Забавные костюмы, молодцы, ребята, — сказал Розе и Тристану рыжеволосый. И оба полицейских снова направили свое внимание на чету Мунов.

— Но ведь это не костюмы! — закричала Анжела. — Это два настоящих оборотня!

— Мама, перестань, — резко заявил Майкл. — Я уже рассказал этим полицейским про ваши заморочки. И про то, как вы с папой любите пугать бедных ребят до полусмерти.

— Нет! Послушайте! — завопил мистер Мун. — На этот раз все по-настоящему! Вы должны мне поверить!

Полицейские достали наручники.

— Вы успокоитесь или нет? — спросил один из них.

— Нет! Послушайте! — закричал мистер Мун.

— Вы совершаете сейчас серьезную ошибку! — подхватила Анжела. — Сейчас мы ничего не выдумываем! Эти двое — настоящие оборотни!

— Ну да, конечно. А мой папа Франкенштейн! — захохотал рыжеволосый. И полицейские надели на чету Мунов наручники.

Майкл печально покачал головой.

— Простите меня, — пробормотал он своим родителям. — Но только у меня не было выбора. Я не мог позволить, чтобы вы проделали свои штучки еще раз.

Полицейские повернулись к Тристану и его друзьям.

— Как, ребята, у вас все в порядке? Все четверо кивнули.

У Тристана бешено стучало сердце. Голод грыз его внутренности. Ему хотелось поднять морду к луне и завыть. Хотелось вонзить свои клыки во что-нибудь мягкое и сочное.

«Мне нужна еда, — думал он. — Мне нужно мясо — немедленно!»

Его волчье тело тряслось от голода. Однако он сдерживался изо всех сил.

Майкл Мун подошел к ребятам.

— Я прошу прощения за своих родителей, — сказал он. — Они немного не в себе. У них проблемы с психикой.

— Вы совершаете огромную ошибку! — закричал мистер Мун через комнату. — Вы отпускаете двух оборотней!

Полицейские потащили мистера Муна и Анжелу к двери.

— Мои родители переезжают из города в город и, когда все празднуют Хэллоуин, приглашают ребят на свои ужасно страшные вечеринки. И каждый раз эти вечеринки становятся все страшней, — продолжал Майкл. — Они запирают здесь детей. Заставляют их есть разную гадость.

— Все это очень печально, — прошептала Роза. Из ее пасти потекла длинная нить слюны. Она поскорей утерла ее своей мохнатой лапой.

— Каждый Хэллоуин они устраивают такие вот безобразия, — сказал Майкл. — Все это очень печально. Я… я не знаю, что теперь с нами будет.

— Да. Очень печально, — эхом повторил Тристан. Голод невыносимо жег его живот.

— Но вы посмотрите на этих двух ребят! — закричала Анжела. — Они ведь волки! Они настоящие

волки!

— Что тут такого? — возразил рыжеволосый полицейский. — Значит, они много раз надевали свои костюмы и хорошо вошли в роль.

Он повел супругов к двери.

— Ты бы тоже пошел с нами, сынок, — посоветовал он Майклу. — Вы, ребята, доберетесь сами до дома?

— Запросто, — прорычал Тристан.

— Нет, постойте! — закричала Белла, наконец обретшая голос. — Мы с Рэем можем оказаться в опасности. Мы…

Рэй взглянул на Тристана и Розу.

— Нам требуется помощь! — закричал он. Слишком поздно.

Дверь за Мунами и двумя полицейскими уже захлопнулась.

Наступила тишина.

С испуганными лицами Белла и Рэй пятились от двух оборотней.

— Муны совсем не сумасшедшие! — пробормотала Белла. — Они были правы. Вы настоящие оборотни.

Рэй поднял правую руку, как бы принося клятву.

— Но ведь мы с Беллой никому не расскажем про вас. Мы будет хранить вашу тайну. Я обещаю.

Он задрожал от страха, когда к ним приблизились Роза и Тристан.

— Отпустите нас! — взмолилась Белла. — Мы никому не скажем. Никому. Честное слово!

У Тристана снова заурчало в животе. Он облизал свои острые клыки.

— Мы ведь друзья, правильно? — спросил Рэй. — Друзья?

— Ты прав, — прорычал Тристан. — Друзья. Так что пошли. Скорей.

Рэй с облегчением вздохнул.

— Пошли? Ты серьезно?

— Конечно, — ответил Тристан. Его мышцы напряглись, а ноги приготовились к прыжку. — Мы друзья. Поэтому мы с Розой поступим честно. Давайте, бегите. Мы даем вам фору в десять секунд!