С трудом не поддавшись панике, я подтянул к груди свободную ногу и изо всей силы лягнул ею. Потом еще и еще…

– Перестань! Да перестань же лягаться! – раздался жалобный и возмущенный голос сзади.

Русалка?

– Ага! Попалась! – торжествующе заорал я и тут же осекся, увидев вынырнувшую на поверхность воды голову Шин.

– Я тебя поцарапала совсем легонько! – все также возмущенно кричала она, выплюнув изо рта загубник. – А ты лягаешься как сумасшедший!

– Что ты здесь делаешь? – спросил я, опомнившись.

– А ты что здесь делаешь? – наглым тоном ответила она вопросом на вопрос. – Ты не знаешь, что доктор Дип запретил нам здесь плавать?

– Но тогда и тебя здесь не должно быть, не так ли? – крикнул я, всерьез разозлившись.

– Я поняла, что ты что-то затеял, вот и поплыла за тобой, – совсем уж бесстыдно заявила Шин, прилаживая на место загубник.

– Ничего я не затеял, – соврал я. – Просто решил поплавать…

– Конечно. Просто решил поплавать в шесть тридцать утра именно там, где плавать тебе категорически запретили и где вчера ты обжег себе пятки огненными кораллами.

Я прямо-таки видел, как сестра ехидно улыбается под маской.

– Послушай, Билли, ты или совсем рехнулся, или что-то затеял.

Хорошенький выбор, нечего сказать! Либо признаться в том, что я затеял, либо согласиться с тем, что я рехнулся.

Но тут я сообразил, что, объясняя сестре, зачем я здесь, я должен буду рассказать и о русалке. А этого делать было нельзя.

– Ладно, – сказал я безразличным тоном. – Похоже, я и вправду рехнулся.

– Потрясающая новость, надо поздравить дядю, – саркастически пробормотала Шин себе под нос. Затем добавила уже громче: – Давай вернемся на катер, Билли. Доктор Дип будет нас искать.

– Вот и возвращайся. А я чуть-чуть задержусь.

– Билли, – не унималась Шин. – Доктор Дип с ума сойдет. Ты хочешь, чтобы он отправился за нами на лодке?

Этого я не хотел и уже готов был уступить, но в это мгновение краем глаза заметил мощный всплеск по другую сторону рифа.

«Русалка!» – мелькнуло у меня в голове. Это, конечно же, она! И если я упущу ее сейчас, потом уже, возможно, не увижу никогда.

Не говоря ни слова, я рванул от Шин в сторону и изо всех сил поплыл прямо к рифу. Сзади неслись ее крики:

– Билли! Вернись! Билли!

Мне вдруг показалось, будто в ее голосе появились какие-то новые, панические нотки, ну и ладно. Просто Шин пытается меня еще раз напугать, решил я.

– Билли!!! – закричала она еще пронзительнее. – Билли!!!

Я плыл вперед.

Теперь меня было не остановить. Но, как выяснилось чуть позже, лучше бы я все-таки остановился.