Но теперь мне предстояла главная битва моей жизни.

Джо, Гигантский Скат-Хвостокол. Он затаился где-то здесь, в зеленоватой на этой глубине воде.

У меня было все необходимое снаряжение: гидрокостюм, ласты, маска, акваланги подводное ружье с отравленным гарпуном.

Стоп, кажется, какое-то движение. Вон за тем громадным морским гребешком…

Я поднял ружье и приготовился отразить атаку.

Внезапно стекло маски затуманилось и дышать стало нечем.

Я до отказа открутил вентиль. Воздух не поступал.

Что-то случилось с аквалангом и, судя по всему, не без чьей-то злой воли.

Нельзя терять ни секунды. На глубине двухсот футов – и без воздуха! Скорее на поверхность! Как можно скорее.

Отчаянно работая ластами, я устремился наверх.

Свет передо мной померк. Легкие, казалось, вот-вот разорвутся. Я быстро терял силы. В голове шумело, мысли путались.

Удастся ли спастись? Или мне суждено остаться здесь, в океанской пучине – на обед Джо-Хвостоколу?

Паника захлестнула меня с головой, как придивная волна. Глядя сквозь запотевшее стекло маски, я пытался отыскать свою напарницу. Куда она девалась именно сейчас, когда так нужна?

Наконец мне удалось разглядеть ее у самой поверхности, рядом с катером.

Размахивая руками, как сумасшедший, я пытался привлечь ее внимание. На помощь! Сюда! Мне нечем дышать!

Наконец она заметила меня, стремительно нырнула вниз и вытащила на поверхность мое вялое, полубезжизненное тело.

Сорвав маску, я дышал полной грудью.

– Что с тобой, человек-амфибия? – спросила она. – Медуза укусила?

Мужества моей напарнице не занимать. Она привыкла смеяться опасности в лицо.

– Перестал… поступать… воздух… – с трудом переводя дух, объяснил я. – Кто-то… испортил… акваланг…

И тут же на меня навалилась темнота.

Надавив ладонью на макушку, моя напарница втолкнула меня обратно под воду. Я открыл глаза и, отплевываясь, вынырнул.

– Перестань валять дурака, Билли, – сказала она. – Ты можешь просто купаться и не выдумывать всякой ерунды?

В этом – вся Шин.

Моя напарница по подводному плаванию на самом деле моя родная сестренка. Я ведь только играл в Уильяма Дипа-младшего, знаменитого исследователя морских глубин.

Я вздохнул: что ей стоило поиграть со мной? Хотя бы раз. Ничего бы с ней не случилось.

Меня действительно зовут Уильям Дип-младший, но все называют меня Билли. И мне двенадцать лет. По-моему, я уже об этом упоминал.

А Шин – десять. Мы очень похожи. У нас прямые черные волосы, только у меня короткие, а у нее – до плеч. Оба мы худые, кожа да кости, с острыми локтями и коленками и длинными узкими ступнями. И у обоих темно-голубые глаза и густые черные брови.

На этом сходство кончается.

У Шин никакого воображения! Маленькой она никогда не боялась чудовищ, притаившихся в туалете. Не верила в Деда Мороза и в волшебную палочку.

«Все это – не взаправду», – говорит она обычно.

Я нырнул и под водой ущипнул Шин за ногу: нападение Гигантского Ракочеловека!

– Перестань! – завопила она и лягнула меня в плечо.

Я вынырнул на поверхность.

– Эй! – раздался голос дяди. – Здесь нужно быть поосторожнее.

Дядя стоял на палубе своей «Кассандры» – большого исследовательского катера. Он наблюдал за тем, как мы с Шин ныряем с маской и трубкой.

Зовут нашего дядю Джордж Дип, но все его называют доктор Дип, или Подводный Доктор. (Для тех, кто не знает английского, объясняю, что фамилия моего дяди по-английски и значит «глубокий» или «подводный».) Даже мой папа, его брат, называет его доктор Дип. Может быть, и потому, что у него вид, как у настоящего ученого.

Он невысокого роста, худощавый, в очках, и выражение лица у него всегда серьезное и вдумчивое. Его темные вьющиеся волосы на макушке окружают небольшую лысину. Увидев дядю, каждый скажет: «Держу пари – вы ученый».

Мы с Шин у дяди в гостях. Каждый год родители отпускают нас на летние каникулы к доктору Дипу, на его «Кассандру». Все лучше, чем болтаться дома без дела. Этим летом «Кассандра» бросила якорь в Карибском море, возле крохотного островка Иландра.

Доктор Дип занимается биологией моря и специализируется на тропических водах. Он изучает поведение тропических рыб и пытается отыскать новые, еще неизвестные науке виды морских растений и рыб.

«Кассандра» – большой и мощный катер, длиной около пятидесяти футов. Большая часть трюма занята научными лабораториями и подсобными помещениями. Наверху, на палубе, находится рубка с приборами управления. К правому борту привязана небольшая моторка, к левому – огромный стеклянный аквариум.

Иногда доктору Дипу попадаются очень большие экземпляры, он сажает их в этот аквариум, осматривает, измеряет и метит. А иногда и лечит, если рыба оказывается больной или раненой.

Кроме рубки, на палубе нет ничего, и здесь удобно играть в салочки или загорать.

Свои исследования доктор Дип проводит во всех морях и океанах. Жены и детей у него нет. Он говорит, что наука занимает у него слишком много времени.

Но детей он любит. И поэтому каждое лето приглашает нас с Шин к себе.

– Держитесь рядом, ребята, – кричит он нам сейчас. – И не отплывайте слишком далеко. Особенно ты, Билли.

И он делает мне страшные глаза. Это значит: «Я тебя предупредил». Шин он никогда не делает страшные глаза.

– По радио передали, что в этом районе видели акул, – добавил он.

– Акулы! Ура! – радостно завопил я. Доктор Дип нахмурился.

– Билли, – сказал он. – Акулы – это серьезно. Не удаляйтесь от катера. И не приближайтесь к рифу.

Я ждал, что он это скажет.

Клэмшел – красный коралловый риф, красивый и загадочный, – протянулся всего в нескольких сотнях ярдов от места, где мы бросили якорь. Я мечтал на него попасть с первого дня, как только мы сюда пришли.

– Не беспокойтесь, доктор Дип, – крикнул я, глядя на него снизу вверх. – Со мной ничего не случится.

– Несомненно, – ехидно пробормотала Шин у меня под ухом.

Я протянул к ней свою клешню Ракочеловека, но она быстро нырнула.

– Так вот, – продолжал доктор Дип, – запомните: заметив плавник акулы, постарайтесь поменьше брызгаться, суетиться и шуметь. Движение и шум особенно привлекают акул. Без паники, медленно и спокойно плывите к катеру.

– Ладно, мы так и сделаем, – заверила его Шин. Она вынырнула у меня за спиной и тут же начала брызгаться, как сумасшедшая.

Я почувствовал приятное возбуждение. Увидеть живую акулу – моя давняя мечта.

Конечно же, я видел акул в аквариуме. Но там, в стеклянной ловушке, они просто плавали по кругу с бешеной скоростью, безопасные, как золотые рыбки.

Ничего интересного.

А мне хотелось заметить вдруг на горизонте плавно плывущий над водой акулий плавник… Расстояние уменьшается, он все ближе и ближе, вот акула устремляется на тебя…

Словом, я мечтал о приключениях.

«Кассандра» стояла на якоре в открытом океане, до рифа Клэмшел было несколько сотен ярдов. Риф кольцом окружал остров. От острова его отделяла красивая лагуна.

И ничто на свете не помешает мне заняться исследованием лагуны. Что бы там ни говорил доктор Дип!

– Пошли, Билли! – позвала меня Шин, поправляя маску. – Смотри – там целый косяк какой-то рыбы.

И она показала на слабую рябь в воде возле носа катера. Потом взяла в рот загубник, опустила лицо в воду и поплыла. Я поплыл следом.

Вскоре мы с сестрой плыли среди сотен и сотен крошечных, ярко-голубых рыбок.

В таких случаях мне всегда кажется, будто я попал в другой мир. Кажется, что я смог бы остаться здесь насовсем и, дыша через трубку, жить среди рыб и дельфинов. А там – глядишь! – у меня, может быть, выросли бы плавники и жабры.

Голубые рыбки дружно ринулись в сторону, я устремился за ними. Они были такие красивые! Так не хотелось с ними расставаться!

А потом они унеслись с бешеной скоростью и почти мгновенно исчезли из виду. Я пробовал не отставать, но куда там! Догнать их было невозможно.

Вокруг стало пусто.

Может быть, рыбью стаю что-то напугало?

Я огляделся. У поверхности воды плавали пучки водорослей. Вдруг впереди мелькнуло что-то красное.

Я подплыл ближе, пристально вглядываясь сквозь стекло маски. В нескольких ярдах впереди показались неровные красные образования. Красные кораллы!

«Кошмар! – подумал я. – Клэмшельский риф! Доктор Дип ведь запретил мне отплывать так далеко!»

Я начал разворачиваться. Надо спешить назад к катеру.

И тут же мне захотелось остаться и хоть краешком глаза взглянуть. Раз уж я все равно здесь.

Риф выглядел как замок из красного песка с множеством подводных пещер и тоннелей. В них то и дело вплывали и выплывали ярко-желтые и голубые рыбки.

«Что, если осмотреть один из тоннелей? – подумал я. – Что здесь может быть опасного?»

И вдруг я почувствовал легкое прикосновение к ноге, словно меня кто-то пощекотал, и по коже побежали мурашки.

Что это? Рыба?

Я посмотрел по сторонам, но ничего не заметил.

И снова прикосновение.

Будто кто-то щекотал меня за ногу.

А потом вдруг на мгновение схватил.

Я дернулся всем телом и развернулся. Снова ничего.

Сердце громко и быстро застучало. Я знал, что опасности, скорее всего, нет. Но все-таки хотелось видеть того, кто так со мной играет.

Я поднял голову над водой, нашел катер и изо всех сил поплыл к нему.

Но теперь мою правую ногу всерьез схватили.

Тут я испугался по-настоящему и начал отчаянно лягаться.

Отпусти! Немедленно отпусти!

Я по-прежнему никого и ничего не видел и в то же время никак не мог освободить ногу!

Правда, видимость резко ухудшилась – вода вокруг меня вспенилась и потеряла прозрачность.

Вне себя от ужаса, я высунул голову из воды и, задыхаясь и отплевываясь, из последних сил крикнул:

– На помощь!

Тщетно.

Невидимый противник продолжал тянуть меня вниз. Под воду.

В страшную пучину океана.