Лишь теперь Тристан узнал голос женщины. Он принадлежал Анжеле Мун. В досаде он швырнул телефон на пол.

— Ну как, скоро сюда прибудет полиция? — спросила Роза.

Тристан сумрачно покачал головой.

— Нет. Это был всего лишь очередной обман.

— Наверх! — крикнул Рэй. — Бежим наверх! Может, там мы найдем окна, которые удастся открыть. Тогда мы спустимся вниз через окно.

— Или позовем на помощь, — добавила Белла. Слишком поздно.

Мистер Мун ворвался в коридор и двинулся на них.

Тристан обратил внимание, что учитель сильно вспотел. Его белый грим вампира стекал каплями на ворот черной куртки.

Он злобно посмотрел на своих пленников и растянул полы плаща, чтобы ребята не смогли пробежать мимо него.

— Вы никуда не уйдете отсюда, — процедил он сквозь сжатые зубы. — Вы останетесь здесь до полуночи. Разве вам не интересно увидеть, как один из вас превратится в оборотня?

Не дожидаясь ответа, он прогнал всех назад, в гостиную.

Шагая за своими друзьями, Тристан напряженно размышлял.

Почему мистер Мун подозревает, что среди них есть оборотень?

Вероятно, он слышал, как мы с Рэем выли в школьном вестибюле. Неужели он после этого решил, что мы оборотни?

Или он видел, как Белла ела в школьной столовой курицу — как она жевала не только мясо, но и кости? И решил, что она тоже может быть оборотнем?

Или он просто-напросто сумасшедший? Долго думать Тристану не пришлось. Учитель привел их к камину.

— Вот здесь лежит все, что нам понадобится для нашей очередной страшной игры, — заявил он.

Он махнул рукой на высокую горку темных меховых вещей, лежащих перед огнем.

Поначалу Тристан принял их за меховые коврики. Однако, подойдя ближе, он понял, что это груда звериных шкур.

— Знакомы ли они кому-нибудь из вас? — спросил мистер Мун, пристально глядя поочередно на каждого из ребят. — Что скажете? Видел ли кто-нибудь из вас и прежде такие шкуры?

Никто не ответил.

Анжела Мун взирала на них, стоя в дверях гостиной. Она уже сняла свои ангельские крылышки. Однако золоченый нимб все еще мотался на ее светлых кудряшках.

— Это шкуры оборотней, — объявил мистер Мун. Роза опасливо поглядела на покрытые темным

мехом шкуры, задрожала и тихонько вскрикнула.

— Какой ужас, — пробормотала Белла.

— Это шкуры тех оборотней, которых мы с Анжелой поймали в прошлые годы, — продолжал мистер Мун. Черные брови шевелились на его лбу, ползали вверх и вниз, словно темные гусеницы. От огня в камине его белое лицо вампира отсвечивало оранжевыми и желтыми бликами.

— Мы храним шкуры всех оборотней, которых нам удается поймать, — сказала позади них Анжела. — Раз шкура лежит у нас, они уже больше не могут бродить по ночам.

— Мы лишаем оборотней их силы, — добавил мистер Мун. — Мы с Анжелой славно поработали.

Белла наклонилась к Тристану.

— Они не шутят, — шепнула она. — Эти шкуры действительно выглядят как настоящие волчьи.

По спине Тристана в который раз пробежали мурашки.

— А что, мы сыграем в какую-то игру с этими шкурами? — спросил он.

Учитель кивнул.

— Да, ты угадал. Причем игра эта очень простая. — По его лицу расползлась ледяная усмешка.

— Что мы должны делать? — тоненьким голоском пискнула Роза.

— Вы наденете на себя шкуры оборотней, — ответил мистер Мун.

— Ну уж нет, — пробормотал Рэй.

Белла прижала ладони к щекам и с ужасом уставилась на груду темного меха.

— Но ведь… они отвратительные, — прошептала она.

Тристан даже подпрыгнул от неожиданности, когда мистер Мун заорал во всю глотку:

— Вы слышите меня! Надевайте шкуры — НЕМЕДЛЕННО!