Дорогой мой, не нужно так сердиться, — сказала Анжела из другого конца комнаты. — Ты ведь знаешь сам, что тебе это вредно.

— Я не намерен шутить, — сердито рявкнул мистер Мун. — Сегодня я собираюсь поймать оборотня. Если вы, ребята, не будете мне помогать, вы все окажетесь вон в той клетке.

Анжела пересекла гостиную и остановилась возле звериных шкур. Она положила руку на плечо мужа.

— Не сажай их пока что в клетку. Дай им еще один шанс. Ведь сегодня у нас праздник — верно?

После этих слов Анжела жестом приказала Тристану взять шкуру оборотня.

Он схватил самую верхнюю обеими руками. Его пальцы погрузились в жесткий мех.

Шкура оказалась намного тяжелей, чем он думал. Мех царапался и колол, словно тысячи маленьких иголок.

— Ох! — простонал Тристан, когда ему в нос ударил резкий запах. — Как противно воняет!

От кожи пахло какой-то едкой гнилью. Роза держала перед собой другую шкуру.

— Мерзость какая! — простонала она.

— Надевайте их, — приказал мистер Мун. — Быстро!

Рэй набросил шкуру на плечи.

— Вы уверены, что эта шкура волчья? Она воняет, словно скунс, — пожаловался он, зажимая нос.

Белла закрыла глаза и вытянула руки, отодвигая шкуру как можно дальше.

— Меня сейчас стошнит. Правда. Я… Я сейчас расстанусь со своим ужином.

Крепко стиснув зубы. Роза набросила шкуру на плечи.

— Ой, какая гадость! По ней ползают какие-то насекомые! — Она стала извиваться и ежиться.

Тристан все еще держал шкуру в руках. Потом набрал в грудь воздуха и, стараясь не дышать, натянул на плечи тяжелый мех.

Мех тут же стал колоть его шею. Потом начала зудеть и чесаться спина.

Тристан больше не мог задерживать дыхание и с шумом выпустил из груди воздух.

Тотчас же в нос ударил отвратительный запах. Мальчик поморщился. Постарался не обращать внимания на свой сжимающийся от отвращения желудок.

Шкура тяжким грузом лежала на его спине. Он держал ее концы обеими руками. Тут он тоже почувствовал, как по его телу поползли жучки.

— Долго нам придется так стоять? — поинтересовался он.

— Какая она противная, — протянула Белла и шлепнула себя по боку. — Эти насекомые кусаются!

— Натяните на себя шкуры потуже, — приказал учитель.

— Да, точно. Давайте-ка поглядим, на кого вы похожи, — заявила Анжела, не расставаясь со своей наклеенной улыбкой.

Обреченно вздохнув, Тристан натянул на себя шкуру.

Стоявшая рядом с ним Роза тяжело дышала. Ее била крупная дрожь.

— Теперь я никогда не отделаюсь от этого гнусного запаха, — прошептала она.

Белла прихлопнула жучка. По ее щекам текли слезы. Мистер Мун подошел и поправил шкуру на ее спине.

— Туже, — сказал он. — Ну-ка, Белла, натягивай ее туже.

— Она ужасно колется, — заныл Рэй. — Может, хватит с нас этих игр?

Мистер Мун внимательно рассматривал по очереди всех четверых.

— Зачем мы все это делаем? — крикнул Тристан. — Зачем мы натянули на себя эту пакость?

— Я хочу посмотреть, кто из вас чувствует себя лучше всех в волчьей шкуре, — ответил их учитель и приблизил свое лицо почти вплотную к лицу Тристана. — Кстати, ты выглядишь в ней совсем неплохо. Может, ты носил ее и раньше? По ночам при полной луне?

— Вы сумасшедший, — резко ответил Тристан. Мистер Мун вытаращил глаза. Его лицо побагровело от злости.

— Не смей так со мной разговаривать! — зарычал он. — Я знаю, что делаю!

Он ткнул пальцем в груду волчьих шкур.

— Вот видишь, сколько я уже поймал оборотней?

— Успокойся, милый, — сказала Анжела. Она поднесла к глазам маленький серебристый фотоаппарат. — Ну-ка, улыбочку! Сейчас вылетит птичка.

Сначала она навела объектив на Рэя.

От белой вспышки Тристан заморгал. Его руки и спина зудели от жесткого меха. Насекомые уже ползали в его волосах.

— Вот этому мальчику явно вполне комфортно, — заявила Анжела.

Тристан поднял глаза, и его тут же ослепила новая яркая вспышка. Лишь через некоторое время он осознал, что Анжела говорит про него.

Учитель шагнул к нему и поправил шкуру, натянул повыше на его плечи.

— Хмммммм, точно, — произнес он, потирая свой белый подбородок. На руке снова остались комочки грима. — Верно, Тристан. Ты выглядишь в волчьей шкуре очень естественно.

Он схватил мальчика за плечи. Шкура еле слышно зашелестела под его ладонями. Наклонившись, он заглянул Тристану в глаза.

— Может, ты хочешь нам что-нибудь сказать? — резко спросил он. — Ты хочешь чем-нибудь поделиться со своими друзьями?

Тристан попытался отодвинуться от него подальше, однако учитель крепко стиснул его и не отпускал.

Гнилостная вонь звериной шкуры витала вокруг Тристана. Внезапно у него закружилась голова и потемнело в глазах.

Шкура давила на него все сильней и сильней. Его колени задрожали, потом подогнулись, и он рухнул на ковер.

— Теперь мы послушаем, как ты умеешь выть, — заявил мистер Мун, поднимая его на ноги.

Он тяжело дышал, а его лицо сияло от возбуждения. Струйки пота катились по белому гриму вампира. Черные глазки метались в разные стороны, как будто он утратил над ними контроль.

— Давай, Тристан. Мы все послушаем настоящий волчий вой, — приказал он, хлопнув в ладоши.

Анжела сделала еще один снимок Тристана.

— Давай, начинай. У тебя это получится. Ты просто открой рот и завой по-волчьи.

— Ты ведь знаешь, что тебе хочется это сделать, — заявил мистер Мун, возбужденно сверкая глазами и шевеля черными бровями. — Ты чувствуешь сам, что тебе хочется завыть по-волчьи. Так, как ты это делаешь в каждое полнолуние!

— Тристан вовсе не оборотень! — гневно воскликнула Белла. — Перестаньте его обвинять!

— Оставьте Тристана в покое! — заявил Рэй. Он стянул с себя волчью шкуру и бросил ее туда, где она лежала раньше.

Мистер Мун повернулся к нему.

— Да, возможно, ты прав, — протянул он. — Возможно, Тристан не оборотень. Может, оборотень ты!

Анжела навела фотоаппарат на Рэя.

— Давайте послушаем, как ты воешь, Рэй, — сказала она.

— Повой для нас, Рэй, — приказал мистер Мун. — Давай, начинай. А мы послушаем. Вой так же, как ты выл в тот раз в школе.

— Что? — Рэй открыл от удивления рот.

— Думаешь, я глухой? — насмешливо спросил мистер Мун. — Я слышал, как ты выл в школьном вестибюле. Ты не мог сдержаться! Ты не мог спрятать свои звериные инстинкты.

— Вы… вы сумасшедший! — заявил Рэй, скрестив на груди руки, покрытые красной и синей татуировкой. — А теперь нам пора расходиться по домам. — Он направил на учителя решительный взгляд. — Мы больше не хотим играть в ваши игры! Нам уже надоело!

Мистер Мун приблизил лицо к мальчику.

— Но ведь ни вы, ни мы — никто из нас не хочет, чтобы оборотень оказался на свободе. Ты согласен со мной? Если я его не поймаю, он может сегодня ночью причинить зло ни в чем не повинным людям.

— Мы не оборотни! — закричал Рэй.

— Тогда докажи это, — спокойно возразил ему учитель. — Давай-ка. Докажи. Например, продемонстрируй нам, как ты воешь, а мы послушаем.

Рэй недовольно вздохнул. Потом открыл рот и завыл что было мочи — насколько у него хватило дыхания.

Мистер Мун задумчиво выслушал его «художественную самодеятельность».

— Очень хорошо, — одобрил он и повернулся к Розе. — Теперь твоя очередь.

Девочка решительно покачала головой.

— Это сплошной маразм. Я не стану выть.

— Вас ждут большие неприятности, когда мы выйдем из этого дома, — произнес Тристан дрожащим от злости и обиды голосом.

— Я так не считаю, — ответил ему учитель. — Полиция поблагодарит меня, когда я поймаю оборотня. — Он пнул ногой лежащие на полу шкуры. — Полиция всегда меня благодарит за помощь и содействие.

— Ладно, ребята, давайте продолжим нашу вечеринку, — вклинилась в их разговор Анжела. — Зачем тратить время впустую?

— Они оба ненормальные, — пробормотала Роза, наклонившись к Тристану.

— Итак, теперь воют все четверо, — приказал мистер Мун. — По счету три. Все без исключения!

У ребят не оставалось выбора. Они закинули назад головы и завыли.

Их пронзительный вой разнесся по дому. В окнах, загороженных металлическими решетками, задрожали стекла. Тристан даже закрыл уши руками от таких резких звуков.

«Может, соседи нас услышат, — промелькнула у него мысль. — Соседи услышат нас и насторожатся, заподозрят, что происходит неладное. И тогда позвонят в полицию или сами явятся сюда, чтобы выяснить, в чем дело».

— Очень хорошо! Замечательно! — Анжела несколько раз щелкнула фотоаппаратом.

Она повернулась к мужу.

— Ну? Твое мнение?

Он задумчиво потер подбородок.

— По-моему, я уже догадался, кто из них оборотень, — заявил он.