Это был жуткий месяц. Все в команде страшно разозлились, радовался только Антип, за которого они мыли посуду. Наставники и учителя разговаривали очень сухо, а на состязаниях судьи заявили, что пускать отряды в Хлюпающие Топи еще рано.

— Не справился никто. Трое охотников струсили и сбежали. — Генрих Эдмундович, как обычно расхаживающий между команд, замер возле охотников. В воздухе над головами несчастной троицы вспыхнули чугунные шары. — Пусть сегодня ваш позор видят все.

Жорик задрал голову и расстроенно вздохнул, что вызвало усмешки в команде стражей. Ник сжал кулаки от бессильного гнева — во всем случившемся виноват он один, но страдают друзья.

— Пока наши состязания будут посвящены тайным тропам в Искривлении рептилий. Капитаны, подойдите ко мне.

Чугунные шары до конца дня висели в воздухе, являясь отличной мишенью и для остальных команд, и для крылатых ящеров, обитавших в Искривлении, где проходили состязания. Славились они злобным нравом, а еще обладали отличным зрением и выдыхали ядовитый газ. Ник, Темка и Жорик даже и не вспомнили о тайных тропах, зато сумели по несколько раз отработать защитные заклинания, да и физическая подготовка тоже пригодилась.

— Мы проиграли из-за вас, — чуть не рыдал Касьян, глядя на исцарапанную, оборванную троицу, над которой все еще пылали чугунные шары. — Столько побед, мы с трудом выбились в лидеры по сумме баллов. А сегодня проиграли! Просто видеть вас не могу и разговаривать с вами тоже.

Правда, уже совсем скоро он забыл о своем обещании и в понедельник сразу после зарядки принялся досаждать нотациями:

— Ты принц, и я не смею бранить тебя. — Касьян догнал троицу на лестнице.

— И меня не смей, — тут же нашелся Темка. — И Жорика тоже. А то нудишь целыми днями.

— Но все же, — продолжил Касьян, не обращая внимания на Темку, — я разочарован. Сильно разочарован. Никто, еще никто из других команд не получил чугунный шар. В нашей же команде их три. Целые три чугунки.

Касьян неожиданно остановился на учебном этаже.

— Судьи хмурятся, когда видят вас. Другие команды ухмыляются. Я как капитан чувствую себя виноватым, — сказал Касьян и замер возле стенгазеты. — Смотрите, смотрите и думайте об этом.

— Про нас, — буркнул Жорик, и его губы дрогнули в легкой улыбке. — Про меня еще никогда не писали.

Ник опустил глаза.

Манускрипт

Наш позор — Ник, Темка и Жорик!!!

Нам стыдно, стыдно, стыдно.

Темка не выдержал и, пока Касьян продолжал свои обвинения, ногтем нацарапал на газете смайлики. Сразу же все три «стыдно» превратились в подмигивающих и дразнящихся человечков.

— Я обратился к вам не только в воспитательных целях, — продолжил Касьян. Темка закашлялся. — Ник, к тебе приехал твой дядя. Он ждет тебя в твоей комнате. И я очень надеюсь, что он окажет на тебя положительное влияние.

Ник поднялся. Дементий расхаживал по комнате. Накинутый на плечи плащ и помпезная высокая шапка делали его еще более худым и высоким. Лицо, выглядывающее из меха, как обычно, было несчастным.

— Ты поступил плохо. Очень плохо. Нельзя было уходить с состязаний, — вместо приветствия начал он. Голос у Дементия всегда был визгливым, а теперь, отражаясь от стен, он просто раздирал барабанные перепонки. — Ты ничего не объяснил. Все расстроены. Ужасно расстроены. Так поступать недостойно принца. Ты узнал о сложном задании и отступил.

Ник молчал. Дементию не нужен был ответ, он просто собирался высказать все, что думал.

— Твой отец отлучился по важным делам. Он сейчас блуждает по далеким, опасным Искривлениям. Он был очень недоволен, получив сообщение-искру от судей. — Дементий склонился над Ником, и тому показалось, что огромная нелепая шапка сейчас свалится с головы. — Твоя мать, императрица, даже расплакалась. Она хотела навестить тебя, но я отговорил. Я также отговорил ее связываться с тобой по ЗОСу. Она расстроится еще больше. Я привез от нее весточку.

— Да! — обрадовался Ник.

Дементий отшатнулся. Радовать племянника не входило в его планы. Резким движением он вытащил из кармана конверт и потряс им в воздухе.

— Ладно, держи. — Дементий вышел прочь.

Ник раскрыл конверт, внутри было пусто, но в зале зазвучал тихий, спокойный голос императрицы.

— Мой милый, я не знаю, что случилось, и что заставило тебя совершить такой плохой поступок. Судьи и наставники наложили на тебя наказание, и я знаю, что ты с честью пройдешь через него. Помни, что мы с отцом любим тебя.

Пару минут было тихо, а потом Ник вновь услышал голос матери. Уже более робкий и нерешительный:

— Сейчас в Искривлениях так неспокойно! Запомни это. Прошу, будь осторожен.

Ник успел лишь переодеться, и надо было бежать на урок. Он ничуть не жалел о пропущенном завтраке. Добрые слова матери значили очень много.

Ник влетел в библиотеку, и в нос сразу ударил приторно-сладкий запах. С появлением Анжелики Мефодьевны библиотека сильно изменилась и продолжала меняться с каждым занятием. Потолок больше не излучал свет, повсюду горели свечи, отчего помещение тонуло в полумраке. На учительском столе были расставлены шкатулочки, флакончики, морские раковины и нити с бусинами. Да и столы с компьютерами теперь тоже оказались заставлены порошками, зеркалами и благовониями.

— Ах, сегодня у нас очень-очень сложный урок, — следом за ухмыляющейся гиеной в библиотеке появилась Анжелика Мефодьевна. Приторно-сладкий запах усилился. — Даже не знаю, как мы все успеем. Придется сильно поспешить. Тема называется: основы гадания сети магик-Инет.

— Включить компьютеры? — спросил Ник, за что был удостоен нескольких негодующих взглядов. Впрочем, теперь так относились к любому его высказыванию.

— Ах, ну что за спешка! Компьютеры! — ответила Анжелика Мефодьевна. — У нас такая важная тема, а ты отвлекаешь. Мы будем осваивать тему легонько, по особой методике, и начнем с карт для любовных гаданий!

Анжелика Мефодьевна раскрыла стоявшую на столе морскую раковину и достала оттуда колоду карт. Майя громко ахнула и восторженно подалась вперед.

— Видите, это совсем не обычные карты! Они чистые, белоснежно-чистые. На них нет никаких картинок. Это связано с особенностями гадания. Картинки, предсказывающие будущее, появятся лишь тогда, когда карты будут правильно разложены. И прежде, чем мы перейдем к самому важному, я хотела бы одного из вас кое о чем попросить. О, это очень важная просьба. Кристина.

— Да?

— Ты не могла бы принести сейчас свой необычный кулон? — улыбнулась Анжелика Мефодьевна. В этот момент гиена встала с пола и сделала несколько шагов; было слышно, как ее когти стучат об пол. Она замерла возле Кристины и тявкнула.

— Мне запретили носить его. — Кристина не обратила на гиену никакого внимания.

— О, мне лишь недавно стало известно, что за кулон у тебя! Ах, о чем я, ведь правильно он называется кулоны-неразлучники. Какая сильная магия скрыта в них! С ним гадание станет достоверным на девяносто девять процентов, — в восторге прошептала Анжелика Мефодьевна. — Надень его лишь на один урок. Всю ответственность я беру на себя.

— Тогда ладно, сейчас принесу. — Кристина вышла из библиотеки. Гиена проводила ее взглядом, а после вернулась к учительскому столу.

Темка пихнул Ника локтем.

— У нас два урока подряд. Не, я не выдержу столько. Уж лучше учиться. Даже Деймос и то лучше.

— Надо попробовать включить компьютеры, — шепотом ответил Ник, понимая, что сойдет с ума слушать про чарующие эликсиры и достоверные приметы. Несмотря на то что Анжелика Мефодьевна была единственным учителем магического Интернета, который согласился ехать к ним на базу, благодарности к ней он не испытывал.

— Угу, — кивнул Жорик и неожиданно громко заявил: — Хочу работать за компьютером!

— Ах, дорогой, ты снова сбиваешь меня с мысли, — всплеснула руками Анжелика Мефодьевна. — Ну разве так можно! Хорошо, хорошо, вы трое можете включить эти компьютеры и больше не отвлекайте меня. Полазайте там по каким-нибудь сайтам. А я пока расскажу остальным, как по картам узнать имя своего будущего мужа. Ой, ну или, конечно, жены. Правда, мальчики обычно мало интересуются гаданиями.

Анжелика Мефодьевна с сожалением посмотрела, как Ник, Темка и Жорик отвернулись к компьютерам. Но тут в библиотеку вернулась Кристина, в руках она держала какой-то цветок.

— Дубовые ягоды помогали гадать всем в нашем роду, они даже стали символом нашего рода, — сказала Кристина. — Так что если мне придется гадать, то ягоды помогут.

Но всех больше заинтересовал кулон.

— Ах, это он! — воскликнула Анжелика Мефодьевна, разглядывая цепочку с кулоном.

— Вы же понимаете, что я никому не могу его отдать, — заявила Кристина. — Даже на минуту. Кулончик будет только у меня.

— Конечно-конечно. — Анжелика Мефодьевна опустила руки. — Гадай сама для всех.

Радуясь, что их оставили в покое, Ник первым делом отправился искать что-нибудь про Огненный Диск. Но компьютеры на базе имели очень низкий уровень доступа, и открывающиеся сайты не давали никакой информации. Наверное, на его компьютере во дворце уровень намного выше, только попасть сейчас туда нельзя. Еще высокий уровень доступа он получил однажды, надев перстень Наргиса, но и это тоже невозможно.

— На «Легион» залезь, — фыркнул Темка. — Тут все драку с зомби обсуждают!

Ник сразу увидел сообщение от Гэлы, написанное давным-давно, ведь он не выходил в Интернет уже больше месяца.

— Ты тоже меня бросил… С оборотнями не дружит никто.

Гэла была в Сети, об этом свидетельствовала зеленая свечка возле аватарки. А на самой аватарке были заметны слезы.

Ник тут же кинулся писать ответ. Жаль, что нельзя, как в прошлый раз, просто сказать вслух нужную фразу. Анжелика Мефодьевна объясняла новую методику гадания и не позволила бы разговаривать даже с компьютером.

— Я просто не успевал выйти в магик-Инет.

— Спасибо, что ответил. Мне так одиноко, я уже целую неделю одна заперта в доме. Почему все говорят про зомби? Я не понимаю, что происходит. Со мной никто не разговаривает. Я чувствую, что надвигается что-то страшное. Ты что-нибудь можешь мне объяснить или бросишь меня, как все остальные?

На аватарке по некрасивому лицу Гэлы снова побежали потоки слез. Разумеется, ее следует предупредить об опасности, но главное — не испугать еще больше.

— Сейчас случилось кое-что, — осторожно начал Ник. — Что именно ты слышала про зомби?

— Активность зомби обсуждают по всему Интернету. Ты что, не можешь нормально все объяснить?! — ответила Гэла, и следом пришло второе сообщение: — Ой, извини, я не хотела так резко. Я очень боюсь. Происходит что-то еще. Я это чувствую. Почему ты не хочешь мне рассказать?

Наверное, не будет ничего плохого, если он просто предупредит ее. Одинокая напуганная девочка в каком-то далеком Искривлении. Она даже защититься не сможет, а так у нее появятся шансы.

— Я слышал про Огненный Диск. Он зажегся, — ответил Ник. — Ты только не пугайся. Если хочешь, то давай свяжемся через ЗОС.

Анжелика Мефодьевна постучала наманикюренными пальцами по монитору, Ник поспешно свернул окно.

— Урок подходит к концу, все узнали много всего нового и интересного, а вы нет, — немного обиженно сказала она. — Но я могу попросить у Кристины погадать для вас. Кристина, ты сможешь?

— Если попросят. — Кристина сидела прямо на столе и тасовала колоду, вокруг толпились девочки. Ее пальцы быстро-быстро перебирали карты. А на шее висела золотая цепочка с кулоном в форме звезды.

Ник застыл с открытым ртом, но тут прозвенел звонок.

— Не успели, — расстроилась Анжелика Мефодьевна. — Ладно, погадаем потом. Можете идти.

Кристина положила колоду карт и вышла прочь, Ник так и не успел рассмотреть кулон. А на следующих уроках кулона уже не было. Ник так часто оборачивался, что заслужил несколько замечаний.

После уроков все собрались в столовой. Заняв с друзьями отдельный столик, Ник снова уставился на Кристину.

— Может, хватит на меня пялиться! — возмутилась она.

— А, ну да. — Ник отвернулся.

— Ты чего? — спросил Жорик, когда Ник начал солить компот.

— Любовная магия действует! — ухмыльнулся Темка и послал воздушный поцелуй пробегавшему мимо Тюфяку. От удивления тот выронил сворованное яблоко.

— Кулон, — пробормотал Ник. — Я не понимаю, такой же был у продавца, который…

Ник почувствовал как невидимый обруч легко, словно предупреждая, сдавил ему шею, и замолчал. Молчание — часть сделки, нерушимая часть.

Темка внимательно посмотрел на друга и сказал:

— Да я, кажись, уже того, догадался обо всем. Ну и надо бы тебе рассказать.

— О чем?

— О чем ты молчишь. Да твой хрустальный шар тут виноват, верней, сообщество жуликов, в которое ты вляпался на Запретной Зоне, — объяснил Темка. — Ты чего-то там такое наплел, когда мы с призраками столкнулись. Кажется, твой продавец вообще хитрецом оказался. Чего он у тебя требует?

Ник молча покачал головой. Жорик наморщил узкий лоб, потом плюнул на все тайны и побежал за добавкой.

— Все ясно. Еще и молчать тебе велели, — сообразил Темка. — Чего мне там про них рассказывали-то? Они специально переодеваются в жалкие одежды, нацепляют на себя кучу всяких амулетов, которые вовсе и не амулеты, а обычные подделки. Выпивают эликсир, чтобы голос был хриплый, лицо капюшоном скрывают. И они всем рассказывают одинаковые жалостливые истории. Что случилось с ними какое-то горе, и только амулеты их и спасают. И все они заключают какие-то странные сделки, говорить про которые запрещают.

Ник изумленно кивал: Темка описал все в точности.

— Так вот, твой жулик-продавец тебя как-то запугивает, — продолжил Темка. — Он тебя и отправил непонятно куда. А ты и объяснить ничего не можешь. Опять ты на девчонок пялишься!

— Влюбился! — решил Жорик. Он бегал за добавкой и прослушал почти все Темкино объяснение.

— Я даже собирался на каникулах пойти на Запретную Зону, искать продавца, — сознался Ник.

— Ты чего! — Темка схватился за голову. — Как ты его найдешь! Они там так хитро прячутся.

— Я же сказал, собирался, но теперь…

— Ну и болван, только каникулы зря угробишь. Говорят же тебе, вообще никак его не найти теперь. Ну а если тебе там вдруг повезет, то чего ты сделаешь? Ну нельзя договор разорвать.

Жорик облизал тарелку и вдруг просиял.

— Скажи все родителям. Тебе нельзя, я скажу. Они помогут!

— Нет, — покачал головой Ник, пытаясь сказать наконец самое главное. — Отец ищет Диск, матери нельзя покидать дворец. Я их просто расстрою. И я сам должен разобраться с продавцом. Я уже не маленький. К тому же сегодня я узнал кое-что.

— Ну-ну-ну! — Темка аж подался вперед, так ему было интересно узнать новости.

— У продавца. У него один особый кулон был в форме звезды. А сегодня я такой же у Кристины увидел. И она была на Запретной Зоне. — Ник, наконец, смог сказать то, что сильнее всего беспокоило его. — Ну не могла же она в того продавца переодеться?

— Это меняет дело! — пробормотал Темка и оглянулся.

Девочки сидели впятером за соседним столиком и радостно хихикали, обсуждая новое гадание.

— Зачем же ты мне нагадала несчастную любовь? — вздохнула Ольда. — Я же твоя подружка, ты могла бы и постараться для меня.

— Это карты, — ответила Кристина. — Это будет еще не скоро. К тому же все в твоих руках, карты лишь подсказывают наибольшую вероятность.

— Ну не знаю, — протянула Ольда. — Жалко, там не сказано, кто это.

Кристина бросила быстрый взгляд на Ника и что-то прошептала. Девочки тут же замолчали.

— Не она. — Темка задумчиво почесал затылок. — А может, и она. Мы же вообще ничего не знаем, кто она такая. Откуда заявилась в нашу команду.

— Если это Кристина, то зачем ей это нужно? — спросил Ник. — Я должен посмотреть на этот кулон и все выяснить. Даже если окажется, что это Кристина. Мне нужно увидеть кулон.

Но все оказалось не так просто. Кристина сдержала слово, данное наставникам, и больше не надевала кулон. Ник пытался придумать, как же уговорить ее надеть кулон хотя бы ненадолго. Темка, вспомнив, что на уроке Кристина гадала с кулоном на шее, даже отважился после уроков попросить, чтобы она погадала и ему.

— Ерунда это все! — Возмущенный Темка вернулся в комнату. — Не верю гаданиям. Я когда сказал, что без кулона ее гадание фигня, так она мне и заявила, что в воскресенье оставила его дома. И вообще, знаете, чего мне эти карты наговорили? Вообще даже и повторять не хочу. Да ненавижу я эту Лафи.

— Почему? — спросил наивный Жорик. — Она хорошая.

— У тебя все хорошие, кроме крысаков, — стал плеваться Темка. — И вообще, это несправедливо, вам тоже надо погадать, чего я один страдаю.

Ник представил, как Кристина начала раскладывать карты, и на их белоснежной поверхности проступило… И тут маленькое красное зеркальце, лежавшее у Ника на тумбочке, ожило. Ник обрадовался, увидев, кто с ним хочет связаться.

— Отец!

— Я хотел бы тебя видеть, но пока не могу, — сказал отец. — Теперь, когда подтвердились самые страшные догадки, настало время действовать. А для тебя настало время все узнать. Знание убережет тебя от ошибок.

— Я знаю про Огненный Диск! — сказал Ник.

— Знаешь? — удивился отец. — Скорей всего, тебе рассказали об этом призраки, живущие в башне.

— Да. Они сказали, что Диск зажегся и это грозит бедой.

— Но знаешь недостаточно, — продолжил отец. — Диск зажегся не сам, кто-то зажег его. И мы обязаны найти того, кто это сделал. Пока еще не поздно. Активность зомби растет, они стали собираться в группы. Это грозит перерасти в новое восстание зомби, — сказал отец.

— Угу, — Ник кивнул. На своих уроках Деймос Савельевич постоянно рассказывал об этом, выдавая последние новости о росте численности зомби и о способах борьбы с ними, как древних, так и современных.

— Призраки не могут совершить переход в другой мир, — продолжил отец. — Они вынуждены оставаться здесь и отнимать силы у других, у тех, кто еще не выполнил свою миссию. Это приведет к их расколу и к тому, что они просто не смогут охранять тайные места и магические предметы. Законы магического мира рушатся. Пока изменения почти незаметны, но они уже влияют на окружающий мир.

— Все это из-за Диска?

— Да. Магия Огненного Диска слишком сильна. Настолько сильна, что проникает во все Искривления. Лучшие маги отправились на его поиски, — продолжил отец. — Нужно найти и погасить Диск, пока ситуация не вышла из-под контроля. В поиски вовлечены и светлые, и темные маги.

— Темный князь наконец поверил тебе, — сказал Ник.

— Да, — сказал отец. — Мне пора. Помни, что ты принц, а значит, на тебе лежит бо льшая ответственность, чем на остальных. Сидеть на троне и галантно кланяться сможет любой. Принца отличает от остальных благородство его поступков. Чугунный шар, украшающий твою форму, говорит о совершенном промахе. Моя вера в тебя убеждает, что ты сможешь исправить этот промах. Обещай мне.

— Обещаю, — с чистой совестью сказал Ник. С тех пор как он увидел кулон Кристины, ему казалось, что все проблемы должны решиться сами собой.