Тренировки, зарядки, учеба и состязания отнимали все силы. Ник и сам не заметил, как наступил ноябрь. Близилось тринадцатое число. На этот раз ему не дали забыть про собственный день рождения.

— Что-то давно ты стенгазету не читал, — сказал Касьян, упорно пряча взгляд. — А вот Яша с Игнатом стараются, каждую неделю что-то новое пишут. И название у газеты, наконец, появилось. Это я сам придумал, оно предельно оригинальное!

— Хорошо, — ничего не подозревая, ответил Ник. Он спустился на учебный этаж и сразу услышал смех Темки.

— О, идет наш прекрасный и сияющий! — хрюкнул Темка, заметив Ника. — Необычайный и лишающий покоя, тебе тут столько понаписали. Покоривший огненные шары и столбы. Бесподобный!!!

Там, где обычно висела скромная газета, описывающая жизнь команды, теперь появился огромный плакат, скрывающий всю стену. Цвет чернил менялся каждую секунду, от чего рябило в глазах.

Манускрипт

До Дня Рождения принца Дариана осталось пять дней.

Все светлые маги будут отмечать этот великий праздник.

В честь праздника отменят даже состязания!!! ;)

Наши пожелания принцу: счастья, здоровья (это лично от капитана, остальные тоже дописывайте, что хотите).

Каким мы видим принца: необычайный, сиятельный, способный к самопожертвованию, прекрасный…

Всех эпитетов Ник не смог прочесть — от постоянно меняющих цвет чернил заболели глаза. Он уставился на свою фотографию, явно сделанную во время зарядки, когда Ник в очередной раз пытался взлететь, а крылья снова не слушались его. Вид у него был далеко не сиятельный.

— Мы старались. Тут каждый из команды еще будет вносить поздравления. — Касьян рассматривал шнурки на своих кроссовках. — Мы думали, что все вместе отмечать будем. Вот, думали, будет первый выходной, когда нам разрешат базу покинуть, мы сразу тебя поздравлять пойдем. А ты нас не пригласил!

— А, конечно, приглашаю, — изумленно пробубнил Ник.

И тут же в газете появилась новая строчка.

Принц Дариан приглашает всю свою команду, а также учителей и наставников во дворец на свой День Рождения!

— Во дворец! — Темка шарахнулся в сторону, веселость в один миг слетела с него.

По-настоящему, в кругу друзей, Ник отмечал свой день рождения лишь один раз, в прошлом году, теперь же за столом будут сидеть еще и любящие родители. В этот момент Нику показалось, что пять дней — это слишком долго. Каждый раз, проходя мимо «Манускрипта», Ник видел, как уменьшается количество дней и как появляются все новые и новые пожелания. Почему-то кроме радостных Темкиных «Поумнеть и потолстеть» и «Научись, наконец, летать, болван» в основном были неподписанные пожелания любви.

В пятницу вечером после тренировки Константина сказала Нику, что его ждут. В зале возле телевизора Ник увидел Туана, одетого так пышно, что светящиеся стены зала казались блеклыми, обстановка — унылой, и даже гордый дракон над фонтанчиком опустил голову.

— Ваше высочество, вам следует собираться домой, — произнес Туан, с явным неодобрением разглядывая форму Ника и особенно оторванный рукав — результат активной отработки новых заклинаний.

— Я думал, завтра, — удивился Ник.

— Вы принц и несете гораздо большую ответственность, чем остальные. — Туан с неодобрением огляделся по сторонам. К счастью, никого из команды в зале не было, а дремавшему на диване Тюфяку не было никакого дела до одобрения или неодобрения.

Ник зашел в комнату лишь за курткой, ничего больше брать с собой он не стал. А когда вернулся в зал, то увидел, что Туан разговаривает с Кристиной.

— Передай старшему наставнику, что приглашение посетить базу я пока оставлю себе. Мне еще придется ходить мимо охранных колонн, — сказал Туан.

— Передам, но она слишком строгая и все равно сегодня же потребует приглашение обратно. Она не захочет, чтобы кто-то без ее ведома проник на базу.

— Все же передай. Обязательно напомни всем про этикет. И заколи волосы, неприлично ходить с такой прической. И было бы неплохо тебе приколоть к мантии веточку омелы, — хмуро заметил Туан и обратился к Нику: — Ваше высочество, нам пора.

Всего через несколько минут они прошли ворота и оказались в дворцовом саду. Когда Ник покидал дворец, то здесь цвели пышные растения с яркими цветами и порхали бабочки. Сейчас же все было иначе. Пустынная, покрытая первым снегом дорожка была освещена парящими в воздухе огненными шарами.

— Приветствуем принца Дариана, — отчеканили усатые, одетые в доспехи воины, охранявшие дворец.

— Добрый вечер! — ответил Ник и получил недовольный взгляд Туана. По этикету он должен был царственно склонить голову, а не отвечать на приветствия.

— Следуйте за мной, ваше высочество.

Чтобы добраться до покоев родителей, следовало подняться вверх по центральной лестнице, но Туан обогнул ее и направился вперед по коридору. Дворец готовился к празднику, доказательства этому встречались на каждом шагу — живые цветы, мерцающие факелы, воздушные шары, постоянно меняющие форму. Не встретив ни охранников, ни придворных магов, они достигли дверей, ведущих в личные покои Ника.

— День рождения принца — это событие особой важности и должно проходить официально, — сказал Туан. — Все расписано по минутам. Я как ваш официальный воспитатель буду следить за всем. Для того чтобы у вас была возможность отдохнуть, я забрал вас с базы. Вам надлежит немедленно лечь спать.

— Но я хочу увидеть родителей, — возразил Ник. — Я два месяца их не видел.

— Император с императрицей, а также юная принцесса не должны тревожить ваш покой, — ответил Туан. — Вы встретитесь с ними завтра. А теперь вам следует хорошенько отдохнуть, поверьте, силы вам понадобятся.

В правдивости этих слов пришлось убедиться уже утром. Туан вошел в комнату, на серебряном подносе возвышался ларец и стакан мятного отвара. Пока Ник послушно пил из серебряного кубка, начались наставления:

— На празднике вам надлежит быть царственным и милосердным. Вы будущий император и должны соответствовать своему сану. Сейчас я могу вам помочь, но там, во время церемоний, вы должны будете действовать самостоятельно.

Ник сделал последний глоток отвара.

— Праздничный костюм для вашего высочества, — объявил Туан, и тотчас же на кровати появился серый расшитый золотом костюм. К нему прилагались меч и ножны, украшенные самоцветами. — Извольте примерить!

Ник только потянулся за костюмом, как вновь нарвался на недовольство Туана.

— Я понимаю, что ваше высочество росли в совершенно неподходящих для вашей персоны условиях, и жизнь в башне охотников отнюдь не способствует развитию элегантных манер. Но ведь элементарную придворную магию вы могли осилить, пока летом жили во дворце.

— Э-э-э-э… — красноречиво начал Ник и умолк. Ну да, все лето Туан поучал его, но Ник предпочитал брать пример с отца, который не очень-то придерживался всяких церемоний.

— Вот так, с вашего позволения, — недовольно пробормотал Туан. — Подойдите к зеркалу.

Ник сделал два шага, и отражение в огромном зеркале показало, что костюм уже на нем. Придворная магия! Да и выглядел он не так помпезно, как боялся.

— Вот этой мазью следует натереть руки. — Туан протянул баночку. — Надеюсь, вы помните, что она убережет вас от порчи. У некоторых сегодняшних гостей могут быть недобрые намерения.

Ник раскрыл баночку, по комнате поплыл аромат ванили.

— К одежде должна быть приколота золотая булавка от сглаза. — Туан аккуратно закрепил булавку на высоком воротнике. — Сегодня из-за прибытия особых гостей разрешено носить магические украшения достаточно высокой категории. Пожалуй, одной будет мало.

У Ника под воротником появилась вторая булавка.

— Ботинки. Под стельками лежат счастливые монетки. Шнурки заговоренные, чтобы ваше высочество не утомились за сегодняшний вечер.

Заметив растерянный взгляд, Туан хмыкнул, и ботинки тотчас же оказались на ногах у Ника.

— Браслет и кольцо с гербом императора, дабы подчеркнуть величие!

Ник вытянул вперед руку и почувствовал тяжесть золотых украшений.

— И самое главное в убранстве вашего величества, — торжественно сказал Туан и раскрыл ларец. — Венец с омфалом — символ власти.

— Такое украшение хорошо для девчонок.

Ник склонил голову, и Туан собственноручно возложил венец.

— Принц Дариан изволит шутить? Носить омфал — это исключительная честь, доставшаяся вам по праву рождения. Этот камень единственный! Многие почтут за великую радость лишь увидеть его.

Ник посмотрелся в зеркало. Венец светился в его светлых волосах. Отблески от ярко-красных рубинов и пронзительно горящего омфала падали на лицо.

Все-таки Туан добился своего, теперь камзол стал смотреться намного помпезней. Ник уже почти не узнавал в этом отражении себя, такого, каким привык быть в серой форме охотников. Он чувствовал себя носителем регалий, а не человеком.

— Надеюсь, ваше высочество понимает, что не имеет права снимать венец до конца вечера.

— Да, — заверил Ник. Пока все происходило совсем не так, как мечталось.

— Ваше высочество, следуйте за мной в приемный зал, — торжественно провозгласил Туан.

Мягко светились стены дворца, отражая свет факелов, зажженных по случаю праздника. Звучала тихая музыка, повсюду раздавался счастливый смех. Празднично одетые незнакомые маги приветствовали Ника. Он отвечал, или просто кивал, или улыбался, следуя советам Туана. Наконец они вышли в огромный зал, где толпились нарядные люди и вдоль стен стояли длинные столы, ломившиеся от яств. Гости расступились перед Ником, он заметил в дальнем конце зала родителей, восседающих на троне, и хотел уже направиться к ним.

— Ваше высочество, — прошептал Туан, — вам сюда.

Он указал в другую сторону, где был приготовлен небольшой золотой помост.

— Вы обязаны вначале принять подарки и выслушать поздравления. Чтобы показать свою щедрость и благородство, вы должны будете тоже дарить гостям небольшие подарки.

— Но я ничего не приготовил, — смутился Ник. — Я не знал.

— Я это предусмотрел. — Туан указал на гору разноцветных коробочек, все они как одна были перевязаны золотыми ленточками с гербом принца. — Сделайте шаг вперед.

Ник послушно вышел вперед и замер, Туан затаился за его спиной. С огромным фиолетовым бантом на кончике хвоста в зал влетел довольный Тюфяк. На груди его висела толстая золотая цепь, в ухе мерцал изумруд, а на коготь он нацепил печатку с бриллиантом. Лениво запрыгнув на стену, он сбил закрепленный факел и уже в обратном прыжке выхватил у одного из слуг поднос с закуской.

— Не отвлекайтесь, ваше высочество, — прошипел Туан. — Теперь вы должны принимать подарки и радоваться.

Ник старательно радовался два часа. Гости все подходили и подходили. Все подарки слились в единую вереницу коробок и бантов, а гости казались чередой пышных костюмов и сияющих украшений. По-настоящему он обрадовался, когда появилась леди Дора, одетая в простое платье — белое, как и положено лекарю. Из украшений на ней была лишь тонкая золотая цепочка.

— Ты стал настоящим принцем. — Она протянула Нику коллекцию машинок, лишенных всякой магии. — Это новые модели из Реального мира.

— Я таких еще не видел! — обрадовался Ник.

— По этикету следовало сказать «ваше высочество принц Дариан», — зло шепнул Туан и принялся незаметно отпихивать леди Дору в сторону. — Оценка развития принца неуместна. Подарок слишком глуп.

— Мне известны правила этикета, — и леди Дора скрылась среди гостей.

Туан злобно посмотрел ей вслед.

В этот момент в окно влетел Флай, орел, доставшийся Нику на Этапе Препятствий. Ник не видел его уже полгода. Он сделал круг над головами гостей, и в зале появилась команда охотников. Флай сел на кучу подарков рядом с Ником.

— Ваше высочество, я вынужден вас оставить на некоторое время. — Туан поспешно отошел в сторону.

К Нику тут же приблизились учителя и наставники в нарядных одеждах. Анжелика Мефодьевна надушилась своими любимыми едкими духами. Индра и Константина по случаю праздника надели длинные платья. Только Окс явился в любимом плаще, зато на его груди красовалась медаль. В руках он держал большую коробку, перевязанную пышным серым бантом. Вениамин Вениаминович и Деймос Савельевич по случаю праздника надели фраки.

— Дариан, — сказал Вениамин Вениаминович, вручая подарок от лица всех учителей, — как принц вы доказали свое величие. А как ученику вам не хватает собранности. Пожалуй, лучшим подарком будет учебник с формулами.

Под предводительством Касьяна к Нику толпой подошли ребята. Жорик, как самый сильный, держал в руках еще одну коробку. Девочки присели в реверансе. Кристина снова была в мантии, на шее у нее блестела цепочка с кулоном. Касьян неожиданно засмущался, пнул Темку и сунул ему листок с поздравительной речью.

— Речь долгая и нудная, потом перед сном сам почитаешь, — провозгласил Темка, скомкав листок. — Мы вот тебе подарочек притащили, ваше высочество. У тебя тут и так все есть, а этот торт мы сами испекли. Так что лучше не ешь, — заговорщицки добавил он.

— Это то, что нужно, — заверил Ник и раздал подарки, приготовленные Туаном для гостей. Ребята тут же отходили, понукаемые Касьяном. Последний из подарков был вручен Жорику, и тот, не скрывая широкой улыбки, сразу принялся разворачивать золотистую обертку.

— ЗОС! — обрадовался Жорик. — У меня никогда не было!

— Пользуйся на здоровье, — сказал Темка, не обращая внимания на призывы Касьяна отойти от Ника.

Жорик принялся с кем-то общаться. С его лица не сходила улыбка.

— Хоть кто-то сегодня счастлив, — сказал Ник, чувствуя, как дрожат руки, а по спине катится пот. Роль принца давалась ему нелегко. — Вот уж не думал, что отмечать свой день рождения так тяжело. Я едва сдержался, чтобы не сбежать отсюда. Только от Туана и не сбежишь.

Ник кивнул в дальний конец зала. Туан, склонившись в почтительным поклоне, в чем-то убеждал Дементия. Тот хмурился, капризно выгибал губы и фыркал.

— Неприятный тип твой Туан. Вечно гадости говорит, — согласился Темка.

— Ты его знаешь?

— Общались, — уклончиво ответил Темка и посоветовал: — Мотай отсюда, пока он отвлекся.

— Родители расстроятся, я ведь только ради них и держался, — покачал головой Ник, поглядывая на выход из зала. — Но, если отдохну немного, они ведь поймут!

— Поймут! Отдохнешь чуток и вернешься. Никто ничего не заметит. Тебе же еще весь вечер тут блистать, — уговаривал Темка.

Ник выскользнул из зала и промчался по коридору, то и дело встречая кого-то из гостей и отвечая на приветствия. Наконец он выскочил в сад. Уже темнело. Морозный воздух тут же проник под тонкий костюм, но Ник решил, что за несколько минут не замерзнет, выбрал пустынную дорожку, освещенную огненными шарами, и побрел по ней. Он почти дошел до ворот, выходящих на городскую площадь, возле которых дежурила охрана, когда заметил леди Дору. Она спешила к выходу, а следом мчался Туан.

В надежде, что его не заметили, Ник спрятался за вековой дуб с золотыми желудями.

— Послушай, — зло прошипел Туан. — Это уже переходит всякие границы.

— Где ваша обычная учтивость! — даже не оборачиваясь, бросила леди Дора. — Из-за тебя я ушла с праздника. Что ты еще хочешь?

— Ты не достойна учтивости. Я общаюсь с тобой только из-за принца. — Туан как раз поравнялся с деревом, за которым прятался Ник. — Все последние годы я общался с тобой лишь из-за принца.

— Я знаю. — Леди Дора спешила дальше.

— Я верно служу семье императора. Но готов пожертвовать собой лишь ради принца, только он один является воплощением сиятельной власти, — разозлился Туан. — Принц Дементий — самый благородный и самый несчастный маг на свете, — уже умоляюще Туан добавил: — Оставь его в покое, все его несчастья из-за тебя.

Ник тихонько хихикнул. Надо же, а он вначале подумал, что Туан говорит о нем. Конечно, нет, Туан всегда выделял лишь Дементия.

— Вот как! — усмехнулась леди Дора. — Ты же знаешь, что он свободен, я не держу его.

— Знаю, — вздохнул Туан. — Он еще так молод и наивен, он думает, что влюблен в тебя.

Ник вспомнил худое, покрытое морщинами лицо дяди Дементия. Неужели его можно считать молодым? Но в одном он был согласен с Туаном — от Дементия лучше держаться подальше.

Леди Дора молча спешила дальше, Туан не отставал.

— Ты же знаешь, что он сделал из-за тебя! Тебе мало! Расплачивался лишь он один! — вскричал он. — Если ты куда-нибудь уедешь, исчезнешь, не будешь больше появляться тут, Дементий забудет о тебе. Ты должна это сделать!

Леди Дора замерла и, наконец, обернулась.

— Неужели? — Ник и забыл, насколько может быть холоден голос леди Доры.

— Я умоляю! — Туан упал на колени. — Исчезни из нашей жизни!

Леди Дора поспешила прочь. Туан поднялся с коленей и медленно побрел в сторону дворца.