Я не люблю заходить в антикварные лавки. Потому что знаю — в них обитают призраки.

Я точно знаю, что старинные предметы, выставленные там на продажу, населены призраками их прежних хозяев. Приглядитесь-ка повнимательней…

Серебряную щетку для волос по-прежнему держит рука той женщины, что много лет назад причесывалась ею. Старинное кожаное кресло вовсе не пустует — в нем, откинув свою седовласую голову на мягкую спинку, сидит призрак старика.

Антикварные бусы стучат о высохшую шею их давно покойной хозяйки. А деревянная пожарная машина все еще забавляет призраков детей, игравших с ней лет сто назад.

Призраки живут там повсюду, куда бы вы ни взглянули.

Я знаю это. Я их вижу.

В этом рассказе пойдет речь про отца, который принес домой из антикварной лавки старинный морской сундук. Отгадайте, что оказалось внутри?..

Папа увидел в антикварной лавке старинный дорожный сундук и привез его домой. Сундук был длинный, черный, весь покрытый слоем пыли. На его крышке виднелось несколько вмятин и царапин, а металлический запор совершенно заржавел.

— Амбер, ты только погляди, какая потрясающая вещь! — сказал мне папа.

— Тоже мне невидаль! — махнула я рукой.

— Но ведь он великолепно подходит для круиза! — воскликнул папа. — Разве не круто будет подняться на борт теплохода с настоящим старинным морским сундуком?

— Не очень, — возразила я. — Он такой старый, что вся моя одежда провоняет в нем плесенью и гнилью.

Но разве папа когда-нибудь меня послушает?

Вот и теперь он настоял на том, чтобы это огромный страшила стоял в моей комнате. Весил он целую тонну, не меньше. Мы вместе с папой кое-как втащили его по лестнице ко мне и поставили перед стеклянным шкафчиком, где я держу свою коллекцию кукол.

Пыль летела от него во все стороны. Я дважды чихнула, но папа этого, по-моему, даже не заметил. Он в это время возился с запором.

Он изо всех сил потянул на себя защелку и ударился спиной о мой стеклянный шкафчик. Куклы зашатались на полках, будто в испуге.

— Осторожней! Опрокинешь мою коллекцию! — закричала я.

— Ничего с твоими драгоценными куклами не случится, — заявил папа и пошел к двери. — Мне нужна отвертка.

Я нагнулась через сундук и поправила кукол.

В моей коллекции насчитывалось восемь Барби, четыре Джин, пара «американских девочек» и еще десять других кукол, которые я купила просто так, потому что они мне чем-то понравились.

Нет, вы не подумайте, что я до сих пор играю в куклы, как-никак двенадцать стукнуло. Теперь я их только коллекционирую.

А Кэт, моя восьмилетняя сестра, тоже начала собирать свою собственную коллекцию. Вот почему я прозвала ее Обезьянка Кэт. Ей всегда хочется именно того, что есть у меня.

Папа вернулся через несколько минут с отверткой и гвоздодером. Он присел на корточки возле сундука и начал возиться с запором. Работая, он что-то напевал под нос.

— Па, я не возьму в круиз этот жуткий сундук, — заявила я.

— Давай сначала поглядим, что там внутри, — ответил он и открыл наконец-то ржавую защелку. Потом велел ему помочь, и мы в четыре руки подняли крышку.

— Ффу-у-у! — воскликнула я, когда из сундука пахнуло кислятиной и вылетело сероватое облачко пыли. Я понимаю, что мне никто не поверит — но тогда мне показалось, что это облачко словно бы вздохнуло с облегчением, вырвавшись на свободу.

Зажимая пальцами нос, я смотрела, как оно поплыло к потолку и пропало.

— Па, пожалуйста! — взмолилась я. — Я не возьму с собой в круиз этот сундук! Закрой его!

Но папа уже наклонился над сундуком и шарил по его дну.

— Ого! — бормотал он. — Поразительно!

Мне стало любопытно, что он там увидел.

— Что там поразительного? — спросила я и тоже заглянула внутрь.

Папа извлек со дна стопку кружевных платочков. Все они пожелтели от старости. Еще я увидела на дне пару старомодных высоких ботинок на шнуровке. Еще папа вынул длинную серую юбку в складку. Все выглядело прямо-таки допотопным.

— Совсем немного вещей, — заметил папа, разглядывая черные ботинки. — Словно кто-то начал упаковывать сундук, а потом бросил.

— Пожалуй, с этого дня я начну собирать коллекцию старых и вонючих вещей, — заявила я. Разумеется, я шутила, но папа воспринял мои слова всерьез.

* * *

За обедом он говорил только об этом сундуке.

— Настоящее сокровище, — сообщил он маме. — Его только нужно как следует отчистить от пыли, и Амбер его оценит.

— Не знаю, чем тебе плох твой чемодан, — проворчала я. — Он такой симпатичный и притом новый.

— В круизы люди всегда берут сундуки, — сказала мама.

— Раз у Амбер появился сундук, то я тоже хочу такой же, — вмешалась в наш разговор моя младшая сестра.

Я вздохнула:

— И зачем вы берете меня в это плаванье?

Ну да, конечно. Я понимаю, что все могут подумать, будто я ною и капризничаю. Разве плохо совершить круиз? Только прошлым летом я ездила в спортивный лагерь вместе с Эми и Оливией, моими лучшими подругами. И мне очень хотелось поехать туда и в этом году.

Я уставилась на свою тарелку со спагетти. Я не съела ни чуточки.

— В круизе я окажусь наверняка в одиночестве, без своих ровесников. Кругом будут одни старые клячи.

— А я? Я тоже там буду! — запротестовала Кэт.

— Вот-вот, или среди таких малявок, как ты.

— Амбер, ты обязательно подыщешь себе компанию, — заверила меня мама. — У тебя наверняка появится много друзей.

— И почему мы не можем устроить себе нормальные каникулы? — простонала я.

— Ешь спагетти, — сказала мама.

* * *

После обеда я поспешила подняться к себе, чтобы позвонить Оливии. Не успела я еще войти в свою комнату, как меня встретил затхлый кисловатый запах.

Я замерла на пороге. Сундук стоял с открытой крышкой. Я подняла глаза на стеклянный шкафчик и ахнула.

Мои куклы!

Когда я уходила из комнаты, они все сидели или стояли аккуратными рядами на своих местах. Сейчас же они оказались разбросаны как попало. Бедняжки попадали с полок, валялись вниз головой.

Две Барби я увидела на полу возле сундука. Их головы были повернуты лицом назад. Еще одна кукла стояла на верхней полке — на голове!

Я схватилась за голову, не веря своим глазам.

— Кэт! — заорала я, опомнившись, вне себя от возмущения. — А ну иди сюда!

Кэт тут же взбежала по лестнице. За ней показались и родители.

— Что случилось, Амбер? — спросила мама.

— Кэт разбросала моих кукол! — закричала я.

— Неправда! Я их не трогала! — запротестовала моя сестрица.

— Она все время была внизу с нами, — вступился за нее папа. — Да и вообще, она не способна на такое.

— Я не трогала твоих кукол, — повторила Кэт.

— Но ведь кто-то здесь побывал! — возразила я. — Кто-то устроил мне эту пакость! Дверцы шкафчика были открыты настежь!

Мама положила мне руки на плечи.

— Успокойся! — твердым голосом проговорила она. Папа повернулся ко мне, озадаченно почесав в затылке (его каштановые волосы начали редеть, и сквозь них уже просвечивает лысина).

— Амбер, я понял, что произошло. Ведь я нечаянно толкнул твой шкафчик, когда открывал сундук. Вероятно, из-за этого его дверцы открылись, и пара кукол упала на пол.

— Но ведь перевернуты все куклы, а не одна или две, — возразила я.

Папа снова нахмурился и обдумал мои слова.

— Значит, когда упала одна кукла, она вызвала цепную реакцию. Понятно?

Я поглядела на валявшихся повсюду кукол. По-моему, никакой цепной реакцией здесь и не пахло.

Но тогда как же еще все это объяснить?

* * *

Я целую вечность убирала своих кукол в шкафчик, расставляла их так, как мне нравилось. Потом больше часа болтала с Оливией. Когда я рассказала ей про случай с моими куклами, она засмеялась и сказала, что, скорее всего, во всем виновато землетрясение.

Потом я попыталась заставить папу вынести вонючий сундук из моей комнаты. Но он сказал, что ему некогда.

Обычно я сплю крепко и не просыпаюсь до самого утра. Но тут меня что-то разбудило среди ночи. Я услышала голос. Какая-то девочка шептала мне:

— Возьми… меня… с… собой…

— А? Что? — Сон мгновенно слетел с меня. По спине поползли мурашки.

— Кто тут? — спросила я внезапно осипшим голосом.

В темноте я потянулась к ночному столику, нащупала на нем лампу и нажала на выключатель. Лампа загорелась. Моргая от света, я повторила свой вопрос:

— Кто тут?

Ответа не последовало.

Я обвела глазами комнату. От света лампы по ней протянулись длинные косые тени. Старинный морской сундук стоял закрытый. Я всмотрелась в него. Мне показалось, что шепот доносился именно оттуда.

Я выключила свет и откинулась на подушку, пытаясь снова заснуть. Вскоре я решила, что мне просто приснился сон, и тут в лицо мне повеяло холодным воздухом, и после этого снова послышался шепот:

— Возьми… меня… с… собой… пожалуйста.

Сундук! Голос точно доносился из сундука!

— Кто здесь? — закричала я во весь голос. — Кто здесь?

Дверь моей спальни распахнулась, и в комнату вбежали мама с папой.

— Амбер, что случилось?

Я сидела на постели, судорожно зажав в пальцах простыню.

— Я услыхала шепот какой-то девочки, — сообщила я родителям. — Она говорила: «Возьми меня с собой».

Разумеется, родители мне не поверили,

— Я тоже слышала шепот девочки! — крикнула из-за двери Обезьянка Кэт.

— Немедленно возвращайся к себе! — прикрикнул на нее папа.

Мама подошла к моей кровати и ласково погладила меня по голове.

— Тебе все приснилось, — проговорила она. — Ты нервничаешь из-за круиза, вот и увидела страшный сон.

— Ничего я не нервничаю из-за вашего дурацкого круиза! — закричала я. — Откройте сундук. Голос девочки доносился как раз из него!

Папа откинул крышку сундука.

— О да. Тут целая куча девочек, — заявил он. — И все что-то шепчут.

— Совсем не смешно! — сердито закричала я.

— Ладно, успокойся и спи, — сказала мама. — Все будет хорошо.

Я послушно дождалась, когда родители уйдут из моей комнаты. Спорить с ними было бесполезно. Я понимала, что они все равно мне не поверят.

Потом я попробовала заснуть, но сон ко мне не шел. Я долго прислушивалась к ночной тишине… Ждала, что вот-вот опять услышу шепот той девочки. Наконец я уткнулась носом в подушку и заставила себя заснуть.

* * *

В четверг утром я проснулась еще до того, как прозвонил будильник. У меня было ощущение, будто я всю ночь не сомкнула глаз. Зевая, я поплелась в ванную. Включила там свет — и ахнула от неожиданности.

Озадаченно моргая, я глядела на слова, написанные на зеркальном подвесном шкафчике, в котором у нас хранились лекарства. Красной губной помадой на зеркале было коряво намалевано: «Возьми меня с собой».

— Мама! Папа! — закричала я во весь голос.

Они уже завтракали на кухне. До меня донесся скрежет отодвигаемых стульев. Вот они уже бегут по лестнице.

— Глядите! — Я ткнула пальцем в накарябанную помадой фразу. — Именно это шептала та девочка! Те же самые слова!

Родители стояли в коридоре и заглядывали в ванную. Глаза отца остановились на лежавшем на краю раковины тюбике губной помады. Моей помады.

Мама покачала головой.

— Амбер, это ничего еще не доказывает, — ласково проговорила она. — Слова, написанные на зеркале твоей помадой, не убеждают нас с папой, что ты на самом деле слышала ночью голос какой-то девочки. Тебе просто приснился кошмарный сон. Такое с каждым может случиться.

— Но я не писала этих слов! — заявила я.

— Мы знаем, что ты переживаешь из-за круиза, — сказал папа и погладил меня по голове — будто мне пять лет, а не двенадцать! — Не надо так себя накручивать.

— Нам пора, — заявила мама. — Мы должны еще купить купальники. Амбер, вытри зеркало и ступай в школу.

Они поспешно удалились. Внизу хлопнула дверь.

Короче, родители мне не поверили. Но я знала, что права.

Я вбежала в свою комнату. За две секунды оделась.

Мое сердце бешено колотилось. Ведь голос раздавался вчера ночью из сундука. Сомнений у меня не было. Так, значит, в сундуке живет призрак или что-то типа того? Впрочем, задерживаться в спальне и выяснять что-либо мне совсем не хотелось!

Я уже подходила к двери черного хода, как вдруг мне в затылок повеяло холодком.

И тут я снова услыхала шепот.

ЭТО был голос девочки. Прямо за моей спиной. Он звучал прямо мне в ухо:

— Возьми… меня… с… собой… Возьми… меня… с… собой…

После школы я позвала к себе Эми и Оливию. Возвращаться домой одной мне совсем не улыбалось.

Подруги попросили показать им старинный сундук. Поднимая крышку, я ожидала, что на меня выскочит жуткий призрак.

Но сундук был пустым, если не считать старинных ботинок и другого ветхого барахла.

— Если ты хорошенько его отмоешь, получится клевый дорожный сундук, — сказала Оливия. — Ты сможешь захватить его в летний лагерь.

— Но ведь я туда не поеду! — жалобно взвыла я.

Мои подруги обняли меня. Я поняла, что им искренне меня жалко.

— Будем надеяться, что ты не заболеешь морской болезнью, и тебя не будет тошнить круглые сутки, — сказала Эми.

Бр-р-р! Ее слова немного меня развеселили.

* * *

В тот же вечер за ужином я упросила папу, чтобы он отвез сундук назад, в антикварную лавку. Он пообещал мне сделать это в пятницу или субботу.

После ужина родители уехали в гости к своим друзьям. Ложась спать, я не стала выключать лампу. Таким образом я надеялась отогнать от себя шепчущее привидение.

Но я ошиблась.

Не успела я улечься поудобней, как по моей спальне пронесся порыв холодного ветра.

— Возьми… меня… с… собой… пожалуйста…

Я открыла рот и хотела закричать, но собственный голос меня не слушался.

Воздух сделался еще холодней. На комнату опустилась странная тишина. И в этой тишине я снова услыхала произнесенные шепотом слова:

— Возьми… меня… с… собой…

Затем из открывшегося сундука выплыла темная фигура. Фигура девочки моих лет. В старомодной одежде и с длинными темными локонами, обрамляющими ее лицо. Девочки с большими черными глазами, одетой в черное.

— Нет! Нет, пожалуйста! Уходи! Чт-т-т-т-о т-теб-б-бе надо? — Я с ужасом смотрела, как девочка плывет надо мной.

Свет образовал кольцо вокруг ее темного красивого лица. Глаза смотрели на меня сверху — пустые и печальные.

— Благодарю, — шептала она. — Благодарю тебя та то, что ты выпустила меня из сундука. Я очень долго томилась там взаперти.

— Значит, ты призрак? Настоящий призрак? — ахнула я. — Уходи! Прошу тебя — не причиняй мне зла!

Девочка подплыла по воздуху ближе ко мне.

— Возьми… меня… с… собой… — повторила она. Ее глаза сделались еще больше. Темные волосы колыхались вокруг ее лица, словно она плыла под водой.

— Уходи! — повторила я. — Пожалуйста, уходи!

— Возьми… меня… с… собой… Ты должна взять меня с собой.

— НЕТ! — закричала я. — Не могу. Уходи!

Я подняла обе руки, собираясь оттолкнуть ее прочь от себя. Моя ладонь задела ее руку. Рука оказалась ужасно холодная.

— Пожалуйста, не причиняй мне вреда! — снова взмолилась я. — Не причиняй мне вреда!

Ее глаза недобро сверкнули.

— Я надеюсь, мы договоримся и без этого, — произнесла она.

Я попыталась соскочить с постели. Но девочка плыла надо мной совсем близко. Холодный воздух, окутывавший ее, почему-то сковывал мою волю… удерживал меня на месте.

— Я так и не поехала в путешествие, — печально прошептало привидение. — Давным-давно… Я собиралась навестить моих дедушку с бабушкой в Шотландии. Даже начала упаковывать сундук. Но потом заболела. И умерла. Бедная я, несчастная! Умерла еще до отплытия корабля.

— Мне… мне очень тебя жалко, — ответила я, все еще дрожа. — Но пожалуйста, пойми, я не могу тебе помочь. Пожалуйста…

— Возьми меня с собой! Ты должна меня взять! Возьми меня с собой в этом сундуке! Я не могу долго находиться за его пределами — иначе я растаю, исчезну навсегда! Возьми! Возьми… меня… с… собой…

— Нет! — Я раскрыла рот, чтобы закричать, но тут на меня со всей силы пахнуло затхлостью. Призрачная девочка плавала теперь над моей кроватью.

— Я не возьму тебя! Не возьму! — настаивала я дрожащим голосом.

Девочка мгновенно переменилась в лице. Ее глаза злобно сверкнули, бледные губы скривились в недоброй усмешке.

— Ты все равно возьмешь меня в плаванье, — прошелестела она. — Потому что я стану ТОБОЙ!

— Что ты хочешь этим сказать? — ужаснулась я. Но сама уже чувствовала, как она давит на меня. Что-то холодное и тяжелое обрушилось на мою голову. Ледяная тяжесть заполняла мое сознание.

Мои глаза стали сами собой закрываться. Внезапно мне стало трудно дышать. Я почувствовала, что ее холод давит на мои мозги, на все мое тело.

— Я захвачу тебя, Амбер, — прошептало привидение. — Я завладею твоей телесной оболочкой. И поеду в круиз вместо тебя.

— Нет…

Моя спальня наполнилась туманом. Тяжелым серым туманом. Я даже не могла разглядеть сквозь него свет настольной лампы.

— Я обязательно поеду в круиз, Амбер, — заявила девочка. — Через несколько секунд ты перестанешь что-либо ощущать. Ты не будешь чувствовать вообще ничего. Ты исчезнешь.

Не-е-е-е-ет.

Мне показалось, что я громко прокричала это слово, но на самом деле услыхала свой голос лишь мысленно.

Я должна прогнать ее. Должна оттолкнуть ее.

Собравшись с силами, я приподнялась с постели и, пошатываясь, неуверенно встала на ноги.

Встала и поняла, что я все-таки способна держать под контролем свое тело. И это придало мне бодрости.

— Драться со мной бесполезно, Амбер, — предупредила меня девочка. — Тебе меня никогда не одолеть.

— Нет, я сумею тебя одолеть, — сказала я то ли себе, то ли ей. — Да… да… смогу!

Сопротивляясь призраку, сопротивляясь тяжести, которая навалилась на меня, я слепо металась по своей спальне.

Выставив перед собой руки в холодную и бездонную тьму, я за что-то схватилась. И тут же сообразила, что держу в каждой руке по кукле. Тогда я судорожно прижала их к груди.

Они мои! — крикнула я, вновь обретая свой голос. — Они мои, и это доказывает, что я по-прежнему осталась собой!

К моему удивлению, темнота всплыла кверху, словно облака на небе, и я увидела рядом с собой призрачную девочку. В ее прежней одежде. В ее призрачном теле. На ее лице были написаны удивление и злость.

Злость из-за того, что я ее оттолкнула.

Я увидела, как она отошла на шаг назад. Увидела в ее глазах тень страха. И бросилась вперед. Заставила себя — мое собственное тело! — совершить прыжок и ударила ее изо всех сил.

Она беззвучно открыла рот и с удивленным возгласом, похожим на стон, свалилась в сундук.

Темные волосы упали ей на лицо. Ее тело, казалось, сложилось пополам. Я поскорей захлопнула тяжелую крышку и заперла сундук на защелку.

После этого я бросилась на сундук и замерла, тяжело, со свистом дыша и обливаясь потом.

Я лежала на сундуке, как лежат на плоту среди бушующего океана. И ждала, ждала, готовая к тому, что девочка-призрак выскользнет из него со зловещим воем.

Ждала… ждала. Постепенно мое дыхание пришло в норму, а сердце обрело свой привычный ритм.

Нет. Она не смогла выбраться. Я заперла ее. Я победила ее. Я навсегда отправила ее темную силу во мрак сундука.

В конце концов я устало слезла с крышки и поплелась в постель.

— Амбер? Что за шум?

Оказывается, мама с папой уже вернулись. Я с облегчением вздохнула.

— Ничего, папа! — крикнула я вниз. — Теперь все будет хорошо.

* * *

В воскресенье утром мою спальню наполнил яркий солнечный свет. На деревьях щебетали птицы. Небо сияло голубизной.

— Прекрасное утро. Самое подходящее для начала нашего круиза, верно? — воскликнула мама.

После завтрака мы поехали с ней на пирс. Папа и Кэт задержались, отправляя наш багаж.

Когда мы с мамой поднялись на огромный белый лайнер, я неожиданно ощутила прилив восторга. Просто не верится, думала я. Такой классный корабль. И на нем много моих ровесников. Значит, наше путешествие будет не таким уж скучным. Скорее наоборот! Кла-асс!

Нас с Кэт поселили в отдельной каюте рядом с каютой родителей. Когда стюард, одетый в белую униформу, привел меня в нее, я ахнула от восторга.

Каюта тоже оказалась классная: крутая кожаная мебель, телевизор с видиком и вдобавок наша собственная палуба, где мы с сестрой могли сидеть и любоваться океаном.

Вау!

Я тут же сунула нос в наш мини-бар и откусила кусочек от лежащей там шоколадки. Через некоторое время в дверь каюты постучали. Потом дверь открылась, и вошли папа и Кэт.

Папа радостно улыбался:

— Ну как, Амбер? Нравится тебе каюта?

— Очень! — искренне воскликнула я. — Тут все просто потрясающее, па! Ну и дура же я была, когда не хотела ехать в круиз!

От этих слов его улыбка стала еще шире.

— А у нас сюрприз! — закричала Кэт. — Угадай, что я привезла с собой?

Папа сделал знак стюарду, стоявшему за дверью.

— Ты не хотела его брать, — заявила Кэт, — вот я и взяла сама! Тот самый старинный морской сундук!

От неожиданности я разинула рот:

— Что??!

Носильщик поставил сундук на середину каюты.

Папа наклонился над ним и открыл запор.

— Вот, Кэт, — произнес он, — позволь мне открыть его для тебя.