В отчаянии мы набросились на крышку аквариума. Я колотил по ней кулаками. Доктор Дип пытался налечь плечом.

Но тут аквариум накренило, и нас бросило вниз.

Крышка была из тяжелой стальной сетки и крепилась к стенкам аквариума специальными зажимами-щеколдами. Открыть эти зажимы изнутри мы не могли, поэтому все, что оставалось делать – это пытаться их сломать.

Мы напрягали все силы. Крышка не поддавалась.

Аквариум медленно и неотвратимо погружался в черные волны ночного океана. Луну вскоре затянула пелена облаков, и нас накрыла полная темнота.

Через одну-две минуты пучина полностью поглотит аквариум.

Шин заплакала.

– Мне страшно! – всхлипывала она. – Мне страшно!

Доктор Дип принялся бить кулаками по стеклянной стенке аквариума, пытаясь ее разбить.

Я лихорадочно ощупывал прилегающие к крышке края стенок в надежде найти какое-нибудь слабое место.

И я действительно его нашел. Крохотная щеколда.

– Смотрите! – завопил я, показывая на нее. Потом попробовал открыть, но она не поддалась. – Не выходит!

– Дай я! – К щеколде бросился доктор Дип. – Да, заело, – признал он через несколько секунд.

Шин перестала всхлипывать и вытащила из волос красную заколку.

– А это не поможет? – спросила она. Доктор Дип схватил заколку и начал ковыряться в щеколде.

– Идет! – крикнул он.

«Может быть, еще есть надежда, – подумал я. – Может быть, мы еще выберемся отсюда!»

Доктор Дип, поработав заколкой, попытался отодвинуть щеколду пальцами.

Она поддалась!

Она открылась!

– Мы спасены! – крикнула Шин.

Мы толкнули крышку вверх. Потом еще раз.

– Ну-ка, ребята, поднажмите, – подбадривал нас доктор Дип.

Мы налегли из последних сил. Крышка не шелохнулась. Приглядевшись, мы увидели, что, кроме той щеколды, с которой мы справились, крышку держали еще две.

Еще две щеколды, и дотянуться до них нам было не под силу.

Мы замолчали. Тишину нарушали только тихие всхлипывания Шин и мерный плеск волн.

Вода в аквариуме дошла уже почти доверху. Скоро она зальет его полностью, и мы пойдем на дно.

Внезапно океан вокруг нас потемнел еще больше. Вода вспенилась, и аквариум начало раскачивать заметно сильнее.

– Что это за шум? – спросила Шин. Я прислушался.

Сквозь громкий плеск воды можно было различить странный и непонятный звук. Он был очень слабый, как будто доносился издалека.

Но он приближался – высокий, пронзительный свист.

– Похоже на сирену, – пробормотал доктор Дип. – Точнее, на множество сирен.

Зловещие звуки, казалось, неслись со всех сторон.

Громче. Ближе.

Больше всего они напоминали скрежет металла о стекло. Они становились совершенно невыносимыми.

Внезапно вокруг аквариума быстро закружили темные стремительные тени.

Мы прижали лица к стеклу.

– Что это за звук? – болезненно поморщившись, спросил дядя. – Никогда не слышал ничего подобного. Что бы это могло быть?

– Он доносится отовсюду! – крикнул я, с трудом преодолевая шум.

Вода вокруг нас совершенно утратила прозрачность, вспененная непонятными тенями. Я напряженно вглядывался сквозь стекло, пытаясь различить хоть что-нибудь.

Внезапно из пены проступило лицо. Оно прижалось к стеклу снаружи, прямо против моего!

Задохнувшись от неожиданности, я отпрянул.

А потом я увидел еще лица. Со всех сторон нас окружали тонкие девичьи лица. Их широко раскрытые глаза смотрели на нас угрожающе.

– Русалки! – пронзительно крикнул я.

– И сколько их… – изумленно пробормотал доктор Дип.

Это их длинные хвосты вспенили воду.

Облака волос, окружавших головы русалок, в темной воде казались черными. Аквариум раскачивался все сильнее и сильнее.

– Чего они хотят? – снова расплакалась Шин. Голос ее дрожал от страха.

– Похоже, они в ярости, – прошептал доктор Дип.

Я смотрел наружу, на русалок, которые носились вокруг, словно призраки. Поочередно приближаясь к аквариуму, они хлопали по стеклу ладонями. Хвосты их с силой рассекали воду. Вода вокруг нас пенилась и бурлила.

Внезапно я понял, чего они добивались.

– Месть! – пробормотал я негромко. – Они пришли отомстить. Мы поймали их подругу. Теперь они собираются отомстить нам за это.