Вы… Вы действительно хотите, чтобы мы ели эту гадость? — пораженно спросил Тристан.

Роза с возмущением отвернулась от мистера Муна.

— Сырые внутренности животных? Нет уж. Ни за что не заставите! — Она брезгливо поморщилась и зажала рот рукой.

— Тристан, вот тебе угощение. — С этими словами Анжела шлепнула на стоящую перед Тристаном тарелку лиловатый кусок, покрытый слизью. — Давай, ешь.

— Не буду! — воскликнул Тристан. Сидевший возле него Рэй несколько мгновений

рассматривал желтый кусок кишки, который положила ему Анжела. Потом он схватил его и с сердитым рычанием запустил в стенку.

Кусок шмякнулся об обои, оставив после себя мокрое пятно, а потом упал на пол.

Мистер Мун подошел к Рэю и встал перед ним.

— Разве твои родители не учили тебя хорошим манерам? Не рассказывали, как нужно вести себя за столом?

С этими словами учитель схватил с подноса розоватый кусок кишки — и запихнул его в рот мальчику.

— Ешь. Не стесняйся. Тебе ведь на самом деле хочется это съесть. Ты только боишься себе в этом признаться. Я не сомневаюсь, что тебе понравится такая пища.

Рэй судорожно сглотнул — влажный и скользкий кусок проскочил в его горло. Мальчик наклонился — и его вырвало.

Мистер Мун повернулся к Тристану.

— Тебя тоже придется кормить насильно? — грозно рявкнул он.

Тристан понял, что выбора у него нет.

Он схватил рукой кусок потрохов. Тот оказался на ощупь скользким и холодным. Тристан понадеялся, что ему как-нибудь удастся его быстро проглотить, не чувствуя вкуса.

Он поднес кусок ко рту. Набрал в легкие воздуха и задержал дыхание.

Брррр! Кусок оказался слишком большим, целиком не проглотишь.

Он раскусил его зубами. Кусок оказался мягким, как сырая печенка.

Тристан попробовал жевать.

Тут его желудок воспротивился. Мальчик разинул от отвращения рот. Потом наклонился и выплюнул все на тарелку.

— Ты притворяешься, — заявил стоявший перед ним мистер Мун. — На самом деле тебе нравится вкус потрохов. Верно, Тристан?

Тристан чувствовал на языке вкус сырого мяса. Он снова разинул рот, мечтая, чтобы его стошнило.

— Почему ты не хочешь в этом признаться, Тристан? — возбужденным голосом продолжал уговаривать его учитель. — Почему бы тебе в конце концов не признаться в том, что ты оборотень? Тогда твои друзья смогут вернуться домой.

Все еще не разгибаясь, Тристан пробовал прийти в себя. «Почему Мун выбрал именно меня? — удивлялся он. — Что мне делать? Как доказать ему, что я не оборотень?»