Разбитые сердца

Стайн Роберт Лоуренс

Часть вторая

Февраль, один год спустя

 

 

Глава 1

Очередь за Мелиссой

Мелисса потянулась поцеловать Люка и стукнулась лбом о край его очков.

— Ой! — дружно сказали оба.

Мелисса шутливо хлопнула Люка по руке.

— Ты хоть раз в жизни снимал свои очки? — проворчала она.

Он засмеялся и стащил очки. Поглядел на нее, ожидая, что она его снова поцелует. Но Мелисса, к его удивлению, поднялась с дивана и встала.

— Ну куда ты, — огорчился он. — Что случилось?

Мелисса подошла к окну и выглянула на улицу. Серые тучи, закрывшие небо, угрожали деревьям новым снегопадом. Неподалеку от гаража две вороны пытались выковырять что-то из мерзлой земли. Мелисса глядела на них, пока они не улетели, ругая друг друга по-вороньи.

— Я получила письмо от Дейва, — сказала Мелисса, продолжая разглядывать что-то из окна. Руки она скрестила на груди.

— Да-а? От Дейва? — с удивлением откликнулся Люк.

Они с Мелиссой встречались уже два месяца. За все это время Мелисса почти и не упоминала имя Дейва. Тот, насколько Люку было известно, был отправлен в какую-то исправительную школу. Порядки в ней приближались к тюремным. Люк не знал точно, что это была за школа.

— Бедный Дейв, — сказала Мелисса, поворачивая лицо к Люку.

— Да, — задумчиво ответил Люк, возвращая очки на их законное место.

— У него всегда был ужасный характер, — заметила она, накрутив на палец прядь волос. — Но я и раньше не верила, что это он убил Джози и ранил Эрику. И сейчас не верю.

— А я не верю, что с той поры уже прошел год, — тихо сказал Люк. — Это… все еще стоит у меня перед глазами.

— Мне снятся кошмары, — призналась Мелисса. — Это письмо от Дейва воскресило прошлое.

Опершись о подоконник, чувствуя холод, идущий от окна, Мелисса вновь стала вспоминать с болью те ужасные события.

Дейв был схвачен полицейскими на месте преступления. С окровавленным ножом для разрезания писем. Рядом с бесчувственным телом Эрики. Эрика была отправлена в больницу и понемногу выздоровела. Дейв был арестован.

Но следователю, который занимался этим делом, так и не удалось заставить Дейва признаться в том, что это он убил Джози. И Эрика не сказала определенно, что это он ранил ее.

— В коридоре было слишком темно, — сказала она. — И нападавший подошел ко мне сзади. Я его не видела.

В тот ужасный день, когда хоронили Джози, Эрика была больна. Шок, который она пережила после смерти сестры, был так силен, что родители оставили ее дома вместе с Рейчел. Она не поехала на кладбище.

В тот день она услышала странные звуки по внутреннему телефону. И вызвала полицию. Она осмелилась выйти в коридор, и кто-то напал на нее сзади.

Дейв же заявил в полиции, что не он ранил Эрику. Он споткнулся о ее тело тогда, когда шел по темному коридору, к лестнице. Эрика уже была ранена кем-то. Дейва настолько поразило увиденное, что, когда он поднял с пола валяющийся рядом с Эрикой нож, то крепко сжал его в руках. Он чуть сознание не потерял от ужаса. В таком состоянии его и нашла полиция, приехавшая по вызову Эрики.

Дейв клялся, что не виноват, и после долгого расследования полиция вынуждена была не передавать дело в суд. Нет свидетелей. Нет доказательств виновности.

«Бедняга Дейв», — думала Мелисса, вспоминая, как волновался Дейв, пытаясь объяснить ей случившееся, как дрожали его руки, дергался подбородок.

Его не осудили, но в школу он так и не вернулся. Слишком много бывших товарищей поверили в то, что это он убил Джози. Все сходилось. Сначала письма с угрозами. Потом убийство Джози. Потом поиски в доме МакКлейнов. И наконец, нападение на Эрику.

И пусть доказательств не было, половина города посчитала его виновным.

Ради его же блага родители отправили Дейва в армейскую школу. Дейв уехал, но слухи не прекратились.

Мелисса ненавидела тех, кто судачил о Дейве. Какое право имеют они называть Дейва убийцей?!

Почти всем виновность Дейва казалось очевидной. Все знали, с какой ненавистью он относился к Джози.

Когда Джози не дала ему списать на экзамене и его исключили из сборной по рестлингу, он рассвирепел и убил ее. Вот в это большинство жителей Шейдисайда и верили. Придя в день похорон в дом к МакКлейнам, он собирался уничтожить доказывающие его вину валентинки. Эрика обнаружила его и вызвала полицию. Поэтому ему пришлось ударить ее ножом. Таково было общее мнение.

А что же Мелисса?..

Она не знала, чему ей верить. В глубине души она знала, что Дейв неплохой. Она знала его получше других. Она встречалась с ним, и достаточно долго. Она доверяла ему.

Конечно, нрав у него был бешеный. Но убийцей он быть не мог. Мелисса знала это. Убить он не мог.

Или мог?

Люк подошел в Мелиссе и обнял ее. Он не произнес ни слова. Его свитер немного колол ей щеку.

— Даже год спустя, — с тоской произнесла Мелисса, — мы не можем ответить на вопрос, что же тогда произошло.

— Надо забыть, — тихо сказал Люк.

— Но как такое забудешь? — с нажимом спросила Мелисса.

Он отпустил ее и пожал плечами.

— Не знаю, — он опустил глаза. — Я до сих пор вспоминаю Рейчел.

За окном продолжали сгущаться тучи. Тени, отбрасываемые на ковер, становились длиннее. Мелиссе казалось: надвигающийся сумрак хочет проглотить ее.

— Я знаю, тебе было трудно принять такое решение, — тихо сказала Мелисса. — Перестать ходить к МакКлейнам.

Он кивнул.

— Рейчел трудно привыкала, что меня нет. Да и Эрика говорила потом, что я фактически заменял сиделку, — голос у него дрогнул. — Но какой у меня был выбор? Мне нужно жить дальше.

Люк подошел к окну и оперся обеими руками о подоконник.

Серые глаза его под очками блеснули.

— Не знаю, о чем я думал, — сказал он скорее себе, чем Мелиссе, — когда в прошлом году навещал Рейчел. Наверное, я неосознанно ожидал, что она поправится. — Люк болезненно сморщился. — Мне понадобилось немало времени, чтобы осознать: Рейчел никогда не будет прежней.

Мелисса долго не отвечала. Молчание воцарилось в комнате. Молчание. И длинные тени на ковре.

Кто-то щелкнул дверцей автомобиля. Две собаки принялись лаять.

— Я пыталась дружески поддержать Эрику, — произнесла Мелисса. — Я навещала Рейчел каждую неделю. Потом разговаривала с Эрикой. Мне… мне искренне жаль ее!

— Что ты имеешь в виду? — повернул к ней свое лицо Люк.

— Эрике понадобилось немало времени, чтобы прийти в себя после ранения. И… мне кажется, она сильно страдает, ведь она фактически одна. Миссис МакКлейн так и не смогла позволить себе нанять постоянную сиделку для Рейчел. К тому же…

— Сменим тему разговора, — резко произнес Люк.

— Да, конечно, — сразу согласилась Мелисса. — Целый год прошел. Все кончено. Хватит просматривать почту.

— Ты что-нибудь слышала о ледовом параде? — спросил Люк. — В День святого Валентина? На озере?

— Парад фигуристов на катке? — переспросила Мелисса, просматривая письма.

— Нет, на озере,

— Странно. Я пока не слыхала, — улыбнулась Мелисса, опустив руку с зажатым в ней конвертиком.

— Парад фигуристов на острове Страха. В День святого Валентина. — Люк хохотнул. — Пойдешь?

— Еще бы. Здорово! — ответила Мелисса. — Только знаешь, я неважно катаюсь. Я больше времени провожу лежа на льду, чем стоя. Постоянно шлепаюсь. У меня, похоже, слабые лодыжки.

— Я научу тебя, — пообещал Люк. Он внезапно заметил, каким лукавым сделалось у девушки лицо.

— Посмотри, что мне прислали, — попросила она, — судя по конверту, это валентинка. Ты опережаешь собыия, Люк. Рановато для поздравлений.

— Я тебе пока ничего не отправлял, — запротестовал Люк, заглядывая Мелиссе через плечо.

На открытке, вложенной в конверт, спереди был нарисован роскошный букет цветов.

На обороте открытки печатными буквами кто-то написал:

В День святого Валентина  Ты расплатишься сполна. В День святого Валентина    Ты умрешь, как и она.

 

Глава 2

Исчезновение

Утром Эрика расчесывала длинные, цвета меди волосы Рейчел. В зеркало, стоящее перед той, она видела и угол комнаты, и окно, и серые тучи, которые заволакивали небо.

Радиатор у стены чуть потрескивал. Потрескивали электричеством и волосы Рейчел.

Эрика, одетая в линялые джинсы и просторный серый свитер, задумчиво глядела на отражение сестры в зеркале.

«Она такая красивая, — думала Эрика. — Интересно, сколько лет она еще будет оставаться красавицей. И останется ли навсегда детским ее рассудок?»

Опустив глаза, она заметила, что Рейчел сжимает что-то в руках.

— Что у тебя там? — спросила Эрика, нарушая сонную тишину. — Что ты держишь в руках?

Рейчел показала ей крошечного игрушечного медведя. Эрика сразу узнала его. Плюшевый медвежонок. Давнишний подарок Рейчел от Люка.

Эрика вздохнула о прошлом. Календарь, висящий над столом, напомнил ей о приближающемся празднике, Дне святого Валентина.

Она вздохнула и с усилием принялась расчесывать густые волосы сестры, начиная от самых корней и заканчивая длинными завитками, спускавшимися ниже пояса.

— Нас осталось двое, Рейчел, — неосторожно сболтнула она сестре.

— Что? — голос Рейчел звучал на удивление холодно и настороженно. — Что ты сказала? — Казалось, Рейчел сердится.

— Ничего, не обращай внимания, — пробормотала ' Эрика.

— А Люк придет? — настаивала Рейчел.

— Нет, — тихо ответила сестра. — Люк больше не придет. Он теперь встречается с Мелиссой.

— Ненавижу Мелиссу! — неожиданно закричала Рейчел, выхватив у Эрики из рук гребень для волос, и швыряя его на пол.

— Рейчел, успокойся, — попросила Эрика, наклоняясь, чтобы поднять гребень.

— Я ненавижу Мелиссу! Я ненавижу Мелиссу! Я ненавижу Мелиссу! — продолжала с яростью выкрикивать Рейчел.

— Перестань, Рейчел! — взмолилась Эрика. — Не расстраивайся. Я не имела в виду, что…

— Я ненавижу Мелиссу! Я ненавижу Мелиссу! — не унималась Рейчел. Она надорвала шов на спине медвежонка и принялась сыпать себе на колени опилки, которыми он был набит.

— Прекрати! — Эрика выхватила медвежонка из рук Рейчел.

Рейчел перестала кричать, но по выражению ее лица Эрика видела, что она в любую минуту готова снова взорваться гневом.

— Давай успокоимся, — примирительно обратилась она к ней. — Давай я снова буду причесывать твои волосы. Медленно и долго. Так, как, ты любишь.

— Я ненавижу Мелиссу и я ненавижу Люка, — чуть спокойней заявила Рейчел. Она долго разглядывала свое сердитое лицо в зеркале.

— Нет, Рейчел. Нехорошо кого-то ненавидеть, — негромко ответила Эрика. — Ты должна…

Ее прервал звонок телефона в ее комнате.

— Подожди, — попросила она сестру, выбегая из комнаты. — Я только узнаю, кто это звонит.

Рейчел не ответила. Она продолжала изучать себя в зеркало, довольно улыбаясь.

Эрика чуть не споткнулась о толстый ковер, постеленный в холле около года тому назад взамен того, перепачканного кровью. «Надо же, — подумала Эрика, — я все не привыкну к нему».

Она почувствовала боль в боку. Боль начиналась почти всякий раз, как она заходила в холл. Боль напоминала о том, что произошло в тот ужасный день. Болезненное воспоминание.

— Алло? — сказала она, подняв трубку.

— Привет, Эрика. Это я, Стив.

Эрика не могла поверить своим ушам,

Стив Бэрон? Звонит ей?

В честь чего это? Эрика ни разу и не говорила с ним со дня гибели Джози.

— Тебе, наверное, странно слышать меня, — сказал Стив, точно прочитав ее мысли.

— Да. Ну… Как у тебя дела? — неуклюже спросила она.

— Нормально. Хорошо, — ответил он. — Понимаешь… Я… Ну, словом, я думаю сейчас о тебе. На днях видел тебя в школьном буфете. И я… в общем…

«Отчего он так нервничает, — удивлялась Эрика, слушая его сбивчивую речь. — С Джози он никогда так не терялся».

— Ты слышала о ночном параде конькобежцев на озере в честь праздника святого Валентина? — выпалил Стив. — Я подумал, что ты… ну, может быть, захочешь побывать там… мм… вместе со мной.

Эрика была потрясена.

«Это какое-то чудо», — думала, она. Сердце прямо-таки било в барабан. Стив! Он такой взрослый, уже оканчивает школу, а я… Я по сравнению с ним… Он даже и не смотрел в мою сторону, когда встречался с Джози.

— Да, я рада, — сказала она, стараясь не дышать.

— Хорошо, — с облегчением произнес Стив. — На озере еще лед, так что…

— Ой, подожди, — вспомнила Эрика с отчаянием в голосе. — Я же не могу.

— Да-а?

— Праздник в воскресенье, правильно? Значит, я никуда не могу уйти. Мамы дома не будет, отец собирается в командировку. Я обещала присмотреть за Рейчел в воскресенье.

Долгое молчание на другом конце провода.

— Как жаль, — наконец произнес Стив с искренним участием. — Знаешь, тебе надо жить и своей жизнью, Эрика.

— Как будто я этого не знаю, — с горечью сказала девочка.

— Нет, правда, — продолжал настаивать он. — Ты не можешь всю жизнь подчинить… — он замялся.

— Я знаю, но что мне делать-то?

— Праздник будет что надо, — продолжал Стив, точно не расслышал. — Ты любишь кататься на коньках?

— Да, но я уже давно не каталась, — тоскливо сказала Эрика.

— Ну тогда ты, может, найдешь кого-то, кто бы мог тебя заменить, и мы…

— Вряд ли, — ответила Эрика. — Извини.

Огорчился ли Стив? Не рассердил ли его отказ, забеспокоилась Эрика.

— Стив, может быть, как-нибудь в другой раз? — как можно приветливее спросила она.

— Ага. Ладно, — быстро произнес Стив. — Всего хорошего.

Он повесил трубку до того, как она успела что-то сказать.

«Как странно, — думала Эрика, не отпуская трубку телефона. — Я и не думала, что Стив помнит меня. Для него я всегда была лишь сестрой Джози. Недомерком».

Она почувствовала, что ей снова становится грустно. Она так надеялась, что с переходом в высшую ступень школы ее ждут счастливые дни. Она вздохнула. «А вместо этого я все вечера провожу в этом проклятом доме, в этой развалине, точно прикованная к Рейчел. Я растеряла всех своих подруг. Не хожу на свидания. Не могу выйти погулять. Все, что я могу, это причесывать Рейчел».

Вспомнив о сестре, которая осталась без присмотра, Эрика заторопилась наверх. Быстрыми шагами идя по холлу, она почувствовала, как ноет бок. Старая рана, нанесенная ножом для разрезания писем.

Привычно не обращая внимания на боль, Эрика поднялась по лестнице.

— Рейчел?

Молчание в ответ.

Эрика постояла немного, глядя на пустой стул, где еще недавно сидела Рейчел.

— Рейчел?

Ни звука.

Тучи за окном потемнели и, казалось, приобрели странный зеленоватый оттенок. Деревья, как руками размахивали голыми ветками.

— Эй, где ты, Рейчел? — голос Эрики дрожал. — Куда ты ушла? Тебе же велено оставаться в комнате!

Чувствуя, как ее охватывает паника, Эрика выбежала из комнаты, схватилась за перила лестница, глянула вниз.

— Рейчел?

Никакого ответа.

И тут к своему ужасу Эрика увидела, что входная дверь распахнута.

 

Глава 3

Дейв опять виноват

Прыгая через две ступеньки, Эрика помчалась вниз по лестнице.

«Что случилось с Рейчел? Чего она хочет?» — сердито думала Эрика, выбегая на улицу.

Ведь Рейчел знает, что ей нельзя одной выходить из дома. Почему она гак странно себя ведет сегодня?

— Рейчел? Рейчел? — звала Эрика.

Прошлогодние листья взлетели над тротуаром при сильном порыве ветра. Темнело.

Эрика видела припаркованную к дому Мелиссы машину. Машину Люка.

Она вновь почувствовала, как болит прошлогодняя рана в боку.

— Рейчел, ты где? Скоро начнется буран!

Где же она?.. Мне придется позвонить в полицию?

Нет.

Рейчел высунула голову из-за толстого ствола мощного старого клена.

— Салют, Эрика. — Она пошла от дерева. На лице ее играла довольная детская улыбка.

— Рейчел! — прикрикнула на нее возмущенная Эрика, Сердце все никак не могло успокоиться. — Ты что это делаешь здесь?

Рейчел, не торопясь, прошествовала мимо, Ярко-рыжие волосы ее надулись на ветру, точно парус.

— Я испугала тебя, Эрика? — улыбка Рейчел сделалась еще шире.

— А? — вздрогнув, уставилась на сестру та.

— Я испугала тебя? — повторила Рейчел, глаза ее возбужденно горели. — Я действительно испугала тебя?

Эрика почувствовала, что ее буквально колотит. От холода?.. От недоброго огонька в глазах Рейчел?..

— Я испугала тебя, Эрика?

«Что за мысли бродят в твоей бедной голове, Рейчел, интересно бы узнать», — подумала Эрика.

Она обхватила сестру за плечи и мягко повлекла за собой в дом. В холле Рейчел неожиданно принялась смеяться. Неприятный, пугающий смех.

«Что тебе известно, Рейчел, — думала Эрика. — Ты знаешь больше, чем я предполагаю?..»

— Вот, погляди, — сказала Мелисса. — Просто прочти! Ну!

Она протянула открытку Люку дрожащей рукой.

Это было днем в понедельник, после школы. Мелисса вернулась домой и обнаружила среди прочей почты новую валентинку. Открытку с изображением букета красных роз. Немедленно она крикнула Люку, чтобы тот не уезжал. Он тут же вышел из автомобиля, поднялся к ней.

Люк стоял рядом, в пальто и обернутом вокруг шеи красно-белом шарфе. Он глядел на новое послание, написанное от руки тем же почерком.

      Розы — дивная картина.       Розы — умереть приказ.     В День святого Валентина Ты вздохнешь в последний раз.

Люк внимательно вчитывался в каждое слово послания. Наконец отдал открытку Мелиссе.

— Ты сильно расстроилась?

— Я испугалась, — просто ответила она.

Он принялся разматывать шарф.

— Это, вероятнее всего, шутка.

— Это не было шуткой по отношению к Джози, — отрезала Мелисса.

Он бросил пальто и шарф прямо на перила лестницы. Оправил свитер.

— Хочешь горячего шоколаду? — предложила она, отправляясь на кухню. Верхняя губа у нее была прикушена. — Поставить чайник?

— Может быть, обратиться в полицию, — предложил он, сунув руки в карманы своих черных джинсов.

— Может быть, — откликнулась она, набирая воду.

— Ты показывала прошлую открытку родителям? — Люк подошел к раковине, встал рядом с девушкой.

Мелисса кивнула.

— Они считают, это шутка. Дурацкая шутка. Мама напомнила, чтобы я держала дверь запертой все время. Отец велел звонить в полицию при любом подозрительном звуке.

Она поставила чайник на плиту и включила газ. Потом повернулась к парню. Встала на цыпочки и поцеловала его.

— С днем рождения! — сказала она, когда поцелуй закончился. Облизнула губы.

— Мой день рождения не скоро, — ответил Люк.

Она хихикнула.

— Ну и что?

Внезапно он сделался очень серьезен. Стянул очки и почесал кончик носа.

— Эй, я, кажется, что-то придумал.

Чайник начал шуметь.

— Относительно чего? — как будто не поняла Мелисса.

— Относительно этих валентинок, — сказал он, вновь водрузив на нос очки. — Дейв посылал их Джози год тому назад, так?

— Ну да, разумеется, — нетерпеливо ответила Мелисса. Чайник засвистел. Она взяла его за ручку и сняла с огня. — Так что ты придумал? — Она притащила две большие белые кружки из кабинета отца.

— У тебя осталось то письмо от Дейва, которое ты получила неделю назад?

— Да, кажется, — ответила Мелисса, пытаясь припомнить, куда же она его подевала.

Внезапно лицо ее просветлело.

— Я догадалась! Ты хочешь сличить почерк? На этой открытке и на той, что я получила от Дейва?

— Умница, — коротко ответил Люк.

— Кажется, оно среди моих бумаг на столе, — сказал Мелисса. Она надорвала два пакетика и высыпала сухой порошок в чашки. — Пей пока. А я пойду искать письмо.

«Это не Дейв, — думала Мелисса, подходя к письменному столу. — Невозможно, чтобы этим негодяем оказался Дейв.

Зачем это ему посылать мне такое?

Ерунда какая-то».

Она перебирала тетради на столе, просматривала листочки с черновыми записями. И вдруг зазвонил телефон. «Как не вовремя», — с досадой подумала она, беря трубку.

— Алло?

— Алло, Мелисса?

Женский голос. Знакомый. Когда-то я его слышала.

— Мелисса, это Марша Кинли. Из Портстона.

Мать Дейва?!

С чего это она звонит Мелиссе? И отчего у нее такой грустный голос?

— Что случилось, миссис Кинли?

— Ничего, Мелисса. Ты не видела Дейва? — с волнением спросила его мать.

— Дейва? Мм… Нет, — в голосе Мелиссы звучала растерянность. — Разве он не в…

— Он сбежал, — оборвала ее миссис Кинли. — Из своей армейской школы. Прошлой ночью. Ты его не видела, Мелисса?

— Нет, — ответила та. — Зачем ему приходить ко мне?

Короткая пауза в разговоре. Сухое потрескивание в; i"; трубке.

— Он недавно вспоминал тебя, Мелисса. Много вспоминал. Я очень волнуюсь за него. Не знаю, отчего он сбежал из школы. Надеюсь, он не наделает больших глупостей.

Мелисса внезапно почувствовала, как у нее заболела рука, с такой силой она сжала трубку.

— А вы думаете, Дейв вернется в Шэдисайд? — спросила она.

— Не знаю, — голос матери парня был напряжен. — Пожалуйста, позвони мне, если он объявится, ладно? Если ты увидишь его или тебе о нем скажут. В любом случае позвони. Договорились?

Мелисса коротко согласилась и повесила трубку.

Она взяла себя за прядь волос. Намотала ее на палец. Голос миссис Кинли все еще звучал у нее в ушах.

""Я надеюсь, он не наделает глупостей", — вспоминала она слова той. — Я тоже на это надеюсь".

Вспомнив, зачем она пришла к себе в комнату, Мелисса вновь принялась искать письмо. Она нашла его — в верхнем ящике стола. И заторопилась к Люку.

— Звонила мать Дейва, — сообщила она ему. — Она говорит, что он сбежал из армейской школы и, возможно, скоро здесь объявится. Она здорово беспокоится за него.

Люк отодвинул чашки со стола, чтобы не мешали. Положил рядышком письмо Дейва из армейской школы и только что пришедшую по почте валентинку.

Склонившись над столом, Люк и Мелисса сравнивали начертание букв в той и другой, боясь обнаружить сходство.

— Никаких сомнений, — наконец сказала Мелисса. Глаза ее расширились от ужаса. — Почерк тот же. Валентинку отправил мне он.

Люк вновь перечитал стишок на открытке.

— Я тоже думаю, что оба письма написаны одной рукой. Это работа Дейва Кинли, — пробормотал он.

— А теперь Дейв возвращается, — сказала Мелисса изменившимся голосом. — Он отправил мне валентинку с угрозой. А теперь он едет сюда. Чтобы привести свою угрозу в исполнение.

 

Глава 4

Незваная гостья

Эрика открыла дверь.

— Мелисса, ты? — голос ее звучал удивленно.

— Ну, как у тебя дела, Эрика? — спросила Мелисса, вытирая нога о соломенный коврик в прихожей. Божественный запах жареного цыпленка, доносившийся из кухни, напомнил ей, что она давно не ела.

— У меня нормально, — ответила Эрика, внимательно глядя в лицо гостье, как будто пытаясь определить истинную цель ее неожиданного визита. — Если ты пришла к Рейчел, то она спит.

— Да нет, я пришла к тебе, — хмуро ответила Мелисса вполголоса.

— Снимай пальто, — предложила Эрика.

Мелисса отрицательно покачала головой.

— Я только на минутку. Меня дома обед ждет, — она обернулась и поглядела через стеклянную дверь на свой дом. Отец только что припарковал машину. — Понимаешь, мы всегда садимся за стол сразу, как только он приходит. Иначе он сердится.

Эрика фыркнула.

— Так что случилось?

Мелисса убрала прядь волос со лба.

— Я просто хотела тебя предупредить, что Дейва ищут.

Даже при тусклом освещении Мелисса заметила, как побелела Эрика. Ее понадобилось несколько секунд, чтобы осознать до конца то, что произнесла только что Мелисса.

— Ты хочешь сказать, что он сбежал из школы? — наконец спросила она.

— Да, — кивнула Мелисса. — Его мать звонила мне.

— Ты хочешь сказать, он может появиться у нас в городе? — первоначальный шок перешел у Эрики в неприкрытый страх.

— Не знаю, — Мелисса сунула руки в карманы пальто. — Может быть. Просто я подумала, что обязана сказать тебе.

— Но он не может сюда приехать! — проговорила Эрика. Глаза расширены, руки крепко сжаты в кулаки.

— Извини, — сказала Мелисса, сама не понимая, что заставляет ее просить у Эрики прощения. Она не ожидала, что Эрика так испугается.

— Я всегда считала, — произнесла Эрика дрожащим голосом, — что именно Дейв и убил Джози. Именно Дейв и напал на меня с ножом в прошлом году. — Она поглядела на площадку лестницы, где ее ранили в бок.

— Но ты же сказала полицейским, что…

— Я ничего не могла сказать полицейским, — перебила ее Эрика, — потому что я не видела, кто на меня напал. Но я всегда думала, что это Дейв. В нем столько злости. Столько ненависти. Он посылал сестре те ужасные валентинки. А потом проник в наш дом… — Голос у нее дрогнул. Она сглотнула.

Мелисса поглядела на улицу.

— Мне пора. А что касается злого характера Дейва, так тебе следовало бы…

— Он возвращается сюда, чтобы продолжить начатое, — перебила ее Мелисса с неприкрытым ужасом. Ее передернуло. — Чтобы продолжить убивать.

— Я, как и Джози, стала получать валентинки, — произнесла Мелисса. — Поздравительные открытки с угрозой скорой смерти. — Она вовсе не хотела сообщать об этом Эрике. Слова вырвались как будто против ее воли.

— С угрозой смерти? Ты? — спросила Эрика, заинтересованно глядя на Мелиссу.

Мелисса кивнула.

— Я получила уже две валентинки, — прошептала она, чтобы ее слова не услышала миссис МакКлейн, спускавшаяся по лестнице. — Обе написаны рукой Дейва.

Странный возглас вырвался у Эрики.

— Так Дейв возвращается сюда, чтобы убить тебя?

— Я хочу в кроватку, — сказала, зевая, Рейчел. Эрика последний раз провела гребнем по ее длинным волосам. Потом бросила его на туалетный столик.

Она взглянула на часы. Чуть больше половины девятого. Самое время делать уроки. Завтра она должна выступить с докладом. А ведь она еще и не начала к нему готовиться.

"Сколько времени отбирает у меня сестра", — с горечью подумала Эрика. Она дождалась, когда та нырнет под одеяло и, пожелав доброй ночи, выключила свет. Потом спустилась по лестнице вниз, чтобы узнать, не нужно ли чего маме.

Миссис МакКлейн куда-то одевалась.

— Твоя тетя Бетт просила меня заглянуть к ней. Она хочет показать мне образцы пряжи, — объяснила она, ища ключи от машины. — Я ненадолго.

— Нет проблем, — ответила Эрика. — Рейчел уже спит.

— Могу обрадовать тебя, — сказала миссис Мак-Клейн, — отец возвратится завтра и, возможно, проведет несколько дней дома.

— Здорово! — с энтузиазмом сказал Эрика. — Я уж и забывать стала, как он выглядит!

— Я, признаться, тоже, — ответила миссис Мак-Клейн, берясь за ручку двери. — Кажется, он высокий. А может, и нет. Забыла.

Обе расхохотались. Миссис МакКлейн послала Эрике воздушный поцелуй и вышла из комнаты.

Целый час Эрика лежала на животе. Она перенесла на ковер все свои книги и долго выписывала из них что-то, составляя доклад.

За окном выл ветер. Лампы в доме пугающе мигали. Казалось, электричество вот-вот отключат.

"Хорошо, если свет вырубят, — думала Эрика. — Буду писать доклад при свечах".

Она с надеждой поглядела на потолок. Но лампочка тут же перестала мигать. А ветер, казалось, усилился. Он напоминал теперь рев животного.

Минуту спустя Эрика услышала и другие звуки. Она подняла голову, уронила фломастер на ковер. Кажется, чьи-то шаги. Кто-то забрался в дом. Скрипнула половица.

— Кто здесь? — спросила она. Никакого ответа.

— Рейчел, ты? Ты проснулась?

Молчание.

— Рейчел, ну ответь же.

"Это не Рейчел, — осознала наконец Эрика. — Кто-то чужой пробрался в мою комнату. И родителей нет".

Эрика вскочила на ноги. Сердце, казалось, вот-вот выскочит из груди. А ветер выл и выл, точно предупреждая об опасности.

— Кто… Кто здесь? — спрашивала Эрика.

Тихонечко, на цыпочках, Эрика подошла к двери комнаты. Осторожно просунула голову в дверь — и закричала.

 

Глава 5

Незваный гость

Эрика ввалилась в комнату, кипя от негодования.

— Люк, ты что тут делаешь?

Испугавшись, Люк отступил на шаг назад от парты.

— Привет, Эрика. Я… гм.

— Что ты тут делаешь? — повторила вопрос Эрика, стоя руки в боки. Она не торопилась подойти к парню поближе.

— Извини, — сконфуженно пробормотал Люк. — Я просто оставил валентинку для Рейчел. — В правой руке его белел квадратный конверт.

— Да? Валентинку? — Эрика взглянула на конверт. — А зачем в дом забрался как вор?

— Я… я не хотел никого беспокоить, — объяснил Люк. Лицо у него пылало, вид был до смешного растерянным. — Я видел, что ты делаешь уроки в холле. Я предполагал, что Рейчел спит. Поэтому решил просто оставить валентинку на столе и уйти.

Эрика внимательно смотрела на парня, стараясь определить, правду ли он говорит.

— Ты меня напугал до смерти, — призналась она.

— Извини, — кротко сказал Люк. — Я не хотел.

— Ты чувствуешь себя виноватым. Разве не так? — продолжала нападать на парня Эрика.

— Гм… Виноватым?

— Именно, — голос девушки звучал жестко. — Ты выглядишь виноватым. Ты виноват перед Рейчел.

— Не надо, Эрика, — попросил Люк.

— Ты знаешь, как переживала Рейчел после того, как ты бросил к нам ходить? — кричала Эрика.

— Я не могу это обсуждать, — чуть заикаясь, сказал Люк. — Я теперь встречаюсь с Мелиссой.

Он отбросил валентинку в сторону и, не оглянувшись, выбежал из комнаты.

А в доме напротив Мелисса играла с отцом в бридж.

— Может, хватит? — спрашивала его она. — Мне эта игра всю прошлую ночь снилась!

Мистер Дэвис хмыкнул.

— Ты проигрываешь не потому, что тебе надоело играть. Просто ты мне и в подметки не годишься! Кочерыжка!

— Не называй меня кочерыжкой, — проворчала Мелисса. — Как будто ты не знаешь, я терпеть не могу капусту! Хочешь, я стану обращаться к тебе Стручок Гороховый?

— Это имя мне не подходит, — смеясь, заявил отец. Он был мужчина весьма крепкого телосложения, можно даже сказать, толстый. — Ладно, заканчиваем. Ты слабенький игрок, — поддразнил он дочку. — Ладно, проигравший убирает со стола. А я посмотрю по телевизору новости. На часах почти одиннадцать.

Чертыхнувшись про себя, Мелисса стала мыть посуду.

Отец, достав из холодильника парочку сэндвичей, ушел к себе.

Двумя часами позже все в дома, исключая Мелиссу, спали. Она лежала с закрытыми глазами, заставляя себя думать о чем-то приятном. Перед глазами стоял Люк. Его робкая улыбка. Его русые волосы с завитками, зачесанные за уши. Какой милый у него взгляд из-под очков.

Она пыталась считать слонов. Огромных, с тюками на спине.

Она представила себе, как они шагают один за другим — эти кадры она видела когда-то в кино.

"Сколько еще людей на свете считают сейчас слонов, — думала Мелисса. — Кому-нибудь из них это нелепое занятие помогло уснуть?"

Потом она попыталась переключиться со слонов на собак. Затем выбросила и их из головы. "Надо постараться ни о чем не думать, — решила она. — Совсем ни о чем. Ни о чем".

Мелисса уже стала было погружаться в дремоту, как в

окно кто-то постучал.

— А?

Девушка настороженно села в кровати.

— Эй, открой!

"Я сплю?.. Или это происходит наяву?"

Наяву.

Кто-то, забравшись на дерево, пытается влезть в дом. В ужасе наблюдала она, как чьи-то белые руки пытаются открыть ее окно.

— Кто здесь? Что происходит?

Всю ее парализовал страх. Казалось, она и с места двинуться не может. Все, на что хватило сил, — это защитить руками лицо.

Окно распахнулось.

Темная фигура спрыгнула с подоконника, на пол.

— О-о! — Мелисса открыла рот, но крикнуть не получилось.

Кто-то приблизился к ней, обе руки раскинуты в. стороны.

В темноте она сумела разобрать знакомую бесшабашную. улыбку.

— Дейв! — крикнула 'Мелисса изменившимся голосом. — Что ты здесь делаешь?

 

Глава 6

Настоящий убийца

Тяжело дыша, Дейв глядел на Мелиссу. В неясном свете, который пробивался в окно с улицы, Мелисса разглядела, что парень сильно похудел. Непослушные волосы его были коротко острижены.

— Мелисса, — шептал он, — ты выглядишь такой испуганной.

— Ты… да? — Мелисса вновь обрела голос. Она стащила с кровати одеяло и накинула себе на плечи.

— Значит, ты тоже считаешь меня виновным, — заявил он. В голосе его звучало досада.

— Нет, Дейв…

— Да, именно поэтому ты так испугалась, ведь правда? — он придвинулся к ней так близко, что она различила запах лука, который он, по-видимому, недавно ел. — Ты боишься, потому что думаешь, что это я убил Джози?

— Нет, — сердито ответила девушка. — Я напугана тем, что ты вломился в мой дом. Как вор или другой какой преступник!

Он хмыкнул.

— Извини.

Мелисса слезла с кровати и подошла к шкафу. Она не спускала с Дейва глаз. Шаря в темном шкафу, она наткнулась на какое-то платье. Попыталась натянуть его на себя, не сразу попадая в рукава.

— Ты зачем влез ко мне в окно? Что тебе нужно, Дейв? — решительно сказала она, щелкая выключателем.

Оба зажмурились от сильного света.

Дейв ужасно выглядит, чуть позже обратила внимание она. Красные воспаленные глаза. Темные круги под ними. Волосы грязные и нечесаные. Одежда мятая, вся в пятнах.

— Я никогда не мог понять, веришь ли ты мне, — продолжал Дейв, не обращая внимания на ее вопрос. — Веришь ли ты, что не я убил Джози, что не я ранил Эрику. Ты говорила мне, что веришь. Но я всегда сомневался в этом.

— Я действительно верила тебе! — как можно убедительнее сказала Мелисса, боком незаметно двигаясь к двери. — Ты же знаешь.

— Сомневаюсь, — с горечью сказал он.

— Что ты хочешь от меня, Дейв? Зачем пришел?

— Невежливо было не заглянуть к старой знакомой, проходя мимо, — сказал Дейв, улыбаясь собственной шутке. Он тяжело опустился на край кровати, вытер мокрый лоб рукавом грязного свитера. — На это дерево не так-то просто было залезть, — пожаловался он.

— Дейв, зачем ты сбежал из школы? Твоя мать звонила мне.

— Она звонила? — он ударил себя по лбу. — Она испортила мой сюрприз тебе?!

Мелисса нетерпеливо прервала его.

— Дейв, у нее был такой встревоженный голос. Она так боится за тебя.

— Узнаю маму, — сказал он, воздев к потолку глаза.

— Дейв, — спросила Мелисса, — зачем, зачем ты вернулся?

— Ну будет тебе. Я же ответил, — неожиданно серьезно сказал он. — Я соскучился по тебе, Мелисса, понимаешь?

— Я… я тоже соскучилась, — неловко сказала Мелисса, прижимаясь спиной к стене. Она вздохнула, на мгновение расслабилась.

— Я слышал о тебе и о Люке, — просто, безо всякого выражения сказал Дейв. — Я не ожидал, — сказал он. Щеки его налились румянцем.

— Я тоже не ожидала, — призналась Мелисса. — Но ты же не из-за этого сбежал из школы?

— Мне кажется, я понял, кто убийца, — резко произнес он. Он внимательно глядел на нее, глаза его яснели. — Я столько времени размышлял над этим. Никак не мог успокоиться. Клянусь собственной жизнью, я могу назвать имя того, кто убил Джози.

— И ради этого ты вернулся в Шейдисайд? — спросила Мелисса.

Он кивнул.

— Я должен доказать, что я не убийца. Тебе доказать. И всем остальным.

— Но зачем ты отправлял мне эти гадкие валентинки? — вырвалось у Мелиссы. Она почувствовала, как гнев снова овладевает ею.

— Что? — он поднялся с кровати. — Какие валентинки? О чем ты говоришь?

— Не прикидывайся ягненком, — сердито сказала Мелисса. — Ты знаешь. Те самые, с угрозами. Такие же ты отправлял Джози.

— Хм… — он почесал в голове. — Мелисса, не думаешь ведь ты, что я…

— Брось, Дейв, — закричала Мелисса. — Не отпирайся. Почерк твой,

— Опомнись, — сказал он, покачав головой. — Тебя обманули. Правда.

Она глядела на него пристально, ожидая, когда же наконец он перестанет прикидываться и признает, что валентинки отправлял он.

— Покажи мне их, — вдруг потребовал он. — Принеси, я хочу их видеть.

— Отлично. Вот они, — она открыла верхний ящик стола, достала два конверта и бросила парню.

Они упали на пол возле его испачканных грязью кроссовок. Он нагнулся, чтобы поднять их. Потом, не вставая с колен, поднес к самым глазам, изучая каждую буковку.

Когда он наконец бросил письма на кровать, Мелисса увидела, каким гневом вспыхивают его глаза. Он тяжело дышал.

— Да, теперь я точно знаю, кто убийца, — объявил он, вставая на ноги.

— Кто? — затаила дыхание Мелисса.

Дейв как будто не услышал. Поглощенный собственными мыслями, он в два шага оказался у окна, перекинул через подоконник ногу.

— Кто? — повторила Мелисса. — Кто этот негодяй? Скажи мне!

Не попрощавшись и даже не взглянув на нее, Дейв начал спускаться по дереву вниз.

— Кто он? Кто? — крикнула она ему вдогонку, высунувшись в окно.

Но он точно растворился в темноте.

 

Глава 7

Длинные рыжие волосы

— Где Эрика? — спросила Рейчел, прыгая на мостовой.

Мелисса взяла ее, как ребенка, за руку и заставила зайти на тротуар.

— Эрика в школе, — ответила она. — Она задержится сегодня. У нее репетиция в театральной студии. Она просила присмотреть за тобой.

— Я тоже когда-нибудь буду учиться в школе, — сказала Рейчел, улыбаясь.

— Сегодня такой чудесный день, — произнесла Мелисса, не отпуская руки Рейчел. — В самый раз для того, чтобы выйти погулять.

Ветки деревьев оставались голыми, но солнце светило уже по-весеннему. Да и легкий теплый ветерок заставлял забыть о том, что еще только начало февраля.

Неожиданно Рейчел вырвала руку.

— Я большая и могу гулять одна, — заявила она сердито.

Мелисса улыбнулась, хотя такое заявление ее весьма удивило.

— Правда? Ты часто гуляешь одна?

Рейчел долго не отвечала. Они прошли чуть ли не целый квартал, и тут она неожиданно сказала:

— Я могу. Я могу гулять одна.

— Это хорошо, — мягко ответила Мелисса. "Бедная Рейчел, — подумала она. — Еще год назад ты была такой умницей, первой ученицей в классе. У тебя было столько друзей!"

Рейчел по-прежнему красива, видела Мелисса. Красива, как фотомодель. Только выражение глаз у нее стало другим. Оно и делает ее похожей на ребенка.

— Гляди! — закричала вдруг Рейчел радостно, увидев на обочине дороги огромную кучу прошлогодних сухих листьев.

— Стой! — пыталась остановить ее Мелисса.

Но Рейчел, не обращая внимания на ее слова, уже бежала стремглав к этой куче. Смеясь, она стала ворошить ее, делая вид, что плывет.

Мелиссе ничего не оставалось, как улыбнуться. Рейчел радовалась, словно дитя. Все это было и печально, и трагично, и, пожалуй, даже трогательно.

— Эй, Рейчел, подвинься! — закричала весело Мелисса. Она нырнула в кучу следом. Обе девушки затеяли веселое сражение, швыряя друг в друга охапками старой листвы.

Спустя полчаса, довольные, они пошли назад. Во дворе дома МакКлейнов стали пускать мыльные пузыри.

— Вы что здесь делаете? — удивилась возвращающаяся из школы Эрика. Она никак не ожидала обнаружить их не дома.

— Такая чудесная погода, — объяснила, улыбаясь, Мелисса. — Мы неплохо погуляли.

— Вам не надо было выходить на улицу, — нервно сказала Эрика.

— Я уже могу гулять одна! — воскликнула Рейчел.

— Нет, не можешь, — строго ответила Эрика. — Мы же говорили об этом с тобой. Помнишь?

Рейчел нахмурилась, но промолчала. Она пнула ногой тазик с мыльной пеной и отправилась в дом.

— Как хорошо, что ты согласилась присмотреть за ней, — заметила Эрика. — Меня сегодня наконец прослушали. Надеюсь, у тебя с Рейчел больших трудностей не возникло?

— Что ты, мы прекрасно провели время, — искренне сказала Мелисса. А потом прибавила: — Знаешь, вчера ночью я видела Дейва.

Эрика побелела, лишь только Мелисса произнесла это имя.

— О чем он с тобой говорил? Что ему было нужно?

— Он сказал, что догадывается, кто убил Джози. — ответила Мелисса. — Он возвратился сюда, чтобы кое-что уточнить.

— Кто? Кто убил Джози? Кто? Кто ранил меня?

Мелисса нахмурилась.

— Он не захотел открыть мне. Он просто сказал, что знает.

Рейчел вдруг расхохоталась. Громкий, неестественный смех.

— Кто-то ненавидит Джози, — пропела она. — Кто-то ненавидит Эрику. Кто-то ненавидит Эрику…

— Ну хватит, — мягко сказала Эрика, обхватив сестру за плечи, — пойдем-ка лучше домой. Скажи "до свидания" Мелиссе.

Мелисса попрощалась с сестрами. Вечернее солнце казалось огромным красным шаром, запутавшимся в голых ветвях деревьев. Воздух был по-вечернему прохладным.

Переходя через дорогу, Мелисса увидела Люка. Он поджидал ее у дома.

— Привет, — сказал он как-то неуверенно.

— Привет, — отозвалась она, с радостным любопытством глядя на него. — Что за приятный сюрприз!

На губах его появилась странная улыбка.

— Это сюрприз не только для тебя. Угадай, что со мной сегодня случилось?

Она прищурилась.

— Выиграл в лотерее?

Он коротко хмыкнул.

— Попытайся еще раз.

— Не знаю. Не угадаю. Отчего это у тебя такой потерянный вид?

— Я где-то оставил ключи, — сказал он, передернув плечами. — В школе, может быть. Или еще где. — Он сделал большие глаза. — Я разиня, правда? Не могу попасть в дом. Вот пришел к тебе.

— Это даже хорошо, что ты разиня, — ответила она, ласково усмехаясь. — Я сейчас присматривала за Рейчел. Теперь придется присматривать за тобой!

Она полезла в карман за собственными ключами. Не найдя их на месте, стала искать. Вывернула карманы джинсов. Обескуражено поглядела на Люка.

— Знаешь, что со мной случилось? — протянула она, показывая ему пустые руки. — Я тоже где-то посеяла ключи! Я такая же разиня, как и ты!

— Да, мы оба разини, — согласился Люк, посмеиваясь.

— Подойди ко мне, — попросила Мелисса. Она обхватила Люка за шею и поцеловала. — Мы с тобой два сапога пара, — сказала она, прижимаясь головой к его груди.

Мелисса чувствовала себя сегодня счастливой и беззаботной. Будь она чуточку серьезней, она бы обратила внимание, что Люк немало расстроен и обеспокоен

В начале двенадцатого Мелисса еще делала уроки. Приглушенный свет настольной лампы освещал учебники и тетрадь, над которой она усердно склонила голову.

Наконец она зевнула и потерла уставшие глаза. Закинула за голову руки и потянулась.

Странный звук донесся до нее со двора. Как будто упал кто-то. И быстрый удаляющийся топот ног. ДЗЯК! — как будто перевернулся металлический бак для мусора.

Испуганная Мелисса выскочила из-за стола, отпихнула в сторону кресло, о которое чуть не споткнулась, и подбежала к окну.

Опять Дейв? Ничего другого ей сперва в голову не пришло.

Дейв снова заберется к ней в комнату по дереву? А может, он уже стал карабкаться по нему и свалился?

Ночь была такой теплой, что окна в доме на ночь не закрыли. Мелисса свесилась из окна. Козырек над освещенным крыльцом помешал ей разглядеть как следует того, кто в эту секунду сворачивал за угол дома. Это была девушка. Мелисса не увидела ее лица. Все, что успела она заметить, это длинные рыжие волосы, развевающиеся на ветру.

 

Глава 8

Только не Люк!

— Это невозможно! — прошептала Мелисса, вглядываясь в темноту.

Она слышала, как от дома торопливо отъехала машина.

"Та девушка, которую я видела, — сказала себе Мелисса, — очень похожа на Рейчел. Я видела, как она сворачивает за угол дома…

Но это же невозможно! Невероятно!

И чья машина сорвалась сейчас с места? Кто ею управлял? Рейчел? Но ведь она и раньше-то не умела водить машину.

Да и зачем ей возвращаться домой на машине, она живет в двух шагах от Мелиссы".

В полнейшем смятении Мелисса отошла от окна. Сердце ее сильно стучало. Тело охватил озноб.

"Рейчел?.. Выбежала за ворота одна, в начале ночи?"

Судорожно натягивая на плечи шаль, Мелисса услышала голоса родителей. Их, видно, разбудил шум за окнами.

— Мелисса! — услышала она встревоженный голос отца в холле. — Мелисса! С тобой все в порядке?

Скрипнув дверью, он просунул голову в ее комнату. Узкая полоска желтого света перерезала пол. Волосы отца были растрепаны, сам он был в пижаме. Лицо выражало страшную обеспокоенность.

— С тобой все в порядке, доченька? К нам кто-то хотел забраться. Воры. Я вызвал полицию.

— Я… я тоже слышала какой-то шум, — ответила Мелисса. Она принялась рассказывать о мелькнувшей под окном Рейчел, но он не дослушал ее. Он двинулся навстречу жене, поднимающейся по лестнице.

— Твой отец вызвал полицию, — сообщила она дочери.

И отец, и мать спустились вниз. Всюду включили освещение, даже на кухне.

— Все двери хорошо заперты, — сказал мистер Дэвис, тщательно их осмотрев. — Никаких следов излома.

— Тогда какого черта ты… — начала ругать его жена.

— Это Рейчел МакКлейн, — удалось вставить слово Мелиссе.

И отец, и мать недоверчиво уставились на нее.

— Что ты сказала? Повтори! — попросил отец.

— Я видела ее. Рейчел. Я видела, как она только что пробежала по нашему двору.

— Но это невозможно, — растерянно сказала мать, обхватив себя за плечи.

— Тебе это, должно быть, приснилось, — произнес отец, становясь рядом с матерью.

— Я видела ее! — чуть не закричала Мелисса. — Я делала уроки. И вдруг услышала шум. Подбежала к окну и…

— Но ведь Рейчел одну не отпускают, — сказала мать, — она не может выходить из дома одна.

— И что ей делать у нас во дворе? — сказал отец, недоверчиво качая головой. — Ну подумай сама.

Мелисса ударила кулаком по столу.

— Я не сумасшедшая! И я только что видела Рейчел!

Договорить им не дали. Громкий стук в дверь заставил всех троих вздрогнуть.

Мелисса подбежала к двери первой.

— Кто там? — неуверенно спросила она.

— Полиция, — решительно ответил голос по ту сторону двери.

Через стеклянную дверь Мелисса увидела угрюмые лица полицейских. Один был большого роста, лысый. Нос картошкой. Его напарник был гораздо моложе. Блондин.

Мелисса открыла им.

— Я вызвал вас потому, что… — начал мистер Дэвис.

— В котором часу вы обнаружили тело? — не дал договорить ему тот, что постарше.

— Что? — в замешательстве спросил отец.

— В котором часу вы обнаружили тело? — терпеливо повторил полицейский. Голос его звучал профессионально бесстрастно.

— Какое тело? — подала голос миссис Дэвис, так же сбитая с толку, как и ее муж.

— Тело мальчика-подростка на мостовой напротив вашего дома, — ответил полицейский.

— Нет! — вырвалось у Мелиссы. Это "нет!" звучало скорее как крик, чем осмысленное слово. — Нет! Это не Люк! Господи, только не Люк! Пожалуйста!

 

Глава 9

Жертва нападения

Эрика громко зевнула, снимая с кровати покрывало, взглянула на часы.

"Я так устала, — подумала она. — Уже поздно. Я точно не проснусь завтра вовремя. Опоздаю в школу".

Оправив подол ночной рубашки, она скользнула в прохладную постель и сразу почувствовала, что будет спать как убитая.

Она уже погружалась в сон, как неожиданно зазвонил внутренний телефон. Эрика моментально проснулась, села в кровати.

— Эрика? Эрика? — прорезал ночную тишину голос сестры.

"Такое впечатление, что она еще и не ложилась, — подумала Эрика. — Странно. В это время она обычно уже спит".

— Эрика, причеши меня, пожалуйста.

"Интересно, имеет ли она какое-нибудь понятие о времени? Ведь сейчас ночь.

Нет, конечно, Рейчел нет до этого никакого дела. И все же обычно она…"

— Эрика, причеши мне, пожалуйста, волосы, — повторила Рейчел.

Эрика ругнулась про себя и слезла с кровати.

— Иду, — сказала она в трубку телефона.

Зевая, прошла по дому, отворила дверь в комнату сестры. Та сидела на постели. Ночник включен. Свет красиво играет в рыжих волосах. Рейчел улыбнулась, увидев Эрику.

— Причешешь? — спросила она.

— Рейчел, уже ночь, — взмолилась сестра, зевнув несколько раз в ладошку.

— Мне не хочется спать! — заявила Рейчел.

— А мне хочется, — ответила Эрика.

— Ну причеши. Хоть немножко.

Эрика неохотно взяла гребень с туалетного столика. Забралась на кровать к Рейчел, встала на коленях за ее спиной.

— И чего тебе не спится? — проворчала она, сделав несколько медленных, ленивых взмахов гребнем.

— Не хочу спать, — весело прощебетала Рейчел. — Совсем не хочу.

— Сейчас не хочешь, а завтра весь день будешь сонная, — устало сказала Эрика. Ей и руку-то с гребнем поднять было трудно, так хотелось спать.

Громкий стук в дверь.

— А? — Эрика уронила гребень.

— Еще, — потребовала Рейчел. — Причеши еще.

— Не могу. Мне надо открыть дверь. Слышишь, стучат? — Эрика спрыгнула с кровати.

— Возвращайся скорей, — капризным тоном сказала Рейчел.

Спустившись вниз, Эрика увидела мать в огромном, наспех накинутом свитере.

— Кто это может быть? — спросила она дочь, берясь за ручку двери.

Эрику передернуло.

— И Рейчел не спит, — сказала она. — Странная ночь, правда?

— О, — только и произнесла миссис МакКлейн, увидев на пороге дома двух полицейских.

— Миссис МакКлейн? — спросил тот, что повыше и постарше. Глаза его внимательно изучали холл.

— Да, — со страхом ответила та. Пальцы ее нервно сжали ворот свитера.

— Нам нужно поговорить с вашей дочерью, — сказал полицейский.

— Вот она, — удивленно поглядела на Эрику мать. Полицейские прошли в холл.

— Так вы Рейчел МакКлейн? — спросил старший полицейский у Эрики.

— Гм… Нет, — удивленно ответила та. — Рейчел моя сестра. — Она мотнула головой в сторону лестницы.

— Нам надо поговорить с твоей сестрой, — негромко сказал полицейский.

— Но зачем? — возмутилась миссис МакКлейн, откидывая со лба прядь растрепанных волос.

— Ну… — замялся старший полицейский и взглянул на младшего. Тот кашлянул, но не ответил. — Ну, — снова начал старший полицейский. — Мы желаем поговорить с ней по поводу убийства молодого человека по имени… — тут полицейский заглянул в блокнот, — по имени Дейв Кинли.

— Дейв? — вскрикнула Эрика. — Убит? Я не верю этому! — она закрыла лицо руками и опустилась на нижнюю ступеньку лестницы.

— С тобой все в порядке? — участливо спросил младший полицейский. Он склонился над девочкой.

— Дейв? — продолжала стонать Эрика. — Дейв мертв?

— Простите, — сказал старший полицейский. — Я не хотел говорить вам об этом сразу. Однако придется.

— Ужасно, — произнесла миссис МакКлейн едва слышным голосом. — Как это ужасно.

Эрика опустила руки, прикрывавшие лицо.

— Как его убили? — тихо спросила она. — Что случилось?

— Мы нашли его у дома напротив, — сообщил полицейский. — Где живет семья Дэвис. Неподалеку от крыльца, рядом с парковкой машин. — Он снова заглянул в блокнот. — Жертве был нанесен удар ножом, оказавшийся смертельным. Произошло это совсем недавно. Дело уже расследуется.

— Нападение? — внезапно крикнула Эрика. Лицо ее сделалось багровым. — Такое же, как на мою сестру Джози? Такое же, как на меня?

Миссис МакКлейн прижала дочь к себе, желая успокоить.

— Могли бы мы поговорить с вашей дочерью Рейчел? — спросил у нее младший полицейский, переминаясь с ноги на ногу.

— С Рейчел? При чем тут Рейчел? — с недоумением спросила миссис МакКлейн, продолжая обнимать младшую дочь.

— Есть сообщение о том, что ее видели недавно у дома Дэвисов, — ответил старший полицейский.

— Это нелепица! — крикнула Эрика.

Лицо миссис МакКлейн сделалось суровым. Она сжала зубы.

— Это ошибка, — сказала она. — Моя дочь никуда не выходит.

— Нам надо немедленно с ней поговорить, — жестко сказал старший полицейский, глядя ей в лицо.

— Моя дочь перенесла травму, — ответила мисс МакКлейн. Голос ее дрожал. — Ее мозг поврежден. Она никуда не выходит одна. Она находится под постоянным присмотром.

— Мне очень жаль, — негромко сказал старший полицейский. — Но нам необходимо с ней поговорить. Недолго. Разбудите ее, пожалуйста.

— Она не спит, — сказал Эрика, поднимаясь на ноги.

— Вы теряете время, — продолжала настаивать миссис МакКлейн. — Рейчел никуда не выходит. Она не в состоянии напасть на кого-то.

— Я уверен, сейчас все выяснится, — сказал старший полицейский.

Эрика повела их наверх. Ступеньки скрипели под каждым их шагом.

Рейчел сидела в кровати, подтянув одеяло к самому подбородку. Ее красивые огненные волосы разметались по спине.

— Здравствуйте, — сказала она ясным голосом, когда полицейские вошли в комнату.

— Вот это моя дочь Рейчел, — миссис МакКлейн быстрыми шагами подошла к кровати и успокаивающе положила руку на плечо старшей дочери.

— Моя сестра постоянно нуждается в присмотре, — сказала Эрика, подходя к кровати тоже. — Она никуда не выходит одна.

— Нет, выхожу! — запротестовала Рейчел, улыбаясь полицейским. — Я все время выхожу из дома одна!

 

Глава 10

Еще разбитое сердце

— Привет, Эрика. Ты как себя чувствуешь?

Эрика прошла в раздевалку мимо группки смеющихся ребят. Мелисса стояла у своего шкафчика. Сегодня была пятница, и к вечеру в школе мало кто остался.

— Мне лучше, — ответила Эрика, поправляя рюкзак. — Несколько дней были трудными, — призналась она, глядя в пол, — доктор велел мне оставаться дома. Мы были просто в шоке. Полиция подозревала Рейчел. Все это было ужасно.

— Но полиции удалось напасть на след? — спросила Мелисса, прислонившись спиной к шкафчику. — Хоть что-нибудь прояснилось?

— В общем, нет, — Эрика сказала со вздохом. — Разумеется, после того, как полицейские поговорили с Рейчел, они поняли, что она не в состоянии была убить Дейва. Они поверили этому быстро… — голос Эрики звучал грустно. Она не переставая жевала что-то.

— Но неужели полиция так ничего и не нашла, — произнесла Мелисса, нервно поправляя упавшую на лоб прядь волос. — Я до сих пор не знаю, что и думать. Все случилось прямо напротив моего дома. — Девушка глубоко вздохнула и опустила руки. — Ты куда сейчас идешь, Эрика?

— На репетицию. "Орфей и Эвридика", — ответила та. — Я бы хотела сыграть Эвридику, но мне предложили всего лишь петь в хоре. Кстати, ты собираешься на праздник конькобежцев в следующее воскресенье? На озеро?

— Да, — Мелисса утвердительно кивнула. — Хотя у меня нет никакого настроения, — Она вздохнула. — Но Люк настаивает, чтобы мы пошли, Он говорит, что, если поддаваться настроению, делается совсем плохо. Просто хуже некуда.

— Хуже некуда, — повторила Эрика, нахмурившись. — Я тоже пойду на каток.

— Правда? — спросила Мелисса, выпрямившись. — У тебя есть парень? Кто он?

Эрика скорчила гримасу.

— Нет у меня никого. Я просто подумала, что мне необходимо самой выйти из дома. В моем доме хуже некуда. Сама знаешь, — Напряженная вымученная улыбка покинула ее лицо. — Мне пора, я опаздываю.

Мелисса глядела в спину Эрики, пока та шла по коридору.

"Бедная девочка, Трудно ей приходится" — думала Мелисса. Память услужливо нарисовала перед ее мысленным взором лицо Джози. — Как ужасно потерять сестру, — сказала себе Мелисса, передернув плечами. — Как ужасно, когда сестру убивают.

Одну сестру убили. Вторую ранили. Третья лишилась рассудка в результате несчастного случая. Как все это вынесла миссис МакКлейн, — изумилась Мелисса. — Бедная Эрика".

Мелисса повернулась к шкафчику и стала набирать нужную комбинацию цифр, чтобы замок открылся. Потом взялась за ручку и потянула на себя дверцу.

Испуганный крик вырвался у нее:

— Не-ет!

На внутренней стороне дверцы кто-то нарисовал большое красное сердце, разломанное пополам. Капли крови стекали с него. Внизу, под рисунком, ярко-красным маркером было написано:

ГОТОВЬСЯ К СМЕРТИ.

 

Глава 11

Праздник

— Это так романтично, — сказала Мелисса, держась за руку Люка. Оба почти в кромешной темноте шли к озеру. За спиной у каждого болтались коньки. Из-за стволов деревьев впереди пробивался свет.

Озеро, раскинувшееся в лесу на несколько километров, было освещено огромными факелами. Волшебное, незабываемое зрелище.

— Светло как днем! Замечательно! — сказала Мелисса.

— Ничего, — согласился с ней Люк.

— Ты ведь романтическая натура, — поддразнила парня Мелисса, тронув его за руку.

До них уже доносилась музыка. Несколько пар, что пришли первыми, уже кружили на льду. Люк потянул девушку за полу пальто.

— Оно тебе жутко велико! В нем несколько таких, как ты, уместится! — усмехнулся он.

— Что? Тебе не нравится мое пальто? Так оно не мое, а папино. По правде-то сказать. — Мелисса опустила глаза вниз, изучая предмет насмешки Люка. — Оно, конечно, великовато. Зато падать мне в нем будет мягко.

— Я заберусь в него тоже и составлю тебе компанию, — пошутил Люк. Они уже почти пришли. С озера доносились веселые голоса. На берегу был накрыт длиннющий стол, весь уставленный угощением. Несколько ребят, сидя на скамье, надевали коньки.

— Должна предупредить тебя, — сказала Мелисса после того, как Люк помог ей расшнуровать ботинки. — Я неважно катаюсь.

Она с легкой завистью глядела на тех, кто с такой легкостью мчался сейчас по кругу.

— Погляди на Кори Брукса, — ответил девушке Люк. Она проследила взглядом, куда показывает его рука. Кори неуклюже ехал задом наперед, заложив руки за голову.

— Спектакль! — хмыкнул Люк. И вдруг разразился смехом, глядя, как Кори столкнулся с Дэвидом Меткалфом. И Кори, и Дэвид — оба растянулись на льду.

Внезапно Люк замолчал. Он заметил, как серьезна и напряжена Мелисса.

— Эй, ты что? Чем ты расстроена? Уверяю тебя, ты катаешься получше Кори!

— Я думаю о другом, — сказала она, поднимаясь. — Я вспоминаю о той надписи на дверце шкафчика. И это ужасное сердце, разорванное пополам. Эти валентинки с угрозами.

— Эй, кончай наводить тоску. Мы на праздник пришли, в конце-то концов, — ворчливо ответил Люк.

Мелисса вздохнула.

— Да, конечно. Но, может, лучше бы мы остались дома.

Люк решительно взял ее за руку и потянул к озеру.

— Сейчас мы здесь. И давай забудем обо всем другом. Нас ждет прекрасный вечер! Погляди, как красиво вокруг! — он ободряюще улыбнулся подружке.

— Ладно. Ты прав, — согласилась она, улыбаясь. Они сделали несколько кругов, прокладывая себе путь в толпе все прибывающих на праздник гостей. Мелисса катилась, неловко размахивая руками. Люк же рассекал коньками лед с неожиданной легкостью и даже грацией. Куда подевалась его обычная неловкость! Мелисса с трудом поспевала за ним.

— Держитесь подальше от того места! — крикнул им кто-то, указывая рукой на занесенный снегом лед.

— Почему это? — не понял Люк.

— Лед слишком тонок. Трещит! — ответили ему.

Люк повернулся и поехал в другую сторону. Догнал Мелиссу, она споткнулась и, падая, сильно ударилась локтем.

— О, черт возьми!

— С тобой все в порядке? — Люк объехал ее на полной скорости. Потом резко затормозил и помог подняться.

— Я предупреждала тебя! — нахмурившись, сказана она. — Не очень-то грациозной я кажусь на катке, а? Мой левый конек наехал на что-то.

— Нет, падаешь ты красиво! — поддразнил ее Люк. — И падаешь, как профессионал.

— Все ты врешь! — пробормотала она.

Они поехали дальше, чуть медленнее, стараясь попадать в такт музыке. Сделав большой круг и отъехав ото всех, полюбовались факелами, что так красиво освещали центральную часть озера.

— Эй, подожди! — закричала Мелисса Люку, который внезапно поехал в сторону больших усыпанных снегом деревьев.

— Подожди! — крикнула она еще раз, тщетно пытаясь его догнать. Коньки не слушались ее, все, о чем она могла сейчас думать, — это как удержать равновесие.

— Люк! — крикнула она беспомощно, шлепаясь на бок. Он немедленно развернулся и поехал к ней.

— Ой, Мелисса, ты почему сидишь на льду? — с шутливым недоумением спросил он, подавая девушке руку.

— Это все мои слабые лодыжки, — посетовала она. — Вовек мне не ходить на каток!

— Ладно, придется поучить тебя! — заявил он, направляясь в дальний угол озера. Музыка здесь была уже и не слышна почти.

— Эй, — попробовала возразить Мелисса, — зачем мы туда едем?

— Я же сказал, мне придется преподать тебе урок. Индивидуальный, так сказать! — улыбаясь, сказал он.

Вжик, вжик, вжик, слышала Мелисса скрежет его коньков об лед.

"Как здесь темно, — думала она. — Вот и факелов уже не видно. Только яркая луна".

Внезапно она услышала, как затрещал вдруг лед.

— Эй, Люк, — позвала она. От страха у нее похолодело в груди. — Люк, лед ненадежный! Ты слышал треск?

Девушка вспомнила предупреждение, что им недавно сделали.

— Люк, вернемся! — взмолилась она. — Мы провалимся!

Как темно здесь. И тишина.

Страх холодным обручем сдавил ей сердце.

"Зачем он привел меня сюда, — подумала она. — Почему не выбрал место поближе?"

Неуклюже развернувшись, она заторопилась обратно. Туда, где есть люди.

Он нагнал ее, схватил за плечи, повернул к себе. Глаза его сияли за стеклами очков.

— Люк, что ты собираешься делать? — закричала Meлисса.

 

Глава 12

Неизвестный в капюшоне

Не разжимая объятий, Люк наклонился и поцеловал Мелиссу.

— Я просто хотел побыть с тобой наедине, — прошептал он, снова собираясь поцеловать ее.

— Отпусти руки! — сердито сказала Мелисса. Она толкнула его в грудь.

Он чуть отъехал назад. Улыбка его угасла.

— Мелисса, в чем дело?

— Ты напугал меня до смерти! — чуть не заплакала она. — Разве можно быть таким непонятливым?

— Я думал, мы пришли на праздник, — обиделся Люк. — Я думал…

— Ты просто забыл о тех валентинках с угрозами! — отрезала Мелисса.

— Я думал…

— Ты думал, что я обрадуюсь, услышав, как вокруг трещит лед. И не видя при этом ни души вокруг! Я не верю тебе! — Мелисса выставила вперед кулаки.

— Ну ладно, ладно. Я был не прав, — сказал Люк, подняв обе руки, как будто обороняясь от девушки. — Остынь, успокойся!

Мелисса бросила на него сердитый взгляд, но гнев ее, кажется, поутих.

В конце концов, Люк в душе романтик. Это так похоже на него!

"Но как же он меня испугал, как испугал", — думала она.

К тому же здесь и вправду небезопасно. Лед слишком тонок.

— Слушай, мы поедем обратно. Каждый сам по себе. Ты быстрее, я медленнее. Встретимся у общего стола, — предложила она Люку. Ей не хотелось мириться с ним, но и ругать его ей не хотелось тоже.

— Ладно, — нехотя согласился он. — До конца жизни будешь сердиться на меня?

— Может быть, — пожала плечами она.

— И все-таки я научу тебя кататься, — пообещал он. Чуть пригнувшись, шагом заправского конькобежца заскользил он туда, откуда еще полчаса тому назад доносились звуки музыки.

— Научи меня сначала стоять на коньках! — крикнула ему вдогонку девушка. Она не была уверена, что он ее услышал.

Внезапно подул ветер. Мелисса поглубже надвинула на лоб свою вязаную лыжную шапочку. Ей было стыдно перед Люком. Как могла она заподозрить его?

"Проклятый праздник", — подумала она.

Ей казалось, люди так далеко. И света факелов не видно. Лишь слабый звук барабанов эхом долетал до нее.

Уйти, поскорее уйти отсюда.

Туда, где люди. Где не трещит предательски лед.

Она попробовала ехать чуть быстрее, но споткнулась и упала. Прямо на живот.

— Ничего не скажешь, вечер удался, — с иронией сказала вслух.

Поднявшись на ноги, она заметила, что метрах в пятистах от нее показался кто-то. Темный силуэт медленно, но верно приближался к ней.

Кто это?… Испуганная Мелисса собрала все свои силы, чтобы ехать быстрее.

Кто это?.. В темном плаще с капюшоном. Наклонился так, что и лица не видно.

Ближе, ближе, ближе.

Кто-то, не поднимая головы, движется наперерез Мелиссе. Кто он?..

И что блестит у него в руке? Что-то отливающее серебром в ярком свете луны.

Узкий серебряный предмет.

Лезвие ножа.

— Аа! — издала она вопль. Ноги не слушались ее. Ноги скользили, разъезжались в разные стороны.

Мелисса споткнулась, чуть не упала.

Лед затрещал под ней.

Неизвестный приближался.

От ужаса Мелисса приоткрыла рот. Она увидела, как ветер треплет длинные рыжие волосы, выбившиеся из-под капюшона неизвестного.

— Рейчел, ты? — закричала Мелисса. Неизвестный поднял руку. В руке блестел нож. Мелисса напряглась как струна. Куда бежать?..

— Рейчел!

Фигура в капюшоне на полной скорости подлетела к ней.

— О-о! — выкрикнула Мелисса. Взмах ножа распорол ей бок.

 

Глава 13

По тонкому льду

— Кто-нибудь! Помогите! — пыталась кричать Мелисса. Но, к ее ужасу, голос изменил ей. Ничего, кроме невнятного шепота, не вылетало из ее горла.

"Почему я не чувствую боли", — подумала ока. вдруг и потрогала бок. Огромная прореха в пальто.

— О-о! — простонала Мелисса. Папино огромное пальто спасло ее.

Однако и неизвестный, кажется, понял, что жертва ускользнула от него. Он решил, повторить свою ужасную попытку. На этот раз осечки не будет.

— Рейчел, умоляю тебя! — Мелисса упала на колени. Падая, она неловко схватилась за волосы нападавшего. — Рейчел, — повторила она и осеклась.

Парик. Рыжий парик.

Держа его обеими руками, Мелисса в изумлении глядела на нападавшую. Эрика.

— Эрика! — снова обрела Мелисса голос. — Ты!

Эрика мрачно смотрела на нее, не опуская ножа.

— Отдай парик, Мелисса, — тяжело дыша, приказала она. — Что, спектакль удался? Скажешь, нет?

— Эрика, за что? — выкрикнула та. — За что?

— Удивлена, Мелисса? — сквозь стиснутые зубы проговорила Эрика.

Исподлобья глядела она на бывшую подружку.

— Да, — признала Мелисса.

— Еще бы. Никто не подумал на Эрику. Никто никогда и не думал об Эрике. Никто. Никогда, — с горечью сказала Эрика. — В конце концов кто я такая? Я никто!

— Эрика, прошу тебя! — взмолилась Мелисса.

Эрика вновь подняла руку с ножом.

— Рейчел красавица, — продолжала Эрика, не обращая внимания на крик Мелиссы. — Вокруг Джози всегда вилась толпа народу. А что касается меня… Я просто бедная Эрика, такая робкая, жалкая. Заурядная.

Она опустила кож и медленно приблизилась к Мелиссе. Мелисса отпрянула было, но сдержалась, слыша, как затрещал лед.

"Мне надо отвлечь Эрику разговором, — подумала она. — Это мой единственный шанс".

— Ты… ты убила Джози? — спросила она.

— Разумеется! — гневным шепотом ответила Эрика.

Мелисса чуть не задохнулась.

— Собственную сестру? Эрика, почему?

— Джози обязана была умереть, — тихо сказала она. — Она виновата в том, что случилось с Рейчел. Но взяла она на себя хоть какую-то ответственность? Нет. Она продолжала жить так, будто ничего не случилось. Это я — я стала сиделкой для Рейчел.

Она приблизила к Мелиссе лицо. Глаза сузились от ярости.

— Знаешь, сколько жизней разрушил тот несчастный случай? Две. Мою и Рейчел. Разрушил навеки. А тебе и Джози было наплевать. Для вас все шло по-прежнему.

— Неправда, Эрика, — в сердцах сказала Мелисса. — И я, и Джози… Мы обе…

— Заткнись! — перебила ее Эрика. — Знаешь ли ты, с каким нетерпением я ждала, что буду учиться вместе с вами в высшей ступени школы Шейдисайд? Имеешь ли хоть какое понятие о том?.. Но благодаря тебе и Джози я и минуты не была счастлива за весь прошедший год. Мне пришлось отказаться от всего, чтобы находиться постоянно рядом с Рейчел. А Джози не отказалась даже от самой малости. Этого я простить ей не могла. Не могла.

Мелисса глядела на крошечные фигурки людей вдалеке. "Где же Люк, — думала она. — Где он?"

— Но валентинки, — продолжила она разговор. — Эрика, я не понимаю. Дейв отправлял Джози эти пугающие стишки. А ты…

— Когда Дейв начал писать Джози эти открытки, я поняла, что у меня есть шанс убить ее, — призналась Эрика. Она еще ближе придвинулась к Мелиссе, как бы вынуждая ту бежать. — Валентинки подсказали мне, что я должна делать. Я поняла, что у меня есть шанс отвертеться, свалив все на Дейва.

— Но ведь и ты была ранена! — воскликнула Мелисса.

— Я ранила себя сама, — отрывисто сказала Эрика. — Это были пустяки по сравнению с той болью, что я целый год испытывала.

— Не верю, — выпалила Мелисса, качая головой. — "Где Люк? Где, черт побери, Люк?"

— Я притворилась больной, чтобы не идти на похороны Джози, — продолжала Эрика. — Мне было страшно. Мне казалось, что люди, увидев мое лицо, сразу догадаются, что это я убила Джози. Потом я услышала, к нам в дом забрался Дейв. Дейв снова помог мне. Он дал мне прекрасную возможность свалить вину на него. Я вызвала полицию. И сразу ранила себя ножом. Я знала, что Дейв не даст мне истечь кровью. — Эрика хмыкнула. — Неплохим парнем был Дейв.

— Но ты и его убила? — выкрикнула Мелисса. — Убила на прошлой неделе!

— Пришлось. Он что-то заподозрил. Он вспомнил, что у меня остались валентинки, которые он прежде писал Джози. И понял, что я постаралась скопировать его почерк. В тех валентинках, что я отправляла тебе.

Мелисса подалась назад. И снова — треск льда.

Смех эхом донесся до них издалека.

"Я должна добраться до людей, — подумала Мелисса. — Я просто обязана! Но как проскочить мимо Эрики?"

Та будто прочитала ее мысли.

— Хватит разговоров, — коротко сказала она.

— Но меня-то за что? — ахнула Мелисса. Сердце, казалось, замерло в груди. — Ведь я всегда была тебе другом!

Эрика издала неприятный смешок.

— Ты мне не друг, — заявила она Мелиссе. — У тебя есть все. У Рейчел не осталось ничего. Даже Люка ты у нее отобрала. И это приковало меня к Рейчел. Я единственная осталась с ней.

Она отбросила парик. И снова замахнулась на Мелиссу ножом.

— Ты должна умереть, Мелисса. Это справедливо. Ты убила и Рейчел, и меня. Умри же и ты.

— Но почему парик? — в отчаянии спросила Мелисса. Она неловко пыталась защититься от Эрики руками. — Зачем ты надела этот рыжий парик?

Эрика посмотрела под ноги.

— Ради Рейчел. Я хотела, чтобы она тоже отомстила тебе, — спокойно объяснила она.

— Ты сумасшедшая! — закричала Мелисса. Слова так и рвались из груди. — Ты сумасшедшая!

Эрика грязно выругалась. Нож просвистел в воздухе, чуть не задев Мелиссу. Рванувшись вбок, она наконец увидела Люка. Он быстро катил к ним.

— Люк! На помощь! — закричала она.

Эрика приставила к ее горлу нож.

Внезапный скрежет раздался вокруг. Мелисса не сразу поняла, что лед под ними проваливается.

— Помоги мне, Люк! — успела выкрикнуть она.

Она видела, как выражение лица Эрики изменилось. Вместо ярости на нем был написан страх. Эрика размахивала руками.

Обе девушки отчаянно кричали, погружаясь в ледяную воду.

 

Глава 14

Утонула

Мелиссу буквально обожгла вода. Уйдя по самую грудь, она колотила руками по месиву ледяных осколков вокруг.

— Лю-юк!

Люк, лежа на животе, осторожно полз к полынье, в которой барахтались девушки.

Выкинул вперед руку. Мелисса ухватилась за нее. Люк со стоном вытянул ее на лед.

— Только не вставай на ноги! — прошептал он. Распластавшись по льду, Мелисса какое-то время лежала без движения. Потом увидела, что Люк пытается вернуться к полынье за Эрикой. Слишком поздно.

Эрика с головой погрузилась в воду.

— Я сделала это для тебя, Рейчел! — крикнула она.

Тело Мелиссы колотилось от невероятного холода. С трудом встала она на колени.

Люк не оставлял попыток спасти Эрику.

— Эрика! — звал он, царапая руки об острые края полыньи. — Эрика!

Мелисса подползла к воде с другой стороны.

— Где она? — повторяла она Люку. — Почему не выныривает на поверхность?

— Эрика! — продолжал звать Люк.

— Гляди! — вдруг вскрикнула Мелисса. То, что она увидела, показалось ей сперва огромной рыбой, видной под льдом. Два огромных глаза. И чуть приоткрытый рот. Нос, прижавшийся ко льду. Человеческое лицо. Эрика!

— Но почему она не двигается?.. Почему она не вынырнет? — истерически выкрикнула Мелисса, хватая Люка за руку.

— Похоже, она решила там остаться, — тихо произнес Люк.

Мелисса в ужасе глядела на неподвижное лицо подо льдом. Взгляд. Взгляд узника.

"Эрика весь год чувствовала себя узником, — поразила Мелиссу мысль. — Одна тюрьма сменилась другой".

Мелисса не обращала внимания на людей, бегущих к ним. Не слышала взволнованных голосов.

— Что случилось?

— Мелисса провалилась?

— Кто-то тонет?

— Бегите за подмогой!

— Эй, люди! Ну сделайте хоть что-нибудь!

С коротким возгласом, похожим на плач, Люк помог Мелиссе встать. Крепко обняв, увел подальше от этого ужасного места.

Поглядев под ноги, Мелисса обнаружила, что крепко сжимает в руке рыжий парик.

— Оо! — с почти беззвучным криком она бросила его на лед, как бы отбрасывая от себя весь ужас этого несчастного вечера.

Кто-то накинул на нее куртку.

 

Глава 15

Очень романтично

— Я нарисовала его, — объявила Рейчел.

Мелисса и Люк, сидя на кушетке, изучали новое ее творение.

— Ты нарисовала снеговика? Я правильно угадала? — поглядела на довольную девушку Мелисса.

— Правильно! — сказала та. — Это снеговик.

Миссис МакКлейн наблюдала за этой сценой из кухни. Прислонившись к стене, она тихо покачивала головой.

— Ты хорошо рисуешь, — заметил Люк.

— Меня этому учат в новой школе, — похвасталась Рейчел. Внезапно улыбка ее угасла. — Я бы хотела показать этот рисунок Эрике.

— Да, — неловко сказала Мелисса, взглянув на Люка. Люк изучал настенные часы.

— Я скучаю по сестре, — призналась Рейчел. — Но доктор говорит, что я скоро стану совсем здоровой и смогу гулять одна.

— Ты сможешь, — с преувеличенным энтузиазмом сказала миссис МакКлейн. Она подошла к Рейчел, положила руки ей на плечи. — Боюсь, Люку и Мелиссе пора уходить.

— Да, мы опаздываем, — ответил Люк, вскакивая на ноги.

Мелисса обняла Рейчел.

— Я скоро приду опять.

— Я нарисую тебе другого снеговика, — пообещала ей Рейчел.

Миссис МакКлейн проводила гостей до самых ворот. Тонкий слой снега еще лежал на земле. Обычный мартовский денек. Солнце светит по-весеннему. На голубом небе ни облачка.

— Удачно сходили, — сказала Мелисса, беря Люка за руку. — Я не видела Рейчел с… с самого Дня святого Валентина. Прошло уже три недели, Люк.

— Не вспоминай об этом празднике, — тихо сказал Люк. — Хуже его нет.

— Ты прав, — согласилась Мелисса. Порыв ветра растрепал ее волосы. Она крепко прижалась к парню.

— Знаешь что?.. В будущем году мы забудем о нем. И поздравим друг друга с другим праздником. Новым, замечательным. С Днем первой ласточки. И пошлем друг другу открытки.

Люк остановился и поцеловал ее.

— Поздравления в день прилета первой ласточки? — переспросил он. — А что, очень романтично!