого Рейчел никогда прежде не делала.

Так что же происходит?

Джози уже решила бежать на первый этаж, в спальню родителей, разбудить мать, но передумала. Миссис МакКлейн спала очень крепко, ее трудно было добудиться. К тому же ей приходится рано вставать на работу. Джози решила не беспокоить ее.

Девочка вернулась к себе в комнату и нырнула под одеяло. Она закрыла глаза и попыталась уснуть.

Но что за звук доносится из коридора?..

Или это телефон?..

Или кто-то дышит?..

А может быть, тихо смеется?..

— Ай! Ты слишком сильно дергаешь.

— Извини, — пробормотала Эрика. Она осторожно расчесывала волосы Рейчел. — Я задумалась о своем.

— Мне нравится, как ты причесываешь меня, — улыбаясь, сказала Рейчел. Она сидела на стуле перед зеркалом, улыбаясь отражению Эрики.

Та стояла позади Рейчел, бережно водя расческой по всей длине ее густых длинных волос.

Эрика нахмурилась при мысли о Джози. Она обещала посидеть с Рейчел сегодня. Она клялась, что не забудет и никуда не убежит. Ведь Эрика уговорила мистера Питерса провести специальное прослушивание только для нее одной.

И вот Джози опять неизвестно где. Эрика звонила домой, надеясь, что Джози вот-вот вернется домой. Но трубку никто не брал.

Джози ушла куда-то, снова позабыв о Рейчел. Наверное, отправилась куда-то со своим Стивом.

Эрике ничего не оставалось, как только извиниться перед мистером Питерсом и побежать домой. Вот уже пятнадцать минут она причесывала Рейчел, раздумывая над тем, что все выскажет Джози, когда та вернется. Думая об этом, Эрика распалялась все сильнее.

— А Джози дома? — вдруг спросила Рейчел.

«Будто мысли мои прочитала», — удивилась Эрика.

— Нет. Джози еще не пришла, — ответила она.

— Причеши меня еще раз, — попросила Рейчел, смотря в зеркало на Эрику.

— Ладно.

«Нам надо устроить семейный совет, — подумала Эрика. — Так не может продолжаться. Джози совершенно не помогает мне».

Лицо Рейчел приобрело задумчивое выражение.

— Джози ведь мне сестра? — спросила она, наморщив лоб.

— Да, — ответила Эрика — Вы с Джози близнецы.

Рейчел надолго задумалась. А потом сказала:

— Джози больше не любит меня.

— Нет, — с пылом возразила Эрика, уронив расческу. Она нагнулась, чтобы поднять ее с пола. — Джози любит тебя, Рейчел. Почему ты сомневаешься?

— Она меня не любит. Она не разговаривает со мной.

— Это не так, — начала было Эрика, но Рейчел перебила ее.

— И я больше не люблю Джози! — воскликнула она, ее зеленые глаза гневно засверкали. — Я ненавижу Джози!

— Рейчел, успокойся! — твердо сказала Эрика, опустив руку на вздрагивающее плечо сестры. — Не волнуйся.

— Ненавижу Джози! — повторила Рейчел. — Ненавижу! Ненавижу! Ненавижу!

— Не говори так, — попросила младшая сестра. — Тихо. Успокойся. Давай я снова причешу тебя. Хочешь?

Зазвенел телефон.

Эрика кинула расческу на стол и выбежала из комнаты, торопясь взять трубку.

— Ненавижу Джози! Ненавижу Джози! Ненавижу Джози! — распевала у себя в спальне Рейчел.

— Рейчел, помолчи! — прикрикнула на нее из коридора Эрика, беря трубку. — Алло?

— Привет. Это ты, Эрика? — в трубке раздался мальчишеский голос.

— Да. Привет.

— Это я, Дженкмен.

— А, Джерри! Здравствуй, — приветливо сказала Эрика. Она была очень рада его слышать.

— Джози дома? — спросил Дженкмен.

Радость Эрики мигом улетучилась. Напрасно она решила, что Дженкмен звонит ей.

— Нет. Джози ушла, — ответила она парню. — И я не знаю, где она.

— Понятно, — разочарованно протянул Дженкмен. И, к ужасу Эрики, спросил: — А валентинки мои она получила?

 

Глава 8

Проблемы с математикой

— Дейв, ты ужасно выглядишь, — озабоченно сказала Мелисса, придя в четверг в школу.

— Благодарю за комплимент, — пробормотал Дейв, тряхнув головой.

Они стояли у кабинета мистера Майлена. Дейв подпирал спиной стенку. Волосы взъерошены больше обычного, глаза красные. Под глазами темные круги.

— Я почти не спал ночью, — признался он, широко зевнув. — А все этот дурацкий экзамен по математике. Нипочем не сдам.

Мелисса ободряюще подмигнула.

— Привет, Кинли, как дела? — Дональд Меткалф от всей души хлопнул его по плечу. — Экзамен сегодня не провалишь?

— Провалю. Если у тебя стану списывать! — Дейв потер плечо. — Меткалф просто козел, — тихо заметил он Мелиссе.

— Похоже, Дейв, ты в отличном настроении, — с иронией ответила Мелисса. — Меткалф твой товарищ по команде, не забыл? Он ведь тоже рестлингом занимается?

— Жаль, что я отговорил родителей перевести меня к другому учителю, — посетовал Дейв, переводя разговор на предстоящий экзамен. — Я думал, что осилю математику. Но после того, как я три дня провалялся в постели с насморком, я здорово от вас отстал. — Он снова зевнул, закидывая на плечо ранец.

Прямо над их ухом зазвенел звонок на урок. Оба вздрогнули.

Джози МакКлейн вошла в класс, не обращая на них внимания. Села на свое место.

— У тебя все получится, — ободряюще сказала Мелисса.

— Не-а. Я форменный кретин, — безнадежно ответил Дейв. — Форменный.

— Майлен никогда не дает на экзамене сложных заданий, — сказала Мелисса. Она дернула парня за прядь вьющихся, жестких, как проволока, волос. — Ну пошли. Опоздаем — разозлим Майлена.

Она потянула его за рукав в класс. Дейв плюхнулся па свое место, за спиной Джози. Мелисса села в первом ряду, с краю.

Мистер Майлен начал раздавать по рядам задания.

— Приступайте, — через минуту сказал он.

Сделалось так тихо, что Мелисса могла различить слабое жужжание ламп дневного света на потолке. Она прочитала задание. Ничего такого, чего она не знала бы. Мелисса принялась решать первый пример, производя вычисления на листочке. Она почти уже справилась с четвертым заданием, как Джози неожиданно поднялась со своего места. Она подошла к мистеру Майлену и принялась о чем-то шептать ему. До Мелиссы долетали отдельные фразы.

— Мистер Майлен, разрешите мне пересесть на другое место?

— Пересесть? Зачем это? — учитель глядел на Джози с подозрением.

— Ну, — неохотно проговорила Джози, — Дейв Кинли списывает у меня.

Мелисса почувствовала, что краснеет.

Она поверить не могла, что Джози способна на такое. Дейв, похоже, влип.

Джози и мистер Майлен пошептались еще немного. О чем, Мелисса не разобрала, как ни прислушивалась.

На ее глазах Джози прошла к своему месту, сгребла с парты все свои листочки и перенесла их на другое, свободное место, поближе к окну.

Беспокойство за Дейва не давало Мелиссе полностью сосредоточиться на примере. «И почему Дейв не разрешил мне помочь ему подготовиться к экзамену, — подумала она. — Слишком гордый».

Порой Дейв буквально испытывает судьбу. Даже когда не в силах самостоятельно решить проблему, ни к кому не обращается за помощью. Никому не позволяет руководить собой.

Что же теперь будет?..

Мелиссе не пришлось долго ждать, чтобы узнать ответ на этот вопрос. Только прозвенел звонок, мистер Майлен собрал по рядам экзаменационные работы.

— Дейв, задержись на минутку, — с бесстрастным лицом произнес он.

Мелисса увидела, как Дейв заерзал на парте,

— Х-хорошо, — ответил он мистеру Майлену. Мелисса прикрыла глаза. «Бедный Дейв, — подумала она. — Форменный болван, как он сам себя назвал».

Кивнув ему, она вышла из класса. У стены стояло несколько ребят. Все дожидались Дейва.

Он появился спустя некоторое время. Лицо его было багровым.

— Впутала меня Джози в историю, — пробормотал он и отпустил парочку ругательств.

Опустив голову, Мелисса прошла в раздевалку, к шкафчику, где хранилась ее одежда. Следом за ней двинулся и Дейв, что-то сердито бормоча себе под нос.

— Можешь такому поверить? — возмущался он. — Можешь поверить, что эта крыса способна на такое?

Мелисса остановилась у шкафчика.

— Но ты действительно списывал у нее?

— А если и списывал? — прорычал Дейв.

Мелисса даже вздрогнула.

— Ты что, тоже против меня? — кричал Дейв.

— Я просто спросила, — мягко заметила она, открывая шкафчик. — Так что тебе сказал мистер Майлен?

— Этот дурак? Он поставил мне единицу, — упавшим голосом произнес Дейв. — И эта оценка идет за полугодие, — он пнул в ярости дверь шкафчика. — Понимаешь, что из этого следует?.. Из этого следует, что меня исключат из команды по рестлингу.

— Нет, — возразила Мелисса.

— Да, меня просто вышвырнут оттуда, — с горечью сказал Дейв. И снова выругался. — А это значит, спорткомитет лишит меня стипендии. А это значит, что я не смогу учиться в колледже. И все из-за этой…

Мимо них независимой походкой прошлась Джози. Дейв рывком схватил ее за руку.

— Больно! — закричала она. — Отстань! Пусти!

— Зачем ты это сделала? — прищурился Дейв, чуть ослабив хватку.

— Отстань! — снова ответила та, пытаясь вырваться.

— Ты зачем впутала меня в историю? — с яростью произнес Дейв.

— Я не желаю с тобой разговаривать, — холодно ответила Джози, глядя на Мелиссу. — А что мне было делать? Ты так выгибался, чтобы подсмотреть решение, ты буквально дышал мне в шею!

Ребята, пришедшие в раздевалку, с большим интересом следили за этим разговором.

Дейв с досады плюнул, не находя слов.

Джози развернулась и пошла.

Дейв с такой силой захлопнул шкафчик Мелиссы, что звук эхом пронесся по коридору.

— Она мне всю жизнь поломала! — закричал он вдруг высоким голосом. — Я ненавижу Джози Мак-Клейн!

— Не надо, Дейв! Все будет хорошо! — стала уговаривать его Мелисса. Он, казалось, не слышал. Выкрикнув что-то бессвязное, парень бросился следом за Джози.

— Дейв, вернись! — кричала Мелисса, видя его ярость. — Вернись! Что ты задумал?

 

Глава 9

Первая кровь

Джози глядела в учебник истории. Буквы расплывались перед глазами. Она никак не могла сосредоточиться. Мешал Дейв Кинли. «Неужели мы когда-то были друзьями, — думала она, вспоминая последний разговор с ним в раздевалке школы. — И все из-за того, что я сказала мистеру Майлену, что Дейв списывает. Но разве я виновата, что Дейв списывал буква в букву? Буквально дышал в ухо, заглядывая через плечо. Две одинаковые экзаменационные работы». Неприятности могли быть и у нее. А ведь она была готова к экзамену! Она столько готовилась.

— Я поступила правильно, — сказала себе Джози. — А что до того, что Дейв разозлился, так это, в сущности, пустяки. Подумаешь. Сам со своими делами разберется.

Джози снова заглянула в учебник. Она долго глядела в него, не в силах сосредоточиться. Смысл прочитанного ускользал о нее. Расстроенная, Джози отодвинула стул, встала и принялась ходить взад-вперед по комнате.

Часы показывали половину восьмого. А ведь еще столько уроков не сделано! «Я просто устала, — поняла она внезапно. — Я же практически не спала эту ночь. Из-за телефонных звонков. Из-за Рейчел. Она звонила мне до самого утра».

По спине Джози пробежали мурашки.

Как только она взглянула на внутренний телефон, он зазвонил. Сначала Джози услышала покашливание, а затем мягкий, просящий голос Рейчел.

— Джози, не могла бы ты прийти ко мне в комнату?

— Нет! — Джози закричала так громко, что сама испугалась. — Нет! Не начинай снова!

— Джози, пожалуйста, приходи! — голос Рейчел звучал умоляюще.

— Нет! — воскликнула Джози. — Эрика дома, Рейчел. Она позаботится о тебе.

«Мне надо уйти отсюда, — решила она. — Я не выдержу этой ночи. Я не смогу!»

Она схватила голубой свитер и выбежала из комнаты. Джози казалось, будто умоляющий голос Рейчел доносится до нее, пока она бежала вниз по лестнице.

Она отдышалась, только выбравшись из дома.

«Действительно ли Рейчел звала меня?.. Или это была шутка?.. Может быть, я схожу с ума?..»

Так или иначе, ей хотелось уйти куда-нибудь. Куда-нибудь подальше, чтобы отпустила боль. И чтобы отпустила злость.

Ночь была ясной и холодной. Снег хрустел под ее ногами, пока она шла к машине. Пар изо рта поднимался вверх, к темному небу.

Где-то в конце улицы мяукала кошка. Казалось, что это плачет ребенок.

«Стив, — подумала Джози. — Надо ехать к Стиву. Только он меня поймет».

— Хорошо, что я к тебе приехала, — сказала Джози, улыбаясь Стиву. — Я была так расстроена, но теперь все в порядке. — Она взяла его за руку и потащила за собой. — Пошли на каток.

Коньки Джози бесшумно скользили по льду. Как здорово чувствовать себя сильной и независимой!

— А ты хорошо катаешься, — сказал Стив, стараясь не отстать от нее.

На крытом катке «Шейдисайд» в тот час людей было немного: пара ребятишек, их мать, да еще парочка: парень с девушкой, одетые в просторные свитера.

Джози проехала круг, скользя без усилий и наслаждаясь свободой.

— Взгляни-ка, — сказал Стив, улыбаясь. Оттолкнулся коньком — и долго-долго ехал задом наперед.

— Неплохо, — оценила Джози.

— А ты так можешь? — подзадорил ее он.

— Сомневаюсь, что у меня получится, — призналась та. — Знаешь, кто в нашей семье лучше всех катается на коньках? Эрика. Хоть она и не спортивная, но коньки ее слушаются.

— В следующий раз я приглашу ее, а не тебя! — пошутил Стив.

Мысли об Эрике заставили Джози вспомнить и о Рейчел. Ее улыбка погасла. Джози встряхнула волосами, будто пытаясь прогнать сестру из своих мыслей.

— Давай отдохнем немного, — попросила она Стива. Увидев, как изменилось у нее настроение, он согласился.

Через несколько минут они уселись в уголке небольшого кафе, потягивая горячий шоколад из белых фарфоровых кружек.

— Начало ночи — замечательное время для посещения катка, — сказал Стив. — Вокруг никого. Будто каток только наш.

Раскачиваясь на стуле, Стив задел коленом столик, и несколько капель шоколада пролилось Джози на свитер.

— Прости, — извинился он. — Я такой неуклюжий.

— Ерунда, — ответила Джози. — Здорово, что мы пришли сюда. Мне просто необходимо было уйти куда-нибудь из дома.

Стив пристально посмотрел ей в глаза. Его улыбка пропала.

— У тебя дома неприятности?

— Меня все вгоняет в тоску, — пожаловалась Джози, слова точно застревали у нее в горле. — Дома я такая несчастная. Все время.

Она сделала глоток. Горячий шоколад обжег ей небо, но Джози словно и не заметила.

Отчаянье. Должна ли она держать его в себе? Нет. Она больше не может.

Ей надо поговорить с кем-то

Стив был хорошим слушателем. Он взял Джози за руку.

— Ты грустишь из-за Рейчел?

Джози кивнула.

— Из-за Рейчел. Из-за Эрики. Из-за всех.

— Что случилось? — спросил Стив, нервно постукивая пальцами по крышке стола.

Джози рассказала ему о том, что случилось прошлой ночью, о том, как Рейчел звала ее своим тихим голосом, а когда она приходила, оказывалось, что Рейчел спит.

— Я чувствую себя виноватой перед ней, — говорила Джози. — Всякий раз, когда вижу ее, я испытываю вину. Каждый раз, когда вижу ее улыбку, это детское выражение на лице. Всякий раз, когда причесываю ее. Когда говорю с ней. Всегда, когда в очередной раз понимаю, что Рейчел никогда не вырастет, навеки останется ребенком. У нее никогда не будет семьи. Не будет настоящей жизни. Всегда, когда вижу ее, такую красивую, такую беспомощную, мне плакать хочется, Стив. Я чувствую себя виноватой. И слабой.

Стив громко выдохнул, тряхнув головой.

— Даже не знаю, что сказать, — пробормотал он. — Я думаю, со временем тебе станет легче. Я имею в виду…

— Эрика мешает мне, — перебила его Джози. — Она делает все, чтобы я чувствовала себя еще более виноватой. Виноватой в том, что не уделяю Рейчел много времени, не забочусь о ней. Но я не могу вынести всего этого, Стив. Почему Эрика не оставит меня в покое, хоть ненадолго? Я хочу сказать, я и без того чувствую себя виноватой,

— Не распаляй себя, — неловко произнес Стив. — Хочешь, покатаемся еще?

Джози покачала головой. Она чувствовала, как пощипывает у нее в глазах. Слезы побежали по щекам, но Джози даже не постаралась вытереть их.

— Я все еще люблю Рейчел, — сказала она. — Она моя близняшка. Я люблю ее, но не могу находиться рядом с ней, видеть, какой она стала. Вот почему я иду домой, как на каторгу.

— Все наладится, — с запинкой сказал Стив. — Вот увидишь.

Он допил горячий шоколад.

Джози покачала головой и вытерла мокрые щеки руками.

— Эрика не понимает, — продолжила она. — Эрика думает, что я эгоистка. Но я не эгоистка. Она просто не понимает меня. Никто не понимает.

— Джози, послушай, — начал было Стив.

— Посмотри, — перебила она его, достав что-то из заднего кармана брюк. — Взгляни на это.

Валентинка. Еще одна. Спереди нарисован огромный букет красных роз. Трясущейся рукой Джози подала открытку Стиву.

— Взгляни.

Стив перевернул открытку, вслух прочел написанный от руки стишок.

День святого Валентина — день расплаты.    Вспомни, вспомни, в чем ты виновата.

Стив задумчиво прищурил глаза.

— Думаешь, валентинку прислал Дженкмен? — спросил он.

— С того дня, как я его бросила, он ходит за мной, словно тень, преследует меня. Он псих.

— Это шутка, — сказал Стив, отдавая валентинку Джози. — Идиотская шутка.

Джози скомкала валентинку и бросила ее в пустую чашку с шоколадом.

— Ты действительно так думаешь?

— Дженкмен странный человек, но не убийца! — воскликнул Стив. — Он шутит. Не принимай всерьез.

— Я… я не знаю, что и подумать, — заикаясь, произнесла Джози. — Это уже третья валентинка. Мне страшно. Что, если Дженкмен действительно хочет убить меня?

— Позвони ему и попроси прекратить писать тебе! — посоветовал Стив. — Он мстит тебе за то. что ты не разговариваешь с ним.

— Он просто невыносим, — сказала Джози. — Он идет следом за мной, когда я возвращаюсь из школы. Вечно стоит у моего шкафчика в школе. А иногда звонит и…

Она неожиданно замолчала, показала рукой в сторону катка.

— Стив!

Стив увидел тревогу в глазах Джози.

— В чем дело? — Он повернулся на стуле и проследил за взглядом Джози.

— Там кто-то есть, — сказала ему Джози, по ее голосу было заметно, как она напугана. — Кто-то наблюдает за нами оттуда.

Стив присмотрелся.

— Я никого не вижу.

Джози вскочила на ноги, задев стул. С неприятным звуком он упал на бетонный пол.

— Гляди, вон там!

— Я вижу какую-то тень, но…

— Это Дженкмен? — спросила Джози.

— Понятия не имею, — Стив встал. Он обошел вокруг стола и взял Джози за руку. — Хочешь уйти?

Она кивнула.

— Да, пойдем отсюда скорее. Пожалуйста!

Они вернули коньки, взятые напрокат, и ушли.

Выйдя на улицу, Стив прижал Джози к себе и крепко поцеловал. Она скрестила руки на шее Стива. Его светлые волосы казались удивительно мягкими. Она притягивала Стива к себе, заставляя продолжать целовать ее. Она хотела, чтобы поцелуй длился вечно.

Она не хотела думать о том, что кто-то следил за ними на катке. Она не хотела думать о страшных, пугающих валентинках.

А больше всего ей не хотелось возвращаться домой. Но это было невозможно.

Старый дом, освещенный призрачным светом лампы на крыльце, будто навис над ней, холодный и негостеприимный.

Джози перегнулась через переднее сиденье машины, чтобы поцеловать Стива на прощание. Затем, вздохнув, открыла дверь и направилась к крыльцу. Девушка помахала Стиву рукой, закрыла за собой входную дверь и шагнула в темный коридор.

— Эй, вы все спите? — тихо спросила она.

Было еще не очень поздно, Джози это знала. Всего около одиннадцати.

Она на цыпочках прокралась мимо внутреннего телефона, словно он был живым существом и мог проснуться. Джози видела, что на кухне горит свет.

— Кто здесь? — спросила она быстро. — Эрика, ты?

Джози вошла в кухню и остановилась. Там никого не было.

Кто забыл выключить свет?..

В раковине было свалено несколько грязных розеток. «Кто-то ел мороженое», — решила Джози.

Она сделала еще несколько шагов и снова остановилась. К подошве ее ботинка что-то прилипло.

Она наступила на жвачку? Или на что-то еще?..

Джози наклонилась, чтобы взглянуть на подошву. Темно-красное пятно.

Клюквенный сок?.. Кто-то пролил клюквенный сок и не вытер?

Еще одно пятно.

И еще одно, огромное.

Джози пошла по этим пятнам. Они вели к заднему дворику.

Почему дверь открыта?..

Увидев неподвижное тельце, лежащее в коридоре, Джози поняла, что это за красные пятна.

Она подняла руки к лицу и закричала.

 

Глава 10

Кто-то радуется

Джози с ужасом глядела на залитое кровью тело собаки, лежащее на полу в кухне. Девушка закрыла глаза.

— Магги! — повторяла она. — Магги!

Немного придя в себя, она медленно подошла к своему любимцу.

— Магги! — протяжно позвала она. — О, Магги!

Терьерчик лежат на спине, голова повернута набок, глаза остекленели.

Порывом ветра открыло окно. Джози вздрогнула, схватила в руки швабру, стоящую в углу кухни. Все ее тело трепетало от ужаса.

Она чувствовала себя больной. Она пошла было из кухни, однако блестящий предмет, валяющийся рядом с несчастным Магги, привлек ее внимание. Серебряный нож для разрезания писем. Тот, который лежал у нее обыкновенно на столе в комнате.

— Кто это сделал? — закричала она, горячие слезы покатились по ее щекам.

Как все произошло? Кто-то вошел через заднюю дверь дома? А Магги выбежал ему навстречу?

Джози пыталась представить себе, как все происходило.

Кто-то открывает стеклянную дверь в кухню и убивает ножом для разрезания писем несчастную собаку.

Но кто? И зачем?

«Магги, — Джози с такой силой зажмурила глаза, что им сделалось больно. — Мальчик мой, Магги».

И вдруг Джози почувствовала, что не одна в кухне. Открыв глаза, она увидела Рейчел, стоящую в проеме двери.

На Рейчел была длинная голубая ночная рубашка. Волосы собраны в хвост. Она выглядела мертвенно-бледной при ярком свете лампы.

Зеленые глаза Рейчел оживились при виде тельца Магги. Джози испугала недобрая улыбка, появившаяся на лице ее близняшки.

— Рейчел! — воскликнула Джози, глядя ей в лицо.

— Так это щенок, — отчетливо произнесла Рейчел, улыбка ее стала чуть шире. — Это щенок!

«Чему сестра радуется, — спросила себя испуганно Джози. — Что она находит забавным?»

— Рейчел, тебе пора в кровать, — стала бранить ее Джози, сжимая в руке швабру.

— Но ведь это щенок, — продолжала настаивать Рейчел, улыбаясь. Она выглядела взволнованной.

В кухне как из-под земли выросла Эрика. Встала за спиной Рейчел.

— Ты когда домой пришла? — спросила она у Джози. Внезапно глаза ее остановились на убитой собаке.

— Нет! — с ужасом крикнула Эрика. — Нет, нет, нет! — Спустя минуту выражение ее лица изменилось. Она взяла Рейчел за плечи и стала подталкивать к двери. — Уйдем отсюда скорей.

— Но это щенок, — запротестовала Рейчел.

— Не расстраивайся, дорогая! — сурово сказала ее Эрика. — Не расстраивайся. Пошли наверх. — И она увела улыбающуюся Рейчел из кухни.

Джози, оставшись одна, снова закрыла глаза. «Чему радовалась Рейчел, — продолжала спрашивать она себя. Силы девушки были на исходе. — Чему радовалась Рейчел?

И кто пробрался в дом и убил собаку?»

 

Глава 11

Кто-то ненавидит тебя

Мелисса в спальне отодвинула занавеску и долго вглядывалась в ночь. Небо было усыпано крошечными бледно светящимися звездами. Деревья во дворе раскачивались от ветра.

В доме МакКлейнов, что напротив, тусклым желтым светом светилось крыльцо. Сам же дом был погружен во мрак.

Мелисса выглядывала в окно и раньше, в начале двенадцатого. Она видела, как к дому МакКлейнов подъехала машина. Она разглядела, что управляет этой машиной Стив. Она наблюдала за тем, как неохотно всходит на крыльцо Джози.

Джози все свободное время проводит в обществе Стива, подумалось Мелиссе. Ее почти не бывает дома. Но, как это ни странно, Мелисса не торопилась обвинять Джози.

Сегодня вечером она навестила Эрику и Рейчел. Эрика, казалось, была рада. Рейчел же пребывала в прострации. Похоже, она и не узнала подругу.

Даже за то недолгое время, что она провела в доме МакКлейнов, Мелисса поняла, как раздражена Эрика постоянной необходимостью заботиться о Рейчел, как несчастна. Джози сняла с себя всякие обязательства.

Если бы только миссис МакКлейн могла нанять постоянную сиделку для Рейчел! Но все, что она в состоянии была сделать, как объяснила Мелиссе бедняжка Эрика, это нанять приходящую на выходные дни женщину. Дела в фирме, где работал отец близняшек, шли туго. Их мать работала дни и ночи напролет, однако ее зарплаты хватало лишь на то, чтобы оплачивать жилье.

Сразу после своего похода к МакКлейнам Мелисса позвонила Дейву. Ей так хотелось поделиться с ним впечатлениями. Но мать Дейва сказала, что его нет дома. И откуда ей знать, где сейчас может находиться Дейв.

Все начало ночи Мелисса провела в размышлениях. Она то принималась ходить по комнате, то выглядывала в окно. Наконец задернула занавески и взглянула на часы. Половина двенадцатого. Она решила узнать, вернулся ли домой Дейв.

Ей пришлось позвонить дважды, прежде чем он поднял трубку.

— Где ты был? — с неожиданной для нее самой яростью спросила она.

— Я? Нигде, — ответил удивленно Дейв.

— Я звонила тебе. Твоя мама сказала, что тебя нет, — чуть мягче сказала Мелисса. Она стояла перед зеркалом, играя поясом халата и наматывая на палец прядь темных волос. — Я была сегодня у Рейчел. Потом позвонила тебе из дома. Я… я беспокоилась за тебя.

— Ну тогда слушай. Мои дела хуже не бывает, — мрачно сказал Дейв. — Я гонял машину по улицам весь вечер. Я даже не скажу тебе точно, по каким улицам я ехал. Так я был зол.

— Так ты всегда зол, — Мелисса попробовала поддеть его, чтобы вывести из уныния.

— Ха-ха, — проговорил он едко. — Меня сегодня выгнали из команды по рестлингу.

— Что?

— Что слышала. Я действительно распрощался со спортом. Из-за Джози.

— Да что ты говоришь! — закричала Мелисса. — А я сначала и не поняла. Как такое может быть?

— Накрылась моя стипендия. Накрылся и мой колледж. И моя жизнь тоже, раз уж на то пошло, — прорычал Дейв.

— Прекрати паниковать, — рассердилась Мелисса.

— А все из-за Джози, — с горечью сказал Дейв, не слушая ее.

— Не надо во всем винить Джози, — тихо произнесла Мелисса.

— А кого винить? — рассердился Дейв. — Тебя, что ли?

— Она была формально права на экзамене, — ответила Мелисса.

Дейв выругался.

— Джози загубила мне жизнь. Я ее ненавижу. Если бы ты только знала, как я ее ненавижу!

— Не говори так, — Мелисса отвернулась от зеркала. — Ты пугаешь меня.

— Не хочу больше ни с кем разговаривать, — внезапно заявил Дейв. — До скорого. — Он так быстро повесил трубку, что Мелисса не успела и слова сказать в ответ.

Чувствуя себя униженной, Мелисса глядела на телефон. Дейв не имел никаких оснований разговаривать с ней так. Ей очень хотелось перезвонить ему.

Но она решительно опустила трубку на рычаг.

Когда Дейв такой, его лучше оставить в покое. Пусть перебесится.

Вздохнув, она начала раздеваться.

Но что это за мигающий свет за окном?.. Летающая тарелка?..

Что за нелепые мысли лезут голову! Мелисса увидела, как к дому МакКлейнов подъехала полицейская машина с мигалкой.

«Что-то там случилось?» — заволновалась Мелисса.

Прислонившись лбом к холодному стеклу, Мелисса наблюдала, как из машины вышли двое полицейских. Полицейские переговорили о чем-то со стоявшей на крыльце миссис МакКлейн. Она придерживала одной рукой стеклянную дверь в дом. Один из полицейских внезапно покачал головой. Оба не торопясь сошли с крыльца, сели в машину и уехали, выключив мигалку.

Дом МакКлейнов опять погрузился во тьму. Мелисса зевнула. Ей до смерти хотелось узнать, что там случилось у МакКлейнов, но звонить в такое время было уже неприлично. Придется подождать до утра. Во всяком случае, ничего ужасного, без сомнения, не произошло.

Продолжая зевать, Мелисса снова опустила штору и легла в кровать.

— Одному из полицейских чуть плохо не стало, — рассказывала Джози. — Знаешь, о ком я говорю? О том, рыжем. Когда он увидел Магги, его чуть не стошнило.

— Они оба вели себя отвратительно, — согласилась Эрика.

Обе сестры в ночных рубашках лежали вместе, в одной кровати. Голова Эрики на подушке. Джози примостилась рядом.

Миссис МакКлейн сегодня решила переночевать в комнате у Рейчел. В доме все стихло.

Джози подоткнула руку под матрас и закрыла глаза. Память тут же воспроизвела страшную картину, увиденную не так давно в кухне.

После того как полицейские покинули дом, обещая провести расследование и напомнив о том, что входную дверь впредь следует запирать, миссис МакКлейн принялась приводить в порядок кухню. Но кровь так и не удалось смыть с линолеума. Бурые пятна остались как напоминание о том, что случилось.

Джози передернуло. «Бедняжка Магги».

— Не могу поверить, — сказала Эрика, сев в кровати, чтобы снять на ночь сережки. Она бросила их на прикроватный столик.

— Наверное, кто-то проник в дом через заднюю дверь, — предположила Джози. — Но зачем? Чтобы обокрасть нас?

— Все вещи на месте, — ответила Эрика, переворачиваясь на другой бок.

— Значит, кто-то вошел с одной целью: убить Магги, — громко сказала Джози. — Кто-то знал, как мне дорог Магги, и…

— Мы не знаем этого наверняка, — ответила Эрика. — Мы не знаем, кто это сделал и зачем.

— А ты разве ничего не слышала? — стала наседать на нее сестра. — Совсем ничего? Ни во дворе, ни на кухне? Магги ни на кого не лаял?

Эрика задумчиво покачала головой, пытаясь вспомнить.

— Ничего, — сказала она наконец. — Но за полчаса до этого к нам заходила Мелисса…

Джози состроила гримасу.

— Потом я отвела Рейчел наверх, — продолжала Эрика. — Я пыталась усадить ее смотреть телевизор, ведь самой мне надо было готовить уроки. Но она была такой возбужденной вечером, ну очень! Поэтому я просто почитала ей немного, а потом…

— Мне не нужен от тебя поминутный отчет, — нетерпеливо произнесла Джози.

— В общем, я ничего не слышала. Мама пришла из магазина где-то в половине десятого.

— Я знаю, кто это сделал, — жестко произнесла Джози, не слушая Эрику. Глаза ее наполнились слезами. Она промокнула их рукавом рубашки. — Дженкмен.

— Ну да? — выпрямилась Эрика.

— Дженкмен, — повторила Джози. По ее щекам снова покатились слезы. — Этот кретин. Он хотел причинить мне боль. Могу поспорить, он убил Магги только для того, чтобы я испугалась, поверила, что те валентинки, которые он мне посылает, не простая угроза.

— Это не Дженкмен, — сказала Эрика тихо, но очень твердо.

Джози повернулась к ней, долго смотрела в ее лицо.

— Не он?.. Почему ты так в этом уверена?

— Я просто уверена, что это не может быть Дженкмен, — сказала Эрика, как будто оправдываясь. — Во всяком случае, валентинки тебе он не посылал.

— Откуда ты знаешь? — с подозрением уставилась на сестру Джози.

— Он сам мне сказал, — ответила Эрика. — Он отправил тебе две другие открытки. Ну те, смешные, подписанные «Тайный обожатель».

— Ты говорила с Дженкменом? — Джози широко открыла глаза от удивления. — Когда? О чем?

— На днях. Он позвонил тебе по телефону. Хотел поговорить, — ответила Эрика. Голос ее звучал жестко. — Но тебя, как обычно, не было дома. Ты гуляла где-то.

— Ну и, — нетерпеливо оборвала ее Джози. — Ну и я сказала ему о тех страшных валентинках. Он поклялся, что не писал их. И рассказал о двух других — от Тайного обожателя.

Джози поднялась на ноги, скрестила руки на груди, взглянула на Эрику.

— И ты поверила ему?

— Да, — с уверенностью сказала Эрика. — Он никогда не врет, Джози.

Джози хохотнула.

— С каких это пор ты так хорошо знаешь Дженкмена? — спросила она. — Мне кажется, ты положила на этого кретина глаз. Посмотри-ка на себя! Ты покраснела.

Эрика отвернулась.

— А если и так, то что? — сердито произнесла она. — Кому какая разница? Дженкмен даже и не знает, что я человек. Для него я просто автоответчик, на котором можно для тебя оставить сообщение.

— Он кретин, — сказала Джози, высунув голову в окно. — Он кретин. К тому же опасный кретин. И он ненавидит меня. — Она передернула плечами и отошла от окна.

— Да не ненавидит он тебя, — грустно произнесла Эрика. — Вот и валентинки добрые шлет, и звонит. Он все надеется привлечь твое внимание.

— Ну да. Привлечь внимание, убив мою собаку! — с трудом проговорила Джози. Она почувствовала, как в глазах ее снова закипают слезы. Она не стала сдерживать их.

— Послушай, Джози… — начала Эрика.

— Надо опять обратиться в полицию, — не дала ей сказать Джози. — Пусть они допросят Дженкмена.

— Дженкмен не виноват, — тихо возразила Эрика. — Я думаю, это Люк.

Это предположение просто ошеломило Джози. Она словно застыла на мгновение, потом покачала головой.

— Нет, не может быть. Он вспыльчив, конечно. Но он в сущности тряпка. Не мог он убить Магги.

— Люк очень сердит на тебя, — сказала Эрика.

— Как будто я не знаю! — фыркнула Джози, округлив глаза. — Повторяю тебе, он тряпка. Кишка у него тонка убить собаку.

Эрика хотела что-то возразить, но тут на пороге появилась мама.

Лицо ее было озабоченным

— Джози, не могла бы ты причесать Рейчел? Это успокоило бы ее.

Джози поглядела на часы, потом на Эрику.

— Но, мам, уже первый час ночи.

— Я знаю, — устало произнесла миссис МакКлейн. — Но Рейчел очень расстроена. Из-за Магги, я думаю. Она очень напряжена, взволнованна. Я никак не могу уложить ее. Просто подойди к ней, скажи что-нибудь, расчеши волосы.

— Ладно, — несчастным голосом согласилась Джози. Проскользнув мимо матери, она прошла по коридору.

Рейчел сидела в одной ночной рубашке на подлокотнике кресла. Руки ее были сложены на коленях. Джози встала в дверях.

Ее близняшка выглядит так по-детски, подумалось ей. Хорошенькая девочка. Свет от лампы за спиной Рейчел создавал что-то наподобие нимба вокруг ее рыжей головки. Настоящий ангел.

— Привет, Рейчел. Хочешь, я причешу тебя? — тихо сказала Джози. Она прошла к комоду и достала щетку для волос.

Рейчел не ответила. Она как будто глядела внутрь себя.

— Уже ночь, — сказала Джози, подошла к Рейчел сзади, распустила ее волосы. Стала расчесывать.

Глядя в зеркало, стоящее перед Рейчел, она заметила, что та улыбается.

— Правда, тебе нравится? — спросила Джози, зевая.

Улыбка Рейчел сделалось еще шире.

— Кто-то ненавидит тебя, Джози, — прошептала она.

— Что? — Джози не была уверена, что расслышала правильно. — Что ты сказала, Рейчел?

— Кто-то ненавидит тебя, — чуть громче повторила сестра. Она хихикнула. — Кто-то сильно ненавидит тебя.

Джози уронила щетку на пол. Обошла вокруг кресла, где сидела Рейчел. Поглядела в ее светящиеся насмешкой глаза.

— Рейчел, ты что-нибудь знаешь? — спросила она. — Отвечай!

Рейчел глядела прямо перед собой, таинственно улыбаясь. Она коротко хихикнула.

— Кто-то ненавидит тебя, — будто дразня, сказала она Джози.

Глядя на улыбающуюся сестру, Джози почувствовала, как страх снова овладевает ею.

 

Глава 12

Возможно, Дженкмен

Джози захлопнула дверь своего школьного шкафчика. Была пятница, учебная неделя закончилась. Причесав волосы, Джози достала из рюкзака кошелек и пересчитала деньги.

— Куда собираешься?

Джози увидела Эрику. Та стояла тепло одетая, готовая противостоять февральскому ветру.

— Хочу зайти в новый книжный магазин, — ответила ей Джози, бросая кошелек обратно в рюкзак. — Собираюсь купить открытку Стиву на День святого Валентина. Завтра же праздник, и, я боюсь, все самые крутые открытки уже проданы.

— Можно мне с тобой? — Эрика выглядела такой потерянной.

— Конечно, — ответила Джози, застегивая молнию куртки.

— Мама посидит сегодня с Рейчел, — сказала Эрика. — Так что у нас полно времени.

— Деньги у тебя есть? — спросила Джози, толкнув дверь школы. — У меня в кармане только три доллара.

— А у меня пять, — ответила Эрика — Хочешь, я тебе их дам. Но пообещай, что потом вернешь.

— Обещаю.

Они вышли из школы. Снег был колючим. Прямо не снег, а иголки. Холодный ветер завывал и свистел.

Эрика намотала на шею шарф до самого подбородка, Джози натянула шапку на уши.

— Я сдала экзамен по математике, — сообщила она Эрике. — Набрала девяносто два балла.

— Замечательно, — откликнулась из-под шарфа Эрика. — А мой экзамен впереди. Всю ночь буду заниматься.

— Бедняжка, — с насмешкой ответила Джози. И вдруг вскрикнула, оглушенная громким звуком.

«В меня выстрелили», — подумала она.

Дыхание у нее перехватило. Сердце остановилось.

— Джози, с тобой все в порядке? — воскликнула Эрика, испугавшись за сестру. — Это же просто машинист сигналит, — показала она на старый паровоз, отъехавший от станции.

Джози медленно выдохнула и попыталась улыбнуться.

— Прости. Я стала такой нервной после того, как… — голос ее дрогнул.

— Ты белая, как смерть, — заявила Эрика, качая головой. — Ты решила, это выстрел?

Джози кивнула.

— Я такая дерганая после того, что случилось с Магги. Вздрагиваю от малейшего хлопка. Думать ни о чем не могу. Только о Магги и об этих дурацких валентинках.

Эрика что-то ответила, но ее голос потонул в шуме проезжающего мимо грузовика. Сестры перешли через дорогу и вошли в магазин — длинное помещение с двумя рядами полок, заставленных открытками. Молодая женщина со светлыми, зачесанными назад волосами сидела за кассой со скучающим видом.

Джози подошла к первой полке. Она сняла свои красные варежки, сунула их в карманы и начала рассматривать открытки.

— В другом углу их больше, — крикнула кассирша. — Эти уже почти раскупили.

— Спасибо, — смущенно ответила Джози. Она увидела откровенно пошлую и грубую открытку.

«Кто отправляет такие гадкие поздравления в День святого Валентина», — не могла понять Джози.

«Кто может убить в День святого Валентина?», — вопрос возник у нее в голове сам собой.

Тем временем Эрика шла к другой полке, где стояла огромная открытка размером с плакат. Неожиданно она увидела Дженкмена.

Он так увлекся чтением валентинок, что ничего не замечал вокруг. Дженкмен был одет в коричневый кожаный плащ и черные джинсы.

— Эй, Дженкмен! — после минутных колебаний Эрика не выдержала и окликнула парня.

Дженкмен повернулся к Эрике и густо покраснел. Он быстро сунул открытку, которую рассматривал, обратно на полку.

— Ой, привет! — сказал он, по-видимому, очень смущенный.

Потом быстро пошел к Эрике, глядя куда-то мимо.

«Он не хотел, чтобы я видела открытку, — подумала Эрика. — Он так смутился. Будто я застала его на месте преступления».

— Привет, Эрика, — повторил Дженкмен, все еще поглядывая через плечо Эрики. — Я покупаю открытку для мамы.

— Как мило, — сказала Эрика, тепло улыбаясь парню. — А я…

— Джози с тобой? — перебил ее Дженкмен. — Ой, вижу. Вон она.

Он слегка толкнул Эрику, стараясь пройти между полками.

— Эй, Джози! Джози! Привет! — кричал он.

«Он на меня и не посмотрит», — с грустью думала Эрика. Она пошла следом за Дженкменом.

Джози сначала сделала вид, что не слышит парня. Но когда он подошел ближе, она развернулась и холодно взглянула на него.

— Джози, — начал Дженкмен.

— Неужели мама выпустила тебя из клетки? — спросила Джози.

— Послушай, Джози, — попросил Дженкмен, схватив девушку за руку.

Джози отскочила в сторону, будто он ударил ее.

— Я просто хотел поговорить с тобой, — сказал Дженкмен. Видно было, что слова Джози больно ужалили его.

— Снова покупаешь для меня дурацкие валентинки? — спросила она. — Хочешь написать еще какую-то гадость?

— Что? — Дженкмен очень удивился. Но потом он вспомнил. — Ах да, Эрика рассказала мне о тех валентинках. Но не думаешь же ты, что это я их отправил?

— Ну да, конечно, не ты, — холодно произнесла Джози. — И, конечно, не ты следил за мной вчера вечером. На катке?

— Нет, — горячо ответил Дженкмен. — Зачем мне следить за тобой?

— Я не верю тебе, — ответила Джози. — Почему ты жить мне не даешь?

— Я не могу без тебя, — ответил парень.

— А я могу, — рявкнула на него Джози. — Прощай, Дженкмен!

Не успел он и слова вымолвить, как она выбежала из магазина.

Изумленная Эрика тоже заторопилась к выходу.

Она увидела, что Дженкмен вернулся к полкам с открытками. Его лицо раскраснелось, он выглядел разозленным. Он машинально перебирал открытки на полке, даже не глядя на них.

«Он так зол, что убить может, — подумала Эрика. — Может быть, это он шлет Джози страшные валентинки?

Возможно, это действительно Дженкмен».

 

Глава 13

День святого Валентина

Стив наклонился и поцеловал Джози. Она вернула ему поцелуй. Губы у него были сухие и горячие. И от них пахло мятой.

— Мои поздравления, — сказал он, усмехаясь, выдыхая на морозе облачко пара.

— И это все? Один жалкий поцелуй? Никакой валентинки? И даже шоколадки? — в шутку обиделась Джози.

— Неужели поцелуй был жалким? — удивился Стив.

Джози рассмеялась.

— Зайдем ко мне. Сегодня так холодно. Бр-р-р, — Она передернула плечами.

Он проследовал за нею в дом.

— Так надоела зима, — пожаловалась Джози, растирая замерзшие руки. — А ты, дружок, мог бы и подарок мне в этот день подарить.

— Мог бы, — поддразнил девушку Стив.

Они прошли в гостиную, нос к носу столкнувшись с Люком. На том было серое, давно вышедшее из моды пальто.

— А, привет, Стив.

— Привет, Люк. Как дела? — сказал Стив, бросая куртку на кушетку.

Люк пожал плечами.

— Да так. Вот, принес Рейчел шоколадное сердечко в честь праздника. Но она только смотрит на него.

— Сочувствую, — неловко сказал Стив. Люк поправил очки.

— Рейчел отчего-то волнуется сегодня. Что-то беспокоит ее. Она, конечно, не говорит, что именно. — Люк вздохнул. — Ну ладно, мне пора.

— Пока, увидимся. — ответил ему Стив.

Когда дверь за Люком хлопнула, он повернулся к Джози.

— Не могу понять Люка, — сказал он, почесав подбородок.

— Что ты имеешь в виду? — спросила Джози, наблюдая из окна, как Люк садится в машину.

— Не могу понять, отчего Люк продолжает бывать у Рейчел. Или это неслыханное благородство, или просто с самим Люком что-то не в порядке?

Джози нетерпеливо вздохнула.

— Да брось ты. Сегодня праздник. Давай хоть сегодня не будем говорить о Рейчел!

— Хорошо, — согласился он. Приблизился к девушке, желая поцеловать, но та оттолкнула его.

— Нет подарков — нет поцелуев.

— С тобой трудно, — усмехнулся он. — Ну а на каток мы сегодня пойдем, а?

— Не знаю, — неохотно ответила Джози.

— Ты сказала, что больше всего хотела бы покататься на коньках, — напомнил Стив. — Мы так хорошо провели время вчера на катке.

— Ага. Все было замечательно, пока я не вернулась домой и не обнаружила, что мою собаку убили, — тихо произнесла Джози. Она подняла на Стива глаза. — Я отчего-то боюсь идти на каток.

— Ты имеешь в виду…

— Я имею в виду, что сегодня День святого Валентина. Предполагаемый день моей смерти. Вот, взгляни. — Джози вышла из комнаты и вернулась минуту спустя с валентинкой в руке. — Это последнее. Прочти, — сказала она с откровенным страхом.

Стив, нахмурившись, вынул открытку из конверта, прочел вслух:

Лгут ромашки. Незабудки тоже лгут.    В этот день тебя убитою найдут.

Стив долгое время глядел на открытку.

— Почерк тебе знаком?

Джози отрицательно покачала головой. Она взяла у него открытку и сжала в ладонях.

— Может, не надо сегодня никуда идти, — тихо сказала она.

— Тупая шутка, — успокоил ее Стив. — Мы не позволим какому-то дураку испортить нам праздник. — Он взял девушку за руку и удивился, до чего же эта рука холодна. — Ну, Джози. Я обещал Дейву Меткалфу и Кори Бруку, что увижу их сегодня на катке.

Джози выдернула руку.

— Не надо никуда ходить, — повторила она. — Валентинки, скорее всего шутка. Но если нет?! Что, если какой-то сумасшедший… — Голос ее дрогнул. Она бросила письмо на кушетку. — Давай возьмем фильм в видеопрокате и весь вечер проведем дома.

— Но вчера мы так классно покатались с тобой, — продолжал настаивать Стив.

Она собиралась ответить ему, но тут внезапно зазвонил внутренний телефон.

Из трубки послышался треск, потом чье-то дыхание. Потом голос. Голос Рейчел.

— Кто-то ненавидит тебя, Джози, — сказала Рейчел. — Ужасно ненавидит.

Джози издала крик, схватила Стива за рукав.

— Уйдем отсюда! — простонала она и потянула парня в сторону двери.

— Кто-то ненавидит тебя, Джози, — нараспев повторила Рейчел, — кто-то ненавидит тебя.

Стив подобрал с кушетки свою куртку.

— Так мы идем на каток?

— Мне все равно, куда идти, — ответила Джози, доставая одежду из шкафа. — Мне просто необходимо уйти отсюда! Рейчел просто с ума меня сводит последнее время!

Накинув на плечо куртку, она выбежала из комнаты. Обернувшись, увидела, что Стив спешит за ней. Она перехватила взгляд, который он бросил на кушетку. Он глядел на конверт.

— Джози, кто-то страшно тебя ненавидит! — доносился из телефона голос Рейчел.

— Стив, я здесь больше не могу оставаться! — вырвалось у Джози. — Я не вынесу этого!

Пока они бежали к двери, новый звонок внутреннего телефона остановил их: Эрика. Голос ее казался расстроенным.

— Джози, ты уходишь? Сиделка сегодня надолго не останется. Мне придется быть одной.

— Да, я ухожу! Увидимся позже! — нетерпеливо сказала Джози.

— Как ты можешь, Джози? — несчастно произнесла Эрика.

— А тебе-то что? Ты же ни с кем не встречаешься! — грубо отрезала Джози. — Я присмотрю за Рейчел завтра. Честное слово.

— Не верю, — ответила Эрика с яростью. — Послушай, Джози…

— Все, ухожу, — перебила ее та.

Стив получше захлопнул за ней входную дверь. Вечер был холодный и ясный. Снег уже почти растаял. Остатки сугробов казались в океане темного воздуха айсбергами.

Деревья еще не начали распускаться. Бледный месяц высоко стоял в угольно-черном небе. Джози, как ни старалась, не могла разглядеть ни одной звезды. Где-то лаяли собаки.

Подошвы Джози скользили по влажной земле, когда она шла к машине. Держась за руку Стива, взглянула на дом Мелиссы. Все окна у нее горели, Джози могла видеть, как за занавесками движутся чьи-то танцующие тени.

Джози села в машину.

— Гляди, — сказала она Стиву, указывая рукой на автомобиль, стоящий у освещенного крыльца своего дома. — Люк никуда не уехал.

Люк сидел в машине прямо, не двигаясь.

— Что это с ним? — чуть пригибаясь к рулю, спросил Стив.

— Не знаю, — озадаченно ответила ока. — Действительно, что это он здесь делает?

— Пойти спросить? — предложил Стив.

Джози помотала головой.

— Не надо. Может, человеку надо побыть одному.

— Мне не понять, — сказал Стив, трогаясь.

Они ехали по улице, и Джози чувствовала, как страх постепенно овладевает каждой ее клеточкой.

Она пыталась побороть его. Но перед глазами одна за другой всплывали картины. Магги в луже крови. Голос Рейчел в ночной темноте. Ее предупреждение о том, что кто-то ненавидит ее, Джози. И валентинки. Эти пугающие валентинки с напоминанием о скорой смерти.

Она глядела в окно машины на удаляющиеся дома, и страх стискивал ее сердце.

— Стив, — прошептала она, дотрагиваясь до его руки, как будто хотела убедиться, что он из плоти и крови, не призрак, не ночной голос. — Стив, вернемся.

— Все будет хорошо, — успокаивающе произнес он. — Не сомневайся.

Но эти валентинки. Я должна умереть сегодня.

— Тупые шутки, — спокойно произнес он. — Убил бы того, кто так шутит. Не волнуйся.

— Но я волнуюсь, — дрожащим голосом призналась Джози. — Я ужасно волнуюсь.

 

Глава 14

Эрика волнуется

Эрика вглядывалась в темноту, пытаясь разобрать на электронных часах время. Два ноль три.

Она села в кровати и опустила ноги на пол.

Прислушалась, как тихо в доме. Потянулась.

«Только я одна и не сплю», — жалея себя, думала Эрика.

Папа был в отъезде. Мама вернулась от соседей в половине двенадцатого и сразу легла спать.

«Как легко засыпает мама, — улыбнулась Эрика. — И как похрапывает во сне. Сама она, конечно, этого не слышит. Она ничего не слышит. Она не знает, что уже третий час ночи, а Джози еще не вернулась. Одна я это знаю», — подумала Эрика.

Она встала, оправила ночную рубашку, подошла к столу. Включив настольную лампу, зажмурилась от яркого света. Присев на краешек стола, принялась искать телефонную книжку. Нашла среди бумаг, пробежала глазами фамилии на букву Б, пока не наткнулась на эту: Бэрон. Она была подчеркнута карандашом. Конечно, это дело рук Джози.

Набирая номер Стива, Эрика еще раз взглянула на часы.

— Але? — Стив поднял трубку не сразу. Голос у него был со сна хриплым.

— Стив, — прошептала Эрика.

— Ну я. Кто это?

Эрика собиралась ответить, но в телефоне что-то звякнуло.

— Извини, — сказал спустя несколько секунд Стив. — Я уронил телефон.

— Ты спишь? Стив, это я, Эрика.

— Эрика? — казалось, Стив слышит это имя впервые. — Да, я сплю. А… что…

— Стив, я очень волнуюсь, — голос Эрики дрогнул. — Джози до сих пор нет дома.

В трубке долго молчали.

— Нет дома? — наконец спросил Стив, голос его звучал осторожно. — А который сейчас час?

— Третий час ночи, — сказала Эрика.

— Да? — удивился он. — Но тогда Джози давно должна была вернуться.

— Не понимаю, — удивилась Эрика. — Разве она не с тобой была? Разве ты не проводил ее?

— Мы поругались, — баском ответил Стив.

— Что вы сделали?

— Поспорили, — повторил Стив. — Глупо ужасно. Из-за коньков или чего-то такого. Уже и не помню, с чего все началось.

— А что дальше? — Эрика откинулась на спинку стула. Рука ее сжимала трубку так сильно, что она даже почувствовала боль.

— Ну Джози ушла, — неохотно сказал Стив.

— Одна? — тревожно выкрикнула Эрика.

— Нет, — казалось, Стив даже обиделся. — Она ушла с ребятами. — Он откашлялся. — Но она должна была уже вернуться, Эрика.

— Понимаю, — несчастным голосом произнесла та.

— Ты думаешь, — начал Стив.

— Ой, подожди. Кто-то звонит в дверь. Это, должно быть, Джози. Пока.

Эрика быстро повесила трубку. Спустилась по лестнице вниз. Пол страшно скрипел под ее босыми ногами.

В ужасном волнении повернула она замок и открыла входную дверь.

— Джози?

 

Глава 15

Вляпался в историю

Эрика зажмурилась от яркого света. Поморгала, чтобы привыкли глаза.

На крыльце стояла не Джози. Через стеклянную дверь на Эрику глядели двое полицейских.

Эрика сразу узнала их. Это были те двое, что приходили к ним в ту ночь, когда убили Магги. Вот этот, моложавый, рыжеволосый. И второй, постарше, с широкими пепельными усами.

Полицейские внимательно глядели на девочку. Лица их были серьезны.

Эрика открыла дверь трясущейся рукой.

— Случилось что? — запинаясь, спросила она.

Выражение их лиц не оставляло никаких сомнений на этот счет. Что-то случилось.

— Мама, папа дома? — мрачно спросил тот, что постарше.

— Папы нет, — испуганно сказала Эрика. — Я позову маму.

Чувствуя озноб, она предложила полицейским войти.

Те молча шагнули в дом. Пахнуло ледяным холодом. Тот, что постарше, прикрыл за собой дверь. Моложавый снял фуражку и нервно дернул себя за прядь волос.

Эрика обернулась и увидела, что мама спускается по лестнице. Миссис МакКлейн на ходу завязывала пояс на халате.

— Эрика? — голос у мамы был сонный. — Что происходит?

— Боюсь, у нас плохие для вас новости, — негромко сказал старший полицейский.

Миссис МакКлейн схватилась за перила.

— Джози? Она не дома? Что с ней?

Эрика закрыла глаза.

— Так или иначе, а сказать придется, — сурово сказал полицейский. Он, казалось, собирается с духом. — Мисс МакКлейн, ваша дочь найдена убитой.

Миссис МакКлейн вскрикнула. Колени у нее подогнулись, она упала.

— Не-ет! — страшным голосом закричала она. Стон ее напоминал рев раненого животного.

Полицейские бросились к ней, чтобы помочь. Стоя на коленях, она продолжала стонать.

— Не Джози. Только не Джози.

— Как это случилось? Откуда вы узнали? Может, это и не Джози вовсе? — не своим голосом спрашивала Эрика. — Кто это сделал? Как вы узнали? Что если…

Рыжеволосый помог рыдающей миссис МакКлейн встать на ноги.

— Не Джози. Пожалуйста, только не Джози! — продолжала просить кого-то она, слезы ручьями лились из ее глаз.

— Мы нашли твою сестру в парке, неподалеку от катка, — сказал Эрике старший полицейский официальным тоном. — Мы опознали ее по бумажнику в кармане. Она не была ограблена. Уже не дышала, когда мы ее нашли. Кто-то ударил ее сзади. Лезвием от конька. Это орудие преступник оставил на месте преступления.

— О-о, — только и смогла выговорить Эрика. Широко открытыми глазами глядела она на полицейских. И вдруг — колени у нее подогнулись, она стала медленно оседать на пол. Тот, что постарше, сразу бросился к девочке.

— Нет! Только не это! — продолжала кричать миссис МакКлейн.

— Мэм, у вас есть семейный доктор? — участливо спросил рыжеволосый, поддерживая ее под локоть. — Может быть, мы позовем его и…

Он замолчал, глядя на кого-то, кто спускался по лестнице. Рейчел, похожая на привидение, в белой развевающейся ночной рубашке. Волосы рассыпались по плечам.

— Кто-то ненавидит Джози, — заявила она ясным певучим голосом. Улыбка промелькнула у нее на лице. — Кто-то жутко ненавидит Джози.

Полицейские переглянулись.

— Что? Что вы сказали? — обратились они настороженно к Рейчел.

— Кто-то ненавидит Джози, — повторила Рейчел, улыбаясь. Зеленые глаза ее светились.

— Что? — одновременно спросили оба офицера.

— Не обращайте внимания на бедную Рейчел, — сквозь слезы сказала миссис МакКлейн. — Она сама не знает, что говорит.

На следующее утро, в воскресенье, Мелиссу внезапно разбудил голос матери.

— Тебя к телефону!

— Кто? — пробормотала Мелисса, с трудом поднимая голову.

— Тебя к телефону!

Мелисса заставила себя сесть и протерла глаза. На часах всего половина девятого, а ведь она собиралась сегодня поспать подольше.

— Пусть перезвонят! — раздраженно крикнула она матери.

— Это Дейв, — терпеливо принялась объяснять та. — Я не хотела будить тебя, но он уверяет, что это очень срочно.

«Дейв? Что такого срочного может сообщить ей Дейв в половине девятого утра, в воскресенье? Хорошо бы что-то приятное», — подумала Мелисса и зевнула.

Потом перенесла телефон на кровать.

— Алло? Дейв?

— Здравствуй, Мелисса. Я…понимаешь…

— Дейв, что случилось? — тревожно спросила Мелисса. — Мне не нравится твой голос.

— Мелисса, мне надо переговорить с тобой. Прямо сейчас, — безо всякого выражения сказал Дейв. — Я… я вляпался в историю.

 

Глава 16

Просто глупость

Мелисса натянула джинсы и свитер и побежала в кафе, где они должны были встретиться с Дейвом.

Открыв дверь в кафе, она увидела, что Дейв уже сидит за столиком в дальнем углу. На нем бьша мятая голубая рубашка с поднятым воротником. Он нервно постукивал по столу ножом.

Увидев Мелиссу, он даже не улыбнулся. Под воспаленными глазами у него темнели круги. Длинные черные волосы были растрепаны.

— Привет, — неловко сказала Мелисса. — Ты кошмарно выглядишь! Слышал о Джози?

Дейв сложил нож и положил его на пластиковый столик, кивнул.

— Да, в новостях.

— Невозможно поверить! — воскликнула девушка. — Я видела Джози в пятницу. И вот, сегодня утром…

Официантка, молоденькая девушка, коротышка с ярко-рыжими волосами, подошла к их столику и поставила на него два стакана воды.

— Вы ознакомились с меню?

Мелисса и Дейв заказали омлет.

— Это ужасно, — сказала Мелисса, как только официантка отошла. — Я еще не заходила к МакКлейнам, но мама им только что звонила. Они в шоке.

Дейв покачал головой, но ничего не сказал. Оба помолчали.

— Убита, — произнесла Мелисса, вздрогнув. — Быть не может. — Она отпила немного воды.

Дейв ничего не ответил, вертя в руках нож. Он глядел в стол.

Мелисса вздохнула.

— Я слышала, что Стива допрашивают.

— Именно об этом я и хотел поговорить, — с неожиданной решимостью сказал Дейв. Левой рукой он крепко сжимал нож.

— Что? — Мелисса удивленно взглянула на парня.

— Не знаю, как и сказать, — неуверенно начал Дейв, впившись в Мелиссу взглядом.

— Ты знаешь, кто убил Джози? — запинаясь, произнесла Мелисса.

— Выслушай меня, — с жаром сказал Дейв. — Просто выслушай. Я сделал глупость. Ужасную глупость. — Он глубоко вдохнул.

— Дейв, — с трудом произнесла Мелисса. — Ты…

— Кто заказывал омлет с сыром? — прервала разговор официантка.

Пока она накрывала на стол, Мелисса с тайным страхом изучала лицо Дейва.

В чем он собирался ей признаться?

Он выглядел таким виноватым. Таким напуганным. Насколько ужасно то, что он собирался открыть ей?

Официантка наконец ушла.

Дейв и не притронулся к омлету. Он оглядывался по сторонам, будто пытаясь убедиться, что никто их не подслушивает.

— Дейв, что ты хотел сказать? — спросила Мелисса. Ее начало буквально тошнить от запаха омлета. Или это от напряжения?..

Дейв кашлянул.

— Я сделал большую глупость, — повторил он, избегая взгляда девушки. — Понимаешь, я отправил Джози несколько валентинок.

Мелисса не поняла. И все, спросила она себя, чувствуя большое облегчение.

— Ну и что? — спросила она удивленно. — В чем проблема?

— Ты не понимаешь, — нахмурился Дейв. На лбу у него выступили капли пота. — Я посылал ей особенные валентинки… Это так глупо, сам поверить не могу, что делал это.

— Я знала, что ты все еще привязан к ней, — сказала Мелисса со злой ноткой в голосе.

— Ты не понимаешь, я отправлял ее стихи, — признался Дейв, краснея.

— Какие стихи? — спросила Мелисса, чувствуя тошноту. Она отодвинула тарелку подальше от себя.

— Ну… — колебался Дейв. — Я писал стихи… Что она умрет в День святого Валентина.

— Как это?

Дейв снова нервно посмотрел по сторонам. Зал был почти пуст. Только пожилая пара за стойкой ела яичницу.

— Пойми, это была просто злая шутка. Я жутко злился на Джози, ненавидел ее, — сказал Дейв, тщательно выбирая слова. — Мне трудно объяснить, почему я делал это. Идиот!

Он постукивал пальцами по столу, не глядя на Мелиссу.

Девушка глубоко вдохнула. Смысл произнесенных Дейвом слов с трудом доходил до нее.

— Ты угрожал Джози смертью? — спросила она.

— Нет, — с жаром ответил Дейв. — То есть да. Хотя это были не настоящие угрозы. Я же не всерьез! Но теперь, когда…

— Я вам нужна? — спросила официантка, снова появляясь у их столика. — Закажете еще что-нибудь?

— Нет… Мы еще и омлет есть не начали, — ответила ей Мелисса, кивнув на нетронутый завтрак.

— Ну придется мне съесть его за вас! — пошутила официантка и, громко смеясь, отправилась на кухню.

— Так ты своей рукой писал Джози о том, что она умрет в День святого Валентина? — спросила Мелисса, только сейчас осознав в полной мере всю опасность, грозящую Дейву. — Ты подписывал свои послания?

— Нет, — огрызнулся Дейв. — Разумеется, нет. Но написаны-то они были моей рукой.

— О боже! — воскликнула Мелисса. — Когда полицейские узнают о письмах, они подумают, что это ты убил Джози.

Дейв молча кивнул.

Испуганная и растерянная, Мелисса вдруг почувствовала, что начинает подозревать Дейва.

— Скажи, — тихо произнесла Мелисса, глядя на него через стол. — Скажи, ты же не убивал Джози?

 

Глава 17

Опасные планы

Дейв молчал.

Мелисса, не отрываясь, глядела на него. Она верила, что глаза Дейва скажут ей больше, чем любые его слова. Что она видела в них?.. Вину? Злость? Страх?..

— Я не убивал Джози, — наконец тихо ответил Дейв. — Как ты могла подумать?

— Я должна была спросить, — сказала Мелисса, она продолжала искать что-то в его темных, слегка прищуренных глазах,

— Знаешь, я ненавидел Джози настолько, чтобы пугать ее письмами, — полушепотом произнес Дейв, перегнувшись через стол. — Но не настолько, чтобы убить.

Говорит ли Дейв правду?..

Или лжет? Мелисса до конца не была уверена.

— Идея испугать Джози пришла мне в голову прошлой зимой, — начал объяснять Дейв. — Когда отец Джози вдруг позвонил и сказал, что не доверит мне работать во время каникул в его магазине. Я точно знаю, Джози приложила к этому руку. Каникулы пошли насмарку. Я жутко разозлился и решил отомстить ей.

Мелисса покачала головой.

— Ты встречался со мной, но все еще был влюблен в Джози.

Она постаралась погасить внезапно вспыхнувшую ревность. Джози уже не было на свете, хотя поверить этому до конца было невозможно.

— Нет, нет, — настаивал Дейв. — Я не был влюблен в нее, я ее ненавидел. Правда.

— И ты год назад отправил ей угрожающее письмо? — спросила Мелисса.

— Нет, — ответил Дейв. — Я отправил ей письмо только этой зимой, когда она начала встречаться со Стивом. Потом еще одно, второе. И третье, когда она пожаловалась математику, что я списывал у нее. В полиции подумают, что… — Голос у него дрогнул.

Мелисса взглянула на остывший омлет. Ей хотелось накричать на Дейва, сказать, какой он идиот. Но она сдержалась, ведь Дейв так напуган. Ему так нужна ее помощь.

Но что она может сделать?..

— Я хотел напугать Джози. И только, — опять сказал Дейв, нервно постукивая вилкой о край тарелки. — Это была просто дурацкая шутка.

— Куда ты вчера отправился после того, как мы попрощались? — спросила Мелисса. — Домой?.. Твои родители не спали? Они видели тебя?

Дейв покачал головой.

— Я ушел от тебя в десять, помнишь? А потом пару часов просто шатался по улицам. До дома я добрался только в начале первого. Родители уже спали.

— Значит, у тебя нет алиби? — спросила Мелисса. В горле у нее пересохло.

— Ты говоришь прямо как полицейский из кинофильма, — огрызнулся на нее Дейв.

— Что ты, просто мне надо знать все, чтобы помочь тебе! — воскликнула Мелисса.

Подняв глаза к двери кафе, она увидела двух ребят из школы. Девушка облегченно вздохнула, когда ребята сели в противоположном конце зала.

— А почему ты думаешь, что Джози сохранила твои валентинки? — вдруг спросила она.

— Что? — Дейв уронил вилку на стол.

— Я уверена, что она выкинула их. Зачем хранить страшные валентинки? На ее месте я бы сразу выбросила их! — сказала Мелисса с надеждой в голосе.

Дейв немного подумал.

— Наверняка она показала их Эрике, — сказал он мрачно. — А Эрика точно расскажет об этом в полиции.

— Но, Дейв…

— Может быть, она уже и рассказала о них, — пробормотал парень. — Может быть, меня уже разыскивают.

— Эрику еще не допрашивали, — сказала Мелисса Дейву. — Она в шоке. Я же говорила, что мама звонила МакКлейнам. Врач сказал, что дал и Эрике, и миссис МакКлейн снотворное, чтобы они хоть немного поспали. Я знаю, Эрика упала в обморок, а когда ее привели в чувство, она не смогла ничего сказать.

— Тогда у меня есть шанс, — сказал Дейв с задумчивым выражением на лице.

— Что ты имеешь в виду? — .спросила Мелисса. — Какой шанс?

Дейв не ответил. Мелисса видела, как глубоко он задумался, поглощенный своими мыслями.

— О чем ты думаешь? — поинтересовалась Мелисса.

— Наверное, у меня получится забрать свои письма у МакКлейнов, — ответил ей Дейв.

— Но как?

— Я проберусь к ним в дом и найду их.

Мелисса внимательно посмотрела на Дейва, не веря своим ушам.

— Ты с ума сошел? Как ты найдешь их? Что ты скажешь МакКлейнам, если они увидят, что ты роешься в вещах Джози? Я не думаю, что…

— Нет, нет. Погоди минутку, — сказал Дейв, накрыв своей ладонью руку Мелиссы. — Я не собираюсь искать валентинки, когда МакКлейны будут дома.

— Но я же сказала тебе, — настаивала Мелисса. — Эрика и ее мать…

— Похороны завтра, да? — перебил ее. Дейв. Его глаза возбужденно блестели.

— Да, вроде.

— Они пойдут на похороны, — объяснил Дейв. — Дома никого не будет. Я проберусь туда, найду валентинки и уйду.

Мелисса посмотрела ему в глаза.

— Думаешь, у тебя получится?

— Конечно, — заверил ее Дейв. — Плевое дело.

 

Глава 18

Эй, кто' здесь?

Утром Дейв припарковал машину на углу улицы Страха и долго сидел, не выключая мотор, смотрел прямо перед собой.

Хотя на часах было только начало двенадцатого, небо казалось вечерним, сумеречным. Большие дождевые капли, скатываясь вниз, оставляли дорожки на ветровом стекле машины. Низкие тучи обещали настоящий ливень. Старые дубы, клены и березы, что росли вдоль улицы, отчаянно махали голыми ветвями при каждом порыве ветра.

Наконец Дейв выключил двигатель и решительно распахнул дверцу машины.

«Сейчас или никогда», — думал он.

Прошлогодние листья, сметаемые ветром, летели ему прямо навстречу, точно советуя вернуться к машине. Но он упрямо спешил к ограде. Огромная капля упала ему на лоб, стекла по носу.

Он шел, чуть нагнувшись, прячась за кустами можжевельника, как вдруг мимо проехал грузовик с бордовым кузовом. Фары у него были включены.

Дело, которое задумал Дейв, не казалось ему трудным. Тогда отчего же сердце его билось так сильно? Отчего ноги вдруг сделались ватными?..

Еще одна тяжелая капля упала парню на плечо. Он ссутулился еще сильнее, попробовал побежать, но поскользнулся на мокрых листьях.

Вот наконец и гараж МакКлейнов. Их дом. Он показался сейчас Дейву огромным живым существом, которое притворяется спящим. Ни одно окно в доме не горело.

Место, где МакКлейны обычно оставляли машину, пустовало.

Они, конечно, уехали. Ведь сегодня похороны Джози, знал Дейв. Даже уроки в школе сегодня закончились раньше, чтобы друзья Джози могли с ней попрощаться.

Дейв взглянул и на дом Мелиссы. Там тоже было темно.

Он глубоко вздохнул, стараясь успокоить колотящееся как барабан сердце.

«Я войду и выйду, — говорил он себе. — Найти валентинки у девчонки в столе — раз плюнуть. Можно считать, они у меня уже в кармане», — подбадривал он себя.

Он уже был в нескольких метрах от крыльца, как вдруг неожиданный резкий звук страшно испугал его, чуть не обратив в бегство. Пустой металлический бак для мусора, заваленный на бок, покатился и громыхнул. А все ветер.

— Bay! — только и произнес Дейв.

Да, дело, которое он задумал, исполнить не составляет труда. Не составляет труда?!

Не обращая внимания на начавшийся дождь, Дейв принялся обследовать дом. Маленькое квадратное окно подвала чуть открыто. «В крайнем случае, — прикинул он, — я через него пролезу».

Но сперва он хотел попробовать проникнуть в дом через дверь. Что, если ему улыбнулась удача и миссис МакКлейн забыла запереть какую-то из них?.. С какой начать: с главной или задней?

Он чуть замешкался, почувствовав, как холодком подводит живот. «Я же завтракал сегодня. Нервный дурак, — обругал он себя. — Надо было поесть». В животе забурчало.

Несмотря на дождь и холодный пронизывающий ветер, он вдруг почувствовал, что сильно вспотел. Только ладони были холодными. Холодными и влажными.

Так какую дверь попытаться открыть? «Быстрее, — стал подгонять он себя. — Меня могут увидеть с улицы». Ладно, в конце концов эта дверь ближе. Он поднялся по ступенькам крыльца. Казалось, к ногам кто-то привязал стопудовые гири.

А это что за странный свист?

Ему понадобилось несколько секунд, чтобы понять: это его собственное дыхание.

Он принялся поворачивать медную ручку двери. Дверь легко открылась.

«Сказочная удача, — сказал себе он. Чуть постоял в холле, пытаясь обрести дыхание. — Я вошел. Я в доме. Дело почти сделано».

В коридоре было темно. Как ночью. Тихо, как в склепе.

«Так, вот коридор. Куда идти дальше?

Может быть, включить свет? Как бы это облегчило задачу! И если бы сердце угомонилось.

Так. Лестница», — сказал он себе.

«Все. Можно успокоиться. Впереди уйма времени. Церемония на кладбище только начинается. Похороны. Похороны. Как странно звучит это слово.

Так. Поднимаюсь наверх. Наверх. Шаг по узкой лестнице. Еще шаг».

Бом! — ударили старинные часы с маятником.

Аа! Наткнулся на что-то. Нагнувшись, нащупал деревянную трость от зонта.

«Отдохну», — разрешил он себе, тяжело дыша и вглядываясь в темноту.

Он уже стоял у двери в комнату Джози, как вдруг зазвонил внутренний телефон.

Может, он просто звякнул?..

Чье-то дыхание в громкоговорителе. Треск. Дейв прислушался. Кто-то дышит?..

Вроде нет.

Кажется, да.

— Эй, кто здесь? — спросил он в трубку.

Никакого ответа. Только чье-то дыхание.

— Кто здесь? — спросил он снова.

Молчание было ему ответом.

Чертыхнувшись, он пошел дальше. Каждая ступенька скрипела под тяжестью его тела. Все. Лестница кончилась. Он неохотно отпустил перила.

На втором этаже даже темнее, чем на первом.

Но он приблизительно помнит, где комната Джози. Когда-то он навещал ее больную. Давно, когда они еще встречались.

Не обращая внимания на то, как скрипит пол, вошел в комнату. Светло. У окна на стуле аккуратной стопкой сложено выглаженное белье. Как странно. Два дня тому назад Джози жила. Жила здесь. И никогда здесь больше не появится.

Он подошел к старому дубовому столу в углу комнаты. Обеими руками принялся ворошить бумаги, лежащие на нем.

— Я только возьму сбои письма и сразу уйду, — сказал он вслух громко. Голос у него дрожал.

От сильного ветра хлопнуло окно. Казалось, дом содрогнулся, услышав.

«Ненавижу эти старые дома, — подумал Дейв. — Я ненавижу эту улицу со всеми ее старыми развалинами. И этот дождь, и этот ветер, и…»

— Боже, где они могут лежать, эти письма? — вырвалось у него.

Он швырнул в сторону кипу тетрадей.

Стопка бумаги. Бумага для черновиков. Какие-то записи на листочках.

Нет, нет. И снова нет.

Но должны же они где-то быть. Обязаны.

Пот заливал ему глаза. Он перестал искать. Сглотнул.

Где они?

Не на парте.

Это ясно. Она бы не стала выставлять эти письма напоказ.

Скорее всего, она бросила их в ящик шкафа.

Он стал открывать ящик. С такой силой, что тот чуть не вывалился из шкафа.

«Успокойся. Успокойся». Он повторял эти слова снова и снова. Как заклинание. Бесполезно.

Где они? Где они?

Он переворошил уже весь ящик.

Нет, нет, не здесь.

Тогда где?

Где?

Он попытался задвинуть ящик обратно. Руки тряслись. Дыхание вырывалось из груди с тяжелым свистом.

Он опустился на колени, заглянул под кровать.

Ничего, кроме пыли.

Что это за звук на улице?..

Автомобиль?..

Хлопнула дверца?..

— Надо мотать отсюда, — пробормотал он. И сам не узнал свой голос.

— Скорее отсюда. «Я проиграл. Не смог найти их.

А сейчас кто-то приехал. Пора сматывать удочки. Быстро!»

Он вскочил на ноги и выбежал из комнаты, оставив дверь открытой. По коридору поспешил к лестнице. Но на полпути остановился как вкопанный.

Он закричал от ужаса и отчаяния.

 

Глава 19

Еще одно убийство

Еще одно убийство.

Красные брызги.

Пятна и лужи.

Это кровь.

Все кружится перед ним. Нечеловеческий крик вырывается из груди Дейва. От ужаса. От страха. Кричит он долго. Но красные лужи не исчезают.

Эхо возвращает ему крик.

Громыхание внизу.

Гром?..

Нет.

«Это топот», — думает Дейв.

Шаги на лестнице. Скрип ступенек. Все ближе. Ближе.

Двое полицейских на лестнице. Освещают себе дорогу фонарем. Щелкают выключателем. Дом точно взрывается ослепительным светом.

— Эй, ты!

Полицейские приближаются к Дейву. Один из них наводит на Дейва пистолет.

— Брось нож! — кричит он Дейву.

Дейв глядит на серебряный нож для разрезания писем, который он все еще крепко сжимает в руке. Кровь блестит на серебре.

— Брось нож, я тебе говорю! — рявкает полицейский.

Дейв склоняется над девочкой. Он глядит на ее узкую резаную рану, из которой так и хлещет кровь. Глядит на кровавые следы, которые оставляют его ботинки.

Эрика.

Эта девочка — Эрика.

Красный туман стоит в глазах Дейва. Он как будто ослеп.

Он задыхается.

Сколько крови.

Бедная Эрика.

Какая длинная кровавая рана. Поэтому столько крови.

Пятна и лужи. Невыносимо красный цвет. Как тут оказалась Эрика? Зачем здесь полицейские?

Почему красные пятна не исчезают?

Дейв озирается вокруг. Пытается встать.

— Стой на месте, парень, — говорит ему полицейский, вытягивая руку, в которой блестит пистолет. — Брось нож. И не двигайся. Вот ты и попался.