Шин быстро обошла аквариум и заглянула с противоположной стороны.

– Билли, смотри! – позвала она меня. Я побежал к ней.

– Смотри, русалка не умерла, – волнуясь, говорила Шин и показывала пальцем. – Видишь – она плачет или…

Сестренка была права. Русалка лежала на дне аквариума, спрятав лицо в ладонях.

– Ну, и что теперь? – спросил я, обращаясь к взрослым.

Какое-то время они молчали. Дядя, задумчиво потирая подбородок, смотрел на аквариум.

– Нам нужно научиться кормить ее, – сказал он наконец.

– Как ты думаешь, она ест как человек или как рыба? – спросил я.

– Если бы она только могла говорить, – сказал Александр. – Она ведь не умеет говорить, Билли, не так ли?

– Мне кажется, что нет, – сказал я. – Но она издает разные звуки. Свистит, щелкает и как будто даже напевает.

– Пойду в лабораторию и приготовлю кое-какое оборудование, – предложил Александр.

– Возможно, нам понадобится гидроакустический монитор.

– Хорошая идея, – задумчиво кивнул доктор Дип.

Александр скрылся в люке.

– А мне, пожалуй, стоит съездить в Санта-Аниту за продуктами, – сказал доктор Дип. (Санта-Анита – ближайший к нам населенный остров.) – Куплю всего понемногу. Будем пробовать, пока не найдем что-нибудь такое, что ей понравится. Может быть, и вам чего-нибудь привезти?

– Арахисового масла! – быстро предложила Шин. – По-моему, даже Александр не сумеет испортить бутерброды с арахисовым маслом.

Доктор Дип кивнул и начал спускаться в моторную лодку.

– Арахисовое масло. Запомнил. Что-нибудь еще? Билли?

Я молча покрутил головой.

– Хорошо, – сказал доктор Дип. – Я вернусь через несколько часов.

Он завел мотор, и лодка, набирая скорость, понеслась к Санта-Аните.

– Что-то сегодня очень жарко, – пожаловалась Шин. – Я пока спущусь в каюту.

– Ладно, – сказал я, не отводя глаз от русалки.

На палубе действительно было очень жарко. Дувший с утра легкий ветерок полностью стих, и белое полуденное солнце нещадно жгло плечи и лицо.

Но уйти в каюту я не мог. Потому что не мог оставить русалку.

Она уже не лежала на дне, а держалась на плаву, слегка шевеля хвостом. Увидев меня, она прижала руки и лицо к стеклу и печально заворковала.

Я тоже придвинулся к самому стеклу и помахал ей рукой.

Своим низким мелодичным голосом она то ворковала, то гудела, временами свистела и щелкала, явно пытаясь что-то мне сказать. Я слушал и старался понять.

– Хочешь есть? – спросил я ее.

Она ответила непонимающим взглядом.

– Хочешь есть? – повторил я, потирая ладонью живот. – Смотри, – я медленно кивнул головой, – это значит «да». А это, – я затряс головой из стороны в сторону, – это значит «нет».

Я отодвинулся и стал смотреть, что она сделает.

Она медленно кивнула головой.

– Да? – спросил я. – Ты хочешь есть?

Она затрясла головой.

– Нет? Не хочешь?

Она опять кивнула. А потом опять затрясла головой.

Русалка просто повторяла мои движения, догадался я. На самом деле она не понимает.

Потом я подумал, что она, наверное, не старше меня. По крайней мере – на вид. А это значит, что она просто должна быть голодной.

И что ей, скорее всего, понравится то же, что нравится мне. Так ведь?

Возможно. Попробовать во всяком случае стоило.

Я побежал в камбуз. Открыл шкафчик и вытащил пачку шоколадного печенья.

«Конечно, это не морепродукты, – подумал я, – но, может, сойдет. Кто откажется от шоколадного печенья?»

Вытащив несколько штук, я сунул пачку обратно в шкафчик и пошел назад. В дверях я наткнулся на Александра, который как раз проходил мимо. Он тащил какие-то приборы.

– Перекусываем? – спросил он меня.

– Это для русалки, – объяснил я. – Как думаешь, ей понравится?

– Кто ее знает, – пожал он своими широкими плечами.

На палубе он пошел следом за мной, не выпуская из рук свои приборы.

– Для чего они тебе? – спросил я.

– Я подумал, что мы могли бы поставить некоторые опыты с русалкой. Возможно, это позволит узнать о ней что-нибудь интересное и полезное, – сказал Александр. – Но вначале ее, действительно, хорошо бы накормить.

– Ладно, – сказал я. – Попробую.

Я взял одно печенье и поднес к стеклу. Русалка внимательно его разглядывала. По тому, как она это делала, стало ясно, что она не знает, что это такое.

– Мням-мням, – сказал я и похлопал ладошкой по животу. – Вкусно!

Глядя на меня, русалка тоже похлопала ладошкой по своему животу. Но по выражению ее зеленоватых глаз было видно, что она не понимает.

Александр протянул руку и открыл защелку на крышке аквариума. Я передал ему печенье, и он бросил его в воду.

Русалка безучастно смотрела, как оно опускается на нее сверху. Она не сделала ни малейшего движения, чтобы поймать печенье.

К тому времени, когда печенье упало на русалку, оно уже почти совсем раскисло. Скользнув по ее телу, оно клейким комком опустилось на дно.

– Да, – сказал я. – Теперь и я не стал бы его есть.

Русалка отпихнула его в сторону.

– Может быть, доктор Дип привезет что-нибудь такое, что придется ей по вкусу, – предположил Александр.

– Надеюсь, – сказал я.

Александр занялся оборудованием. Он опустил в аквариум термометр, какие-то датчики и несколько длинных тонких трубочек. Потом хлопнул себя по лбу.

– Черт! – сказал он. – Забыл внизу записную книжку.

И он пошел назад в лабораторию. А я смотрел на русалку, тоскливо плавающую среди трубочек и датчиков. Эта картина напомнила мне о рыбах в лабораторных аквариумах.

«Ну, нет! – подумал я. – Она не рыба. С ней нельзя так обращаться».

Я вспомнил, как она сражалась с акулой.

Теперь, когда я видел, какая она маленькая, я понимал, что она легко могла погибнуть. Однако она все-таки вступила в схватку с акулой. Просто для того, чтобы мне помочь.

Русалка негромко заворковала. А потом я увидел, как она вытирает слезы, побежавшие по ее щекам.

«Она снова плачет, – подумал я, и на душе у меня стало мерзко и гадко. – Она плачет, она просит меня о помощи».

Я чувствовал себя виноватым в том, что все так получилось. Я прижал лицо к стеклу прямо против лица русалки.

Она перестала плакать и только печально смотрела на меня. И я окончательно понял, что теперь настала моя очередь спасти русалку.

– Ш-ш-ш-ш, – прошептал я и приложил палец к губам. – Не шевелись и не мешай мне. У нас очень мало времени.

А я собирался сделать такое, от чего доктор Дип придет в неописуемую ярость.

Возможно, он даже никогда меня не простит.

Но сейчас это не имело значения.

Потому что сейчас я собирался отпустить русалку.

И считал, что поступаю совершенно правильно.