Сердце мое оглушительно застучало, и я вскочил с кровати.

– Ее там нет! – кричала Шин. – Ее нет в аквариуме!

Я выскочил из каюты, и стрелой взлетел по трапу на палубу.

Душа моя раздвоилась: с одной стороны, я искренне надеялся, что русалка как-то ускользнула и теперь на свободе.

Но с другой – мне хотелось, чтобы она осталась с нами навсегда, и дядя мой стал самым знаменитым ученым на Земле, а я – самым знаменитым племянником самого знаменитого ученого!

«Боже, сделай так, чтобы ей было хорошо», – твердил я про себя.

Сигнальные бортовые огни давали немного света, и на палубе был полумрак. Поэтому прошло какое-то время, прежде чем мои глаза начали что-то различать.

Изо всех сил вглядывался я туда, где стоял аквариум, мчась к нему со всех ног. Бежал я так быстро, что едва не улетел за борт. Шин не отставала от меня ни на шаг.

– Эй! – крикнул я, ничего не понимая: русалка апатично зависла в толще воды. Чешуя на ее рыбьем хвосте слабо поблескивала в тусклом свете бортовых огней.

Прошло несколько секунд, прежде чем я осознал, что Шин громко хохочет.

– Ну, как! – радостно вопила она. – Здорово я тебя разыграла?

Я застонал, громко и протяжно. Значит, это всего-навсего очередной дурацкий розыгрыш!

– Поздравляю, Шин, – с горечью сказал я. – очень остроумно!

– Ты злишься только потому, что опять купился. Тебя так легко обмануть!

Русалка подняла на меня глаза, и на ее бледных губах появилась слабая улыбка.

– Л-у-у-у-р-р-р-у-у-у, л-у-у-у-у-р-р-р-у-у-у, – проворковала она.

– Она и вправду милая, – сказала Шин, перестав веселиться.

Я подумал, что русалка надеется, что я помогу ей убежать. А что, если… Шин могла бы мне помочь. Вдвоем мы, наверное, справились бы…

Но согласится ли она?

– Шин, – начал я и…

И услышал приближающиеся из темноты аги.

– Эй, ребята. – Это был доктор Дип. – Пора в кровать, – сказал он. – Ну-ка, вниз.

– Дома нас никогда не укладывают так рано – заныла Шин.

– Возможно. Но ведь дома вы так рано и не встаете. Так ведь?

Шин недовольно кивнула.

Мы постояли возле аквариума, молча глядя на русалку. Она сделала едва уловимое движение хвостом и плавно опустилась на дно.

– Не беспокойтесь, – сказал доктор Дип. – Ночью я буду ее проведывать, так что с ней ничего не случится.

Русалка придвинулась к краю аквариума и прижала к стеклу свои крошечные ладошки. Глаза ее умоляюще смотрели на нас. Она молила нас отпустить ее на свободу.

– В морском зоопарке ей будет хорошо, – сказал доктор Дип. – Они построят для нее специальную лагуну. С рифом и всем прочим. Там все будет так, как в лагуне возле Иландры. Она сможет плавать, плескаться, играть – все, что захочет. Она будет чувствовать себя, как дома.

«Хорошо, если так», – подумал я. Но мне почему-то в это не верилось.

Волны этой ночью как-то особенно мягко покачивали «Кассандру», но я не мог заснуть.

Лежа на койке, я смотрел в потолок. Из иллюминатора прямо на лицо падал голубоватый лунный луч. Я думал о русалке.

Я пытался представить себе, каково это: целый день просидеть в стеклянном ящике? Наверное, примерно так же, как оказаться запертым в такой вот каюте. Я огляделся. Каюта моя была размером с туалет.

«Ужасно!» – подумал я. Мне вдруг стало душно, я расстегнул верхние пуговицы пижамы и пошире открыл иллюминатор.

А потом я подумал, что аквариум – это еще не самое страшное. Я знал, что доктор Дип сделает все возможное, чтобы русалке не было плохо. Знал я и то, что он никогда не причинит ей вреда.

Но что будет после того, как ее заберут в зоопарк? Кто будет о ней заботиться?

Конечно, они построят искусственную лагуну. Но ведь она не будет как настоящая. И вокруг будут бродить толпы людей, разглядывая диво дивное во все глаза. И от нее, наверное, будут ждать каких-нибудь фокусов и трюков. Например: прыгать через обруч, как это делают дрессированные морские котики.

И ее, наверное, станут снимать в телевизионной рекламе. А также в других телепередачах и кинофильмах.

Она будет пленницей. Всю жизнь она будет одинокой пленницей.

И все по моей вине! Как я мог допустить такое?

Я решил, что должен что-то сделать. Нельзя отдавать ее людям.

Именно тогда до меня донесся какой-то новый звук. Низкое, едва различимое гудение. Я затаил дыхание и начал вслушиваться. Сначала я подумал, что это русалка. Но быстро понял, что это гул мотора.

Вначале он гудел где-то далеко. Но постепенно звук приближался.

Катер? Судно?

Я выглянул в иллюминатор: к «Кассандре» медленно подходил большой катер.

Кто это? Люди из зоопарка?

Посреди ночи?

Нет. Теперь я уже видел, что это другой катер, намного больше.

Тем временем чужой катер вплотную подошел к «Кассандре» и с него к нам на палубу перескочили две темные фигуры. Потом – еще две.

Сердце застучало с бешеной скоростью. «Кто эти люди? – спрашивал я себя. – Что им здесь надо?»

И что должен делать я?

А потом я услышал еще более странные звуки.

Глухой удар. Сдавленный крик боли.

Звуки доносились с палубы.

С палубы. Где в стеклянной ловушке находилась беспомощная русалка.

«Только не это!» – подумал я и почувствовал, как внутри у меня что-то оборвалось.

Русалка! Что они делают с русалкой?

Я кинулся на палубу. Шин неслась следом. наверху я едва не упал, споткнувшись в темноте о какой-то трос, схватился за фальшборт и несколько секунд стоял, приходя в себя. Затем, еще толком ничего не видя, бросился к аквариуму.

Русалка, вся сжавшись, забилась в угол аквариума.

Руками она обхватила себя, будто защищаясь.

Вокруг аквариума маячили четыре неясные. Все в черном. Лица закрывали черные маски. Один держал в руке небольшую дубинку.

У самого аквариума лицом вниз лежало неподвижное тело.

– Доктор Дип!

Шин с мучительным криком бросилась к дяде.

– Они ударили его по голове! – кричала она, опустившись на колени рядом. – Он без сознания.

Я почувствовал, что задыхаюсь от ненависти и возмущения.

– Кто вы такие?! – крикнул я. – Что вы делаете на нашем судне?!

Меня, казалось, не слышали. Двое из неизвестных растянули над аквариумом тяжелую веревочную сеть. Затем они сбросили ее внутрь, пытаясь накрыть ею русалку.

– Остановитесь!!! – заорал я не своим голосом. – Что вы делаете!

– Успокойся, малыш, – пробормотал человек с дубинкой. И многозначительно показал ее мне.

Беспомощно наблюдал я за тем, как сеть захватывает русалку. Они хотели ее похитить!

– И-и-и-и-и! И-И-И-И-И-И-И-И! – в ужасе кричала она, своими маленькими руками изо всех сил стараясь сбросить с себя веревки.

– Перестаньте! Оставьте ее в покое! – снова завопил я.

Одна из фигур издевательски расхохоталась. Три другие просто не обращали на меня внимания.

Шин, склонившись над доктором Дипом, прилагала отчаянные усилия привести его в себя. Я бросился к люку и закричал вниз:

– Александр! Александр! На помощь!

Александр был гигант – возможно, он справился бы и с этой четверкой.

Затем я побежал обратно к аквариуму. Им уже удалось захватить русалку в сеть, и теперь они вытаскивали ее из аквариума. Она извивалась и сопротивлялась изо всех сил.

– И-И-И-И-И-И! – кричала она, и от этого пронзительного крика болели уши.

– Неужели ты не можешь заставить ее заткнуться? – раздраженно спросил один у того, кто был с дубинкой.

– Ты погрузи ее сперва на наш катер! – огрызнулся тот.

– Остановитесь! – орал я. – Не делайте этого!

А потом я забыл обо всем на свете и бросился на этих четверых. В голове у меня не было никакого плана действий. Просто я знал, что должен их остановить.

Один из них свободной рукой легко отпихнул меня в сторону.

– Не подходи близко или я сделаю тебе больно! – рыкнул он.

– Отпустите ее! Сейчас же отпустите русалку! – не помня себя, вопил я.

– О русалке забудь, – сказал тот, что отпихнул меня. – Ты ее больше не увидишь!

Чтобы не упасть, я схватился за фальшборт. Сердце мое едва не выскочило из груди. Я задыхался.

Слушать полные ужаса крики русалки было свыше моих сил.

Я не мог позволить им ее увезти. Во всяком случае – без борьбы.

Вчера она спасла мне жизнь. Теперь наступила моя очередь.

Но что я мог сделать?

Они уже вытащили русалку из аквариума и держали ее втроем.

Она корчилась и извивалась, совершенно обезумев.

Мне пришло в голову, что если кинуться им в ноги неожиданно, вдруг они повалятся или как-то замешкаются, а я спихну русалку в океан, а уж там-то она сумеет выбраться из сети.

По-бычьи наклонив голову, я глубоко вздохнул и ринулся прямо на них.