Я живу в Нью-Йорке. В таком многолюдном и шумном городе можно услышать много интересного.

Однажды днем я проходил мимо школы, что рядом с моим домом, и случайно подслушал спор двух ребят.

— Ты перепугаешься до смерти, — серьезно произнес высокий мальчишка в бейсболке. — Там может случиться что угодно.

— Нет, так не бывает, — возразил его друг. — Я еще не слыхал, чтобы кто-нибудь увидел такой кошмар, что сразу упал замертво.

— Твое сердце остановится, — настаивал первый мальчишка. — Просто перестанет биться и все. Ты так перепугаешься, что застынешь, окажешься как будто замороженным — навсегда.

«Застынешь от страха, — подумал я, глядя вслед этим мальчишкам, которые уже бежали к автобусу. — Бывает так или нет, чтобы человек замерз, застыл от страха?»

Не успел я об этом подумать, как пошел снег.

Я шел домой. Кружила метель — и в моем мозгу тоже все кружилось и вертелось. Я поскорей сел за свой компьютер и сочинил вот такой рассказ.

Мой приятель Билли считает себя ужасно крутым. Он всегда сообщает нам про свои очередные крутые поступки — и это всегда нас раздражает. Впрочем, не только это.

Билли вообще страшный зануда. Почему? Я могу перечислить по пальцам:

1) Он воображала.

2) Он хвастун.

3) Он горластый.

4) Он думает, что знает все на свете.

5) Он считает себя умней и лучше нас.

Под словом «нас» я имею в виду себя — Рика Баркера — и других моих друзей, Лорена и Фреда. Мы живем все четверо в одном квартале и дружим еще с детского сада.

Поэтому мы общаемся и с Билли, хотя все время ворчим на него. Пожалуй, самый главный его недостаток в том, что он все время говорит и никогда не умолкает.

А еще он всегда говорит про смерть!

— Известно ли вам, что можно защекотать человека до смерти, даже не прикоснувшись к нему? — заявляет он, например.

Вот такой он странный. Вроде как одержимый. Всегда рассказывает нам про всякие вещи, от которых люди могут умереть.

— Известно ли вам, что во сне можно дочесаться до смерти?

— Знаете ли вы, что перышко может убить, если упадет на вас с самолета?

Выслушивать все это совсем не смешно. По-моему, от такого вполне может поехать крыша. Сегодня мы направились вчетвером в соседний парк, и, когда туда пришли, Лорен, Фред и я решили проверить одно из дурацких заявлений Билли насчет смерти.

Всю ночь и весь день валил снег — в школе даже отменили занятия. По этой причине настроение у нас было лучше некуда.

Снега выпало много — больше полуметра. А в некоторых местах ветер намел высокие сугробы — почти с меня ростом! Короче, это было клево. Весь мир сделался совсем белым. Кроме неба. Совсем недавно оно расчистилось и теперь было синее-синее. День был прекрасный, не очень холодный. Снег влажно похрустывал под нашими ногами.

Мы шагали, утопая ботинками в снегу. Из наших ртов вырывался пар от дыхания. Нам даже было немного жалко, что мы идем в парк только вчетвером и что с нами нет каких-нибудь малышей. Тогда мы попросили бы у них санки и покатались в парке с горы.

Как вы думаете, о чем разглагольствовал в это время Билли?

Угадайте с трех раз.

— Известно ли вам, что от страха можно замерзнуть? — спросил он у нас.

Я громко застонал от досады:

— Билли, помолчи хоть немного! Хватит нас грузить своими фантазиями!

— Нет, я правду вам говорю, не унимался он. — Можно испугаться так сильно, что тело замерзнет — навсегда. Вы не сможете говорить. Не сможете шевелиться. Это вроде как смерть от испуга, но только тут вы остаетесь живыми!

— Ладно, давай попробуем! — воскликнул я.

С этими словами я схватил Билли за плечи его теплой куртки.

— Сейчас мы это проверим!

По-моему, у Лорена и Фреда такая же мысль появилась одновременно со мной. Билли пыхтел, вырывался и брыкался. Но мы навалились на него втроем, подняли за руки и за ноги и поставили стоймя в самый высокий сугроб, какой нам попался на глаза.

Не успел он опомниться, как мы принялись забрасывать его снегом. Сделать это оказалось нетрудно — снег был тяжелый и сырой.

— Эй! Что вы делаете? — закричал Билли.

— Мы хотим слепить из тебя снеговика! — ответил Фред.

Мы работали с огоньком, засыпали его снегом, бросали охапку за охапкой на его плечи, голову, спину.

— Послушайте меня! — завопил Билли. — Вы ведь знаете, что я не выношу тесных мест. Понятно? Эй, остановитесь! Тут нет ничего смешного. Я тут замерзну. Простужусь. Мне уже холодно. Перестаньте! Выпустите меня отсюда!

Но мы только смеялись.

Нас забавляло, что наш приятель впадает в панику из-за такой пустячной шутки.

— Это ведь твоя идея, — заявил я. — Разве тебе не интересно ее проверить? Неужели ты не хочешь испытать, можно ли на самом деле замерзнуть от страха?

— Нет! Нет! Не хочу! — закричал Билли.

Ну, какие ты скажешь нам последние слова? — спросил его Фред.

— Достаньте меня отсюда! Выпустите меня! — отчаянно заорал он.

Тогда мы засыпали его с головой.

Мы проделали несколько отверстий возле его лица, чтобы он мог дышать. Потом Лорен нашел два круглых камня для глаз и сломал ветку, чтобы получился нос. Мы с Фредом счистили лишний снег вокруг его фигуры, и после этого Билли стал похож на настоящего снеговика. И мы утрамбовали снег еще плотней. В завершение Лорен повязал вокруг шеи снеговика свой шарф.

— Хо-хо, Билли, ну как, тепло тебе там? — крикнул я. — Как дела, снеговик?

Он не ответил.

Мы отошли на несколько метров, любуясь своей работой.

— Класс! — воскликнул Лорен. И мы ударили друг друга по рукам своими промокшими перчатками с налипшими на них ледяшками.

Мы ожидали, что Билли разрушит свою снежную тюрьму, выскочит на дорожку и начнет швырять в нас снегом. Ведь мне казалось, что выбраться из снеговика не составляло никакого труда. Разве мы могли сильно утрамбовать снег?

Однако он не шевелился.

Он неподвижно стоял на месте, как настоящий снеговик. На нас смотрели два круглых каменных глаза.

— Эй, Билли? — позвал я.

Молчание.

— Билли? Что ты молчишь?

Снова жуткое молчание.

— Билли? — крикнул я, уже начиная пугаться.

Никакого ответа.

Фред засмеялся и потянул меня за руку.

— Он просто нас разыгрывает. Пошли, Рик. Видишь, на горку пришли ребята с санками. Айда к ним! Попросим прокатиться!

Мы побежали на горку. Через некоторое время я оглянулся назад. Билли так и не шевелился. Чего же он ждал?

— Эй, летчики-пилоты! — крикнул Фред каким-то малышам. — Дадите прокатиться?

* * *

Сколько же мы катались? Точно не знаю. Солнце уже стало клониться к закату. По сугробам протянулись длинные синеватые тени. Мы отдали малышам санки и пошли домой. Верней, ушли Лорен с Фредом.

Я тоже зашагал домой, но тут внезапно вспомнил про Билли.

Растирая замерзший кончик носа, я сбежал с горки и увидел, что снеговик стоит все на том же месте, где мы его и оставили.

«Не может быть!» — испугался я. Потом подбежал к нему и крикнул:

— Билли? Билли?

Ведь мы совсем забыли про него!

У меня от испуга перехватило дыхание. Я даже задрожал от страха.

Неужели он так тут и замерз?

Ведь мы просто шутили. Неужели…

Только не это! Ой! Только не это!

Я схватил голову снеговика.

— Билли? Эй, ответь мне! Почему ты не отвечаешь?

Снег был плотно утрамбован, не хуже цемента. Я принялся откалывать от снеговика большие куски.

— Билли? Ты слышишь меня?

Раскидывая снег в разные стороны, я с лихорадочной быстротой разрушал снеговика. Упавшие комья я зачем-то утрамбовывал ногами.

— Билли! Эй, Билли?

Я счищал с круглой снежной фигуры новые и новые слои снега.

В конце концов я увидел, что Билли внутри нет.

Изрядно уставший, я отошел назад и огляделся по сторонам.

Где же он? Я смотрел на разбросанные мной комки. Выбраться он не мог. Ведь снеговик стоял точно такой, каким мы его оставили пару часов назад.

Меня охватила мелкая дрожь. Я поплотней застегнул куртку, но не смог справиться с дрожью.

И тут за моей спиной раздался слабый шепот:

— Рик, ты заморозил меня. Ты ЗАМОРОЗИЛ меня!

— Нет! — в панике воскликнул я.

Я торопливо обернулся.

— Ты где? — спросил я охрипшим голосом. — Я тебя не вижу.

Тишина.

Только шум ветра, стряхивающего снег с ветвей деревьев.

Затем снова послышался шепот:

— Ты заморозил меня, Рик.

Тут из-за дерева вышел Билли.

Наклонив голову, он направился ко мне. Двигался он странными рывками и ужасно медленно, словно робот.

Потом медленно, очень медленно он поднял голову — и я увидел его лицо. Покрытое льдом. К его волосам и бровям прилипли снежные комья. Со щек и подбородка свисали сосульки.

Я раскрыл рот и издал вопль ужаса.

А Билли все шел ко мне через сугроб своей странной походкой. Он вытянул руки в перчатках, как будто хотел меня схватить.

— Рик, ты заморозил меня. Заморозил до СМЕРТИ!

У меня застучали зубы. По телу пробегали волны холода. Я глядел на Билли, застыв от страха.

А потом я почувствовал, как что-то щелкнуло.

В моей голове. В моем мозгу.

Как будто лопнул небольшой воздушный шарик.

Я хотел пошевелиться. Хотел закричать.

Но не мог.

Мои ноги, руки не слушались меня. Я не мог открыть рот, чтобы крикнуть. Я даже не мог моргнуть.

Я просто глядел перед собой. Неподвижно.

Билли подошел ближе. Еще ближе.

— Рик, в чем дело? — спросил он.

Я отчетливо видел и слышал его. Но ответить не мог. Не мог пошевелить губами и издать хоть один звук.

И тут я вспомнил слова Билли… «Можно испугаться так сильно, что тело замерзнет — навсегда».

— Ладно тебе, Рик, — сказал Билли. — Пошутили и хватит. Я жив и здоров. Правда. Гляди сам. Лед и снег я просто налепил на лицо, чтобы выглядеть пострашнее. Понятно?

Тут он стряхнул снег со щеки.

— Рик, кончай прикалываться. Сейчас я все объясню. Я дождался, когда вы уйдете на горку. Потом выбрался из снеговика. Это было легко. Вы в это время катались на санках и меня не видели. А я решил вас разыграть. Залепил на снеговике дыры. Спрятался за дерево и стал ждать, когда вы вернетесь.

Он схватил меня за плечо. Я почувствовал это, но пошевелиться не мог. Он помахал рукой перед моим носом. Но я не мог моргать. Не мог даже направить взгляд в другую сторону.

— Эй, Рик, ты ведь шутишь, верно? — растерянно спросил он. — Ну ладно, кончай. Ну, как тебе мой прикол? Правда классный? Напугал я тебя? Скажи, Рик, я тебя напугал?