— Ваше высочество? — Как только Ник вышел из укрытия, к нему подскочил начальник дворцового патруля, маг в начищенных до блеска доспехах. — Вам уже доложили?

— О чем?

— О важных гостях. Они сейчас будут! — Начальник патруля уставился на звездное небо, выискивая там что-то, но потом покачал головой. — Они прибудут через площадь. Идемте же.

Ник послушно сделал несколько шагов и вышел из сада в город. Впереди лишь пустынная площадь, освещенная огненными шарами. И вдруг в дальнем конце закружилась черная воронка. Не сдвигаясь с места, она раскручивалась, пока не достигла угрожающей скорости.

Начальник патруля отправил сообщение-искру.

Проблеск света — и из воронки вылетела черная карета, запряженная крылатыми змеями. Карета пронеслась по воздуху, резко опустилась у ворот и замерла. На ее дверце красовался Герб: скалящийся волк и череп, разделенные косой чертой, под ними — перекрещенные черные розы.

В немом изумлении Ник наблюдал, как из кареты вышел сам темный князь и два его сына, Катар и Наргис. Все трое были одеты в черное; Ник знал, что это их обычный цвет, но уж очень мрачно они смотрелись на фоне сияющего дворца.

— Вижу, светлые достигли вершин гостеприимства, — усмехнулся князь. — Сам принц встречает нас у ворот. Все это просто очень мило.

— Да, папа. — Катар встал рядом с отцом и вежливо кивнул.

Наргис оказался позади и мог лишь выглядывать из-за спин.

Ник испугался, что тот начнет насмехаться над его расшитым золотом костюмом и особенно над венцом с омфалом. Но лицо Наргиса оставалось непроницаемым.

— Я рад приветствовать вас, — наконец сообразил Ник.

— Он рад нам! Так же, как и остальным гостям? Или немного больше, ведь у нас тоже королевский титул? Или немного меньше, ведь мы темные маги? — сощурившись, спросил темный князь. — Наргис, выйди, поздоровайся со своим соперником и не забудь поздравить его.

Он даже не повернулся к младшему сыну, и тот, обойдя отца, протянул Нику большую черную коробку, украшенную гербами темного князя.

— Для меня большая честь поздравить светлого принца. — Наргис не сводил глаз с омфала, а голос звучал слишком вежливо, чтобы поверить в его честность.

Ник взял коробку в руки и чуть не выронил ее, настолько тяжелым оказался подарок темных.

— Добро пожаловать на день рождения моего сына! — услышал Ник голос отца.

Из ворот сада вышли император с императрицей, следом за ними спешил Туан. Ник чуть было не кинулся к ним навстречу, но вовремя заметил предостерегающий взгляд отца. Он должен вести себя как принц, он не может повернуться спиной к гостям, особенно к таким.

— Это не идет ни в какое сравнение с той радостью, которую доставило мне ваше приглашение, — оскалился темный князь, даже не пытаясь скрыть издевку в голосе. — Разумеется, мы не смогли явиться без подарка. Никакой опасной магии, я хотел подарить что-нибудь из моей личной сокровищницы. Но Наргис решил сам сделать подарок. Просто кое-что на память.

Туан так быстро выхватил коробку, что на ладонях Ника остался след от острых углов, и передал ее начальнику патруля.

— Отнесите в личные покои принца, — с трудом выдавил из себя Туан, тихонько нацепил на одежду Ника еще пару булавок от сглаза, накинул сверху теплую куртку, а потом незаметно насыпал на воротник сияющего порошка, наверное, тоже от темной магии. Ник подумал, что еще немножко, и он сам начнет светиться в ночной тьме, столько на нем было оберегов.

— Благодарим вас за подарок, — ответил Филипп.

Императрица с недоверием смотрела на новых гостей. Ник чувствовал, что она волнуется. Очень редко случалось, чтобы темные маги были приглашены во дворец. Ник захотел сказать матери что-нибудь ободряющее, но под взглядами темных просто не посмел этого сделать. Да, встреча с родителями тоже прошла совсем не так, как он хотел. Пришлось после двухмесячной разлуки общаться с ними в присутствии темных магов!

— Благодарности излишни, наши дети победили Хаоса. Моему младшему сыну досталась медаль, твоему — и медаль, и титул сумеречного охотника. Теперь мы просто обязаны дружить. Мы просто по дружбе приняли ваше приглашение, а вы просто по дружбе покажете нам свой великолепный сад. Я просто обожаю растения, — Тамир заглянул в ворота. — Или же вы намерены принимать нас тут, не пуская внутрь? Это меня сильно расстроит! — Темный князь скрестил руки на груди и с вызовом уставился на Филиппа.

Ник заметил, как мать вздрогнула. Наверное, не стоило приглашать темных магов во дворец. Кажется, именно этого они и добивались.

— Вы хотите полюбоваться на прекрасные осенние растения, выращенные моими садовниками? — вежливо произнес Филипп. — Я сам их вам покажу.

Ник был уверен, что ни Тамиру, ни его сыновьям нет никакого дела до растений. Отец наверняка это знал, но все-таки радушно пригласил гостей. Императрица сильно побледнела, наблюдая, как темные маги следом за Филиппом прошли через ворота и углубились в сад.

— Позвольте, ваше величество, проводить вас во дворец, — предложил Туан.

— Да, лучше вернуться в зал, — согласился Ник.

— Вам, принц Дариан, сейчас следует быть со своим отцом, — возразил Туан. — Так полагается по этикету.

— Сынок, Туан проводит меня к гостям, — ответила императрица. — Ступай следом за отцом. Темные маги могут спровоцировать конфликт, мы не должны дать им повода.

Ник поспешил по дорожке сада и вскоре догнал отца и троих неприятных гостей. Над ними летали огненные шары, ярко освещая лица, покрытые снегом дорожки и растения.

— Принц Дариан! Надо же, совсем недавно вернулся ко двору, но уже знает, что нехорошо бросать гостей, — процедил Тамир. — Катар, когда-нибудь ты станешь князем, и твоим достойным противником будет император Дариан.

— Папа, ты еще очень долго будешь править, — быстро ответил Катар.

— Я оговорился, — елейным голосом добавил Тамир. — Ведь темные и светлые маги не враждуют. Вы будете не соперниками, а друзьями, как и мы с Филиппом.

— Разумеется, — словно не замечая издевки, сказал Филипп.

Тамир хмыкнул. Он не оставлял надежды как-нибудь спровоцировать конфликт. Пару раз он похвалил диковинные растения, тщательно осматривал клумбы и деревья, даже те, что были под снегом. Его глаза так и скользили по сторонам, выискивая что-то.

— О, какой интересный кустарник. — Тамир взмахнул рукой, широкий рукав задел лицо Наргиса. — Не путайся под ногами!

Он бросился в сторону: там, на покрытой снегом поляне, один из кустов принял очертания темного князя. Ветки зашевелились, словно руки при ходьбе. Еще секунда, и остальные кусты тоже приняли очертания приближающихся магов.

— Любопытное растение, — разочарованно сказал Тамир.

— Ты ищешь то, чего тут нет, — прямо сказал Филипп.

— Неужели! — Тамир шагнул в сторону, оттолкнув по пути Наргиса. — Отойди прочь, не мешайся. Лучше иди, подожди в карете. Двух правителей и двух наследных принцев вполне достаточно для одной прогулки.

Губы Наргиса задрожали от обиды, но он покорно отступил на несколько шагов. Ник не заметил, когда отец отдал приказ, но на дорожке словно из воздуха появился Туан и повел Наргиса к выходу.

Тамир и его старший сын подошли ближе к тщательно расчищенной клумбе. Там на тонком стебле раскачивался огромный белый бутон, а внутри него светилась пыльца. Любимый цветок императрицы. Князь склонился к бутону. Казалось, еще секунда, и Тамир сорвет цветок, но вдруг он разочарованно отступил.

— Это нимфея, — вежливо подсказал Филипп.

— Цветок очень похож на диск! — Тамир сверкнул глазами. — Не правда ли, простая вещь и по форме, и по названию? Зато сколько у него свойств! Опасных и неизвестных свойств!

— Этот цветок безобиден, — ответил Филипп.

— Этот цветок — да! — рявкнул Тамир.

Ник и Катар застыли в стороне. Если лицо Катара ничего не выражало, то Нику с трудом удавалось справляться с эмоциями. Охваченный плохим предчувствием, он смотрел на отца, ожидая хоть какого-нибудь объяснения.

— Да, разумеется, Филипп, я в гостях на дне рождения твоего сына! — Тамир взял себя в руки и надрывно рассмеялся. — Законы гостеприимства общие для всех. А я увлекся делами, это нехорошо. Тем более что принц Дариан не понимает, о чем идет речь. Правда ведь, принц Дариан?

— Да, — ответил Ник. Слова Тамира настораживали, в его голосе звучала злоба. День рождения превратился в настоящее испытание.

— Я сам расскажу обо всем своему сыну, — бросил Филипп.

Тамир широко улыбнулся, показав крупные острые зубы.

Ник поборол в себе желание отступить на шаг или вовсе скрыться за спиной отца.

— Нет, расскажу я. У меня есть право сделать принцу подарок, и я воспользуюсь этим правом, дам ему урок темной магии. Дариан, тебе известно, что активность зомби резко возросла? Ведь тебе об этом рассказывали и обвиняли в этом нас, темных магов! Так?

— Нам рассказывали про зомби, — ответил Ник.

— Значит, про зомби рассказывали, а про призраков? Рассказывали, что происходит с ними? — продолжил Тамир. — Призраки должны совершить то, что не смогли сделать при жизни. Они расплачиваются по счетам. После этого им будет позволено исчезнуть. А теперь представь, что они не смогут исчезнуть. Что тогда будет?

— Не знаю, — честно ответил Ник, пытаясь понять, чего же добивается Тамир.

— Конечно, не знаешь. Никто не знает. — Темный князь кивнул в сторону Филиппа. — В вашем саду ответа не найти. Даже страшно подумать, где теперь искать этот ответ.

— Достаточно! — сказал Филипп.

— «Появится среди прочих растений» — такое было пророчество! — вскричал Тамир.

— «Появится там, где найти невозможно», — этот перевод более точный. Но ты решил все же поискать в моем саду! — ответил Филипп. — Ты уже все осмотрел?

— Да, пожалуй, — осклабился Тамир. — И самое главное, поздравил принца Дариана. Думаю, теперь пора возвращаться и не портить вам ваш светлый праздник. Сын, как ты думаешь?

— Думаю, что нам пора, папа, — учтиво ответил Катар.

Когда уже вышли на площадь, Тамир неожиданно замер.

— В голове столько дел, что чуть не забыл самое главное, — резко сказал он. Ник был уверен, что это было сделано для пущего эффекта. Слишком быстро развернулся темный князь, слишком много злобы было в его глазах. — Филипп, лучше, чтобы нас никто не слышал. Катар, садись в карету.

— Хорошо, папа.

Князь и император отошли на несколько метров, но, сколько Ник ни напрягал слух, до него не донеслось ни словечка. Лицо отца оставалось спокойным, Тамир презрительно щурился.

— Надеюсь, что ничем не испортил праздник. — Тамир вернулся и лихо запрыгнул в карету. — Прощай, принц Дариан!

Крылатые змеи взмыли вверх, в дальнем конце площади вновь появилась воронка, карета влетела в нее и исчезла.

— Не такой день рождения я готовил для тебя, — сказал Филипп. — Дариан, послушай, в словах Тамира, как всегда, лишь часть правды. И как всегда, ее почти невозможно отделить от лжи. Тамир все еще пытается обвинять нас в магическом взрыве. Он напуган и, кажется, начинает понимать, что тут вмешалась третья сила, с которой ему не совладать.

— Третья сила? Хаос? — неуверенно спросил Ник.

— Я не хочу и не буду пугать тебя, — ответил Филипп. — Правду не знает никто. В настоящий момент ни нам, ни темным ничто не угрожает, но никто не знает, каких последствий можно ожидать. Нельзя сеять панику, как это делает Тамир.

— Но о чем вы говорили, про растение, которое невозможно найти? — спросил Ник.

— Лучше будет, если ты узнаешь эту историю. Давно был предсказан страшный взрыв, но это будет лишь начало, а дальше последуют еще более страшные вещи…

— Мерцающая Сфера? — Ник наконец-то смог спросить о том, что тревожило их с Темкой.

— И сфера, которая возьмет на себя оставшуюся магическую энергию, и то, что после этого начнут смещаться привычные нам законы.

— Зомби начнут проявлять необычайную активность? И что-то случится с призраками? На это намекал Тамир?! — уточнил Ник. — Но почему, почему все так? Неужели из-за взрыва?

— Это самый главный вопрос. По легенде, однажды должен зажечься Огненный Диск, и этому будет сопутствовать страшный взрыв. Последствия взрыва впитает в себя Мерцающая Сфера. Но Диск будет источником всех бед, которые обрушатся на Искривления. И пока этот Диск не найдут и не погасят, законы мира будут смещаться, что приведет к концу света. Многие называют Диск третьей силой, потому что его магия не темная и не светлая, — ответил Филипп. — Вот такая легенда записана во многих книгах магии. Темный князь искал у нас Диск. Он уверен, что предсказание сбылось, и что мы виноваты в этом.

— А это все правда? Такой взрыв и был летом?

— Не знаю! Все очень похоже, но у нас нет никаких доказательств. Существует Диск или нет, нам неизвестно. Если да, то совсем скоро мы об этом узнаем. Правда в том, что у нас пока достаточно времени, чтобы во всем разобраться, — сказал Филипп. — А сейчас нам ничто не угрожает. Пора возвращаться к гостям.

Когда Ник вошел в зал, в самом разгаре были танцы. С обеспокоенным лицом вышел дед Гордей и отозвал Филиппа в сторону. Официальная часть праздника закончилась, гости вовсю веселились под музыку приглашенной Сариолы. В центре зала Кристина кружилась с каким-то мальчиком, которого Ник раньше не видел. Рядом с ними, неуклюже размахивая руками, отплясывал Жорик.

— Ну и вид у тебя, — с сочувствием сказал Темка, выскочив навстречу. — Прям хуже, чем после тренировки, когда мы по Искривлениям носимся, а за нами еще кто-то носится.

— Лучше уж тренировка, чем такой праздник. Мне нужно кое-что тебе рассказать, — ответил Ник.

Из толпы танцующих выплыла Анжелика Мефодьевна в сопровождении Окса.

— Ах, ну да, меня, конечно, уговорили преподавать магик-Инет после того ужасного нападения на предыдущего учителя, — вздохнула Анжелика Мефодьевна. — Все остальные просто испугались.

— Бытует версия, что на предыдущего учителя напал совершенно обычный человек, — отчеканил Окс.

Ник не стал ждать, что ответит Анжелика Мефодьевна.

— Только не здесь. Пошли ко мне.

Они поднялись в покои Ника. Возле пылающего камина возвышалась целая куча подарков. Без сил упав в кресло, Ник пересказал разговор с темным князем.

— Ну теперь про сферу вроде как все ясно. Ясно, что маги сомневаются, а вот оборотни уверены, что она-то самая и была. А Тамир еще призраками с зомби запугивал. — Темка почесал макушку. — Ну и подарочек он тебе приготовил!

— Я почти ничего не понял из его объяснений, он только запугивал. Отец уверен, что пока волноваться не о чем. Он не станет скрывать от меня правду.

Тут из кучи подарков выбралась и сама собой раскрылась черная коробка. На ковер вылез светящийся скелет и с режущими слух завываниями принялся плясать по залу. Темка схватился за уши и завопил не хуже скелета:

— Выкини его на фиг, может, ночью он вообще взорвется или, того хуже, какую-нибудь арию петь начнет.

У Темки из ушей повалил дым, Ник с удивлением почувствовал, что с ним происходит то же самое. Он кинулся ловить вырывающегося скелета.

— Даже не знаю, чей подарок хуже, Тамира или Наргиса. Поздравили так поздравили.

Едва Ник успел запихать скелет в коробку и противные завывания утихли, как в дверь постучали.

— Принц Дариан. Что с вами? — В зал вошел Туан и уставился на дым, идущий из ушей.

— Он много думал, — тут же нашелся Темка.

— Очень грубая и несмешная шутка. — Туан с неприязнью покосился на Темку и достал из кармана уже знакомую баночку с мазью. — Ваше высочество, вот верное средство от порчи.

— Спасибо. — Ник почувствовал, что уши начали чесаться.

— Я должен забрать у вас подарок темного принца. Необходимо все проверить, странно, что начальник охраны сам не догадался это сделать. Надеюсь, вы ее не открывали?

— Нет, — радостно заявил Темка. — Она открывалась сама. Там сидит скелет.

— Слишком развязное поведение недопустимо во дворце. Ваше высочество, вы… — Туан собирался еще что-то сказать, но передумал и, подхватив коробку, вышел прочь.

Ник открыл баночку, ощутил уже знакомый аромат ванили.

— Во, отношения у нас налаживаются, — воскликнул Темка, зачерпнув мазь. — В прошлый раз он меня вообще выгнал, а теперь лишь поорал немножко.

— Выгнал? — ужаснулся Ник. — Ты о чем?

— Да, наверное, и рассказывать не стоит. — Темка втирал мазь в уши. — Ой, больно-то как! Ну, в общем, ты, когда принцем стал, мы с Жориком в гости к тебе собрались. А этот седой и важный нас у дверей встретил. Стоит весь такой сияющий да прямой, будто кол проглотил. И очень понятно объяснил нам, что принцу такие друзья не нужны. Мы сначала расстроились, а потом, когда ты со мной все лето пытался по ЗОСе общаться, то я и того, подумал, что чего-то здесь не так. Мы с Жориком решили снова попробовать дружить с тобой.

— Я ничего не знал! — вскричал Ник. — Я не мог понять, что с вами. Думал, что вы вообще со мной разговаривать не хотите. Ты извини. Я поговорю обо всем с Туаном. Отец его очень уважает, ведь Туан его тоже растил и воспитывал. Но Туан все равно не должен обижать моих друзей.

— Да ладно. Теперь-то все понятно, а тогда обидно очень было. Неприятный этот дед, Туан. Да, в общем, ты все равно завтра от него на базу смоешься.