Друзья Тристана ахнули от неожиданности. — Стойте! Пожалуйста, не зовите сюда вашу собаку, — взмолился Тристан. — Вы меня и так поймали. Это я!

— Тристан, что ты такое мелешь? — возмутилась Белла.

— Это правда, — заявил Тристан, поднимая кверху правую руку, как будто давал торжественную клятву. — Он меня поймал. Я не знаю, каким образом он догадался об этом. Однако я и в самом деле оборотень. Самый настоящий.

Мистер Мун кивнул. По его лицу расплылась довольная усмешка.

— Еще одна победа, — пробормотал он и бросился к мальчику, намереваясь его схватить.

Тристан попятился от него к стене.

— Вы ведь хотите посадить меня в клетку, верно? — спросил он.

Учитель кивнул.

— Уже почти полночь. Я должен запереть тебя, пока ты не начал меняться.

— Значит, вы отпустите домой всех остальных ребят? — уточнил Тристан. — Ведь я уже и так в ваших руках. Я сознался сам. Тогда немедленно отпустите моих друзей!

Роза пристально посмотрела на Тристана. По ее лицу он понял, что она напряженно размышляет.

«Неужели она догадалась, что я пытаюсь сделать? — подумал он. — Если мистер Мун отпустит всех ребят по домам, они приведут сюда помощь. И спасут меня».

Роза шагнула вперед и встала перед учителем, загородив спиной Тристана.

— Я… я тоже хочу признаться, — заявила она.

— Да что ты говоришь? — учитель не мог скрыть своего удивления.

— Я тоже оборотень, — сказала Роза. — Вот почему мы так дружим с Тристаном. Потому что мы с ним оборотни.

— Да что ты говоришь? — повторил мистер Мун, возбужденно переводя взгляд с Тристана на Розу, с Розы на Тристана. Он довольно потер руки. — Ну что же, наш праздник удался на славу. Еще бы! Два оборотня по цене одного!

Он взял ребят за плечи и повел по коридору.

— Значит, вы посадите нас в клетку? — снова спросил Тристан. — Означает ли это, что Белла и Рэй могут идти домой?

Мистер Мун не ответил. Он привел всех в кухню.

Анжела сидела на высоком табурете за кухонной стойкой и держала в ладонях белую кружку с кофе.

Наконец-то она сняла свой дурацкий нимб, но белое ангельское одеяние все еще оставалось на ней. Ее светлые волосы торчали в разные стороны.

Отхлебнув кофе, она поставила кружку.

— Что у вас происходит? — устало поинтересовалась она у мужа.

— Мы поймали сегодня целых двух оборотней! — радостно объявил мистер Мун и вытолкнул вперед Тристана и Розу. — Вот эти двое ребят сами признались в этом.

— Как замечательно! — воскликнула Анжела, сразу оживившись.

Она взглянула на кухонные часы. Стрелки показывали половину двенадцатого.

— Это означает, что нам нужно успеть посадить их в клетку, пока они не причинили никому вреда сегодня ночью.

— Так могут Белла и Рэй идти теперь домой? Точно могут? — допытывался Тристан у учителя.

«Пожалуйста, отпустите их, — подумал он. — Пожалуйста, отпустите их, чтобы они позвали на помощь родителей или полицию и спасли нас с Розой от вас, сумасшедших идиотов!»

— Пока что мы не можем их отпустить, — заявил мистер Мун. — Прежде нам требуется убедиться, что вы с Розой сказали нам правду.

— Но ведь мы признались! — воскликнула Роза. — Сами признались, что мы оборотни. Зачем нам лгать?

— Заприте нас до наступления полуночи, — потребовал Тристан. — Поскорей. Мы с Розой не хотим причинить зло невинным людям.

— И отпустите домой наших друзей, — добавила Роза.

Мистер Мун не ответил. Он молча отвел всех четверых назад, в столовую.

— Я отпущу их, — заявил он, — как только вы мне докажете, что вы оборотни.

Тристан удивился.

— Что? Докажем?

Мистер Мун взял с обеденного стола серебряный бокал и вручил его Тристану.

— Кажется, мы все собирались выпить по глотку нашего снадобья, — сказал он. — Но нам в это время помешали.

Тристан взглянул на темно-красную жидкость, тяжело плескавшуюся в бокале. Его сердце тревожно застучало.

— Итак, ребята, берите свои бокалы, — приказал учитель. — И выпейте их до дна.

— Мы с Рэем тоже должны это выпить? — спросила Белла.

Мистер Мун кивнул.

— Снадобье пьют все без исключения, — заявил он. — Если Тристан и Роза говорят правду, тогда им моментально сделается очень плохо. Если они меня обманывают или если среди вас есть другой оборотень, мы тотчас же это узнаем.

— От этой травы оборотням делается очень и очень больно, — добавила Анжела, появившаяся в дверях.

— Давайте. Докажите нам, — обратился мистер Мун к Тристану и Розе. — Докажите, что вы сказали правду. Сейчас мы поглядим, отравитесь ли вы этим напитком.

Тристан и Роза переглянулись. Тристан обратил внимание, что руки девочки сильно дрожат. Она даже взяла бокал обеими руками.

Тристан обмакнул в жидкость кончик пальца и почувствовал, что она все еще теплая и густая, гуще, чем кленовый сироп.

Он посмотрел на старинные часы, стоящие в углу столовой.

До полуночи осталось только двадцать минут.

— Давайте, ребята, пейте, не тяните, — поторопил их мистер Мун. — Я знаю, что кое-кому из вас хочется поскорей отправиться домой. А кое-кого придется запереть в клетке.

— Пейте все! Быстро! — воскликнула Анжела. Тристан тяжело вздохнул.

Потом поднес бокал к губам и начал пить.