Ветер стих совершенно. Теперь судно похитителей неподвижно возвышалось над спокойной, как стекло, гладью бухты.

– А где же русалки? – тихонечко спросила Шин.

Я пожал плечами. От них действительно не было и следа. Я решил, что они затаились внизу, под темными непроглядными водами бухты.

Вдруг рядом с катером похитителей я заметил легкую рябь.

Лодка наша продолжала медленно и бесшумно двигаться вперед. Я молча смотрел на рябь, пытаясь понять ее причину. Потом в лунном свете мелькнула прядь белокурых волос.

– Наша русалка! – шепнул я. – Это она! Похитители привязали ее веревкой к корме катера.

– Должно быть, у них нет для нее аквариума, – возбужденно прошептал доктор Дип. – Нам повезло.

Внезапно рябь у кормы усилилась. Рядом с нашей русалкой теперь суетились другие. Словно гигантские вееры, над поверхностью воды то и дело мелькали их хвостовые плавники. Я видел, как подруги ощупывают пленницу руками, дергают веревку.

От их усилий по воде пошло легкое волнение.

– Они пытаются ее освободить, – шепнул я.

– А нам что делать? – спросила Шин.

– Подождем, пока она окажется в безопасности, – прошептал в ответ доктор Дип. – А потом и сами исчезнем. Похитители никогда не узнают, что мы здесь были.

Тем временем нашу лодку отнесло уже к самому борту катера похитителей.

– Давайте же, русалочки, давайте! – едва слышно подбадривала их Шин. – Быстрее!

– Может быть, им надо помочь? – предложил я.

Доктор Дип направил лодку к корме.

В ту же секунду у меня оборвалось сердце: на катере похитителей что-то вспыхнуло. Вначале зажглась спичка, а от нее – факел.

– И что же вы здесь делаете?! – прорычал сверху злобный голос.