Это невозможно! Мы должны попасть домой! — воскликнул Тристан.

Он схватил засов обеими руками и потянул изо всех сил, пытаясь его открыть. Разумеется, у него ничего не вышло.

— Вы должны выпустить нас отсюда! — закричала Белла дрожащим голосом. — Уже почти полночь и…

БОМ… БОМ…

Снова забили старинные часы.

— Вы можете поднять решетки? — спросила Роза. — Мы все можем выбраться в окно.

— Я нажимала и ту кнопку тоже, — ответила Анжела. — Однако она тоже не работает. Мне искренне жаль. Боюсь, что-то случилось с электроникой.

БОМ… БОМ…

Тристан отчаянно дергал входную дверь. Он пытался повернуть дверную ручку и одновременно тянул засов.

— Не работает, — сказал учитель. — Понимаешь, электроника подвела.

БОМ… БОМ…

— Мы можем позвонить и попросить помощи, — предложила Анжела. — Я уверена, что телефоны работают.

— Слишком поздно, — прорычал Тристан. — Уже слишком поздно!

Он ощутил происходящие в нем перемены. Он испытывал эти перемены так много раз по ночам при полной луне.

Он почувствовал, как меняется его кожа, как она обтягивает его кости.

Его руки и ноги стали зудеть, потому что из его кожи выросла жесткая, темная шерсть.

Низкий рык зародился глубоко в его груди и вырвался из его горла — и из его морды.

Менялось… Снова менялось тело Тристана. Уши сделались остроконечными. Отовсюду лезла колючая шерсть. Из десен показались острые зубы. На пол перед ним упали капли горячей слюны. Его тело вытянулось… согнулось… Кожа тоже растянулась… кости заскрежетали, меняя свою форму…

Все цвета перед глазами поблекли… Теперь он смотрел на черно-белый мир… Смотрел как животное…

Еще он ощутил голод.

Страшный, гложущий голод, от которого урчало в животе.

Голод, заставлявший его бесноваться и рычать. И поднимать кверху руки, превратившиеся теперь в волчьи лапы с длинными и острыми когтями.

— ОУООООУОООООО!

Он повернулся и увидел Розу. Да, и Розу тоже. Розу-оборотня. Царапающую воздух своими когтями.

С ее клыков падали густые капли белой слюны. Она ревела от голода, такого же, который испытывал и Тристан.

Тристан повернулся и посмотрел на мистера Муна. Учитель обнимал свою жену. Он выпучил глаза и трясся от ужаса и шока.

«Если бы он послушал нас, — подумал Тристан. — Ведь мы с Розой признались ему. Мы сказали ему, что мы оборотни. Однако он нам не поверил. Бедный глупец». БОМ… БОМ…

Прозвучали два последних удара старинных часов.

Тристан повернулся к окну. Полная луна висела высоко в небе. Так высоко, что уже больше не заглядывала в окно старого дома. Из-за деревьев лился лишь ее бледный свет.

Они с Розой поточили когти о ковер. Потом двинулись к мистеру Муну, Анжеле, Белле и Рэю.

— Нет…. Пожалуйста, не надо! — вскрикнула Анжела. — Не на-а-адо!..

— Вы… нарушили наш уговор! — прорычала Роза.

— Наши родители… они ждали нас дома в одиннадцать, — прошептал Тристан. — Они велели нам вернуться домой, чтобы никто не видел вот этого нашего превращения!

Четыре дрожащих жертвы пятились к стене гостиной.

Тристан и Роза надвигались, щелкая зубами. Их длинные красные языки облизывали острые клыки.

— Но теперь вы знаете правду про нас! — прорычала Роза.

— И поэтому, — проревел Тристан, — мы не можем оставить вас в живых!